Что такое реформа образования: Реформирование образования — это… Что такое Реформирование образования?

Содержание

Реформирование образования — это… Что такое Реформирование образования?

Реформирование образования
(лат. – преобразование) – это процесс преобразования, изменения существующей системы образования с сохранением основы неизменной. Как правило, реформирование касается не глобальных, основных или базовых переустройств, а периферийных, вспомогательных. Реформирование образования используется как оперативный способ решения насущных проблем, эволюционного совершенствования системы. Реформы в образовании проводятся в законодательном или административном порядке. Это явление историческое, связанное с этапом жизни общества и состоянием самой образовательной системы. Первая реформа русской школы была проведена Петром I в первой четверти XVIII в. Она состояла в создании светских школ, профессиональных учебных заведений, введении гражданского алфавита (параллельно с церковно-славянским), открытии Академии наук. Другой, наиболее существенной реформой была реформа 1918 года. Элементами реформирования системы образования России конца 90-х годов являются его регионализация, сближение с верой, национальная ориентированность, альтернативность. Слово «реформа» вошло в русский язык в начале XVIII века, из французского языка через польский со смыслом «преобразовывать». Однако, более ранние смыслы «реформы» были связаны с «возвращением» к истокам, началу, «восстановлением» утерянных качеств. Элемент такого понимания реформирования образования тоже сохранился, ибо меры, принимаемые в процессе реформы направлены на возрождение естественности, природосообразности и культуросообразности обучения и воспитания детей.

Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога).— Екатеринбург. В.С. Безрукова. 2000.

  • Рефлексия
  • Решительность

Смотреть что такое «Реформирование образования» в других словарях:

  • реформирование

    — я; ср. к Реформировать и Реформироваться. Р. народного образования …   Энциклопедический словарь

  • реформирование — я; ср. к реформировать и реформироваться. Реформи/рование народного образования …   Словарь многих выражений

  • Европейское пространство высшего образования — Эмблема ЕПВО Европейское пространство высшего образования[1] (ЕПВО, англ. European Higher Education Area, EHEA)  единое европейское образовательное пространство всех стран, участвующих …   Википедия

  • Институт военно-технического образования и безопасности УрФУ — Эта статья предлагается к удалению. Пояснение причин и соответствующее обсуждение вы можете найти на странице Википедия:К удалению/10 декабря 2012. Пока процесс обсужден …   Википедия

  • СОЦИОЛОГИЯ ОБРАЗОВАНИЯ — отрасль социологического знания, выясняющая место и роль О. ( Образование) в системе общественного воспроизводства, его взаимоотношения с экономическими, духовными, демографическими и другими общественными процессами, с динамикой социальной… …   Социология: Энциклопедия

  • Деполитизация образования — принцип организации образовательной системы России, а также формирования ее целей и содержания вне зависимости от интересов и устремлений какой либо партии или политического объединения. Деполитизация образования стала одной из основных целей его …   Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога)

  • История Франции (1789—1914) —     История Франции Портал Франция …   Википедия

  • ТКАЧЕНКО Евгений Викторович — (р. 21.3. 1935, Омск), деятель образования, педагог, учёный химик, акад. РАО (1993), дер хим. наук (1983), проф. (1984). Окончил (1958). Уральский политехн. ин т в Свердловске; впоследствии вёл пед. и н. и, работу там же и (с 1964). в Уральском… …   Российская педагогическая энциклопедия

  • ПРОГРАММИРОВАНИЕ — особая форма организации проблемного мышления и деятельности. Расширяющееся в настоящее время пространство развития превалирование процессов искусственных преобразований указывает на то, что в мире массовое распространение получают гуманитарные… …   Социология: Энциклопедия

  • Студенческое движение — Студенческое движение  деятельность студентов, имеющее своей целью политические, экологические, экономические или социальные реформы. Одной из важных составляющих движения является требование студентов участвовать в составлении учебных… …   Википедия


в России начинается новая реформа образования — РБК

Фото: Комсомольская правда / PhotoXPress.ru

Руководитель петербургского регионального отделения партии «Справедливая Россия» Марина Шишкина направила обращение председателю правительства РФ Михаилу Мишустину с призывом отказаться от реформы среднего профессионального образования. Речь идет о планах Министерства просвещения РФ вдвое сократить число специальностей в колледжах и сроки обучения за счет объединения и укрупнения учебных программ. По оценкам главы ведомства Дмитрия Глушко, это поможет повысить интенсивность практического обучения в колледжах, популярность которых растет с каждым годом — в прошлом году, по его словам, в российские колледжи поступило 1,2 млн первокурсников, в этом году это число вырастет еще на 50 тыс. человек.

Шишкина назвала решение властей «непродуманным» — по ее мнению, реформа может привести «к самым непредсказуемым последствиям». «Ускоренные курсы актуальны в кризис, например, в военное время — тогда по понятным причинам трактористы срочно переучиваются на танкистов, старшеклассники осваивают штыковой бой, а воспитанницы балетных училищ — навыки оказания скорой медицинской помощи. Но в чем необходимость одномоментного перевода колледжей на ускоренную систему обучения сейчас?», — отметила Шишкина.

Иного мнения придерживается социолог, профессор Высшей школы экономики в Санкт-Петербурге Даниил Александров. По его словам, реформа может положительно отразиться на системе среднего образования в России, но некоторые идеи чиновников вызывают беспокойство у собеседника РБК Петербург.


Даниил Александров, социолог, профессор Высшей школы экономики в Санкт-Петербурге:

«В адрес реформы среднеспециального образования звучит много критики, но она, на мой взгляд, неоправдана. В частности, говорят о сокращении числа специальностей. Мне кажется, суть реформы не в сокращении, а в объединении специальностей. Ничего плохого в этом я не вижу. Номенклатура образовательных программ, которая сейчас есть в среднеспециальном образовании, очень громоздкая. Если мы откроем этот список, то там, например, по направлению «Информационная безопасность» будет пять номеров специальностей. Базовые знания у всех одинаковые; учитывая, что технологии меняются каждые пять лет, студентам лучше обучаться по одному общему профилю, а реальные навыки получить на рабочем месте. И, может, надо учиться в колледже меньше, а потом проходить еще обучение на работе. Идея коротких курсов в целом хороша: в сегодняшнем быстроменяющемся мире человек в 20 лет получает диплом; и вполне вероятно, через 5-10 лет ему уже понадобятся другие навыки.

Реформы образования Текст научной статьи по специальности «Науки об образовании»

Реформы образования

Реформы образования — масштабная деятельность в форме социального проекта по изменению содержания, структуры, методов, форм образования; обычно эта деятельность носит государственный, в последнее время межгосударственный характер. Реформы образования вызываются социальными потребностями, могут носить как эволюционный, так и революционный характер (см.: Ильинский И. М., 2003), могут инициироваться учеными (реформа Я. А. Коменско-го, XVII в., педагогические идеи Ж. Ж. Руссо, И. Г. Песталоцци, XVIII в., и др.), правителями (реформа Петра I, реформа Наполеона), правительством отдельных стран (реформы образования в СССР, России), совместным решением правительств (Болонский процесс — крупнейшая из реформ образования современности). Реформы образования могут осуществляться в рамках отдельного учебного заведения (Царскосельский лицей), подсистемы таких заведений (центральные школы во Франции, 17951802 г.г., с упором на изучение точных наук в противовес традиционному классическому образованию), в масштабах всей страны (реформы образования в СССР), континента (Болонский процесс с участием 40 стран Европы). Они свидетельствуют об усилении значения образования как социальной ценности.

Примером масштабных реформ образования под влиянием социальных изменений являются реформы в России ХХ в. Революция 1917 г. поставила задачи ликвидации безграмотности населения (раньше задача так не формулировалась, поэтому не было и механизма ее реализации), общедоступности образования, его унификации (идея единой школы), контроля со стороны государства (идея государственного образования). Разработка содержания, структуры, методов и форм образования (А. В. Луначарский, Н. К. Крупская и др.) соединялась (нередко в противоречивых отношениях) с новой кон-

цепцией воспитания, основанного на коллективизме (см. Макаренко А. С., 1983-1986), с деятельностной психологической концепцией (см. Выготский Л. С., 1982-1984). Компромисс был достигнут в концепции воспитывающего обучения (воспитание — функция образования), которая была положена в основу реформ образования в СССР во второй половине ХХ в., придав им определенную специфику, определив как их достижения, так и просчеты.

Демократизация общества в период «оттепели» привела к появлению «Закона об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР» (1958), на основании которого была проведена одна из масштабных реформ образования: для преодоления «отрыва обучения от жизни» были проведены структурные, количественные и качественные изменения всей системы образования в целях социализации молодежи через совершенствование ее профессиональной подготовки, учитывающей насущные потребности общества, повышение уровня подготовки специалистов в соответствии с техническим прогрессом. При этом был увеличен срок обучения в средней школе на 1 год для того, чтобы совместить общее образование в объеме средней школы с профессиональной подготовкой молодых рабочих массовых профессий. Статьи 28 и 29 закона предписывали осуществление подготовки специалистов в вузах на основе соединения обучения с полезным трудом в зависимости от профиля вуза, предпочтительный прием в вузы производственников, имеющих стаж работы, приоритетное развитие вечернего и заочного высшего образования. Итогом реформы стало обеспечение социальной мобильности для представителей разных социальных слоев (решающим был переход на 8-летнее обязательное обучение), развитие материальной базы средних школ, оснащение их мастерскими и кабинетами и т. д., значительное

увеличение количества обучающихся в общеобразовательных школах, школах рабочей и сельской молодежи, среднеспециальных учебных заведениях, вузах, в целом — повышение общеобразовательного уровня в стране.

Но к середине 1960-х годов реформа отчетливо продемонстрировала свою неэффективность в ряде ключевых аспектов. Прежде всего, затраты на профессиональную подготовку в средней школе значительно превысили отдачу, уровень этой подготовки оказался не соответствующим техническому прогрессу и потребностям страны. Реформа продемонстрировала опасности волюнтаризма в области развития образования.

В 1965 г. пришлось вернуться к 10-летнему среднему образованию, к приоритету дневного обучения в вузах, сокращению льгот при поступлении в вузы производственникам со стажем, отказаться от ряда положений реформы. Ключевым в реформе 1965 г. стал переход к всеобщему среднему образованию, объявленный приоритетом советской образовательной политики.

В Постановлении ЦК КПСС и СМ СССР «О завершении перехода к всеобщему среднему образованию» (1972) был подведен итог этой реформы. Социальные последствия реформы для молодого поколения были весьма весомыми: значительно расширился доступ к высшему образованию (что было особенно важно для выходцев из семей рабочих, колхозников). Негативным следствием стало понижение уровня подготовки абитуриентов вузов. Раскрывалось главное противоречие советских реформ образования: решение социальных проблем молодежи через расширение доступа к образованию оборачивалось понижением качества подготовки квалифицированных специалистов, а следовательно, тормозило модернизацию страны и в итоге ее социальное развитие. Одним из основных факторов, усиливавших это противоречие, стало убеждение властей в том, что реформы образования должны осуществляться за счет структурных изме-

нений, без каких-либо финансовых вложений. Отношение расходов на высшую школу к национальному доходу в период с 1950 по 1981 г. снизилось в два раза, а отношение расходов в расчете на одного студента к национальному доходу на душу населения сократилось почти в шесть раз за тот же период. Усилились темпы отставания советской высшей школы от прогрессивных мировых достижений в научно-технической, информационной, экономической и управленческой сферах (см.: Растопшин И. А., 2004).

Одна из самых масштабных реформ образования, объявленная в 1984 г. (в соответствии с постановлением Верховного Совета СССР «Об основных направлениях реформы общеобразовательной и профессиональной школы»), предполагала дополнить всеобщее среднее образование молодежи всеобщим профессиональным, нацелить молодежь на получение рабочих профессий, перераспределив материальные ресурсы в пользу системы профессионально-технического образования за счет высшей школы, т е. в этой реформе указанное противоречие достигло своего пика.

Начавшаяся в 1985 г. «перестройка» привела к появлению «Основных направлений перестройки высшего и среднего специального образования в стране», «Координационного плана НИР по комплексным проблемам высшего и среднего специального образования на 1987-1990 гг.» (1987), сопутствовавших им партийно-правительственных постановлений по высшей школе. Перестройка высшей школы понималась как ее децентрализация и демократизация. Эта линия должна была стать ведущей в «Государственной программе развития высшего образования», разработка и осуществление которой (с 1989 г.) были прерваны распадом СССР.

Новый этап и новая реформа связаны с принятым в 1992 г. закона РФ «Об образовании». Важнейшее реформаторское положение закона — допущение наряду с государственным негосударственного образования, что при отсутствии бюджетных средств на развитие образования в стране в корот-

кий срок обеспечило негосударственное финансирование этой сферы и привело к началу настоящей образовательной революции. В 1992/1993 уч. г. в стране негосударственных вузов не было (исключения — вузы при общественных организациях, например, Институт молодежи, ныне Московский гуманитарный университет, основанный в 1944 г. как ЦКШ при ЦК ВЛКСМ, с 1969 г. — ВКШ при ЦК ВЛКСМ). Государственных вузов было 535. Через три года, в 1995/1996 уч. г., их стало на 6% больше, а негосударственных — 193 (т. е. возникла первоначальная сеть). Еще через 5 лет государственных вузов стало на 6% больше, а негосударственных — на 85%. За это пятилетие количество студентов увеличилось в государственных вузах на 61%, а в негосударственных на 246% (хотя и составило в 2000/2001 уч. г. около 10% всех студентов) (анализ по: Богуславский М. В., 2003, с. 638).

В законе РФ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» (1996) впервые цель образования была сформулирована исходя из потребностей личности: удовлетворение потребностей личности в интеллектуальном, культурном и нравственном развитии; развитие наук и искусств посредством научных исследований и обучения. Однако это положение остается нереализованным. Если в 1980 г. СССР занимал 5-е место в мире по количеству студентов (их было 219 на 10 000 населения), то теперь — 26-е.

Новые реформы образования в России должны учитывать новые реальности общества. Этот фактор представлен в осуществляемых в наши дни мерах по развитию обра-

зования, будь то переход на двухступенчатую систему высшего образования (бакалавриат и магистратура), введение ЕГЭ (единого государственного экзамена), пересмотр государственного финансирования вузов (с выделением небольшого числа элитных учебных заведений) и т. д. Однако практически все основные начинания наталкиваются на серьезное сопротивление со стороны как ведущих специалистов в области образования, так и общества в целом, что свидетельствует о недостаточно глубокой проработке национальной образовательной доктрины.

Все инновационные преобразования в высшей школе должны иметь человеческое измерение, а для этого потребуется не только дальнейшее исследование методологических аспектов модернизации высшего образования, но и создание целостной теории социальной организации высшего образования как главного социального института трансляции культуры и формирования творческого потенциала российского общества (Рас-топшин И. А., 2004).

Лит.: Ильинский И. М. Образовательная революция. М., 2003; Болонский процесс: Взгляд на проблему: Сб. материалов. М., 2004; Макаренко А. С. Пед. соч.: В 8 т. М., 19831986; Выготский Л. С. Собр. соч.: В 8 т. М., 1982-1984; Растопшин И. А. Уроки реформирования высшей школы во второй половине XX века // Высшее образование для XXI века. Сб. М., 2004; Богуславский М. В. Образование // Новая Российская энциклопедия: В 12 т. Т. 1: Россия. М., 2003.

Вл. А. Луков

Реформа образования: десять лет компромисса

Как усовершенствовать систему ЕГЭ, почему в России не прижился эксперимент по профильному обучению в школах, на самом ли деле советское образование было лучшим в мире — эти вопросы STRF.ru обсуждает с ректором РУДН Владимиром Филипповым.

Справка STRF.ru

Филиппов Владимир Михайлович, ректор Российского университета дружбы народов, министр образования РФ (1998-2004 годы), академик Российской академии образования, доктор физико-математических наук, профессор

В обществе крайне негативно воспринимают изменения, которые происходят в системе образования. Многие считают, что власти разрушают школу, пытаясь бездумно перенимать западные традиции. И кроме ухудшения качества образования это не даёт никаких результатов. На Ваш взгляд, каковы главные итоги предпринятых за последние годы реформ?

— В конце прошлого года завершилась реализация десятилетней Концепции модернизации российского образования, утверждённой Правительством РФ в 2001 году. Хорошо, что за её выполнение отвечали два министра: до 2004 года я, а потом — Андрей Фурсенко. Кстати, когда он пришёл к власти, то первым делом провёл анализ того, что было задумано. Посмотрел, нельзя ли от чего-то отказаться, какие решения — правильные, а какие — ошибочные.

Первое десятилетие новой России (с 1991 по 2000-й) было периодом блужданий, шатаний, дискуссий о том, куда идти российскому образованию. И всё это на фоне экономического упадка — школы не получали деньги на коммуналку, задерживалась зарплата, стали открываться частные вузы… В августе 1998 года произошёл дефолт, а в сентябре того же года я пришёл в правительство Евгения Примакова. И уже в феврале 1999 года в Тюмени мы провели первое всероссийское совещание на тему «Огранизационно-экономические и структурно-функциональные изменения в российском образовании». Было очевидно, что надо не просто лакировать что-то в системе, а утверждать новый курс развития.

В то время шла сильная политическая борьба, по крайней мере, трёх движений — партии Ельцина, Жириновского и «левой» оппозиции (коммунистов). На рубеже находились Примаков, Лужков. В этих условиях было принято два документа, с которых началась консолидация.

В 1999 году, меньше чем через год после дефолта, была разработана национальная доктрина образования в Российской Федерации. Мы её вынесли на обсуждение в начале января 2000 года, фактически в первый рабочий день Владимира Путина в должности исполняющего обязанности президента. 14 января в Кремле состоялся съезд работников образования всех уровней — начиная от дошкольного и заканчивая послевузовским (собралось пять тысяч делегатов). Перед началом заседания Валентина Матвиенко спросила: «Вы не боитесь, что съезд кончится бунтом — учителя не получают зарплаты, не оплачена коммуналка». Мы её успокоили, зная, что работники образования — умные и дальновидные люди. Они понимают, что есть текущие проблемы государства, а надо спасать систему образования в целом.

Все концептуальные вопросы утвердили в национальной доктрине. Путин поддержал её принятие. Хотя и удивился, почему она написана на период до 2025 года. Мы объяснили: уже при рождении ребёнка родители должны знать, какое образование они смогут ему дать в своей стране.

Ещё один принципиальный документ — в 1999 году после восьми лет дискуссий впервые была принята федеральная целевая программа развития образования.

Из-за чего протестует общество

Принципиально в чём состояли отличия? Была советская школа. Вы начали думать, какой должна быть школа будущего — аж до 2025 года. Какие концептуальные изменения вы закладывали и действительно ли был взят прозападный подход?

— Специально для съезда в Кремле мы подготовили и раздали всем участникам брошюру: «Мировые тенденции развития системы образования». Там были прописаны все существующие модели — китайская, западноевропейская, североамериканская… Нет смысла заново изобретать велосипед. Надо учитывать чужой опыт. Но образование в каждой стране имеет большую специфику: зависит от культурно-исторических традиций, социально-экономических условий и даже политической обстановки. Поэтому нужно выбирать свой путь.

Действительно, многие считают, что в итоге началось бездумное следование западным традициям, которое разрушило нашу школу. Есть такой интересный парадокс: люди привыкли сравнивать сегодняшнее преподавание в школах (вузах) с тем, как их учили. И когда они встречают несовпадения, то начинают возмущаться. Надо понимать, что мы готовим людей для нового общества, для экономики знаний, а для этого нельзя использовать технологии, по которым мы когда-то учились сами.

Это как раз связано с дискуссией вокруг новых школьных стандартов?

— Да, это пример перестройки в системе образования, которая у многих вызывает непонимание. Когда обсуждают стандарты, то недовольство вызывает изменение содержания образования, сокращение изучаемого материала.

Раньше говорили, что миром правит тот, кто владеет информацией. С появлением интернета посыл изменился: миром правит тот, кто быстрее находит нужную информацию. Достаточно набрать несколько ключевых слов в поисковике, и всё узнаешь. Именно этому надо учить детей: умению работать с информацией. Такова новая парадигма образования, которую общество не принимает.

В школьной и вузовской программах надо убрать всю детализацию, оставив базовые фундаментальные знания. Не надо вбивать в голову нескольким миллионам шестиклассников, сколько видов дождевых червей существует.

Как разошлись эксперименты по ЕГЭ и профильной школе

До сих пор одним из самых спорных вопросов остаётся итоговая аттестация школьников. Как, на Ваш взгляд, следует усовершенствовать процедуру проведения ЕГЭ, который начали вводить в Вашу министерскую эпоху?

— Надо решать вопросы безопасности, чтобы ученики не пользовались компьютерами, телефонами и другими средствами связи, а также следует устранить влияние человеческого фактора, особенно в маленьких поселковых школах — чтобы не было помощи педагогов. Это легко решаемые вопросы. Что же до принципиального момента, то эксперимент по ЕГЭ планировали вводить вместе с экспериментом по профильной школе. Одним ученикам надо было обеспечить углублённое изучение математики-физики-биологии, а другим — литературы-истории-русского. И исходя из этого сделать два разных ЕГЭ, как это практикуется в мире: гуманитарии выбирали бы задания группы «А», а технари — группы «Б». У нас же получилось, что, не введя профильную школу, на ЕГЭ по математике одинаково гоним и будущих гуманитариев, и технарей. Всем им говорим: «Вы должны одинаково хорошо знать математику». Не может такого быть! Не подготовив необходимую базу, дискредитировали ЕГЭ в оценках родителей и детей, которые постоянно ужасаются вопросам экзаменов. Я подчёркиваю: совершенствование ЕГЭ лежит в этой области. Тогда многие вопросы будут сняты.

Профилизация последних двух-трёх лет обучения в школе — общепризнанная мировая тенденция. Россия тоже идёт по этому пути. Но за счёт института репетиторства. Зачем же мы поддерживаем теневую экономику?

Надо за счёт государства сделать профильные классы. Ученик сможет без всяких репетиторов углубленно изучать три-четыре предмета в последних классах. И не нужны ему ещё пять-шесть предметов в школе!

Почему эксперимент по переходу к профильной школе запоздал?

— Если честно, здесь вопрос тактический. Андрей Александрович критически подошёл к реформам. К тому же на него оказывалось сильное давление ректорского сообщества: «Отмените ЕГЭ! Отмените бакалавра/магистра!». Он сказал: «Я буду разбираться».

В последние недели работы министром, в феврале 2004 года, я подписал приказ об утверждении разрабатываемых в течение двух лет стандартов школьного образования — начального, среднего и старшего. В том числе они предполагали переход к профильной школе. Мы хотели разгрузить программу на 20 процентов, убрать излишнюю детализацию. За счёт этого можно было бы улучшить изучение иностранных языков со второго класса. А в старшей профильной школе, как и во всей Европе, перейти к изучению второго иностранного. Не получилось!

Андрей Александрович этот приказ не отменил, но предложил каждой школе самостоятельно решать — следовать этим стандартам или ждать новых (как известно, для старшей школы они так и не утверждены до сих пор — ред.).

Я рад тому, что новый министр поддержал ЕГЭ как более объективный механизм доступа в высшие учебные заведения, чем вступительные экзамены в конкретный вуз. А в школе мы ушли от ситуации: «Сам учу — сам оцениваю».

Но тогда под давлением ректоров был отменён эксперимент по ГИФО (государственные именные финансовые обязательства). Сейчас все понимают, что ему на смену должно прийти что-то другое, то есть в любом случае необходимо уходить от административного распределения средств. Для школ уже применяют принцип нормативно-подушевого финансирования, теперь и для вузов появятся новые формы в рамках предоставления субсидий. Нормативное финансирование должно быть.

Если вернуться к ЕГЭ, реализация этого эксперимента Вас не разочаровала?

— Тестирование реализуется в 90 процентах стран мира. Ребёнка надо приучать к тестированию. Ему это много раз в жизни пригодится, в том числе при устройстве на работу. А мы детей в школе к этому не готовили.

Оценку ЕГЭ дала сама жизнь. Благодаря его введению в вузах и главным образом в столичных увеличилось число иногородних студентов. Перед стартом ЕГЭ, в 2001 году, в московские вузы поступали 75 процентов детей из Москвы и Московской области и только 25 — иногородних. По разным причинам. В первую очередь потому, что при вступительных экзаменах в каждом столичном вузе были свои репетиторы, свои платные курсы, свои договорные школы, свои целевые приёмы. Школьники из регионов понимали: ехать сюда бесполезно. Как будто бы мы построили Бауманку, МГУ, МГИМО только для жителей столицы. А сейчас ситуация резко изменилась. То есть ЕГЭ сработал на этапе приёма в вузы.

Второе: «двоек» по итогам школьной аттестации на основе ЕГЭ стало больше. В эксперименте доходило до 20 процентов. В среднем по стране 20 процентов выпускников три-четыре года подряд получали по математике «неудовлетворительно». В советское время, до начала эксперимента, этот показатель был на уровне 1,5 процента. Получается, раньше в школе врали и учили детей лжи.

Эти два факта показывают, что основные цели (и по оценке школьного уровня, и по доступности вузов) достигнуты. Другое дело, что ЕГЭ — это частичка доступности. Это не только возможность «объективно поступить». Должны быть условия для обучения. Студент должен получить место в общежитии, а ещё — достойную стипендию. Формула доступности высшего образования складывается из ЕГЭ, общежития и хорошей стипендии.

Многие вузы не доверяют результатам ЕГЭ, перепроверяют у первокурсников знания. Как Вы к этому относитесь?

— Меня интересует, почему же вузы никогда не ставили вопрос о том, что они не доверяют вступительным экзаменам друг у друга — скажем, Бауманка никогда не интересовалась результатами приёмной кампании Хабаровского политехнического института. Сейчас есть единые, известные обществу критерии. Если вы хотите участвовать в составлении экзаменационных заданий — пожалуйста. Рособрнадзор предлагает каждый год всем вузам страны: «Будьте экспертами! Предлагайте свои задания!». Механизм объективный. Так что у вузов не может быть никаких претензий.

С чем тогда связана эта неприязнь к ЕГЭ?

— Я думаю, это объясняется желанием вузов опять оказаться поближе к «кормушке» вступительных экзаменов.

Есть интересный пример из доктрины образования — то, что не было реализовано. В рамках профильной школы предполагалось, что дети начальных классов будут учиться в одном здании, средних — в другом и старших — в третьем. Это не везде можно делать. В сельской местности этого нет — даже на Западе. Но в крупных городах очень распространено. С точки зрения воспитания не надо держать в одном здании детей 16–17 лет и 7–8 лет. Это также важно с точки зрения трудовой мобильности — чтобы с детства люди учились менять класс, коллектив. Чтобы человек не боялся переехать в другой город, легко адаптировался к новому окружению. А у нас ребёнок поступил в 1 класс и проучился до 11. Для него сменить место работы чрезвычайно тяжело, не говоря уже о смене места проживания — это целая трагедия. Это резко отличает нас от европейцев. Так заложено воспитательной системой.

Когда-то планировалось, что в рамках профильного обучения надо сделать такие школы. Например, я живу в Ясенево. Жена у меня работала в школе учителем. Там три школы находятся в 50 метрах друг от друга. Мы этим школам предлагали распределить контингент учащихся по возрастам. Но проект рухнул. Директора школ не захотели отказаться от доступа к выпускным экзаменам, к медалям.

Путь к бакалавру-магистру

Андрей Фурсенко переосмыслил начатые реформы. Есть ли ещё какие-то нереализованные идеи, о которых, возможно, Вы жалеете?

— Таких идей больше нет. Я очень благодарен Андрею Александровичу за очень сложную тему, которую он поддержал и развил, связанную с переходом вузов на двухуровневую систему обучения. Хотя на него сильно наседало определённое сообщество, пыталось доказать ненужность этой реформы.

Это мировая тенденция — уже 49 стран Европы перешли на систему «бакалавр/магистр», а Россия — что? Ей остаётся строить собственную колею — как когда-то получилось с железной дорогой — до Бреста доезжаем, а потом пересаживаемся в другие поезда, потому что в Европе другая колея. Мы не можем сделать такую же ошибку, какую совершили 200 лет назад при построении железных дорог!

Первым в Советском Союзе на систему «бакалавр/магистр» перешёл РУДН в 1989 году. Наши студенты-иностранцы очень приветствовали систему «бакалавр/магистр», которая давала им разные уровни и разные возможности для специализации.

У нового министра было достаточно времени существенно развить идеи реализации двухуровневой системы. В начале 2000-х мы планировали более простой подход. Появилась так называемая многоукладная экономика. Если раньше человек готовился по государственному стандарту, было известно, куда он пойдёт работать, сейчас неизвестно, где он устроится — в госсекторе, частной компании или вообще уедет за рубеж.

Андрей Александрович эту тему развил и дополнил тем, что вновь разработанные стандарты несут в себе не только понятие многоуровневости. Стандарты построены на принципах подготовки креативных специалистов по компетентностному подходу. Грубо говоря, не просто утвердить содержание образования, а решить, что, скажем, из философии должны знать инженеры, историки и медики. Раньше спорили, что преподавать. А теперь был поставлен вопрос: зачем преподавать? Идеология новых стандартов очень прогрессивна.

По Вашим оценкам, вузы готовы к таким преобразованиям?

— Если говорить о преподавателях, то они не готовы. Мой принцип таков: прежде чем кого-то контролировать, надо его чему-то научить. Надо в обязательном порядке проводить курсы переподготовки, повышения квалификации и т.д. — особенно по использованию новых технологий. Преподаватели должны освоить новую парадигму — не фактам учить, а учить, как находить факты, — с помощью мультимедийных средств, компьютерных технологий. Например, мы хотим, чтобы 100 процентов выпускников магистратуры РУДН владели двумя иностранными языками. Всё равно, кто ты — инженер, медик, агроном. Если такие требования предъявляются к выпускникам, то соответственно это распространяется и на преподавателей. Значит, мы должны реализовать программу переподготовки по языкам для преподавателей вузов (в частности). Другого пути нет. Каждый год сотни преподавателей университета поэтапно проходят повышение квалификации (и по компьютерным технологиям, и по иностранным языкам).

Советское образование не было лучшим в мире

Вы согласны, что за последние годы качество образования сильно ухудшилось?

— В разное время на один и тот же вопрос: «Солнце вращается вокруг Земли или же Земля вокруг Солнца?» отвечали по-разному. То же самое здесь.

В советское время говорили, что у нас лучшее школьное образование в мире. Но это было лукавство. Наше гуманитарное образование считалось архиплохим. Довлела идеология. Для чтения предлагались только коммунистические авторы. Тогда о какой «лучшей школе» идёт речь? О физико-математической. Так и скажите, но не про школьное образование в целом!

Сейчас во многих странах, в том числе и в России, произошёл переход от элитного высшего образования к массовому. В законе об образовании 1992 года говорилось, что государство обязано обеспечить не менее 170 бюджетных мест на 10 тысяч населения. Сейчас у нас 500 студентов на 10 тысяч населения.

В рамках любого массового производства — будь то галстуки, автомобили или выпускники вузов — одинакового качества быть не может.

В любом массовом производстве есть элитное, среднее и плохое. Так надо относиться к высшему образованию. Оно попросту стало разным. Как ни парадоксально, оно разное даже внутри одного вуза, где некоторые программы реализуются 40 лет, а некоторые только ввели. Например, в МГУ открыли медицинский факультет. Замечательно. Но пока они наработают свои кадры, создадут научные школы, пройдёт время. Говорить, что медицинский факультет находится на том же уровне, что физмат и мехмат МГУ — просто нонсенс.

Поэтому, наверное, и начались программы по поддержке ведущих вузов, чтобы обозначить и подчеркнуть различия между вузами?

— Да, хотя некоторые критикуют эту политику. Даже в Советском Союзе был список 32 ведущих вузов. И ни у кого не возникало вопросов, так как это было административное решение ЦК партии и Совета Министров.

Государственных денег при массовом высшем образовании на всех в одинаковой доле не хватит. Поэтому определённые механизмы реструктуризации высшего образования должны быть. Я поддерживаю идею исследовательских университетов.

Перечень НИУ должен как-то меняться? Нужно проводить новую волну конкурсов?

— Здесь можно долго обсуждать. Статус НИУ 29 вузов-победителей получили на 10 лет. Я считаю, что можно было бы вносить изменения чаще. Это слишком долгий срок. Победители получат большие деньги и вырвутся вперёд. Естественно, они уже будут вне конкуренции (почти). Можно было бы сократить этот срок до пяти лет. После этого те вузы, которые не выполнили свои обязательства, лишались статуса и участвовали в конкурсе с остальными университетами на общих основаниях.

Надо всё время совершенствовать механизмы объективности оценки. Подчеркну: министром было сделано всё, чтобы отбор победителей был беспристрастным. Я никакой претензии никому ни разу не высказывал, хотя во втором конкурсе РУДН не хватило одного балла, чтобы оказаться в числе победителей.

Как вы думаете, из 29 НИУ кто-нибудь лишится этого статуса?

— Я абсолютно в этом убеждён. Несколько вузов не подтвердят свой статус, и, чтобы занять их места, будет объявлен дополнительный конкурс. Сейчас создаётся комиссия, которая каждый год анализирует выполнение вузами утверждённых индикаторов-показателей. Вузы взяли на себя серьёзные обязательства, и министерство их строго контролирует.

Одна из задач, которая ставилась перед НИУ, — оказаться в числе ведущих университетов. По Вашему мнению, эту задачу удастся решить?

— Это вопрос о рейтингах — по-моему, «от лукавого». Я вообще скептически отношусь к рейтингам. Многие носят коммерческий характер. Нельзя в один список «500 лучших вузов мира» ставить сразу и технический университет, и аграрный, и медицинский. Например, в области математики/физики наши мехматы уже сейчас находятся на мировом уровне. Но как можно сравнить Щукинское училище и Бауманку? Как их вписать в рейтинг? А он один — Шанхайский. Если уж делать рейтинги, то сравнивать образовательные программы вузов. Это будет объективно. Не надо мерить общую температуру по больнице.

Источник: http://www.strf.ru/material.aspx?CatalogId=221&d_no=39921

Дата публикации: 02.06.2011

Реформа образования Александра II 1864 года

Не бойся незнания, бойся ложного знания. От него все зло.

Л.Н. Толстой

Реформа образования 1864 года проходила в несколько этапов, которые в конечном итоге реформировали все системы образования в России. Реформировано было начальное, обще и среднее образование. Основные даты этих реформ:

  • 18 июня 1863 – принят «Университетский устав».
  • 14 июля 1864 – принято «Положение о народных училищах».
  • 18 ноября 1864 – принят «Устав гимназий и прогимназий».

Из-за Университетского устава реформу образования часто называют реформами Александра 2 1863-1864 годов. В любом случае речь идет об изменении системы образования Российской Империи, и ниже мы рассмотрим, что именно менялось, а также происходило функционирование системы образования в стране.

Реформирование начальной школы

18 июля 1864 было принято «Положение о народных училищах». Главная особенность этого положения заключалась в отмене государственной и церковной монополии на образование. После реформы системы образования начальные школы могли открывать также общественные учреждения и частные лица. Срок обучения в начальной школе не превышал 3-х лет.

Начальные школы теперь были следующих типов:

  • Воскресные.
  • Церковноприходские.
  • Земские.
  • Частные.
  • Государственные.

Реформирование средней школы

19 ноября 1864 года был принят «Устав гимназий и прогимназий». Именно гимназии были основным звеном средней школы. Все гимназии были разделены на 2 типа: классические и реальные. Классические готовили к поступлению в высшие заведения, а реальные – в технические учебные заведения.

Особенности и виды гимназий в России после реформы 1864 года
Тип гимназии Что преподавали Что давало окончание
Реальные Естественные науки. Обучение в технических ВУЗах
Классические Гуманитарные науки. Поступление в университеты.

Во всех гимназиях срок обучения составлял 7 лет. После 1871 года срок обучения в классических гимназиях составлял 8 лет. Фактически реформа образования 1864 года делила людей на сословия по типу полученного образования: классические гимназии – люди с высшим образованием, реальные гимназии – промышленники и торговцы.

Важная особенность реформы – в гимназию мог поступить абсолютно любой человек Российской Империи.  Правда фактически образование все равно оставалось доступным только дворянам, поскольку стоимость обучения в гимназиях была очень высокой, и большая часть населения не могла себе этого позволить.

В 1862 году в России впервые появились женские гимназии. Тем самым впервые за всю историю страны женщины получили право на среднее образование. Правда нужно сделать оговорку – программа обучения в женских гимназиях сильно уступала гимназиям мужским.

Реформирование высшего образования

18 июня 1863 был принят Университетский устав. Реформа образования при Александре 2 фактически началась в этом году с этого документа, в 1864 году продолжилась. Главное в новом уставе – университетам была возвращена автономия. У каждого университета был «совет профессоров», который избирал ректора и декана. Именно ректор, декан и совет профессоров полностью и единолично отвечали за образование:

  • Принимали решение о приеме и увольнении преподавателей.
  • Утверждали программу обучения.
  • Утверждали и редактировали учебные планы и дисциплины.
  • Решали все финансовые вопросы.

Одновременно в России появилась возможность получения высшего образования у женщин.  Женские гимназии, конечно, не давали права на поступление в обычный университет, поэтому в стране были созданы высшие женские курсы. Обучиться им можно было в Москве, Петербург, Киеве и Казани. Дальнейшие реформы открыли дорогу женщинам и в обычные университеты, но даже при этом они принимались туда под особым статусом – вольнослушатели. Этому реформа в области просвящения от 1864 года послужила толчком.

Значение для страны

Реформа образования Александра 2 преследовала две главные цели:

  1. Сделать образование доступным для всех.
  2. Устранить монополию на образование.
  3. Навести порядок в системе гимназий и прогимназий.

Достоинства и недостатки реформ в области просвещения слеудет трактовать с точки зрения достигнутого результата и целей. Второй пункт целей был побочным и не принципиальным. «Частные» школы в итоге появились, но они не прижились и в скором времени исчезли окончательно. Что касается остальных целей, то на бумаге они были достигнуты, а в реальности – нет. Всеобщность образования затронула только начальные школы (3 класса). Даже средние школы, гимназии, для 90% населения были недоступны в виду большой стоимости обучения. Естественно, высшее образование поэтому тоже было недоступным. Поэтому в данной реформе нужно четко разграничивать, что было на бумаге, и что происходило на самом деле.

Была в реформах и мина замедленного действия – полная самостоятельность университетов. Фактически они были неподконтрольны государству: свои правила, свое распределение финансирования, самостоятельно в определении программы и предметов обучения, самостоятельность в выборе кадров. Этим в дальнейшем активно пользовались революционеры и те, кого сегодня стало можно называть либералами.

Как проходила реформа высшего и среднего образования в 1963 году

Главархив Москвы рассказал о том, как проходила реформа высшего и среднего образования в 1963 году.

С 1950 по 1960-е годы все больше молодых людей планировали продолжить свое образование и поступали в вузы. Например, с 1953 по 1963 год число студентов выросло в 1,5 раза, а по инженерным специальностям — даже в 2,5 раза. Вместе с тем главной проблемой образовательной системы к 1963 году стала недостаточная подготовка специалистов со средним специальным образованием. Кроме того, часто случалось, что выпускники высших учебных заведений вынужденно занимали должности, рассчитанные в большей мере на людей со средним специальным образованием.

Одновременно с этим и в среднеспециальных, и в высших учебных заведениях были плохо развиты новые перспективные направления, такие как приборостроение, электроника и другие. Также требовалось сделать обучение в области искусств более прикладным — избавиться от дублирования материала в изучаемых дисциплинах. То есть необходимо было провести реформу системы образования. 9 августа 1963 года Моссовет выпустил соответствующее распоряжение, которое сохранилось в Главархиве Москвы.

Исходя из документа, был разработан специальный план, чтобы увеличить количество специалистов со средним специальным образованием по сравнению с теми, кто закончил вузы. Ожидалось, что к 1970 году на трех специалистов со средним специальным образованием придется один с высшим.

Тогда же начала увеличиваться сеть средних и высших учебных заведений, в том числе с вечерней и заочной формами обучения, которые были очень популярны. Так, на 1963 год по ним уже обучалось больше половины от общего количества студентов. Из-за такой востребованности росло количество заочных мест и даже преобразовывались вузы. Например, в 1963 году Литературный институт имени А.М. Горького полностью перешел на заочный формат обучения.

В вузах также сокращали направления обучения и расширяли профили. Таким образом, специалисты получали более широкий круг знаний и могли работать в большем количестве областей, смежных с их специальностью. А в ссузах, наоборот, стали готовить узконаправленных специалистов.

Новинкой в образовательной системе того времени стали вновь возникшие заводы-втузы — Высшие технические учебные заведения. Эта форма обучения появилась еще в 1930-х годах, но не получила развития и довольно скоро перестала существовать.

Обучение на таком заводе-втузе организовывали на базе крупного промышленного предприятия, где занимались подготовкой инженерных кадров. Помимо учебы, будущие специалисты работали на самом предприятии. В столице такая форма обучения действовала на Московском автомобильном заводе имени И.А. Лихачева — ЗИЛе.

Больше практических занятий появилось в высших художественных учебных заведениях. В основном подготовка здесь велась по декоративно-прикладному и монументально-декоративному направлениям, а также художественно-промышленному конструированию. Сократились часы непрофильных дисциплин в пользу гуманитарных в музыкальных и хореографических училищах.

В учебных заведениях также были введены ограничения на часы занятий — не более 36 в неделю, а для четверых и пятых курсов — 30 часов. Реформа обеспечила студентов свободным временем для активного участия в научно-исследовательской работе.

Критика реформы образования » Нет реформе образования! Мы против Закона 83-ФЗ

«Учеба сведется к выклянчиванию баллов». Учителя — о замене ЕГЭ на портфолио

Ребенок будет думать только о «галочках»

К 2030 году в России ЕГЭ могут заменить на портфолио ученика. Такую альтернативу предложили в Рособрнадзоре. За любые достижения, такие как волонтерство, занятия спортом, творчеством, школьникам будут начисляться баллы, которые впоследствии будут суммироваться, и поступать в вуз ребенок будет не по результатам единого госэкзамена, а по портфолио. Педагоги рассказали «Правмиру», что они думают об этом.
(далее…)

Касперская выступила против цифровизации образования

Президент компании InfoWatch Наталья Касперская в стриме RT «Прекрасная Россия бу-бу-бу» выступила против цифровизации образования.

«Вот нам сейчас навязывают цифровизацию образования — тему очень для меня нелюбимую. Я считаю, что это категорически неправильно», — сказала она.
(далее…)

Треть российских преподавателей вузов мечтают поменять работу: педагоги поделились наболевшим Черный экран и куча бумаг

Шокирующие результаты показал опрос, проведенный НИУ Высшей школы экономики. В ходе проведенного исследования примерно треть действующих преподавателей отечественных вузов признались, что хотели бы сменить работу. Более того — 90% из них ответили, что не хотели бы связывать свою дальнейшую деятельность с преподаванием вообще. Почему педагоги не желают готовить специалистов? Что их не устраивает в работе в вузе? Об этом «МК» спросил преподавателей нескольких высших учебных заведений.
(далее…)

В Каменске-Уральском родители школьников устроили протестную акцию из-за дистанта

В Каменске-Уральском (Свердловская область) несколько десятков родителей школьников устроили пикет против дистанционного обучения, а также записали обращение к властям региона с просьбой перевести детей на очное обучение. Напомним, изначально дистант в свердловских школах ввели лишь на неделю, с 8 по 13 ноября, однако позже продлили до 20 ноября.
(далее…)

Депутат Мосгордумы предложил законодательно запретить называть «дистанционку» очным обучением

Депутат Мосгордумы Михаил Тимонов («Справедливая Россия – За правду» представил на профильной комиссии городского парламента поправки в закон «Об образовании». Он предлагает законодательно разнести понятия очного и заочного обучения.
(далее…)

Дистанционные технологии ― это инструмент. Такой же, как гильотина

Выступление на конференции «Дистанционное образование: непростые выводы массового социологического опроса граждан», проведенной Родительским Всероссийским Сопротивлением в Уфе 27 августа, Сергея Евгеньевича Рукшина, заместителя председателя Общественного совета при Минпросвещения России, профессора кафедры математического анализа РГПУ им. А. И. Герцена, заместителя директора — руководителя Центра математического образования Государственного бюджетного общеобразовательного учреждения «Президентский физико-математический лицей № 239».
(далее…)

Алексей Савватеев написал пошаговый план по спасению российского образования

Доктор физико-математических наук, кандидат экономических наук Алексей Савватеев поздравил своих подписчиков с наступившим новым учебным годом и опубликовал «пошаговый план спасения массового российского образования».
(далее…)

Школа в плену шоппинг-молла

Школьные знания — товар или сокровище? От ответа на этот вопрос сейчас зависит сама долгосрочная сохранность нашего национального «я».

Конфликт возмущённого родителя со школой обожаемого ребёнка — уже настолько дежурный сюжет, что в новостях любого города идёт во второй или третьей обойме. В первую выбивается, если конкретика сюжета совсем уж гротескна — мама с учительницей подралась. Или крупный ребёнок с кулаками отстоял своё ранимое эго (рана — двойка или удаление из класса). В остальных, менее жёстких вариациях, это что-то из разряда «скандал с кассиром «Пятёрочки».
(далее…)

Союз родителей «Вместе» категорически отверг модель цифрового образования в школах

Обучение при помощи Искусственного интеллекта (ИИ) врывается в жизнь наших детей семимильными шагами. Его внедрение проводят в крайней спешке, списывая её на пандемию, а также выделяя на модернизацию образования огромные деньги.
(далее…)

Перспектива дистанционной учебы в школах с 1 сентября напугала родителей Второй в «рейтинге волнений» стала детская вакцинация

До начала нового учебного года остается чуть больше месяца, однако уже сейчас начали появляться сведения из разных регионов, какие антиковидные меры сохранятся в школах с 1 сентября. Судя по родительским форумам, мам и пап больше всего беспокоит вопрос: не отправят ли детей вновь на удаленку, пусть даже частично? Мы попытались прояснить этот вопрос.
(далее…)

образовательных реформ | Безграничная история США

Реформы образования

Гораций Манн выступал за реформу образования, которая помогла расширить государственное образование в 1800-х годах.

Цели обучения

Опишите основные реформы, которые Гораций Манн внес в государственное образование.

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Учебная программа первых государственных школ была основана на строгом кальвинизме и сосредоточена на обучении нравственным ценностям.
  • Бесплатное государственное образование было обычным явлением в Новой Англии, но редко на Юге, где большая часть образования проходила дома с членами семьи или наставниками.
  • В 1800-х годах Гораций Манн из Массачусетса возглавил движение за общеобразовательные школы, которое выступало за введение местных налогов на собственность для финансирования государственных школ. Манн также подчеркивал положительное подкрепление вместо наказания.
  • Манн продвигал управляемые на местном уровне, часто однокомнатные «общие школы», в которых дети всех возрастов и классов обучались вместе; позже он ввел возрастную систему.
  • Каждый штат использовал федеральное финансирование из Законов Моррилла о предоставлении земли в 1862 и 1890 годах для создания «колледжей по предоставлению земли», специализирующихся на сельском хозяйстве и инженерии.
  • Многие из тех, что сейчас называются «колледжами и университетами для чернокожих» (HBCU), возникли в результате принятия Закона Моррилла 1890 года.
Ключевые термины
  • лицей : общественный зал, предназначенный для лекций или концертов.
  • Движение общеобразовательных школ : Образовательная деятельность, связанная со школами, которые предназначены для обслуживания людей всех социальных классов и религий.
  • приходская школа : школа при приходе церкви.
  • Кальвинизм : Христианская деноминация, которая делает акцент на верховной власти Бога и отчетливо включает доктрину предопределения (которая утверждает, что некоторые особые люди предопределены для спасения, в то время как другие не могут его достичь).

История образования в США

До первой и второй промышленных революций возможности получения образования в 13 колониях в течение семнадцатого и восемнадцатого веков значительно варьировались в зависимости от местонахождения, расы, пола и социального класса.Базовое образование в области грамотности и счета было широко доступно, особенно для белых мужчин, проживающих в северных и средних колониях, и уровень грамотности среди этих людей был относительно высоким. Возможности для получения образования были гораздо меньше в сельских районах Юга.

Образование в Соединенных Штатах долгое время было делом местного населения, и школы управлялись местными школьными советами. Государственное образование было обычным явлением в Новой Англии, хотя часто оно было классовым, и рабочий класс получал мало льгот.Инструкции и учебная программа были определены на местном уровне, и учителя должны были соответствовать строгим требованиям строгого морального поведения. В школах преподавали религиозные ценности и применяли кальвинистскую философию дисциплины, которая включала телесные наказания и публичное унижение.

Отрывок из Букваря по Новой Англии 1690 : До реформы девятнадцатого века образование часто было прерогативой сектантских религиозных институтов, о чем свидетельствует религиозная направленность этого популярного учебника.

Государственная система образования на Юге была менее организованной. Государственные школы были редкостью, и большая часть обучения проходила дома, где семья выступала в качестве учителей. Более состоятельные семьи плантаторов могли пригласить наставников для обучения классике, но многие фермерские семьи йоменов не имели доступа к образованию вне семьи.

Гораций Манн и реформа образования

Реформа образования, отстаиваемая Горацием Манном, помогла обеспечить государственное образование, включая учебную программу штата и местный налог на собственность для финансирования государственного образования.К 1870 году во всех штатах были бесплатные начальные школы, а уровень грамотности среди населения США был одним из самых высоких в то время. Частные академии процветали в городах по всей стране, но в сельских районах (где проживало большинство людей) до 1880-х годов было мало школ. К концу 1800-х годов количество государственных средних школ стало превосходить частные.

Гораций Манн

Движение за реформы началось в Массачусетсе, когда Гораций Манн (4 мая 1796 г. — 2 августа 1859 г.) начал движение в общеобразовательной школе.Манн работал в Палате представителей Массачусетса с 1827 по 1833 год и в Сенате Массачусетса с 1834 по 1837 год. Он был избран в Палату представителей США в 1848 году после того, как работал секретарем Совета по образованию штата Массачусетс. Его часто называют «отцом американского государственного образования».

Утверждая, что всеобщее государственное образование — лучший способ превратить непослушных детей страны в дисциплинированных, рассудительных граждан республики, Манн получил широкое одобрение модернизаторов, особенно в его Партии вигов, на строительство государственных школ.Большинство штатов приняли ту или иную версию системы, которую он установил в Массачусетсе, особенно программу для «обычных школ» по подготовке профессиональных учителей.

Общеобразовательные школы

«Обычная школа» была государственной, часто однокомнатной школой в Соединенных Штатах или Канаде в 1800-х годах. Этот термин был придуман Горацием Манном и относится к цели школы — служить людям всех социальных слоев и религий. Ученики часто ходили в обычную школу в возрасте от шести до четырнадцати лет (соответственно 1–8 классам).Продолжительность учебного года часто диктовалась сельскохозяйственными потребностями конкретных сообществ, когда дети уезжали из школы, когда им нужно было работать на семейной ферме. Обычные школы финансировались за счет местных налогов, не взимали плату за обучение и были открыты для всех белых детей. Каждый округ обычно контролировался избранным местным школьным советом; Директор окружной школы или региональный директор обычно избирался для надзора за повседневной деятельностью нескольких школьных округов.

Работа Манна произвела революцию в подходе к системе общеобразовательных школ Массачусетса, что, в свою очередь, повлияло на направление развития других штатов. В 1838 году он основал и отредактировал The Common School Journal. В этом журнале Манн остановился на проблемах государственных школ. Манн надеялся, что, собрав вместе детей всех классов, они смогут поделиться общим опытом обучения. Это также дало бы возможность менее удачливым людям продвигаться в обществе. Манн встретил резкое сопротивление со стороны некоторых бостонских школьных учителей, которые категорически не одобряли его новаторские педагогические идеи, и различных религиозных сектантов, которые выступали против исключения любого сектантского обучения в школах.

Манн выступал за введение учебной программы в масштабе штата и ввел финансирование школ за счет местных налогов на собственность. Манн также вел затяжные битвы против кальвинистского влияния на дисциплину, предпочитая положительное подкрепление физическому наказанию. Большинство детей за это время научились читать, писать и писать с помощью книги Ноя Вебстера Blue Backed Speller , а затем и книги McGuffey Readers. Чтения прививали моральные ценности, а также грамотность. Детские сады и гимназии были открыты немецкими иммигрантами, а ораторы-янки спонсировали лицейское движение, которое с помощью лекций обеспечивало популярное образование для сотен поселков и небольших городов.Позже Манн выступал за прусскую модель школьного образования, которая включала технику возрастной классификации: учащихся распределяли по возрасту в разные классы и продвигали через них. Некоторые учащиеся улучшили свой класс и закончили все курсы средней школы. Эти студенты были «окончены» и получили сертификат об окончании.

The McGuffey Reader : с 1836 года было продано 120 миллионов экземпляров книги McGuffey Reader, которая научила читать многих американских детей.

Приходские школы

С 1750 по 1870 годы американские католические приходские школы создавались отдельными приходами, и большинство католических детей посещали государственные школы. Помимо католиков, приходские школы открыли немецкие лютеране, голландцы-кальвинисты и ортодоксальные евреи. Начиная примерно с 1876 года 39 штатов (из 50) приняли поправку к конституции своих штатов, названную «Поправки Блейна», запрещающую использование налоговых денег для финансирования приходских школ.В 2002 году Верховный суд США оставил в силе закон Огайо, разрешающий помощь при определенных обстоятельствах.

Законы о предоставлении земли Morrill

Законы Моррилла о предоставлении земли — это законодательные акты США, подписанные президентом Авраамом Линкольном 2 июля 1862 года, которые разрешили создание колледжей, предоставляющих землю. За 20 лет до первого внесения законопроекта в 1857 г. существовало политическое движение, призывающее к созданию сельскохозяйственных колледжей. Движение возглавил профессор Джонатан Болдуин Тернер из Колледжа Иллинойса.8 февраля 1853 года Законодательное собрание штата Иллинойс приняло резолюцию, подготовленную Тернером, в которой делегации Конгресса Иллинойса призвали принять участие в принятии закона о предоставлении земли для финансирования системы промышленных колледжей — по одному в каждом штате.

Согласно закону, каждый правомочный штат получил в общей сложности 30 000 акров федеральной земли в пределах или прилегающих к его границам для каждого члена Конгресса, находящегося в ведении штата. Эта земля или выручка от ее продажи должны были использоваться для создания и финансирования учебных заведений.Система колледжей, предоставляющих землю, подготовила ученых-аграриев и инженеров-технологов, которые сыграли решающую роль в управленческой революции в правительстве и бизнесе 1862–1917 годов, и заложила основу для выдающейся образовательной инфраструктуры, которая поддерживала ведущую мировую экономику, основанную на технологиях.

Образование для афроамериканцев

В эпоху Реконструкции после Гражданской войны Бюро Вольноотпущенников открыло 1000 школ на Юге для чернокожих детей.Школьное образование было для Бюро первоочередной задачей, и набор учеников был высоким и полным энтузиазма. В целом Бюро потратило 5 миллионов долларов на открытие школ для афроамериканцев. К концу 1865 г. более 90 000 вольноотпущенников были зачислены в государственные школы. Школьная программа напоминала школьную программу Севера.

Второй закон Моррилла был позже введен в 1890 году, который требовал от каждого штата доказать, что расовая принадлежность не является критерием приема, или же назначить отдельное учреждение, предоставляющее землю для цветных.Среди 70 колледжей и университетов, которые в конечном итоге возникли на основе законов Моррилла, есть несколько сегодняшних «колледжей и университетов с историей чернокожих» (HBCU).

Начальные государственные школы

Ранние государственные школы в Соединенных Штатах принимали форму «общих школ», которые предназначались для обслуживания людей всех социальных классов и религий.

Цели обучения

Опишите систему государственных школ начала девятнадцатого века

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Реформатор системы образования Гораций Манн продвигал управляемые на местном уровне, часто однокомнатные «общие школы», в которых дети всех возрастов и классов обучались вместе.Общие школы были одной из первых форм государственных школ в Соединенных Штатах; они были бесплатными и открытыми для всех белых детей, обычно посещавших их в возрасте от шести до четырнадцати лет.
  • школ финансировались за счет местных налогов и контролировались выборным местным школьным советом.
  • Дети обычно учились чтению, письму, арифметике, истории, географии и математике.
  • Системы оценивания сильно различались, но в большинстве школ существовала та или иная форма декламации в конце учебного года.
Ключевые термины
  • Гораций Манн : американский реформатор образования (4 мая 1796 г. — 2 августа 1859 г.), которому приписывают создание системы общеобразовательных школ.
  • школьный совет : руководящий орган, состоящий из людей, избранных для надзора за управлением образовательным округом и представления интересов жителей.
  • общеобразовательное движение : Общественное образовательное мероприятие в Соединенных Штатах или Канаде в девятнадцатом веке с целью служения людям всех социальных классов и религий.

Начальные государственные школы в США

После американской революции упор был сделан на образование, особенно в северных штатах, где быстро были открыты государственные школы.К 1870 году во всех штатах были бесплатные начальные школы, а уровень грамотности среди населения США был одним из самых высоких в то время. Частные академии процветали в городах по всей стране, но в сельских районах (где проживало большинство людей) до 1880-х годов было мало школ. К концу 1800-х годов количество государственных средних школ стало превосходить частные.

Первые государственные школы были созданы в девятнадцатом веке и были известны как «общие школы» — термин, введенный американским реформатором образования Горацием Манном, который указывает на то, что цель этих школ — служить людям всех социальных классов и религий.

Гораций Манн, американский реформатор образования : Гораций Манн был влиятельным реформатором образования, ответственным за введение в Америке общих школ — несектантских государственных школ, открытых для детей любого происхождения.

Общеобразовательная школа

Ученики часто ходили в обычные школы в возрасте от шести до четырнадцати лет, хотя это могло сильно различаться. Продолжительность учебного года часто диктовалась сельскохозяйственными потребностями конкретных сообществ: дети получали отгулы от учебы, когда они могли понадобиться на семейной ферме.Эти школы финансировались за счет местных налогов, не взимали плату за обучение и были открыты для всех белых детей. Как правило, при небольшом контроле со стороны штата избранный местный школьный совет контролировал каждый округ, традиционно с окружным школьным директором или региональным директором, избранным для надзора за повседневной деятельностью нескольких общеобразовательных школьных округов.

Поскольку обычные школы контролировались местными властями, а Соединенные Штаты в девятнадцатом веке были очень сельскими, большинство обычных школ были небольшими однокомнатными центрами.Обычно у них был один учитель, который обучал всех учеников вместе, независимо от возраста. Округа с общеобразовательной школой номинально подчинялись своему создателю — либо окружной комиссии, либо регулирующему органу штата.

Типичный учебный план состоял из «трех рупий» (чтение, ритинг и рифметика), а также истории и географии. Методы выставления оценок варьировались (от 0–100 до нулевых оценок), но декламация в конце года была обычным способом информирования родителей о том, что изучают их дети.

Многие ученые в области образования отмечают конец эры обычных школ примерно в 1900 году. В начале 1900-х годов школы в целом стали более региональными (в отличие от местных), и контроль над школами перешел от выборных школьных советов к профессионалам.

Высшее образование

В девятнадцатом веке многие небольшие колледжи помогали молодым мужчинам перейти от сельской фермы к сложным городским занятиям.

Цели обучения

Обсудить происхождение и значение колледжей, передающих землю

Основные выводы

Ключевые моменты
  • В девятнадцатом веке высшие учебные заведения помогли многим молодым мужчинам достичь социальной мобильности; Однако со временем эти учреждения начали обслуживать элиту.
  • Маленькие колледжи обычно помогали молодым мужчинам перейти от сельского, сельскохозяйственного образа жизни к профессиональным городским занятиям, и многие из этих мужчин стали министрами.
  • Элитные колледжи концентрировались на обслуживании студентов высшего класса и в результате становились все более и более эксклюзивными.
  • Закон о колледже Моррилла о предоставлении земли был подписан президентом Авраамом Линкольном в 1862 году и позволил создавать колледжи, предоставляющие землю.
  • Система колледжей, предоставляющих землю, подготовила ученых-аграриев и инженеров-технологов, которые составили важнейшие человеческие ресурсы управленческой революции в правительстве и бизнесе 1862–1917 годов.
  • Второй закон Моррилла был позже введен в 1890 году, который требовал от каждого штата показать, что расовая принадлежность не является критерием приема, или же назначить отдельное учреждение по предоставлению земли для цветных лиц.
Ключевые термины
  • восходящая социальная мобильность : изменение социального и экономического статуса человека, в результате которого этот человек поднимается на более высокую позицию в своей статусной системе.

Введение: Высшее образование в США

В девятнадцатом веке многие небольшие колледжи страны помогали молодым мужчинам перейти от сельской фермы к сложным городским занятиям.Эти колледжи готовили министров и снабжали города по всей стране ядром лидеров общин. Более элитные колледжи становились все более эксклюзивными и вносили относительно небольшой вклад в социальную мобильность. Сосредоточившись на потомках богатых семей, министров и некоторых других, престижные восточные колледжи, особенно Гарвард, сыграли важную роль в формировании северо-восточной элиты, обладающей огромной властью.

Закон о колледже Моррилла о предоставлении земли

Закон о колледже Моррилла о предоставлении земли был зарегистрирован в U.Статут S., подписанный президентом Авраамом Линкольном 2 июля 1862 года, позволил создать колледжи, предоставляющие землю. За 20 лет до первого внесения законопроекта в 1857 году политическое движение, возглавляемое профессором Джонатаном Болдуином Тернером из колледжа Иллинойса, призывало к созданию сельскохозяйственных колледжей. 8 февраля 1853 года Законодательное собрание штата Иллинойс приняло резолюцию, подготовленную Тернером, призывающую делегацию Конгресса Иллинойса работать над принятием законопроекта о предоставлении земли для финансирования системы промышленных колледжей в каждом штате.

Закон Моррилла был впервые предложен в 1857 году и принят Конгрессом в 1859 году. Однако президент Джеймс Бьюкенен наложил на него вето. В 1861 году Моррилл повторно представил закон с поправкой, согласно которой предлагаемые учреждения будут обучать военной тактике, а также инженерному делу и сельскому хозяйству. Благодаря отделению многих штатов, которые не поддержали эти планы, этот измененный Закон Моррилла был подписан президентом Авраамом Линкольном в 1862 году.

Назначение колледжей, передающих землю:

… не исключая других научных и классических исследований и включая военную тактику, обучать таким отраслям обучения, которые связаны с сельским хозяйством и механическими искусствами, таким образом, который законодательные органы штатов могут соответственно предписать, для поощрения либеральных и практическое обучение промышленных классов нескольким занятиям и профессиям в жизни.

Согласно закону, каждый правомочный штат получил в общей сложности 30 000 акров федеральной земли в пределах или прилегающих к его границам для каждого члена Конгресса, находящегося в ведении штата. Эта земля или выручка от ее продажи должны были быть использованы для создания и финансирования учебных заведений, описанных выше. В отношении недавнего отделения нескольких южных штатов и бушующей в настоящее время Гражданской войны в США в Законе говорилось, что «Ни один штат, находящийся в состоянии восстания или восстания против правительства Соединенных Штатов, не имеет права на получение выгоды от этого акта. .Однако после войны действие Закона 1862 г. было распространено на бывшие штаты Конфедерации; в конечном итоге он был распространен на все штаты и территории, включая те, которые были созданы после 1862 года.

Если федеральной земли в штате было недостаточно для удовлетворения земельного гранта этого штата, штату выдавалась «сума», которая разрешала штату выбирать федеральные земли в других штатах для финансирования своего учреждения. Например, Нью-Йорк тщательно отбирал ценные лесные земли в Висконсине для финансирования Корнельского университета.Закон Моррилла 1862 года выделил в общей сложности 17,4 миллиона акров земли, которые при продаже дали коллективный вклад в размере 7,55 миллиона долларов. Штат Айова был первым, кто принял условия Закона Моррилла, который обеспечил увеличение финансирования, необходимое для молодого колледжа Эймса (ныне Университет штата Айова). За некоторыми исключениями, включая Корнельский университет и Массачусетский технологический институт, почти все колледжи Land-Grant являются государственными. Корнельский университет, хотя и является частным, управляет несколькими колледжами, поддерживаемыми государством, которые выполняют свою миссию по предоставлению государственных земель в штате Нью-Йорк.

Университет штата Канзас, 1878 г. : Университет штата Канзас был первым колледжем, финансируемым за счет земельных грантов в соответствии с Законом Моррилла 1862 года.

Система колледжей, предоставляющих землю, подготовила ученых-аграриев и инженеров-технологов, которые сыграли решающую роль в управленческой революции в правительстве и бизнесе 1862–1917 годов, и заложила основу для выдающейся образовательной инфраструктуры, которая поддерживала ведущую мировую экономику, основанную на технологиях.

Средняя школа фермеров Пенсильвании

Средняя школа фермеров Пенсильвании (позже Сельскохозяйственный колледж Пенсильвании, а затем Университет штата Пенсильвания), учрежденная в 1855 году, была призвана поддерживать падающие аграрные ценности и показывать фермерам пути к процветанию за счет более продуктивного земледелия.Студенты должны были укрепить характер и покрыть часть своих расходов сельскохозяйственным трудом. К 1875 году обязательный труд был отменен, но студенты мужского пола должны были иметь час в день военной подготовки, чтобы соответствовать требованиям Закона Моррилла о землевладении о колледже. В первые годы учебная программа по сельскому хозяйству не была хорошо разработана, и политики в Гаррисбурге часто считали ее дорогостоящим и бесполезным экспериментом. Колледж был центром ценностей среднего класса, который помогал молодым людям в их карьере белых воротничков.

Второй закон Моррилла 1890 года

Второй закон Моррилла был позже введен в 1890 году, который требовал от каждого штата доказать, что расовая принадлежность не является критерием приема, или же назначить отдельное учреждение, предоставляющее землю для цветных. Среди 70 колледжей и университетов, которые в конечном итоге возникли на основе законов Моррилла, есть несколько сегодняшних «колледжей и университетов с историей чернокожих» (HBCU).

Около

Глоссарий реформы образования был разработан Партнерством Великих школ при щедрой поддержке Образовательного фонда Нелли Мэй и в партнерстве с Ассоциацией писателей-образователей.Он был создан, чтобы помочь журналистам, родителям и членам сообщества — всем, кто интересуется нашими государственными школами или инвестирует в них, — понять некоторые из основных концепций реформ, обсуждаемых педагогами, исследователями и политиками. Одним словом, мы считаем, что сильные школы, отличная журналистика и информированный электорат необходимы для любой хорошо функционирующей демократии. По этой причине преподавателям рекомендуется использовать глоссарий, чтобы лучше понять стратегии улучшения школы в своих сообществах.

В глоссарии описаны широко используемые термины, концепции и стратегии улучшения школы. В настоящее время он содержит более 500 терминов и 150 подробных статей о государственном образовании до 12 лет и реформе образования в Соединенных Штатах. Каждая запись включает в себя общее определение термина, обсуждение того, как концепция или стратегия пересекается с усилиями по повышению успеваемости или успеваемости учащихся, а также обзор связанных дебатов, включая основные аргументы за или против конкретных реформ.Глоссарий предназначен для нейтрального наблюдателя, и авторы и редакторы работали над созданием фактических, объективных и беспристрастных статей.

Почему журналистам следует использовать глоссарий

За последнее десятилетие потрясения в индустрии новостей привели к значительному сокращению редакций и упразднению многих должностей репортеров, работающих полный рабочий день. Фактически, во многих местных и региональных газетах больше нет штатных журналистов, занимающихся исключительно вопросами образования.Эти сокращения и корректировки в некоторых случаях повлияли на глубину и частоту отчетности по образованию, особенно на уровне штата и на местном уровне.

Для новых и повторно назначенных журналистов образовательный ритм ставит множество задач:

  • Педагоги часто используют запутанный жаргон, который сложно расшифровать.
  • Методы обучения, которые кажутся простыми на первый взгляд, на самом деле могут быть очень сложными, и для их освоения требуются годы интенсивного изучения и практики.
  • Стратегии реформирования, используемые в государственных школах, могут носить одно и то же название, но они могут сильно различаться по замыслу, исполнению и эффективности от школы к школе.
  • Реформа, успешная в одном штате, школе или округе, может потерпеть неудачу в другом — и по множеству сложных причин, которые бывает трудно распутать.
  • Большинство взрослых американцев имели непосредственный опыт работы с государственными школами, но этот опыт может быть многолетним, и тем не менее этот опыт часто влияет на их мнение о новых или более инновационных подходах к школьному обучению.
  • Сообщества, как правило, глубоко вкладываются в свои местные государственные школы, и, следовательно, могут накаляться эмоции, дебаты могут стать спорными, а факты легко скрыть.
  • И этот список можно продолжать и продолжать.

Понимание сложности системы государственного образования, обоснования и мотивации реформ или бесчисленных способов внедрения новых образовательных стратегий, как правило, требует многих лет обучения и личного опыта в школах.И все же журналисты по роду своей работы часто попадают в этот культурный котел без малой помощи и жестких сроков. Мы надеемся, что этот ресурс в некоторой степени ускорит кривую обучения для новых и перераспределенных журналистов, а также поможет редакторам, репортерам, гражданским журналистам, блоггерам и другим специалистам в области СМИ ориентироваться в некоторых из наиболее сложных вопросов реформы образования и получить их работа выполняется более эффективно и результативно.

Наконец, профессия журналиста — и особенно вид предметных, вдумчивых, критически важных журналистских расследований, которые делают всех честными — является, как и наша система государственного образования, одной из основ американского общества.Глоссарий реформы образования — это наш способ поддержать неоценимую роль, которую журналисты играют в продолжающихся в нашей стране дискуссиях и дебатах о будущем государственного образования. Потому что всем нам, каждому американцу, нужны отличные журналисты и информированные журналисты, так же как нам нужны отличные учителя и информированные граждане.

Что представляет собой этот глоссарий и чем он не является

Глоссарий реформы образования — это бесплатный онлайн-ресурс, который разъясняет и контекстуализирует основные термины, концепции и стратегии реформы государственного образования.Глоссарий разработан, чтобы предоставить журналистам, родителям и общественности доступную, удобную для навигации ссылку для получения точной, фактической и объективной информации по основным вопросам реформы образования в Соединенных Штатах. Это также незавершенная работа, которую мы будем расширять, улучшать и улучшать с течением времени.

В отличие от некоторых онлайн-ресурсов, которые определяют терминологию и жаргон образования, глоссарий не является словарем, энциклопедией или даже «глоссарием» в традиционном смысле этого слова.Хотя этот ресурс идет гораздо глубже, чем определение, состоящее из одного или двух предложений, широкий круг потенциальных материалов (более подробно описанных ниже) был намеренно исключен. Наша цель — заполнить пробел в имеющихся ресурсах, доступных для журналистов и общественности, но мы не пытаемся объяснить все, что связано с образованием, или воспроизвести то, что уже было хорошо сделано кем-то другим. Наша цель — предоставить полезную и полезную, но не исчерпывающую информацию.

В то время как вы найдете подробные статьи и короткие эссе по широкому спектру образовательных концепций и терминов, глоссарий, как следует из названия, имеет конкретную направленность: реформа образования .Хотя на сайте можно найти более короткие определения общих образовательных терминов, в большинстве статей делается попытка объяснить и до некоторой степени отобразить следующее:

  • Пересечения реформ разговоры, мышление и стратегии. Все статьи начинаются с краткого технического определения — что означает этот термин и как он обычно работает в нашей системе образования или государственных школах. Но большинство статей включают раздел, специально посвященный реформе в широком смысле — i.д., как концепция или стратегия пересекаются с усилиями по повышению успеваемости в государственных школах, качества преподавания или результатов обучения учащихся. Эти разделы (под заголовком Reform ) описывают некоторые из наиболее важных вопросов, идей и последствий, о которых журналисты и общественность захотят знать и проинформировать. Конечно, это сложная местность, и по возможности мы связывали описания с другими записями и включали связанные термины, синонимы и сокращения.Вероятно, что многие важные связи были упущены из виду, поэтому мы намерены выявлять и устранять критические упущения с течением времени — надеюсь, с помощью журналистов, ученых, учителей, руководителей образования и других лиц, которые использовали глоссарий и обнаружили, что это ценны, и решили оставить свой отзыв.
  • Нюансы проведения реформы в школах и аудиториях. Несмотря на то, что существует множество ресурсов, посвященных, например, разъяснению политики штата и федерального правительства в области образования, существует несколько универсальных ресурсов, где журналисты и общественность могут найти — на простом английском языке — описания того, как работает та или иная стратегия реформ или методика обучения. в школах.То есть то, что директора, учителя и другие сотрудники на самом деле делают ежедневно, какие обоснования лежат в основе их методов и что может отличить новую «реформу» от более «традиционного» подхода к школьному обучению. Опять же, это сложная местность, и важные или важные педагогические нюансы могут не отображаться в записи.
  • Соответствующие дебаты или критика. Если возможно, записи включают обсуждения текущих дебатов, связанных с конкретными теориями и стратегиями реформ (эти разделы можно найти под заголовком Debate ).Эти обсуждения предназначены для того, чтобы указать на потенциально спорные вопросы и предоставить журналистам и общественности краткий обзор основных репрезентативных аргументов за или против конкретной стратегии, модели или теории действий реформ — того, что могут сказать сторонники или критики. Глоссарий стремится быть нейтральным наблюдателем, и наши статьи не занимают позицию по какому-либо вопросу или не защищают какую-либо конкретную реформу. Мы представляем дебаты, но журналисты, родители и другие должны задавать сложные вопросы и проводить необходимые исследования.

Чего вы не найдете в этом глоссарии

На этом ресурсе вы не найдете подробных записей по следующим широким категориям контента:

  • Политика и правовые решения федерального правительства или штата в области образования
  • Собственные или фирменные реформированные модели
  • Частные организации, учреждения и школы
  • Высоко локализованные образовательные термины, стратегии, концепции и реформы
  • Реформа высшего образования

Хотя некоторые статьи могут включать краткое обсуждение политики государства или штата, обычно в форме репрезентативных примеров, и могут упоминать модели реформирования собственности, конкретные продукты, частные организации или пересечения с высшим образованием, эти общие темы не определены и описаны в отдельных записях.На это решение повлияло несколько причин:

  • Большое количество организаций и публикаций выделили значительные ресурсы и место на страницах для объяснения законов, постановлений и политик, направленных на реформирование системы государственного образования. Следовательно, информация и ресурсы по политике в области образования на федеральном уровне и уровне штата относительно многочисленны и доступны. А учитывая, что политики постоянно меняются, как в небольших, так и в больших масштабах, и что их последствия часто сильно локализованы, одни только требования к мониторингу просто превышают как наш опыт, так и наши ресурсы.
  • Собственные модели реформы, а также организации и учреждения, работающие в области реформы образования, просто слишком многочисленны, чтобы их можно было полезно представить в этом ресурсе. Кураторские и лексикографические сложности, связанные с отбором, исследованием, определением и обновлением статей о тысячах моделей реформ и организаций, действующих в Соединенных Штатах, делают их включение просто невозможным. По этой причине мы сосредоточились на более универсальных концепциях и общих стратегиях.Некоторые исключения могут быть включены в глоссарий из-за их широкого использования в американских государственных школах.
  • Хотя частные школы являются жизненно важной частью американской системы образования, они обычно не являются объектом усилий по реформированию со стороны политиков, правительственных агентств, фондов и некоммерческих организаций. Большинство новостных репортажей и публичного диалога о школьной реформе были и почти наверняка будут сосредоточены на государственной системе образования, которая включает финансируемые государством, но частные чартерные школы.
  • Возможно, очевидно, что сильно локализованные термины, стратегии, концепции и реформы образования — то, чем могут заниматься конкретные районы или школы, и терминология, которую они используют для описания этого — просто слишком многочисленны и слишком изменчивы, чтобы быть включенными в этот ресурс.
  • Хотя высшее образование действительно является важной темой, интересующей журналистов, родителей и американскую общественность, он не является предметом внимания данного ресурса. Включение терминов и реформ высшего образования может быть рассмотрено в будущих расширениях глоссария.

В дополнение к широким категориям контента, перечисленным выше, на этом ресурсе вы не найдете подробных обсуждений следующих тем:

  • Педагогические исследования. Область исследований в области образования обширна, сложна и сбивает с толку, а ежегодный результат работы ученых и исследователей огромен. По этой причине включение исследований в области образования в этот ресурс было бы непрактичным и неосуществимым: какие исследования мы включаем? Что мы исключаем? Как нам ориентироваться в бесконечно запутанных нюансах достоверности, сопоставимости и противоречивых результатов? Как мы сохраняем беспристрастность? На эти вопросы нет простых ответов.Следовательно, наши статьи не сопровождаются обширными библиографиями или списками цитирования, и они не предназначены для подтверждения или опровержения эффективности какой-либо конкретной реформы. Мы настоятельно рекомендуем журналистам, родителям и членам сообщества просматривать академическую литературу или брать интервью у исследователей, но образовательные исследования и их многочисленные выводы просто выходят за рамки этого ресурса. Несколько исключений, таких как установка на рост и угроза стереотипов, действительно включают ссылки на исследователей и их работы, главным образом потому, что эти концепции невозможно точно объяснить без ссылки на людей, которые их сформулировали.
  • Историческая справка. Хотя в этот ресурс включены некоторые обсуждения исторического фона — в основном, когда исторический контекст необходим для понимания концепции, как, например, в статье о единицах Карнеги, — исторические события и события не находятся в центре внимания глоссария, так как они обычно не являются предметом публичных обсуждений и новостных сообщений о реформе образования. Хорошо это или плохо, но немногие современные репортеры ссылаются на Джона Дьюи в рассказе о новой инициативе проектного обучения в местной школе или на Комитет десяти, когда пишут о том, что ученики должны изучать в сегодняшних средних школах. .Хотя исторические истоки современных образовательных реформ являются жизненно важной и очень стоящей темой для изучения, и мы искренне призываем журналистов и общественность с головой окунуться в ее поиски, описание истории современных реформ выходит за рамки этого ресурса. Если вас интересуют исторические истоки современных реформ, мы рекомендуем Энциклопедию реформы образования и инакомыслия .
  • Скоропортящиеся данные. Как известно многим, область образования наводнена данными — от количества выпускников и результатов стандартизированных тестов до бесчисленных независимых и правительственных отчетов и статистических сравнений.Огромное количество цифр, собираемых каждый год, представляет собой серьезное препятствие для любого, кто пытается понять экосистему реформы образования, пробираясь сквозь ее реки данных. Данные об образовании также находятся в почти постоянном состоянии колебаний и оттока, и к моменту окончательной публикации набора данных он может быть устаревшим на год — два или три. Кроме того, часто очень сложно точно определить, как были рассчитаны некоторые числа, и являются ли эти расчеты объективными и точными или основанными на повестке дня и вводящими в заблуждение — как в случае с некоторыми «отчетами», которые, кажется, предназначены для подтверждения ранее существовавших предположений или идеологических аргументов. .Следовательно, вы не найдете много цифр в наших записях — они просто слишком скоропортящиеся, чтобы их поддерживать, а в некоторых случаях слишком опасны, чтобы обращаться с ними разумно, не прибегая к длительным исследованиям и заявлениям об отказе от ответственности.

Надеемся, вам понравился Глоссарий реформы образования.

Движение за реформу образования | Encyclopedia.com

Система государственных школ — важная часть американского ландшафта, учреждение, которое многие люди считают само собой разумеющимся.Трудно представить себе время в истории, когда образование было привилегией, а не правом, время, когда образование получали только дети богатых. Но в Соединенных Штатах еще в середине 1800-х годов идея бесплатного государственного образования для всех детей считалась чрезвычайно радикальной. Благодаря усилиям реформаторов девятнадцатого века, таких как Гораций Манн (1796–1859), система государственных школ стала реальностью. Хотя американская система государственных школ далека от совершенства и претерпевает почти непрерывные реформы, она остается одним из величайших демократических институтов страны.Он обещает равные образовательные возможности для всех детей.

Колониальная эпоха

В первые годы американской колониальной эпохи возможность получения образования зависела в первую очередь от уровня дохода семьи и места жительства. Колониальные правительства не требовали какого-либо образования, и школы существовали только в тех сообществах, где их основали жители или местная церковь. В некоторых общинах образование ценится выше, чем в других, и даже детям из бедных семей предоставляется возможность учиться.

Однако тщательное образование было привилегией детей из высших слоев общества, в первую очередь мальчиков, которых отправляли в частные школы для подготовки к университетскому образованию. Дети в частных школах, скорее всего, сосредоточились на изучении Библии, латыни, английского и греческого языков. Хотя в одних школах разрешено посещать только мальчиков, в других — и девочек. В некоторых общинах мальчики ходили в школу зимой, давая им возможность работать на семейных фермах летом; девочки ходили в школу летом, что позволяло им заниматься домашними делами зимой.

Во многих общинах маленькие дети, семьи которых могли позволить себе платить скромные суммы, посещали «женские школы», которыми руководили женщины в их домах. Учащиеся женских школ заучивали наизусть отрывки из Библии и приобрели базовые навыки чтения, письма и математики. В малонаселенных районах, включая большую часть Юга, семьи, которые могли позволить себе обучать своих детей, нанимали репетиторов, чтобы те приходили к ним домой. Некоторые отправляли своих детей в однокомнатные школы, где вместе учились ученики всех возрастов.Иногда привилегированных детей отправляли из дома в школы-интернаты и получали всестороннее образование.

Религиозные группы сыграли важную роль в создании школ в американских колониях. Для некоторых детей воскресная школа была единственным видом образования, который они получали. Религия была важным предметом в учебной программе почти каждой школы. Пуританские (английские протестантские) лидеры в колониальной Америке выступали за грамотность, чтобы все дети могли читать Библию и держать дьявола в страхе.Квакеры, протестантская секта, пропагандирующая равенство и терпимость, высоко ценили образование. Голландская реформатская церковь вместе с Голландской Вест-Индской компанией открыла школы в голландских общинах, таких как Нью-Амстердам, который позже был переименован в Нью-Йорк. Даже среди очень бедных многие дети учились читать под руководством родителей дома, чтобы они могли изучать Библию.

СЛОВА, КОТОРЫЕ НЕОБХОДИМО ЗНАТЬ

общеобразовательная школа:
Государственная школа, бесплатная и доступная для всех детей; термин, используемый в девятнадцатом веке.
женская школа:
Школы, проводимые женщинами дома в колониальную эпоху; также известные как «мелкие школы».
интеграция:
Смешение ранее разделенных расовых или этнических групп.
приходская школа:
Частное религиозное училище.
частная школа:
Школа, контролируемая частными агентствами и финансируемая из частных источников, включая обучение студентов и пожертвования, а не государством.
государственная школа:
Школа, поддерживаемая налогами, бесплатная и доступная для всех учащихся, управляемая выборным школьным советом.
средняя школа:
Школа, которую посещают между начальной и средней школой.
светское:
нерелигиозное.
сегрегация:
Разделение на группы на основе расовых или культурных различий.

Образовательные возможности для детей афроамериканцев и коренных американцев были крайне ограничены.В большинстве школ не разрешалось обучать белых детей вместе с детьми американских индейцев и чернокожими детьми. Однако в некоторых общинах квакеры и другие группы открыли школы, открытые для всех детей, или школы специально для небелых учеников. Многие педагоги, которые стремились обучать детей коренных американцев и афроамериканцев, поступали так, потому что хотели обратить их в христианство.

В 1642 году Массачусетс принял первый закон, требующий обучения в школе для каждого ребенка. По закону в каждом городе должна быть открыта школа.Тип школы зависел от населения города и финансировался семьями этого сообщества. Во многих городах граждане считали, что такие законы не должны принимать правительство, и предпочитали платить штраф, а не открывать школу. Однако жители городка Дедхэм, штат Массачусетс, серьезно отнеслись к своему долгу. В 1645 году они открыли школу, которая была доступна бесплатно для всех детей, что сделало ее одной из первых государственных школ в стране. В следующем году, в 1646 году, законодатели Вирджинии проголосовали за выделение государственных денег на открытие школ.Однако такие школы были доступны только для белых детей.

Молодые студенты в колониальные годы имели минимальные школьные принадлежности. Им часто давали роговые книги, которые представляли собой куски дерева в форме лопастей с прикрепленным к ним листом бумаги. На бумаге обычно печатался алфавит и религиозный стих, например «Отче наш». Бумага была покрыта прозрачным листом, похожим на пластик, сделанным из рога животного. Студенты также учились с помощью букварев или вводных книг для чтения.

С конца 1600-х по 1700-е годы многие колониальные школьники использовали The New England Primer в дополнение к Библии. Букварь содержал уроки правописания, чтения и религиозные стихи. Студенты учились в основном наизусть, заучивая стихи из букваря и повторяя их наизусть учителю. Учитель поддерживал строгую дисциплину в классе, используя физические наказания, такие как удары по запястью линейкой, чтобы держать учеников в подчинении.

Новая нация

По мере расширения границ Америки в 1700-х годах потребности ее граждан также росли.Все больше и больше людей считали, что образование ребенка должно выходить за рамки религиозного обучения, чтения и письма. Они считали, что школа должна включать естественные науки, математику и другие практические предметы. Некоторые граждане зашли так далеко, что предложили полностью разделить изучение Библии и светское или нерелигиозное образование. Они считали, что роль церкви в образовании должна быть ограничена воскресной школой.

В 1700-х годах был основан ряд важных университетов и колледжей, в том числе Йельский, Принстонский и Колумбийский.Американский ученый и государственный деятель Бенджамин Франклин (1706–1790) сыграл важную роль в создании Пенсильванского университета, который стал первым американским университетом, который был основан без церковной принадлежности и специально для получения светского высшего образования.

Многие колониальные общины также начали сопротивляться британскому влиянию на свои школы, желая создать уникальную американскую идентичность. Знаменитый литератор Ной Вебстер (1758–1843) сыграл значительную роль в этой сфере, опубликовав в 1783 году учебник, известный как The Blue-back Speller .Эта книга, широко используемая и пользующаяся огромным влиянием на протяжении более века, помогла утвердить американский английский язык в отличие от британского английского. Speller описывает различные варианты написания и произношения английских слов. Например, предлагалось написать «театр» как «театр», а «плуг» — как «плуг». Много лет спустя Вебстер опубликовал свой Американский словарь английского языка . Новаторская работа, она послужила образцом для американских словарей для многих поколений.

После Американской революции (1775–83) лидеры недавно созданных Соединенных Штатов продвигали идею широкого образования для граждан страны или, по крайней мере, для белых мужчин. В то время образование афроамериканцев считалось ненужным и опасным, когда дело касалось рабов. Большинство рабовладельцев считали, что образование только повысит склонность рабов к восстанию или побегу. Таким образом, обучение рабов чтению и письму было запрещено во многих южных штатах.Многие чувствовали то же самое в отношении обучения девочек, хотя некоторые не соглашались, отмечая, что обучение девочек имеет решающее значение для построения прочной демократии. Большинство девочек вырастали матерями, и матери считались большим моральным и интеллектуальным фактором, влияющим на их детей. Если бы матери были образованными и просвещенными, они, вероятно, вырастили бы образованных и демократически настроенных детей. Это поможет укрепить принципы новой республики.

Используя тот же аргумент, отцы-основатели Америки, особенно президент Томас Джефферсон (1743–1826; служил в 1801–09), утверждали, что образование, финансируемое государством, является важной частью построения и поддержания демократии.Джефферсон указал на то, что правительство обязано и в лучших интересах правительства воспитывать будущие поколения образованных, просвещенных потенциальных лидеров и избирателей. Если люди не умели читать и писать, они не могли голосовать. В результате демократия рухнет. Джефферсон также объяснил, что система государственных школ, в которой местные общины сохраняют контроль, была отличным способом для граждан практиковать самоуправление.

В 1778 году Джефферсон предложил Ассамблее Вирджинии программу, предлагающую всем детям (за исключением чернокожих) трехлетнее обучение в государственной школе.У выдающихся студентов-мужчин будет возможность продолжить учебу и в конечном итоге получить стипендии для поступления в университеты. Граждане решительно сопротивлялись идее образования, финансируемого государством, возражая против более активного участия государства и более высоких налогов, необходимых для оплаты обучения в государственных школах. Предложение Джефферсона было отклонено собранием. Джефферсон представлял свое предложение еще два раза в течение следующих нескольких десятилетий, и каждый раз оно не принималось. Хотя его усилия привели к созданию Университета Вирджинии и заложили основу для будущих систем государственных школ, Джефферсон умер за несколько лет до того, как государственное образование стало реальностью.

Проблемы роста в начале 1800-х годов

Переход к независимой государственности и новый век не сразу привели к изменению существующих методов обучения детей. Изысканное школьное образование по-прежнему было доступно только детям из богатых семей в частных академиях. В некоторых общинах церкви спонсировали школы, оплачивая часть обучения студентов. Благотворительные школы финансировались за счет частных пожертвований, предлагая недорогое или бесплатное образование семьям с низкими доходами.Условия в школах, отличных от частных академий, обычно были плохими. Размеры классов были очень большими и включали студентов всех возрастов. Школы изо всех сил пытались отапливать здание зимой и содержать помещения в чистоте. Как и в предыдущие поколения, воскресная школа была единственным источником обучения для многих детей. Для других образование пришло в форму ученичества, периода обучения определенной профессии, например, плотницкому делу, у мастера этой профессии.

В первые десятилетия 1800-х годов в Соединенных Штатах назревали драматические изменения из-за промышленной революции, которая началась в Англии в середине 1700-х годов и начала просачиваться в Соединенные Штаты к концу 1700-х годов.Промышленная революция характеризовалась многочисленными изобретениями и инновациями, которые преобразовали американское общество из группы слабо связанных аграрных или фермерских государств в экономически мощную нацию, основанную на городском производстве. Обильные рабочие места на фабриках привлекали людей в города на северо-востоке Америки, многие из близлежащих семейных ферм, а другие — из европейских стран. По мере роста городов росли и социальные недуги, такие как бедность, преступность, перенаселенность и болезни. В поисках решений этих проблем все больше и больше граждан стали призывать к созданию системы государственных школ.

Среди наиболее решительных сторонников государственных школ были те, кто, скорее всего, извлекли из них пользу: представители рабочего класса. В отсутствие бесплатного образования рабочий класс видел будущее, в котором он был не в состоянии улучшить свою жизнь, застрял на работе с низкими доходами и многоквартирном доме, в то время как немногие богатые стали богаче и могущественнее. Как заявил Леонард Эверетт Фишер в своей книге The Schools : «Результатом будет фактическое экономическое рабство, которое подорвет курс политической свободы, предусмотренный отцами-основателями, и, в конце концов, разрушит сам смысл свободной Америки.«По этой причине образование, финансируемое государством, стало одной из основных проблем первых профсоюзов. Рабочие понимали, что справедливое общество требует, чтобы образование получали все дети, а не только дети из богатых. Цитируется на веб-сайте Digital History профсоюзная организация, известная как Комитет рабочих Филадельфии, заявила в документе 1830 года: «Первоначальным элементом деспотизма [правительства, обладающего абсолютной властью] является монополия талантов, которая обрекает [низводит] множество людей на сравнительное невежество и обеспечивает баланс знаний на стороне богатых и правителей.»

Трудящиеся понимали, что даже бесплатные школы могут быть недоступны для беднейших работающих семей, которым для выживания нужна заработная плата их детей. В качестве решения некоторые предложили школы ручного труда, в которых заработок совмещался бы с учебой, что позволяло бы даже Дети из отчаянно бедных семей должны получить образование. Для семей с детьми, слишком маленькими для работы, бесплатная школьная система избавит их от необходимости платить кому-либо за то, чтобы они заботились о своих детях, пока родители работают.

Рабочие, а также другие граждане утверждали, что государственное образование является важным инструментом конкуренции во все более индустриальном мире. Сложная и разносторонняя школьная система создаст более высококвалифицированную рабочую силу. Лучшее образование также приведет к большему количеству изобретений и инноваций, имеющих решающее значение для непрерывного роста американского производства.

Помимо представителей рабочего класса, ряд граждан среднего класса также поддержали идею государственного образования.Некоторые выступали за всеобщее школьное или бесплатное образование для всех детей, исходя из морального обязательства улучшать жизнь других. Многие считали это необходимостью установления контроля над быстро меняющейся нацией. В условиях стремительного роста населения в городах все большее число молодых людей проводят дни, блуждая по улицам в поисках способов заполнить свое время. Государственные школы уберут детей с улиц, прививая им послушание и дисциплину. Кроме того, школы рассматривались как ценный инструмент для работы с многочисленными иммигрантами, переезжающими в

Массачусетс: Пионер образования

Массачусетс сыграл решающую роль в ранней истории Америки и во многих отношениях стал лидером в развитии системы государственных школ. .

В начале колониальной эпохи Массачусетс был центром культурной и интеллектуальной деятельности в Новом Свете. Город Бостон был домом для первой в стране средней школы, частной академии, известной как Бостонская латынь, которая была основана пуританами в 1635 году. В следующем году был основан Гарвардский колледж, первый институт высшего образования в колониях. Первый класс состоял из девяти учеников. В первые годы своего существования миссия Гарварда заключалась в обучении выпускников бостонской латыни для служения.В 1639 году в Дорчестере была основана школа Матера, ставшая первой бесплатной американской школой. В 1642 году Массачусетс принял первый закон в колониях, обязывающий всех детей получать образование. Правительство не указало, как эта задача будет решена. В нем лишь указывалось, что обязанностью каждого города является создание школы определенного типа, за которую будут оплачиваться семьи в этом районе.

Как и в колониальную эпоху, Массачусетс был пионером образования девятнадцатого века.В 1821 году в городе Бостон была открыта Английская классическая школа (позже известная как Английская школа), первая государственная средняя школа в стране. В отличие от государственных школ современной эпохи, английская школа платная. Что отличало его от частных академий того времени, так это то, что часть его финансирования поступала от государства. Несколькими годами позже, в 1827 году, Массачусетс принял закон, согласно которому во всех городах с пятью сотнями и более семьями необходимо было открыть по крайней мере две средние школы, одну для девочек и одну для мальчиков.В 1837 году Мэри Лайон (1797–1849) основала семинарию на горе Холиок, которая на самом деле была не семинарией, а первым нерелигиозным высшим учебным заведением, созданным только для женщин. Сорок лет спустя Хелен Мэджилл Уайт (1853–1944), обучаясь в Бостонском университете, стала первой женщиной в американской истории, получившей докторскую степень.

Известность Массачусетса как лидера школьной реформы во многом обязана Горацию Манну, поборнику общей или государственной школы в середине 1800-х годов. Манн был законодателем штата Массачусетс, прежде чем стать секретарем первого совета штата по вопросам образования в 1837 году.В рамках своей кампании по обеспечению качественного образования для всех детей Манн сыграл ключевую роль в основании первого в стране института подготовки учителей, который открылся в Лексингтоне в 1839 году. Более десяти лет спустя, в 1852 году, благодаря неустанному лоббированию Манна. , Массачусетс стал первым штатом, требующим от каждого ребенка получения образования. В 1855 году штат снова стал лидером нации как первый штат, принявший всех учащихся в государственные школы, независимо от религии, расы или этнической принадлежности.

американских города. Запись в государственную школу поможет иммигрантам ассимилироваться или слиться с американской культурой, обучая их американским ценностям и обычаям.

Некоторые американцы, особенно владельцы бизнеса и другие представители высшей элиты, решительно выступали против идеи системы государственных школ. Одной из причин этого сопротивления было опасение, что они несут чрезмерное бремя налогового финансирования школ. Кроме того, они беспокоились, что образование рабочего класса в будущем лишит владельцев необходимых им рабочих.Они считали, что как только все граждане получат возможность получить образование, немногие выберут ручной труд. Если большая часть рабочего класса сможет подняться до среднего класса, социальная структура, на которой состоят богатые элиты, рухнет. Многие религиозные лидеры также возражали против создания системы государственных школ. Они были обеспокоены тем, что такие школы не будут преподавать религиозную доктрину и уменьшат значение религии в жизни граждан.

Гораций Манн и эра общеобразовательных школ

Начиная с конца 1830-х годов реформатор Массачусетса Гораций Манн возглавил создание первой в стране системы государственных школ штата.Как член законодательного собрания штата Массачусетс Манн боролся за отделение церкви от государства. Он также работал над внесением множества изменений в систему уголовного правосудия своего штата. Он боролся за отделение психически больных от общего числа заключенных, отменил практику публичных повешений и установил более подходящие наказания за мелкие преступления, многие из которых ранее карались повешением. Манн также обратился к проблеме государственного образования, начав всю жизнь стремиться установить бесплатное обязательное школьное образование для американских детей.Он убедил законодательный орган Массачусетса создать совет по образованию с целью построения школьной системы штата, первой в стране. В 1837 году Манн стал первым секретарем недавно сформированного совета по образованию Массачусетса.

В качестве главы управления образования Манн путешествовал по Массачусетсу, инспектируя школы и убеждая граждан поддержать государственное образование. За шесть лет Манн проинспектировал сотни школ. Однако его выводы обеспокоили его.Многие школы были в ужасном состоянии, с недостаточным освещением и отоплением, проблемами со строением и минимальным количеством учебников и других принадлежностей для учеников. Во время своих путешествий Манн проводил городские собрания, чтобы обсудить ужасное состояние существующих школ и предложить создание общегосударственной сети бесплатных государственных школ, которые он называл обычными школами.

Видение Манна для обычных школ включало высококачественное образование с профессионально подготовленными учителями. Школа будет обязательной и бесплатной для всех детей, полностью финансируемой за счет налоговых поступлений.Совет штата по образованию установит стандарты, которым будут следовать все школы штата, включая использование стандартизированных учебников. Манн зашел так далеко, что обрисовал в общих чертах детали школьной жизни, такие как использование колокольчиков и классных досок, практика разделения детей по возрасту и способностям, а также традиция проведения школьных каникул в середине утра.

Манн везде встречал сильное сопротивление. Людям не нравилась идея участия правительства в местных делах, и они категорически возражали против уплаты более высоких налогов.Особенно оскорбительным было представление о том, что даже люди, не имеющие детей, должны будут платить налоги, чтобы дать образование другим детям. Владельцы фабрик также протестовали против потери работающих детей, самого дешевого сегмента их рабочей силы. Родители беспокоились о покрытии расходов без дохода своих старших детей. В конце концов Манн убедил людей, что качественное образование необходимо не только для благополучия детей, но и для выживания демократии в Соединенных Штатах.

Заручившись поддержкой народа, Манн добился победы в законодательном органе, который выделил большую сумму денег на создание школьной системы в масштабе штата.К началу 1850-х годов законодательный орган Массачусетса принял закон, обязывающий всех детей посещать школу, а также обязал, чтобы учебный год длился не менее шести месяцев, что стало первым таким законом в стране. Значительная часть предложения Манна касалась подготовки учителей. Он получил финансирование от законодательного собрания Массачусетса для создания первого в стране педагогического колледжа, построенного в Лексингтоне в 1839 году. Влияние Манна простиралось далеко за пределы Массачусетса. Его отчеты о школьной реформе были широко прочитаны в США и других странах.Он путешествовал по Северо-Востоку, чтобы лоббировать общеобразовательные школы в этих штатах. Его усилия привели непосредственно к школьным системам штата по всему региону, а его неустанные усилия заложили основу для государственных школьных систем всей страны.

Дискриминация в обычных школах

Хотя общие школы должны были обеспечивать всех детей качественным образованием, в действительности многие дети были исключены. На северо-востоке США число иммигрантов из Европы продолжало расти.Многие из Ирландии были католиками, и они столкнулись с негодованием и дискриминацией со стороны преимущественно протестантского населения американских городов. Такая дискриминация была очевидна в школах и стала источником особой напряженности в школах Нью-Йорка. Реформаторы системы образования говорили об обычных школах как о несектантских или не одобряющих одну религию или деноминацию по сравнению с другой. Но на практике государственные школы Нью-Йорка использовали протестантскую версию Библии и сборники протестантских гимнов. Кроме того, многие учебники содержали антиирландские и антикатолические ссылки.В книге «Школа: история американского государственного образования» историк Карл Кестле вспоминает одно такое оскорбительное упоминание. Он гласил: «Ирландская иммиграция вылила в наши воды общие коллекторы Ирландии». Многие учителя поощряли антикатолические стереотипы, предполагая, что католицизм противоречит демократическим ценностям.

В ответ на такое учение многие родители-католики в Нью-Йорке не разрешали своим детям посещать государственные школы. Католические религиозные и общественные лидеры высказали возражения против уплаты налогов для школ, где их дети сталкивались с дискриминацией.Они потребовали, чтобы правительство выделило доллары налогов на строительство католических школ. Противники опасались, что это требование вскоре будет поддержано еврейскими лидерами и другими христианскими конфессиями, что приведет к значительному уменьшению школьного фонда.

Так начались дебаты в Нью-Йорке о государственном финансировании религиозных школ, которые продолжались по всей стране в двадцать первом веке. Вместо того, чтобы выделять каждой религии свою долю государственного финансирования, власти Нью-Йорка предприняли попытку устранить антикатолические предубеждения в государственных школах.В результате в государственные школы поступило больше католиков. Однако в то же время католическая церковь начала создавать разветвленную систему приходских школ, которые являются религиозными школами, финансируемыми из частных источников. Закон Нью-Йорка 1841 года официально запрещал все религиозное преподавание в государственных школах, но этот закон широко игнорировался в классах.

Помимо дискриминации в отношении ирландских иммигрантов, многие иммигранты, не говорящие по-английски, подверглись несправедливому обращению или исключены из государственных школ.Девочки также столкнулись с дискриминацией. Многие считали излишним давать образование девочкам. Однако дети, которым обычно и систематически отказывали в возможности получения образования, были афроамериканцами. На Юге большинство чернокожих детей были рабами, и очень немногим разрешалось приобретать такие базовые навыки, как чтение и письмо. Посещение школы было для меня не вариантом. В свободных штатах черным детям либо запрещали посещать государственные школы, либо в таких городах, как Бостон и Нью-Йорк, их отправляли в школы для чернокожих, которые были намного хуже, чем школы для белых.

Некоторые чернокожие граждане считали, что их лучший вариант — улучшить качество школ для чернокожих. Однако большинство считало, что сегрегация (разделение на расы) ошибочна и что им приходилось бороться за то, чтобы их детям разрешили поступать в государственные школы для белых. В середине 1840-х годов один из родителей-афроамериканцев начал драку со школьным округом Бостона. Он хотел, чтобы его дочь могла посещать школу для белых, расположенную рядом с их домом, а не ехать далеко в школу для черных.Бенджамин Робертс подал в суд на город Бостон и проиграл, а затем обратился в законодательный орган штата Массачусетс. В 1855 году Массачусетс стал первым штатом в стране, принявшим закон, запрещающий сегрегацию в школах.

Реконструкция и расширение на запад

Проблемы, с которыми столкнулась растущая сеть государственных школ, вскоре отошли на второй план, поскольку нация раскололась на две части по вопросам рабства и прав штатов. Напряженность между Севером и Югом нарастала в середине 1800-х годов, достигнув высшей точки в Гражданской войне в США (1861–1865 гг.).После войны федеральное правительство начало программу, известную как Реконструкция, направленную на восстановление Юга и объединение раздираемой войной страны. С принятием Тринадцатой поправки к Конституции США в 1865 году рабство было отменено на всей территории Соединенных Штатов. Последовали поправки к конституции и законы о гражданских правах, которые еще больше расширили юридические права афроамериканцев. Им было предоставлено гражданство, равная защита со стороны закона и право голоса, помимо других прав.

В течение короткого периода, пока не закончилась Эра Реконструкции (1865–1877 гг.), Афроамериканцы могли пользоваться некоторыми правами в американском обществе.Наконец, возможность получить образование была одной из их самых заветных целей. Для большинства чернокожих южан период после Гражданской войны был первой возможностью посещать любую школу. Бюро Фридмана, агентство, призванное помочь бывшим рабам найти работу и дом после эмансипации или освобождения от рабства, построило множество школ для афроамериканских детей во время Реконструкции. Когда реконструкция закончилась и федеральное правительство больше не имело никакого контроля на юге, большинство южных штатов резко сократили свои бюджеты на образование, причем больше всего пострадали школы для чернокожих.В течение следующих нескольких поколений южные школы были самыми бедными в стране, а школы для чернокожих были беднее всего.

В последние десятилетия XIX века количество государственных школ в других частях страны резко возросло. В то время как многие граждане продолжали выступать против практики налогообложения всего имущества граждан для оплаты обучения детей некоторых граждан в школе, все больше и больше городов успешно создают системы государственных школ. Для многих недавно образовавшихся государств на Западе образование считалось важным способом создания сообществ и привлечения поселенцев.Правительственные чиновники видели в государственных школах эффективный способ укротить Дикий Запад, обучая детей-пионеров правильным американским ценностям и поведению.

Серия книг, известных как читатели Макгаффи, сыграла значительную роль в этой кампании. Читатели Макгаффи, используемые миллионами школьников в 1800-х годах, служили стандартизированными учебниками, обучающими детей чтению, письму и орфографии. Эти учебники, предназначенные для старшеклассников, также содержали инструкции по истории, естествознанию и философии.Не менее важно для родителей и учителей, что читатели Макгаффи, названные в честь своих авторов, Уильям Холмс Макгаффи (1800–1873) и его брат Александр (1816–1896), учили религиозным, патриотическим и моральным ценностям. Читатели Макгаффи, благодаря своим учениям о важности упорного труда и божественных благословений Соединенных Штатов, приписывают распространение американской системы ценностей на всю страну.

Чтобы удовлетворить быстро растущий спрос, школы в западных штатах были открыты быстро, независимо от наличия места.Многочисленные женщины, получившие образование учителей на Северо-Востоке, совершили долгий путь на запад, чтобы обучать детей-пионеров. Благодаря усилиям защитницы прав женщин Кэтрин Бичер (1800–1878) преподавание стало уважаемой и популярной профессией для женщин. Таким образом, многие женщины считали своим долгом уехать далеко от дома, чтобы принести просвещение на границу. Условия в большинстве пионерских школ были шокирующими для вновь прибывших учителей, в некоторых школах было немного больше

Кэтрин Бичер

Кэтрин Бичер, член известной семьи в Новой Англии XIX века, посвятила свою жизнь расширению прав женщин .Она особенно продвигала право девочек на получение всестороннего образования и право женщин получать это образование в качестве учителей. Взгляды Бичера не были радикальными. Она выступала за образование для женщин, чтобы они могли преуспеть в своей традиционной роли жен и матерей, а не для того, чтобы они могли вырваться из препятствий, которые налагает на них общество. Она верила, что женщины будут отличными учителями благодаря своим воспитательным навыкам и способности служить моральными руководителями.

Бичер родился в Нью-Йорке в 1800 году, был старшим из девяти детей Лайман и Роксаны Бичер.Лайман Бичер был известным и влиятельным министром. Сестра Катарины Харриет, писавшая как Харриет Бичер-Стоу, позже стала известна как автор Хижина дяди Тома , романа, изображающего ужасы и унижение рабства. Семья Бичер переехала в Личфилд, штат Коннектикут, в 1809 году. Кэтрин Бичер поступила в частную школу для девочек, изучая манеры и нравы, а также рисование и музыку. В шестнадцать лет Бичер пришлось бросить школу, когда умерла ее мать.Следующие несколько лет она провела, помогая ухаживать за своими братьями и сестрами и управляя семейным домом.

В возрасте восемнадцати лет Бичер устроилась учителем в частную школу для девочек в Нью-Лондоне, штат Коннектикут. В 1824 году она открыла в Хартфорде собственную школу под названием Хартфордская женская семинария. Она быстро завоевала репутацию организации, дающей молодым женщинам качественное образование, что было редкостью для той эпохи. Ее ученики изучали обычные женские темы морали и религии, но Бичер также читала курсы алгебры, химии, физики, истории, латыни и других предметов.Когда ее отец переехал в Цинциннати в 1832 году, Бичер поехала с ним, открыв там еще одну школу — Western Female Institute.

Примерно в то же время Бичер начал поиски обучения женщин педагогической профессии. Она считала, что это подходящая работа для респектабельных женщин. Она также чувствовала, что женщины могут сыграть важную роль в росте нации, обучая детей на расширяющихся западных территориях. В своем Западном женском институте Бичер обучала женщин становлению учителей, надеясь вдохновить на создание многочисленных школ подготовки учителей.

Миссия Бичера по цивилизации Дикого Запада и защите нации от невежества начала получать широкую поддержку. Ее Центральный комитет содействия национальному образованию подготовил сотни женщин в качестве учителей и отправил их на Запад обучать детей-пионеров. Бичер стала известной фигурой, и ее слава резко возросла с публикацией в 1841 году ее книги «Трактат о домашней экономике для использования девушками дома и в школе» . В этой работе Бичер дала практические советы по ведению домашнего хозяйства, а также высоко оценила важность так называемого женского труда.Ее книга была чрезвычайно популярна и только усилила ее влияние в американском обществе. Многие историки приписывают Бичеру открытие профессии учителя для женщин. За свою жизнь она изменила восприятие нации, сделав преподавание достойным вариантом для женщин.

, чем лачуги, наскоро построенные в прерии. Западное общество было более грубым и менее цивилизованным, чем северо-восточное, и многие взрослые с трудом могли читать и писать. Появление в ту эпоху учителей-женщин на Западе и в других странах изменило тон в американских классах.Как заявила историк Кэтрин Киш Склар в школе , учителя-женщины «создали новую этику в школах… в которой учитель заботится об учениках».

Реформы прогрессивной эры

Прогрессивная эра, которая охватывает примерно первые три десятилетия 1900-х годов, была периодом широко распространенной общественной активности. Соединенные Штаты росли быстрыми темпами, как с точки зрения увеличения населения из-за огромного числа иммигрантов, так и с точки зрения промышленного роста.Реформаторы, также известные как прогрессисты, занялись многочисленными аспектами жизни общества, надеясь улучшить условия жизни и труда для всех американцев. Некоторые из них касались прав женщин, другие боролись с коррупцией в правительстве. Третьи стремились улучшить условия труда на заводах и фабриках. Многие прогрессисты посвятили свое время помощи бедным, в то время как другие посвятили себя запрету алкоголя. Значительное количество реформаторов обратилось к системе образования. Они использовали разные подходы и разные методы, но все искали альтернативы традиционному школьному обучению.

Одной из целей реформаторов было сделать так, чтобы каждый ребенок мог ходить в школу. Значительное количество детей в начале двадцатого века каждый день ходили на фабрику на работу, а не в школу. Сторонники прогресса стремились положить конец практике использования детского труда и сделать посещение школы обязательным. Реформаторы также придали большое значение борьбе с массовым наплывом иммигрантов. За сорок лет с 1890 по 1930 год более двадцати миллионов иммигрантов из десятков разных стран приехали в Соединенные Штаты.Большинство из них были бедными, многие не говорили по-английски. Система государственных школ столкнулась с огромной проблемой, пытаясь обучить такое разнообразное население. Несмотря на такие проблемы, цель американской школьной системы была высокой. Школы рассматривались как наиболее эффективный способ помочь детям иммигрантов ассимилироваться, изучая не только английский язык, но и американский образ жизни.

В 1870-х годах американский педагог Фрэнсис У. Паркер (1837–1902), проведя три года в Европе, изучая теорию образования, ввел радикально новый метод обучения в школьную систему в Куинси, штат Иллинойс.Большинство классных комнат в то время велось строгим авторитарным образом: ученики изучали все предметы, заучивая отрывки из книг и повторяя их наизусть. Паркер предложил альтернативный подход, который непосредственно привел к прогрессивному образовательному движению в начале 1900-х годов и навсегда изменил состояние американского образования. Основывая свои теории на тех, которые он изучил в Европе, Паркер представил стиль преподавания, который меньше полагался на дисциплину, а больше на творчество, свободное самовыражение и обучение через опыт.

Известные как движение Куинси, эти методы продвигали образование, ориентированное на ребенка, предполагая, что дети будут учиться лучше, если уроки будут включать их опыт и интересы. Подход Паркера немедленно увенчался успехом. Студенты процветали, и Паркера попросили распространить движение Куинси в государственные школы Бостона. Паркер также сыграл значительную роль в обучении учителей своим методам. Он открыл педагогическую школу в Чикаго, которая в 1901 году стала педагогической школой Чикагского университета.

В то время как Паркер заложил основы прогрессивного образования, известный педагог Джон Дьюи (1859–1952) расширил теории Паркера и распространил их по всей стране. Дьюи основал Лабораторную школу при Чикагском университете в 1896 году, чтобы реализовать свои теории, многие из которых перекликались с теориями Паркера. Дьюи подчеркивал понятие школы как средства научить детей быть хорошими демократическими гражданами. Он отметил, что уроки должны быть адаптированы для наилучшего удовлетворения потребностей и удовлетворения любопытства и интересов каждого человека.Продвигая практический интерактивный подход по сравнению с традиционными методами обучения, Дьюи считал, что посещение школы должно включать в себя гораздо больше, чем просто сидеть за партой и читать заученные уроки.

В дополнение к обучению детей основам образования, Дьюи выступал за физические упражнения и экскурсии вне класса. Многие люди неверно истолковали программу Дьюи, полагая, что он предлагает небрежную, недисциплинированную среду. Но хотя Дьюи отвергал строгий контроль и физические наказания учителей предыдущих поколений, он не поддерживал идею неконтролируемого класса.Скорее он считал, что учителя должны внимательно следить за учениками, давая им руководство и поддержку.

Другой аспект реформ образования прогрессивной эры был связан не столько с обучением, ориентированным на ребенка, сколько с администрацией школы. Эта группа реформаторов стремилась сделать школьную систему более эффективной. Они централизовали школьную администрацию и привлекли специалистов для управления школами. Новое поколение администраторов было обучено научному подходу к управлению школами.Среди таких руководителей распространено было убеждение, что детей следует оценивать на раннем этапе и направлять на образовательный путь, соответствующий их интеллектуальным способностям. Те дети, которые с самого начала хорошо учились в школе, были отправлены на учебу и направились в среднюю школу и колледж. Те, кто плохо учился в учебе, получали так называемое профессиональное образование. Таких студентов отправляли на промышленный путь, чтобы они проходили курсы, которые научили бы их ремеслу или призванию.

Чтобы помочь им определить, какой курс должен пройти каждый ученик, администраторы обратились к новому типу анализа, известному как тесты «коэффициента интеллекта (IQ)».Эти тесты были разработаны во время Первой мировой войны (1914–18), чтобы определить, какие солдаты могут стать офицерами. После войны психологи, специализирующиеся в области образования, убедили школьную администрацию, что тесты на IQ эффективно определят путь, по которому каждый ребенок должен идти в школе. Эксперты утверждали, что вместо того, чтобы измерять то, что дети узнали, тесты IQ измеряли естественный интеллект ребенка. Эти тесты рекламировались как наиболее точный, эффективный и научный способ определения потребностей детей и определения их курса на будущее.

Критики предостерегают от использования тестов IQ. Они предположили, что такие тесты были направлены в пользу детей, которые получили больше возможностей в жизни. Например, ребенок, родители которого говорили по-английски, были хорошо образованы и активно участвовали в образовании своих детей, наберет гораздо больше очков, чем ребенок, родители которого не говорят по-английски и вынуждены много работать на своей работе. По этим причинам дети из малообеспеченных семей меньшинств обычно получали более низкие баллы по тестам на IQ.Низкий показатель IQ может ограничить возможности ребенка на всю оставшуюся жизнь. Многие педагоги считали, что такие тесты были еще одним способом дискриминации в отношении этнических и расовых меньшинств.

Однако протесты против проверки интеллекта в основном проигнорировали. Вскоре тесты стали регулярной частью американской системы образования. Тесты IQ послужили образцом для другого широко применяемого экзамена: теста на школьные способности или SAT. SAT, позже известный как школьный оценочный тест, был разработан в 1940-х годах как средство проверки при поступлении в колледж.Тест широко используется и сегодня.

Изменения середины века

В середине двадцатого века в американских школах произошли драматические изменения, многие из которых были вызваны новыми законами, открывающими беспрецедентные возможности для получения образования. Одним из наиболее значительных из таких законов был Закон о корректировке военнослужащих 1944 года, более известный как Билль о правах военнослужащих или, проще говоря, Закон о военнослужащих. «GI», что означает «правительственный вопрос», — это термин, обычно используемый для обозначения любого военнослужащего американских вооруженных сил.Закон о военнослужащих предлагал всем военнослужащим, служившим во время Второй мировой войны (1939–45), из федеральных средств платить за обучение в колледже, книги и даже некоторые расходы на жизнь во время колледжа.

Многие ветераны воспользовались законопроектом о военнослужащих. Многие из них происходили из бедных семей и иначе не смогли бы получить высшее образование. Страна стала свидетелем того, как эти ветераны преуспели в колледже, получили высшее образование и нашли высокооплачиваемую работу. С этого момента представление о колледже как о чем-то, предназначенном только для элитных членов общества, изменилось.Все больше и больше людей стали рассматривать образование в колледже не только как достижимую цель, но и как необходимый путь к успеху в карьере. Закон о военнослужащих в конечном итоге был расширен, чтобы охватывать всех военнослужащих, независимо от того, служили они во время войны или нет.

После Второй мировой войны Соединенные Штаты были глубоко вовлечены в «холодную войну» (1945–91) с Советским Союзом. Это был конфликт, отмеченный не физическими сражениями, а острой политической напряженностью и ожесточенной гонкой ядерных вооружений. Страх перед ядерной войной и господством коммунистического Советского Союза руководил американской культурой и политикой в ​​ту эпоху.Система образования не избежала этого влияния. Многие люди начали чувствовать, что американские школы должны улучшить свою академическую программу, чтобы конкурировать с детьми, получившими советское образование.

Кроме того, некоторые преподаватели и граждане пришли к выводу, что прогрессивное образование зашло слишком далеко и что американские школы отошли от упора на основные предметы. Такие критики считали, что студентам нужно тратить больше времени на изучение математики и естественных наук и развитие навыков критического мышления и меньше времени на искусство, домашнее хозяйство и гигиену.Закон 1958 года выделил 100 миллионов долларов из федеральных средств, которые должны быть потрачены на улучшение школ с акцентом на развитие более продвинутых классов математики и естествознания, чтобы лучше подготовить учащихся к глобальной конкуренции.

За несколько десятилетий посещаемость средней школы резко возросла. К середине века огромное количество американских студентов заканчивали среднюю школу. Согласно сборнику статистики образования , 2004 год , только 6,4 процента семнадцатилетних подростков в 1899–1900 учебном году окончили среднюю школу.К 1949–1950 гг. Это число подскочило до 59%. Это число вырастет еще больше, достигнув 77,1% в 1968–1969 гг.

Но в то время как многие американские дети пользовались расширенными возможностями для получения образования, других сдерживал систематический институциональный расизм. В южных штатах законы о сегрегации не позволяли афроамериканским детям посещать школу с белыми детьми. Чернокожие учащиеся были вынуждены посещать полностью черные школы, большинство из которых намного уступали школам для белых с точки зрения условий содержания, имеющихся материалов и предлагаемых курсов.Важным решением Верховного суда США Браун против Совета по образованию Топика, Канзас, в 1954 году, сегрегация в школах была объявлена ​​незаконной. Хотя решение Брауна ознаменовало собой гигантский шаг вперед, борьба за действительно равные возможности продолжалась многие десятилетия, и в начале двадцать первого века ее еще не удалось выиграть.

Большая часть прогресса, достигнутого в достижении цели образования в 1960-х годах и позже, была результатом законов, принятых во время президентства Линдона Б.Джонсон (1908–1973; служил в 1963–69). Став президентом после убийства Джона Ф. Кеннеди (1917–1963; служил в 1961–63), Джонсон привел к принятию широкомасштабного закона о гражданских правах, инициированного Кеннеди. Названный Законом о гражданских правах 1964 года, он разрешал юридические баталии против школ, которые не смогли интегрироваться. Он также отказал в федеральном финансировании любому учреждению, практикующему расовую дискриминацию. Этот закон вынудил сопротивляющуюся школьную администрацию прекратить дискриминационную практику и предоставить возможность получения образования всем американцам.

Джонсон также начал широкомасштабную программу помощи бедным, известную как Война с бедностью. Он работал, чтобы добиться принятия нескольких экономических законопроектов, которые оказали большое влияние на образование. Закон об экономических возможностях 1964 года создал несколько программ по предоставлению возможностей получения образования малоимущим. Одной из самых известных и успешных из этих программ была программа Head Start, финансируемая из федерального бюджета, которая предлагает детям из бедных семей преимущество дошкольного образования. Исследования показали, что дети из малообеспеченных семей, которые не посещали дошкольные учреждения до детского сада, отставали от своих более обеспеченных одноклассников.Таких студентов не догнали даже репетиторство и прочая помощь. Эксперты считали, что ранняя интеллектуальная стимуляция, такая как чтение, игры, пение песен и экскурсии, является решающим фактором в развитии ребенка. Программа Head Start была очень успешной с самого начала и до сих пор охватывает миллионы детей.

Два закона 1965 года помогли обездоленным получить образование. В Законе о начальном и среднем образовании выделены федеральные средства для школьных округов в бедных районах.Закон о высшем образовании создал программу, которая предлагала гранты и ссуды под низкие проценты, чтобы помочь студентам с низкими доходами оплачивать обучение в колледже. Закон также предпринял несколько шагов для повышения качества обучения, включая создание Национального корпуса учителей для обучения педагогов, работающих в районах с низкими доходами. Закон о высшем образовании позволил миллионам молодых людей с низкими доходами поступить в колледжи. Это также принесло пользу колледжам за счет увеличения набора. Кроме того, любая школа, которая принимала учащихся, получивших федеральные гранты или ссуды, была вынуждена соблюдать федеральные законы о борьбе с дискриминацией.Стремясь увеличить количество студентов, многие колледжи принимали получателей федеральных ссуд и отменили политику приема, которая дискриминировала расовые и этнические меньшинства и женщин.

Расширение прав учащихся

Успехи, достигнутые афроамериканцами во время движения за гражданские права 1950-х и 1960-х годов, вдохновили другие группы меньшинств на организацию и протесты против несправедливого обращения на рабочих местах и ​​в школах. Латиноамериканские студенты, особенно новички в стране, которые говорили в основном по-испански, подвергались широко распространенной дискриминации.Во многих школах латиноамериканским ученикам запрещалось говорить по-испански. Даже в тех сообществах, где подавляющее большинство студентов были латиноамериканцами, учебная программа не содержала информации о латиноамериканской культуре и истории. Многие учителя в таких школах ясно говорили латиноамериканским учащимся, что от них мало что ожидают в учебе и что им следует отказаться от всякой надежды поступить в колледж.

В конце 1960-х годов латиноамериканские студенты начали бунтовать, пресытившись дискриминацией со стороны белых учителей и белых школьных советов.Во многих школах латиноамериканские ученики предъявили список требований, включая наем некоторых латиноамериканских учителей, добавление курсов и учебников, которые включали латиноамериканскую историю, и общее улучшение выбора курсов и обращения с латиноамериканскими учениками. Во многих районах латиноамериканские студенты объявили забастовку, отказываясь ходить в школу и проводя марши протеста. Такая активность помогла перестроить ряд школьных округов, открыв новые возможности для латиноамериканских студентов.

Одно из наиболее спорных изменений того периода было связано с Законом о двуязычном образовании, который был частью войны президента Джонсона с бедностью. Двуязычное образование означало, что некоторые школы будут предлагать курсы, преподаваемые на другом языке, кроме английского, постепенно обучая английскому языку достаточно, чтобы ученики могли посещать все свои уроки на этом языке. Программа вызывала споры с самого начала, некоторые критики полагали, что она вредит неанглоязычным ученикам, позволяя им годами учиться в американских государственных школах, не изучая английский.Сторонники программы говорят, что для новых иммигрантов бесценно иметь возможность учиться на своем родном языке. Они утверждают, что это помогает им в учебе и демонстрирует уважение к их культуре и этнической принадлежности.

Раздел IX

С самого начала истории страны девочки подвергались дискриминации в школах. Еще в 1970-х годах институциональная дискриминация девочек была чрезвычайно распространена и распространялась от начальной школы до университетского уровня и выше.Учебники для детей младшего возраста обычно демонстрируют совершенно разные образы мальчиков и девочек, как указал Лесли Вулф в школе : «Мальчики были сильными, мальчики были хозяевами, мальчики были активными. Девочки были милыми, девочки были пассивными, девочки наблюдали, девочки помогло «. В старших классах девочек отговаривали от продолжения занятий по математике или естественным наукам и от занятий спортом. Программы по легкой атлетике для девочек в младших и средних школах были минимальными или вообще отсутствовали. Колледжи и профессиональные школы, такие как юридический или медицинский, могут по закону отклонять поступающих по признаку пола.По данным школы , в 1970 году женщинам было присуждено менее 1 процента медицинских и юридических степеней, и лишь 1 процент спортсменов средней школы составляли девушки.

В 1972 году Конгресс США принял закон, объявивший такую ​​дискриминацию незаконной. В том году серия поправок к Закону о начальном и среднем образовании 1965 года включала поправку, известную как Раздел IX. С принятием Раздела IX школам всех уровней, которые получали финансирование от федерального правительства, было запрещено исключать или иным образом дискриминировать любого учащегося по признаку его или ее пола.Спортивные программы во всех школах, включая колледжи и университеты, должны предоставлять женщинам-спортсменкам равные возможности и равный доступ к спортивным сооружениям. Колледжи и профессиональные школы, получающие федеральное финансирование, не имеют права запрещать учащимся из-за пола — политика, которая защищает как мужчин, так и женщин. Учебники, в которых использовались гендерные стереотипы или проявлялись гендерные предубеждения, пришлось убрать из классов.

Чтобы добиться соблюдения Титула IX, потребовалось множество судебных процессов и много лет, и битва продолжается и сегодня.Но такие усилия привели к кардинальным изменениям в возможностях получения образования для девочек. Согласно веб-сайту Title IX , количество девочек, занимающихся легкой атлетикой в ​​средней школе, подскочило с чуть менее 300 000 в 1971–1972 годах до почти трех миллионов в 2000–2001 годах. Успехи в легкой атлетике в колледжах были более скромными, но все же значительными. . К концу двадцатого века число женщин, получивших степень бакалавра, выросло и стало примерно равным числу мужчин. Женщины по-прежнему отставали от мужчин в получении профессиональных степеней, хотя гораздо больше женщин получили такие степени в конце века, чем тридцатью годами ранее.

Студенты-инвалиды

Студенты-инвалиды также извлекли огромную пользу из законодательства о гражданских правах в 1970-х годах. Закон 1975 года, известный как Закон об образовании для всех детей-инвалидов, который с тех пор был переименован в Закон об образовании для лиц с ограниченными возможностями (IDEA), предписывал школам предоставлять возможности для умственно и физически неполноценных учащихся. До принятия этого закона большинство студентов-инвалидов либо не получали образования, либо были отправлены в общежития, многие из которых находились в плохом состоянии.Закон 1975 года предоставил детям с ограниченными возможностями право посещать государственные школы и получать специальное образование — процесс, известный как «основной поток». Правительство начало предоставлять школам финансирование для оплаты этой программы, которая включала проезд в школу и обратно, а также структурные изменения, чтобы сделать школы доступными для людей с ограниченными физическими возможностями.

Практика учета проблематики вызывает разногласия. Критики возражают против включения учащихся с тяжелыми формами инвалидности, ссылаясь на высокую стоимость и неспособность учителей уделять достаточное внимание учащимся без инвалидности.Однако в целом закон 1975 года заложил основу для значительного улучшения обращения с инвалидами в Соединенных Штатах.

Волна реформ конца века

Когда в 1970-х годах экономика США пошла на спад, многие правительственные чиновники и лидеры бизнеса обвинили в этом национальные школы. Они считали, что стандарты были слишком низкими и что слишком много студентов закончили среднюю школу, не имея достаточной подготовки, чтобы внести свой вклад в экономический рост страны. В 1983 году группа экспертов, созванная U.Департамент образования С. выступил с докладом под названием «Нация в опасности». Отчет, в котором содержится резкое осуждение американской системы государственных школ, шокировал многих. В нем говорилось, что система образования находится в разгаре кризиса и что благополучие нации окажется под угрозой, если не будут проведены кардинальные реформы.

Согласно отчету: «Конечно, важно признать, что средний гражданин сегодня лучше образован и более осведомлен, чем средний гражданин поколения назад — более грамотен и имеет больше знаний по математике, литературе, и наука.Положительное влияние этого факта на благосостояние нашей страны и жизнь нашего народа невозможно переоценить. Тем не менее, выпускника в среднем наших школ и колледжей сегодня не так хорошо образованы, как среднестатистический выпускник 25 или 35 лет назад, когда гораздо меньшая часть нашего населения закончила среднюю школу и колледж. Негативное влияние этого факта также невозможно переоценить ». Авторы отчета добавили, что« образование должно быть во главе повестки дня нации.«

Многие эксперты в области образования, признавая, что государственные школы нуждаются в некоторой реформе, утверждали, что« Нация в опасности »сильно преувеличивает проблему. Такие эксперты отметили, что американские школы неуклонно улучшались, а не переживали резкий спад. Тем не менее, доклад привлек внимание американской общественности и получил энергичную поддержку президента Рональда Рейгана (1911–2004; служил в 1981–89). Началась волна новых школьных реформ.

Реформаторы предложили такие изменения, как удлинение школьного дня и учебный год, повышение стандартов, которым должны были соответствовать учащиеся, чтобы закончить учебу, выполнение большего количества домашних заданий, а также улучшение и увеличение стандартизированных тестов.Через десять лет после проведения этих реформ преподаватели обнаружили, что академическая успеваемость повысилась лишь незначительно. Некоторые заявили, что реформы были неэффективными, в то время как другие полагали, что реформы работают, но совокупность других факторов снизила общий уровень достижений. К таким факторам относятся рост числа бедных учащихся за тот же десятилетний период, а также недофинансирование и переполненность школ в бедных, обычно городских, районах.

Выбор школы

В 80-е годы сформировался новый подход к решению проблем городских школ.Многие реформаторы считали, что принципы, лежащие в основе рыночной экономики, могут быть применены к системам государственных школ: потребители будут иметь возможность выбирать школу, которую посещают их дети, и школы должны будут соревноваться друг с другом, чтобы привлечь новых учеников. Сторонники этой практики, известной как выбор школы, утверждали, что школы с плохой успеваемостью испытают сокращение набора, что вынудит их либо улучшиться, либо закрыть.

Выбор школы, введенный во многих школьных округах по всей стране, вызвал жаркие споры.Сторонники считают, что конкуренция полезна для школ и в конечном итоге пойдет на пользу всем учащимся. Критики заявляют, что выбор школы может осуществляться преимущественно белыми семьями из среднего класса. Обездоленные семьи в меньшей степени могут воспользоваться выбором школы. Поэтому самые бедные ученики остаются в школах с низким уровнем успеваемости, от которых отказались более привилегированные ученики. Снижение приема означает сокращение государственного финансирования. Таким образом, из-за потери финансирования школы в городских районах не могут позволить себе произвести необходимые улучшения.

Некоторые программы выбора школы привели к заметному повышению качества образования. Эксперимент, начатый в Восточном Гарлеме в 1974 году, привел к появлению множества небольших альтернативных средних школ, добившихся значительных успехов в учебе. Более традиционные школы в районе начали улучшаться, чтобы конкурировать, и стандарты всего района были подняты. Однако одной из причин успеха в Восточном Гарлеме было дополнительное федеральное финансирование, направленное на поощрение инноваций. Там, где такого финансирования не было, программы выбора школы оказались менее успешными.Например, в Миннесоте, первом штате, предлагающем выбор школ на территории штата, программа привела к незначительному улучшению качества образования и успеваемости учащихся или совсем не привела к ним.

Самым спорным аспектом выбора школы было предложение ваучеров для использования в частных школах. Правительство выделяет государственной школе фиксированную сумму в долларах за каждого ученика, посещающего эту школу в конкретном учебном году. Многие родители утверждали, что они должны иметь возможность использовать эти деньги для оплаты обучения в частной школе.В 1990 году Милуоки, штат Висконсин, стал первым городом, предлагающим школьные ваучеры. Те, кто хотел участвовать в программе, получали средства, которые можно было потратить на обучение в нерелигиозной частной школе. Противники выразили обеспокоенность тем, что программа ваучеров истощит столь необходимые средства из государственных школ, но защитники утверждали, что такая программа, как и другие программы выбора школы, вынудит государственные школы совершенствоваться, чтобы оставаться конкурентоспособными. Еще одна критика ваучерных программ касается трудности определения качества образования, получаемого в частных школах, которые не подлежат такому же надзору, как государственные школы.

В некоторых районах страны сторонники ваучеров настаивают на включении частных религиозных школ в ваучерные программы. Это предложение вызвало решительную оппозицию, и критики утверждали, что оно равносильно финансовой поддержке религиозных учреждений государством и налогоплательщиками, что является нарушением требования Конституции США о разделении церкви и государства. Несмотря на сильную оппозицию, некоторые школьные округа, особенно в Кливленде, штат Огайо, и в Милуоки, продолжили реализацию программ ваучеров для всех типов частных школ.

Чартерные школы

Еще одной спорной школьной реформой, возникшей в 1990-е годы, стало создание государственной школы нового типа, известной как чартерная школа. Чартерные школы бесплатны и открыты для всех студентов. Они получают государственное финансирование на одного ученика, сопоставимое с обычной государственной школой. Однако чартерные школы управляются не школьными советами, а группами родителей или учителей, организациями или, в некоторых случаях, частными компаниями. Любая группа, получившая одобрение местных или государственных школьных чиновников, может открыть чартерную школу.Затем эта школа должна продемонстрировать в течение определенного периода времени, что она достигла своих целей в отношении академической успеваемости.

Часто чартерные школы сосредотачиваются на определенной программе или определенной группе учащихся. Например, некоторые чартерные школы специализируются на исполнительских искусствах, естественных науках или математике. Другие обслуживают учащихся из групп риска, которые плохо учатся в обычных государственных школах. Первая чартерная школа была открыта в Миннесоте в 1991 году. В 1997 году Конгресс США выделил 80 миллионов долларов на строительство новых чартерных школ.В течение семи лет по всей стране было более 3000 чартерных школ.

Надежды сторонников чартерных школ, как и в случае с другими типами программ по выбору школы, заключаются в том, что предложение учащимся большего количества возможностей будет способствовать здоровой конкуренции и улучшит работу всех государственных школ, чартерных и других. Критики выражают озабоченность уровнем качества в некоторых чартерных школах, которые не подлежат такому же строгому надзору, как традиционные государственные школы. Вдобавок, как и в случае с выбором школы, многие люди опасаются, что чартерные школы истощат столь необходимые средства из обычных государственных школ, которые по-прежнему обслуживают подавляющее большинство американских учащихся.

Корпорации и школы

С начала 1990-х годов некоторые неблагополучные школьные округа обратились к помощи извне, нанимая частные компании для управления государственными школами. Большинство школьных округов находятся в ведении школьных советов, которые состоят из выборных должностных лиц. В некоторых случаях корпорации брали на себя административные обязанности, принимая в качестве гонорара точную сумму, которую школа или округ получили бы от правительства. Такие компании утверждают, что они могут сократить расходы и упростить процедуры настолько эффективно, что они могут улучшить академическую успеваемость и модернизировать школьные помещения, при этом получая прибыль.В 1992 году первая из этих компаний, компания Education Alternatives Inc. из Миннесоты, или EAI, открыла начальную школу в округе Дейд, штат Флорида. Вскоре после этого EAI взяла на себя управление двенадцатью государственными школами в Балтиморе, штат Мэриленд, а затем и всем округом Хартфорд, штат Коннектикут.

EAI заявила, что она сэкономила деньги, исключив отходы и требуя от подрядчиков, от компаний по обслуживанию зданий до производителей компьютеров, конкурировать за бизнес. EAI также заявила, что повысила результаты тестов и общую успеваемость, хотя местные школьные советы оспаривали такие утверждения.Критики EAI отметили, что компания сократила программы специального образования, искусства и музыки. В статье School Ирен Дендридж, бывший президент Союза учителей Балтимора, указала на основную проблему, связанную с попытками управлять государственными школами с целью получения прибыли: «На образование в государственных школах, особенно в городских центрах, просто не хватает денег, чтобы иметь прибыль и хорошее образование тоже «. Школьные советы округа Дейд, Балтимора и Хартфорда решили прекратить свои отношения с EAI.

Помимо экспериментов со школьными управляющими компаниями, многие округа установили отношения с корпорациями, чтобы увеличить финансирование школ. Поскольку все больший упор делается на стандартизованные результаты тестов, многие школы нанимают коммерческие компании для оказания помощи в подготовке к экзаменам, обучая студентов. Значительное количество школ приняли оборудование от корпораций в обмен на распространение определенных материалов среди учащихся. Например, с начала 1990-х годов ряд школ получили бесплатные телевизоры, спутниковые антенны и другое медийное оборудование от компании Whittle Communications.Взамен школы должны были транслировать двенадцать минут в день Первого канала, программу, состоящую из десяти минут новостей и двух минут рекламных роликов. Многие родители и преподаватели возражали против того, чтобы государственные школы, поддерживаемые налогами, ежедневно показывали учащимся рекламные ролики, многие из которых рекламировали такие продукты, как жевательная резинка, конфеты и нездоровые закуски. Другие предположили, что такие договоренности с корпорациями позволяют финансово обремененным школьным округам приобретать необходимое оборудование, которое в противном случае они не могли бы себе позволить.

Стандартизированное тестирование

Фундаментальной частью образовательных реформ, осуществленных в конце двадцатого и начале двадцать первого веков, был новый акцент на стандартизированном тестировании как способе измерения академической успеваемости. При стандартизированном тестировании всем учащимся в определенном штате или, в некоторых случаях, во всей стране сдается один и тот же тест, проводимый в соответствии со строгими правилами. Студенты сдали стандартизированные тесты в течение многих лет, но такие экзамены приобрели все большее значение в 1990-х годах.

В 2002 году Закон «Ни одного отстающего ребенка» (NCLB), выдвинутый и подписанный президентом Джорджем Бушем (1946–2001–), поднял стандартизированное тестирование на новый уровень. Среди прочего, NCLB предписал каждому штату немедленно разработать соответствующие классам стандарты по математике и чтению, а стандарты естественных наук должны быть разработаны вскоре после этого. Чтобы измерить степень, в которой учащиеся соответствуют ожиданиям в чтении, математике и естественных науках, стандартизированные тесты, разработанные каждым штатом, должны предоставляться учащимся каждый год с третьего по восьмой класс.Результаты тестов публикуются, что позволяет родителям судить об эффективности каждой школы в достижении поставленных целей. Школы, которым в течение многих лет не удается достичь стандартов штата, рискуют потерять финансирование со стороны федерального правительства.

С самого начала закон NCLB был неоднозначным. Сторонники описывают это как всеобъемлющий закон, который, наконец, возлагает на школы ответственность за помощь каждому ученику в достижении академических целей. Они также утверждают, что NCLB дает штатам и местным школьным округам больше свободы определять, как расходуется федеральное финансирование, и дает родителям больше выбора, куда отправлять своих детей.Однако растущее оппозиционное движение критикует повышенное внимание к стандартизированным тестам. Сторонники утверждают, что такие экзамены не являются точным отражением академического и интеллектуального развития студентов.

Для пострадавших учащихся, отмечают критики, подготовка к ежегодным стандартизированным тестам занимает значительную часть каждого учебного года. Это означает, что учителя тратят много времени на подготовку учеников к прохождению теста, а не на изучение наиболее новаторских и эффективных способов помочь каждому в обучении.Многие реформаторы также выразили озабоченность по поводу того, что стандартизированные тесты отражают социальную и культурную предвзятость в отношении белых студентов из среднего класса. Кроме того, тот факт, что каждый штат может разрабатывать свои собственные стандарты, поднял вопрос о том, могут ли некоторые штаты намеренно упростить стандартизованные тесты, чтобы избежать риска потери финансирования.

Эксперты в области образования часто расходятся во мнениях относительно лучших методов реформирования национальной школьной системы, хотя большинство согласны с тем, что система нуждается в реформе.Однако, несмотря на все свои недостатки, американская система государственных школ выполняет исключительную функцию. В начале двадцать первого века почти 90 процентов детей страны посещали государственные школы. Сто лет назад эта цифра была ближе к 50 процентам, и большинство детей оставалось в школе в среднем только пять лет. И все же в то время система государственных школ рассматривалась как одно из величайших сокровищ нации, предлагая каждому ребенку шанс осуществить американскую мечту.

Современная американская система государственных школ, возможно, разочаровала миллионы детей из малообеспеченных семей и детей из групп риска. Тем не менее, он по-прежнему может стать инструментом всеобщего равенства и совершенства.

Для получения дополнительной информации

КНИГИ

Фишер, Леонард Эверетт. Школы . Нью-Йорк: Дом отдыха, 1983.

Мондейл, Сара и Сара Б. Паттон, ред. Школа: история американского государственного образования . Бостон: Beacon Press, 2001.

Унгер, Харлоу Г. Энциклопедия американского образования , 3 тома. Нью-Йорк: факты в файле, 1996.

ВЕБ-САЙТЫ

«Чтения с гидом: борьба за государственные школы». Цифровая история . http://www.digitalhistory.uh.edu/database/subtitles.cfm?TitleID=23 (по состоянию на 23 мая 2006 г.).

«Нация в опасности» (апрель 1983 года). Министерство образования США . http://www.ed.gov/pubs/NatAtRisk/risk.html (по состоянию на 23 мая 2006 г.).

Национальный центр статистики образования.«Выпускники средней школы в сравнении с населением 17 лет, по полу и контролю над школой: отдельные годы, 1869–70 и 2004–05». Сборник статистики образования, 2004 г. . http://nces.ed.gov/programs/digest/d04/tables/dt04_102.asp (по состоянию на 23 мая 2006 г.).

«Обзор« Ни одного отстающего ребенка ». Департамент образования Пенсильвании . http://www.pde.state.pa.us/nclb/cwp/view.asp?a=3&Q=77815&nclbNav=%7C5483%7C (по состоянию на 23 мая 2006 г.).

Раздел IX .http://www.titleix.info/index.jsp (по состоянию на 23 мая 2006 г.).

Реформа образования — Энциклопедия Арканзаса

Реформа образования, процесс улучшения государственного образования за счет изменений в государственной политике, в Арканзасе протекала медленно и часто неэффективно. Реформированию подлежат все аспекты государственного образования, включая финансирование школ, качество учителей, учебную программу, транспорт и школьные условия. Современные образовательные реформы в Арканзасе включают инициативы по выбору школы, альтернативную оплату труда учителей, а также основанную на стандартах подотчетность и тестирование.

Арканзас исторически был одним из штатов с самой низкой успеваемостью в учебе, и даже сегодня, несмотря на значительные улучшения в финансировании и успеваемости студентов за последнее десятилетие, Арканзас по-прежнему находится ниже среднего показателя по стране по многим объективным показателям. В Арканзасе также одна из самых малообразованных групп населения в стране с точки зрения процента взрослых с высшим образованием и процента выпускников средней школы; Арканзас занимает пятерку худших по стране в обеих категориях.В дополнение к низким уровням академической успеваемости, исторически плохое образование в штате объясняется его нежеланием интегрироваться, низкими зарплатами учителей и расходами на ученика, его попытками поставить вне закона преподавание эволюции и общим отсутствием законодательной поддержки фонд образования.

Эра ранней государственности, 1836–1880 гг.
Школьная реформа не была приоритетом, поскольку государство только начинало создавать систему государственного образования. Губернатор Арчибальд Йелл (1840–1844) возглавил первые усилия по реформе образования, отстаивая программу государственной помощи государственным школам, а губернатор Томас Дрю (1844–1849) безуспешно пытался убедить законодательный орган основать колледж штата.Государственное образование столкнулось с аналогичными трудностями при следующем губернаторе Джоне Роане (1849–1852). Несмотря на то, что федеральное правительство выделило землю для продажи, чтобы увеличить доход для новых учебных заведений, Роан не смог убедить Восьмую Генеральную ассамблею обеспечить, чтобы местные жители направили выручку от этой продажи на образование. В целом довоенная эпоха в Арканзасе была отмечена неоднократным дефицитом государственного бюджета, и поддержка государственного образования на любом уровне не была приоритетом для государства.Хотя в конституции штата Арканзас до Гражданской войны был общий пункт о поддержке государственного образования, только после войны конституция потребовала создания системы бесплатных школ в штате.

Позолоченный век через прогрессивную эру, 1880–1921
В 1885 году губернатор Саймон Хьюз (1885–1889) учредил первый раунд реформы специального образования в Арканзасе, основав Институт глухонемых (ныне Арканзасская школа для глухих). ) и Институтом для слепых (ныне Арканзасская школа для слепых) за государственный счет.Хьюз и другие губернаторы в конце девятнадцатого века продолжали бороться за обеспечение финансовой состоятельности штата, и большинству реформ в сфере образования не хватало финансовой поддержки.

Во время губернаторства Ксенафона Пиндалла (1907–1909) первая крупная реформа, направленная на повышение профессионального уровня преподавания, произошла с основанием Государственной педагогической школы Арканзаса (ASNS) в Конвей. Это учреждение для подготовки учителей стало Государственным педагогическим колледжем Арканзаса (ASTC) в 1925 году и, в конечном итоге, Университетом Центрального Арканзаса (UCA).

Одним из влиятельных руководителей реформы образования был Джордж Донаги (1909–1913). Донаги пригласил Южный совет по образованию, организацию, занимающуюся реформированием государственного образования в регионе, в Арканзас. Во время правления Донаги среднее и высшее образование сделали важные шаги вперед, так как были созданы четыре сельскохозяйственных средних школы, которые позже стали Арканзасским техническим университетом (ATU), Южным Арканзасским университетом (SAU), Арканзасским университетом в Монтичелло (UAM) и Арканзасским государственным университетом. Университет (АГУ).При губернаторстве Донаги также был принят закон штата, который упростил объединение сельских школ.

Начало двадцатого века часто называют прогрессивной эрой реформы образования, и в Арканзасе бывший профессор Чарльз Бро был сторонником прогрессивного образования в качестве губернатора с 1917 по 1921 год. Бро был одним из первых губернаторов, получивших Генеральную ассамблею принять закон, который позволит использовать налоги на собственность или мельницу для финансирования государственных учебных заведений.Бро также учредил закон об обязательной посещаемости, комиссию по неграмотности и поддержку как профессионального, так и специального образования.

Эпоха начала двадцатого века, 1921–1953 годы
Томас МакРэй (1921–1925) был еще одним влиятельным губернатором реформы образования в истории Арканзаса. После Первой мировой войны климат в Арканзасе был неспокойным, и штат испытывал финансовые затруднения. В это время средняя продолжительность учебного года составляла всего 131 день, а двадцать пять процентов учащихся в школе занимались менее 100 дней.В сельских районах не хватало средних школ, и более 100 000 взрослых в Арканзасе были неграмотными. Во время первого срока Макрэя Генеральная Ассамблея скорректировала налог на имущество штата, чтобы обеспечить стабильный источник дохода для поддержки учебных заведений, в том числе Университета Арканзаса (UA) в Фейетвилле (округ Вашингтон). Однако Макрэю было трудно принять другие налоговые меры для поддержки образования.

В то время правительство штата предоставляло только 2,60 доллара из средних местных расходов на одного студента в год, что составляло всего 23 доллара.63 по сравнению с примерно 60 долларами в Оклахоме и Миссури. Тем не менее Генеральная Ассамблея не поддержит введение подоходного налога для финансирования образования. Однако законодательный орган ввел налог на табак, что помогло обогатить фонд образования. К тому времени, когда он покинул офис, Макрей удвоил взнос штата в расчете на одного ученика. Единственная крупная реформа между губернаторами Макрея и Харви Парнелла заключалась в том, что в 1926 году население проголосовало за разрешение местным округам повысить налог на недвижимость с двенадцати до восемнадцати заводов.

Губернатор Парнелл (1928–1933) наконец получил подоходный налог через Генеральную ассамблею в 1929 году как способ поддержки государственного образования. Перенос части налогового бремени с сельских жителей штата Арканзас, богатство которых состояло из имущественных активов, на городских жителей резко увеличило объем поступлений, доступных для образования. Сторонник консолидации как способа помочь сельскому образованию, Парнелл работал с заинтересованными группами и законодателями, чтобы закрыть сотни однокомнатных школьных домов по всему штату.Его реформы привели к широкому использованию школьных автобусов, увеличению на двадцать процентов учащихся старших классов и удлинению учебного года. Парнелл также поддерживал подготовку учителей, открыв в 1929 году Государственный педагогический колледж Хендерсона (ныне Государственный университет Хендерсона) в Аркадельфии (графство Кларк).

Реформа учебных программ также произошла в это время. В дополнение к закону штата 1930 года, который требовал от учителей государственных школ в Арканзасе читать стихи из Библии, Арканзас был одним из четырех штатов, которые приняли закон, запрещающий преподавание теории эволюции.Вдобавок Образовательная ассоциация Арканзаса (AEA), самая известная в штате группа по защите интересов педагогов, стала очень активной в это время в качестве реформаторской организации. Два аспекта повестки дня AEA заключались в том, чтобы государство сосредоточило доходы на начальном образовании, а не на высшем образовании, и использовало городское богатство для финансирования сельских школ. Кроме того, Государственная ассоциация учителей Арканзаса, афроамериканская педагогическая организация штата, пыталась улучшить качество образования для чернокожих учащихся в 20-е годы прошлого века.Ассоциация пыталась устранить несправедливость, возникшую в результате местной автономии в расходах государственных средств на образование. Например, в округе Чико в течение 1929–30 учебного года расходы на одного ученика составляли всего 6,36 доллара для чернокожих студентов по сравнению с 54,11 доллара для белых студентов.

Реформы этой эпохи мало помогли убедить губернатора Юниуса Футрелла (1933–1937) в том, что образование должно быть государственным приоритетом. Футрелл не считал, что государство должно финансировать образование после восьмого класса.Более того, он хотел, чтобы федеральное правительство несло расходы на образование, и только когда федеральное правительство пригрозило прекратить поддержку, Футрелл согласился на введение законодательным органом двухпроцентного налога с продаж для поддержки государственного образования.

Хотя федеральное правительство не поддерживало политику Futrell в области образования, оно действительно выделило значительные ресурсы через программы New Deal 1930-х годов на строительство школьных помещений. Эти строительные программы, наряду с реформами консолидации и реорганизацией округов в масштабе штата в 1940-х годах, еще больше способствовали дезертирству многих однокомнатных школьных зданий по всему штату.

Эпоха десегрегации, 1954–1971 гг.
Срок полномочий Орвала Фобуса (1955–1967) был насыщенным периодом реформы образования для Арканзаса, поскольку штат стал центральной фигурой в антиинтеграционном движении 1950-х и 1960-х годов. В историческом деле о десегрегации 1954 года, Браун против Совета по образованию Топика, штат Канзас, , Верховный суд США постановил, что расовая сегрегация в государственных школах является неконституционной. Группы превосходства белых в Арканзасе не приняли постановление Brown и попытались как можно дольше отложить интеграцию посредством запугивания и бойкотов.Первая битва за интеграцию произошла в Хокси (графство Лоуренс). В конце концов, школьный совет Хокси подал в суд на сторонников сегрегации за их попытки воспрепятствовать этому, и благодаря вмешательству федерального суда интеграция в Арканзасе сделала медленный шаг вперед.

Однако сегрегационисты не потерпели поражения. С губернатором Фаубусом в качестве своего политического союзника сторонники сегрегации затем попытались задержать интеграцию Центральной средней школы в Литл-Роке (округ Пуласки). На том основании, что он следил за порядком, Фаубус вызвал Национальную гвардию, чтобы не допустить темнокожих студентов в Центральную школу 4 сентября 1957 года.В конце концов, федеральные суды приказали Фобусу разрешить интеграцию, а президент Дуайт Д. Эйзенхауэр направил федеральные войска, чтобы обеспечить безопасное посещение школы чернокожими учащимися.

Хотя заработная плата учителей выросла на 125 процентов в период с 1954 по 1966 год, отказ Фобуса поддержать школьный совет в Хокси и его ответ на Central High мало что сделали для поддержки интеграции или улучшения имиджа государственной системы образования штата.

Современная эпоха, с 1971 года по настоящее время
Реформа образования продолжилась после того, как Фаубус оставил свой пост.В сотрудничестве с законодательной властью губернатор Дейл Бамперс (1971–1975) провел несколько реформ. Некоторые из наиболее заметных законодательных актов во время правления Бамперса включали в себя финансируемые государством детские сады, бесплатные учебники для средней школы и реформу финансирования специального образования. Во время правления Дэвида Прайора (1975–1979) АЕА активно выступало против налоговой реформы, которая перекладывала ответственность за финансирование образования на местные районы. Однако в 1977 году Генеральная ассамблея приняла закон, устанавливающий минимальный уровень финансирования фонда для государственной помощи государственным школам.

Губернаторы Билл Клинтон (1979–1981, 1983–1992) и Майк Хакаби (1996–2007) были, пожалуй, наиболее ориентированными на реформу образования губернаторами в истории штата. Главный вклад губернатора Фрэнка Уайта (1981–1983) в образование заключался в его поддержке законопроекта, ставящего креационизм в один ряд с эволюцией; тем самым Уайт способствовал негативной репутации арканзасского образования.

Во время своего первого срока Клинтон заявил, что образование было его высшим законодательным приоритетом, и его программа продвигала новые экзамены на компетентность учителей, стандартизированное тестирование успеваемости учащихся, повсеместную консолидацию и закон о «справедливом увольнении» для защиты срока пребывания учителей в должности.Клинтон, однако, не удалось получить законодательную поддержку для повышения налогов для поддержки этих реформ.

В 1983 году Верховный суд штата постановил в деле Дюпри против школьного округа Алма , что формула финансирования штата была неконституционной. Это постановление и федеральный отчет A Nation at Risk дали импульс программе Клинтона в области образования во время его второго президентского срока. Комитет по образовательным стандартам, который возглавляла первая леди штата Хиллари Родэм Клинтон, сосредоточил свои усилия на обеспечении более высокого качества учителей, более строгой учебной программы, более продолжительного учебного года и меньшего размера классов в штате.Губернатор Клинтон связал консолидацию школ с этими новыми стандартами, и на этот раз он смог поднять налог с продаж штата на один процент для финансирования своих реформ. AEA решительно выступила против его инициативы по тестированию учителей, но в конечном итоге выиграла в этот период, добившись значительного повышения заработной платы учителей.

В 2001 году на реформу образования во время правления губернатора Хакаби также повлияли судебный процесс о финансировании школ ( Lake View против Huckabee ) и федеральная инициатива по реформе образования — Закон «Ни одного отстающего ребенка».В деле Lake View суд снова признал систему финансирования штата неконституционной. В результате законодательный орган принял всеобъемлющее законодательство, чтобы изменить формулу финансирования, повысить заработную плату учителей, улучшить условия и ввести обширную стандартизированную программу тестирования. Реформы, проведенные во время правления Хакаби, значительно улучшили состояние государственного образования в штате и репутацию системы образования.

Внимание политиков штата к реформированию государственного образования продолжалось при администрации губернатора Майка Биба (2007–2015 гг.).Например, во время Восемьдесят шестой сессии Генеральной ассамблеи штат утвердил крупнейшие в истории Арканзаса капитальные затраты на образование, выделив 456 миллионов долларов на улучшение школьных помещений.

Хотя в последние годы в Арканзасе был достигнут значительный прогресс в улучшении государственного образования, реформа образования в Арканзасе исторически была медленным и спорным процессом. Все три ветви власти участвовали в изменении политики в области образования, но губернаторы штата, возможно, сыграли наиболее важную роль, к лучшему или худшему, в этих реформах.

Для дополнительной информации:
Clement, R. Davis, II. «Реформа образования как моральное размежевание: расистский подтекст захвата государством школьного округа Литл-Рок». PhD, Колледж Уильяма и Мэри, 2018.

Донован, Тимоти П., Уиллард Б. Гейтвуд и Джинни М. Уэйн, ред. Губернаторы Арканзаса: Очерки политической биографии . 2-е изд. Фейетвилл: Университет Арканзаса Press, 1995.

Джонсон, Бен Ф. «Все думающие граждане»: Движение за школьную реформу Арканзаса, 1921–1930.» Арканзас Historical Quarterly 46 (лето 1987 г.): 105–132.

Клотц, Даниэль. «Государственная власть и школьная реформа в округе Фолкнер, 1873–1931». Магистерская работа, Университет Центрального Арканзаса, 2016 г.

Ледбеттер, Кэлвин Р., младший «Борьба за объединение школ в Арканзасе, 1946–1948». Арканзас Historical Quarterly 65 (весна 2006 г.): 45–57.

МакЭндрюс, Лоуренс Дж. Эра образования: президенты и школы, 1965–2001 гг. .Чикаго: University of Illinois Press, 2006.

Тайак Д., Томас Джеймс и Аарон Бенавот. Право и формирование общественного образования, 1785–1954 гг. . Мэдисон: University of Wisconsin Press, 1987.

Марк Дж. Холли
Арканзасский университет, Фейетвилл

Последнее обновление: 22.12.2020

Реформа образования

| Реформа образования

Создание Департамента реформы образования в Педагогическом колледже и Медицинские профессии в 2005 году стали возможны благодаря частному подарку в размере 10 миллионов долларов и дополнительные 10 миллионов долларов в рамках Университетской программы подарков.Этот подарок один из крупнейших, когда-либо полученных колледжем в стране. С этими ресурсов, на кафедре шесть профильных постов, 10 докторских стипендий. и средства на исследования и проекты.

Миссия Департамента реформы образования — продвигать образование и экономическую развития, сосредоточив внимание на улучшении успеваемости в начальной и средние школы.Департамент реформы образования публикует объективные результаты исследований. что привело к программам прямого вмешательства в государственных школах. Он стремится предоставить исследования, которые будут напрямую информировать разработчиков политики на всех уровнях правительства, ученых, родителей, учителей, администраторов и широкой общественности, чтобы положительно повлиять на будущее Арканзаса и школ страны.

Программа предлагает доктора образования по политике в области образования.

Согласно базе данных Academic Analytics, Департамент реформы образования четвертое место по общей научной продуктивности среди кафедр в области Оценка образования и исследования в США. Занимает первое место в академических наградах. второе место по выпуску научных статей и третье место по изданию книг. и главы книг.

Миссия EDRE будет достигнута путем достижения следующих семи целей:

  1. Повысить качество образования, предоставляемого детям Арканзаса, которые в конечном итоге присоединиться к государственной рабочей силе
  2. Разработка и реализация демонстрационных проектов в государственных школах, связывающих исследования выводы для аудиторной практики
  3. Повысить позитивное восприятие качества образования в Арканзасе, тем самым способствуя способность государства привлекать новый бизнес и высококвалифицированную рабочую силу
  4. Провести комплексную и скоординированную программу исследований в пяти приоритетных областях.
  5. Преобразовать результаты исследований в информационные ресурсы, полезные для школьных практиков, политики и другие заинтересованные стороны
  6. Служить государственным и национальным информационным ресурсом для народного образования с целью предоставлять знания, полученные в результате исследований, широкой аудитории
  7. Содействовать научному обмену мнениями о реформе образования

Департамент реформы образования будет преследовать свою миссию и цели посредством различных программных стратегий, включая:

  1. Генерировать новые знания посредством исследований, относящихся к конкретным приоритетным областям
  2. Разработка программ, основанных на исследованиях, которые могут быть внедрены непосредственно в классах поддерживать государственные школы в их усилиях по стимулированию достижений учащихся
  3. Превратить исследования в политику, предоставив лидеров бизнеса и общественности, политиков и школьных практиков своевременной и понятной информацией
  4. Расширить масштабы информированных дебатов о школьной реформе через общественные форумы, в Интернете информация, пресс-брифинги, информационные бюллетени, семинары и повышение квалификации виды деятельности
  5. Развивать совместную деятельность с университетами, штатами, региональными и национальными организациями что повысит эффективность отдела в достижении поставленных целей
  6. Получить дополнительное частное, государственное и федеральное финансирование за счет создания семян грантовая программа, предусматривающая первоначальное финансирование перспективных исследований и демонстраций. проекты
  7. Через тщательно отобранный профессорско-преподавательский состав собрать критическую массу ученых и новаторов. необходимы для проведения исследований, разработки и реализации программ вмешательства, создания общение с лидерами образования и политиками, сбор дополнительных средств для поддержки программ в рамках EDRE и служат информационным ресурсом для людей из разных стран. нация озабочена реформой образования

Последние достижения, связанные с целями ведомства (PDF)

Следуйте за нами: Facebook Новости Twitter Исследования Twitter

Краткая история реформы образования — ответ

Краткая история реформы образования

Усилия федерального правительства по улучшению наших школ

Грег Фрицберг, профессор образования СПУ | Фото Брук Фиттс

В этот год выборов образование K – 12 находится где-то рядом с главными семейными проблемами, если не считать очевидного тяжеловесного вопроса: экономики.Американские компании обеспокоены с готовностью наших выпускников средней школы к программам колледжа, которые подготовят рабочих для все более конкурентной глобальной рабочей среды. И бизнес, и гражданские лидеры также выражают озабоченность по поводу «разрыва в достижениях», который непропорционально низводит выпускники с низким доходом и дети из групп этнических меньшинств, ведущие к неполной занятости или безработица. Эти вопросы важны, потому что они касаются человеческих жизней, но они определенно не новы.

После того, как в 1957 году Россия запустила спутник Sputnik, озабоченность по поводу национальной безопасности вызвала интенсивную риторику о качестве американских школ. Американцы беспокоились, что выпускникам средних школ и колледжей не хватало математических и научных навыков, которые помогли бы их стране конкурировать в технологической сфере. Значительные федеральные ресурсы были перенаправлены на разработку более строгих учебных программ и более эффективное обслуживание одаренных студентов, которые могли бы принести идеи, которые помогут их стране процветать.

В 1983 году федеральный доклад под названием «Нация в опасности» вызвал аналогичные страсти по поводу качество американских школ, на этот раз с упором на экономические, а не на военные проблемы, с Японией и Западной Европой, заменяющими Россию в качестве наших предполагаемых соперников.Между этими двумя кампаниями «передового опыта в образовании» были зажаты два десятилетия законодательства о гражданских правах, направленное на устранение неравенства в доступе к ресурсам и программам среди расовых, гендерных, языковых, социально-экономических и групп «способностей».

Президенты Билл Клинтон и Джордж Буш попытались преодолеть опасения по поводу качества и равенства в государственном образовании, продвигая стандарты и оценки в масштабе штата, которым должны соответствовать все дети. Клинтон предложила типовые стандарты, которым государства могли бы добровольно подражать, поскольку соблюдение национальных стандартов было невозможно с конституционной точки зрения.Буш взял стандарты сделать еще один шаг, связав федеральные санкции с успеваемостью школ и округов на экзаменах штата, ежегодно проводимых в 3–8 классах.

Повестка дня Буша была сформулирована в его законе «Ни одного отстающего ребенка» (NCLB), который был повторным санкционированием его администрацией Закона 1965 года о начальном и среднем образовании Линдена Джонсона (ESEA). Сейчас 10-летнему NCLB скоро затмеет версия ESEA президента Барака Обамы, если он сможет передать ее через Конгресс до выборов в ноябре 2012 года или вскоре после этого, если он останется лидером нашей страны.

Подход Обамы к реформе образования не полностью отличается от подхода его предшественников. Он верит в стандарты штата и поддерживает межгосударственное движение к «Общим основным стандартам», которое проходит конституционные проверки, потому что оно исходит от штатов и является добровольным.

Как и Буш, Обама хочет, чтобы школы «дезагрегировали» свои данные об успеваемости, что означает, что они не могут только сообщать общие школьные результаты, но также должны показывать, как работают разные группы населения — по этнической принадлежности, родному языку, социально-экономическому статусу и специальному образованию. .Аргумент состоит в том, что Америка не может преодолеть разрыв в академической успеваемости, не зная конкретно, каковы показатели традиционно недостаточно обеспеченного населения.

Также как Буш, Обама и министр образования Арне Дункан публично поддержали адвокат «Чартерные школы». Действительно, наш штат Вашингтон был исключен из значительных федеральных грантовых средств «Гонки за вершиной» из-за его отказа (пока) экспериментировать с чартерными школами, в отличие от 42 других штатов, которые сделали это.Конкурс на получение грантов Обамы «Гонка за лидером» для штатов отличается от его предстоящей повторной авторизации ESEA, но он обеспечивает сильные подсказки о направлении, в котором он движется.

Движению за федеральную ответственность, порожденному публикацией «Нация в опасности», уже почти три десятилетия. Его фирменная стратегия, стандарты учебной программы штата — теперь межгосударственные Common Core Standards — и соответствующий режим тестирования живы и здоровы.

В то время как многие учителя и родители жалуются на давление, которое эти тесты оказывают на детей и другие важные школьные занятия, такие как искусство, наши федеральные лидеры уделяют приоритетное внимание измеримому академическому росту по основным школьным предметам, особенно среди групп населения, которые исторически отставали.Демократы, безусловно, потратят на эти усилия больше, чем новая республиканская администрация в 2013 году, но их общие цели в области образования не так уж далеки друг от друга.

COVID-19 вызывает назревшее обсуждение реформы образования: оптимистичное видение

«Пандемия дает нам возможность сделать поворот, который мы должны были сделать давно. Мы были на беговой дорожке краткосрочных исправлений, делая вид, что если мы просто проведем правильный тест, правильные стимулы, окажем нужное давление на учителей и учеников, которых они добьются.… Но мы осознаем то, что должны были знать все это время: что вы просто не можете проложить свой путь к эффективному обучению, что отношения имеют решающее значение для обучения, что интересы студентов необходимо стимулировать, а их самих нужно признавать ».

— Джал Мехта

Ситуация ужасная. Американское образование ухудшается: только 35 процентов четвероклассников были по крайней мере умелыми читателями Национальной оценки образовательного прогресса 2019 года, что серьезно повлияло на их долгосрочную академическую успеваемость и экономическое благополучие.Результаты международных тестов вызывают смущение для Соединенных Штатов: наши 15-летние дети занимают 13-е место по чтению, уступая Китаю и Канаде, и 37-е место по математике, отставая от России и Литвы. Многие промышленно развитые страны, включая Канаду и Сингапур, осознали, что их школьные системы, разработанные с учетом потребностей XIX века, просто не готовили детей к работе в XXI веке. В менее индустриальных странах ситуация еще хуже, о чем свидетельствуют прогнозы Комиссии по образованию на 2016 год.

Рисунок 1. Ожидаемые результаты обучения когорты студентов 2030 г.

Источник: Комиссия по образованию (2016)

И это все было до пандемии. Студенты, учителя, администраторы и семьи сталкиваются с беспрецедентным давлением из-за COVID-19. Несмотря на титанические усилия учителей, анализ репрезентативных на национальном уровне опросов более 1000 учителей в Соединенных Штатах показал, что 56 процентов учителей по всей стране покрыли половину материала, который они преподают в течение обычного года, самое большее, когда данные были собраны осенью 2020 года.Согласно недавнему прогнозу, ученики пойдут в школу осенью 2020 года, потеряв до 37 процентов обычного учебного года в чтении и до 63 процентов обычного года по математике.

Некоторые описывают восстановление экономики после COVID-19 как К-образное с обострением неравенства между состоятельными людьми и теми, кто сталкивается с огромным разрывом в возможностях. Это, вероятно, относится и к неравенству в образовании. Например, такая же оценка навыков чтения и математики у учащихся осенью 2020 года, приведенная выше, предполагает, что верхняя треть учащихся могла бы улучшить чтение во время пандемии.К счастью, начинают поступать первоначальные данные об успеваемости студентов осенью 2020 года, и ситуация может оказаться не такой катастрофической, как ожидалось. Оценка результатов почти 4,4 миллиона учеников третьего-восьмого классов, сдавших экзамен NWEA MAP® Growth TM этой осенью, показала, что успеваемость учащихся по чтению была такой же, как у их сверстников из того же класса осенью 2019 года, но была 5- Снижение успеваемости по математике в среднем на 10 процентов из года в год. Тем не менее, уровень отсева студентов по этим результатам по-прежнему вызывает озабоченность, поскольку студенты наиболее уязвимы к неблагоприятным последствиям COVID-19 (т.е., те, у кого была более низкая успеваемость осенью 2019 года, учились в школах с более неблагополучными в социально-экономическом отношении учащимися и принадлежали к расовым или этническим меньшинствам) с большей вероятностью отсутствовали в данных MAP® на осень 2020 года.

Однако эти различия в успеваемости — только часть истории. Как напоминает нам Мехта, в основе образования лежат отношения. Учащимся необходимо поддерживать педагогику, которая может адаптироваться к их потребностям с учетом их обстоятельств и опыта.Последствия узкого акцента на разрыве в успеваемости без более широкого размышления о разрыве возможностей и происхождении учащихся очевидны. Мехта отмечает, что за последние несколько месяцев школы, которые лучше всего работали во время пандемии, были сосредоточены на построении сообщества.

Несмотря на то, что ныне модно оплакивать нынешнюю систему образования, период COVID-19 показывает, что мы должны и можем делать в будущем. Мы можем переосмыслить образовательные системы, которые перестают уделять первоочередное внимание передаче узко истолкованной информации, которая может быть проверена с помощью узконаправленных тестов.Вместо этого мы можем руководствоваться наукой о том, как учатся детей, и о том, что им нужно научиться, чтобы добиться успеха на рабочем месте завтрашнего дня.

Центральный вопрос, который вдохновляет на новое видение образования, заключается в следующем: как мы хотим, чтобы наши выпускники выглядели так, чтобы они стали думающими, склонными к сотрудничеству и гражданами мира? Batelle for Kids и EdLeader 21 представили концепцию портрета выпускника, чтобы задать этот самый вопрос. В нашей книге «Стать гениальным» и в новом отчете Brookings Big Ideas мы не только спрашиваем: «Чего мы хотим в качестве результатов?» но «Что нужно сделать системе образования, чтобы привести детей к этой цели?»

Новое определение успеха

Сегодня готовность к карьере в целом требует мастерства сотрудничества, общения, всего необходимого знания содержания, критического мышления и творческого решения проблем — переосмысление образования для 21 века, которое также поддерживается большинством преподавателей в недавнем опросе.В то же время исследователи, поддерживающие этот сдвиг, предполагают, что для достижения успеха потребуется, чтобы мы думали о широте навыков для разных возрастов (например, обучение учиться и обучение на протяжении всей жизни) и о широте контекстов (например, приложения, неформальное образование). .

Наша версия подхода включает то, что мы называем 6C:

  • Сотрудничество : Общение с другими для развития сообщества и сдерживание импульсов
  • Связь : разговор, чтение, письмо и аудирование
  • Содержание : чтение, письмо, математика, естественные науки, общественные науки, искусство и управляющие навыки, такие как повышение внимания и рабочей памяти
  • Критическое мышление : Оценка качества полученной информации
  • Творческие инновации : Использование академических материалов и критического мышления для исследования и создания чего-то нового
  • Уверенность : Принятие разумного риска, демонстрация настойчивости и способности приспосабливаться при столкновении с неудачей

Эти навыки подкреплены научными данными, создают системный подход к обучению и поддаются измерению.Эти навыки поддерживают друг друга, начиная с сотрудничества.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *