Гуманитарные институты россии: Рейтинг гуманитарных вузов России 2022

Рейтинг гуманитарных вузов России 2022

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы открыть доступ к новым функциям

  • Регистрация
  • Вход

Восстановить пароль

Напомнить логин




*В логине разрешены латинские буквы/цифры/точка/@


Выберите город, в который хотите поступатьАбаканАлександровАлексеевкаАльметьевскАнапаАнжеро-СудженскАпатитыАргунАрзамасАрмавирАрхангельскАстанаАстраханьБакуБалаковоБалашихаБалашовБарнаулБатайскБелгородБелогорскБелорецкБелоярскийБерезникиБийскБиробиджанБлаговещенскБокситогорскБратскБрянскБуденновскВалдайВеликий НовгородВельскВладивостокВладикавказВладимирВолгоградВолгодонскВолжскийВологдаВолосовоВоронежВыборгВышний ВолочекВязникиГеленджикГлазовГорно-АлтайскГрозныйГусь-ХрустальныйДальнегорскДербентДзержинскДмитровДомодедовоДонскойДубнаДушанбеЕкатеринбургЕлабугаЕлецЕлизовоЕреванЕссентукиЖелезногорскЗаречныйЗлатоустИвановоИжевскИрбитИркутскИшимЙошкар-ОлаКазаньКалининградКалугаКаменск-УральскКанскКарачаевскКаспийскКемеровоКерчьКиржачКировКирово-ЧепецкКисловодскКовровКольчугиноКомсомольск-на-АмуреКонаковоКопейскКоркиноКоряжмаКостромаКотласКрасноборскКраснодарКраснокаменскКрасноярскКудымкарКулебакиКумертауКунгурКурганКурскКызылЛениногорскЛесозаводскЛесосибирскЛикино-ДулёвоЛипецкЛугаЛысьваЛюберцыМагаданМагнитогорскМайкопМахачкалаМегионМиассМинскМихайловскМичуринскМончегорскМоршанскМоскваМурманскМценскНабережные ЧелныНальчикНаро-фоминскНаходкаНевинномысскНерчинскНефтекамскНефтекумскНефтеюганскНижневартовскНижнекамскНижний НовгородНижний ТагилНиколаевск-на-АмуреНикологорыНовозыбковНовомосковскНовороссийскНовосибирскНовочебоксарскНовый УренгойНорильскНоябрьскОбнинскОдинцовоОзерскОмскОрелОренбургОрскПензаПермьПетрозаводскПетропавловск-КамчатскийПетушкиПодольскПриозерскПрокопьевскПсковПущиноПятигорскРаменскоеРжевРостовРостов-на-ДонуРубцовскРыбинскРязаньс.

Старый ЧерекСалаватСалехардСамараСанкт-ПетербургСаранскСарапулСаратовСаяногорскСевастопольСерпуховСестрорецкСимферопольСланцыСмоленскСоветскийСоликамскСоль-ИлецкСортавалаСосновый БорСочиСтавропольСтарый ОсколСтерлитамакСуздальСургутСызраньСыктывкарТаганрогТамбовТашкентТверьТольяттиТомскТосноТроицкТуймазыТулаТюменьУгличУлан-УдэУльяновскУссурийскУфаУхтаФурмановХабаровскХанты-МансийскХимкиЧайковскийЧебоксарыЧелябинскЧереповецЧеркесскЧернушкаЧитаШадринскШебекиноШумихаЭлектростальЭлистаЭнгельсЮжно-СахалинскЯкутскЯрославль

Пожалуйста, выберите, кем вы являетесьЯ абитуриентШкольник до 10 классаЯ родитель абитуриентаЯ учитель в школеЯ сотрудник вузаСтудент колледжаСпециалистБакалаврМагистр

Регистрируясь через данную форму, я соглашаюсь с политикой конфиденциальности и согласен на обработку персональных данных.

Хочу, что вы отправляли мне индивидуальные подборки и лучшие предложения от вузов по нужным мне критериям.

Вводите только ваши реальные данные или вы не сможете пользоваться сервисом в полной мере

Рейтинг гуманитарных вузов России «Национальное признание» 2019

Рейтинг гуманитарных вузов «Национальное признание»: Лучшие вузы 2019

МестоВузСтатусГородКоличество баллов
1Российский государственный гуманитарный университетМосква106,8
2Национальный государственный университет физической культуры, спорта и здоровья им. П.Ф. ЛесгафтаСанкт-Петербург44,1
3Российский государственный университет физической культуры, спорта, молодёжи и туризмаМосква35,2
4Московский государственный лингвистический университетМосква 31,1
5Кубанский государственный университет физической культуры, спорта и туризмаКраснодар29
6Уральский государственный университет физической культурыЧелябинск25,7
7Санкт-Петербургский государственный институт культурыСанкт-Петербург23,1
8Московский государственный институт культурыХимки22,9
9Государственный социально-гуманитарный университетКоломна22,2
10Московская государственная академия физической культурыМалаховка22,1
11Волгоградская государственная академия физической культурыВолгоград20
12Санкт-Петербургский Гуманитарный университет профсоюзовСанкт-Петербург19,4
13Поволжская государственная академия физической культуры, спорта и туризмаКазань18,6
14Сибирский государственный университет физической культуры и спортаОмск16,5
15Санкт-Петербургский государственный институт кино и телевиденияСанкт-Петербург15,5
16Московский государственный институт музыки им. А.Г. ШниткеМосква13,6
17Кемеровский государственный институт культурыКемерово12,4
18Челябинский государственный институт культуры Челябинск12,1
19Московская государственная консерватория имени П.И. ЧайковскогоМосква11,9
20Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. ДобролюбоваНижний Новгород11,9
21Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университетМосква11,6

Рейтинг гуманитарных вузов «Национальное признание»: Вузы выше среднего по стране 2019

МестоВузСтатусГородКоличество баллов
22Государственный институт русского языка им. А.С. ПушкинаМосква11,3
23Краснодарский государственный институт культурыКраснодар11,1
24Санкт-Петербургская государственная консерватория им.
Н.А. Римского-Корсакова
Санкт-Петербург10,7
25Казанский государственный институт культурыКазань8,8
26Алтайский государственный институт культурыБарнаул7,9
27Белгородский государственный институт искусств и культурыБелгород6,2
28Самарский государственный институт культурыСамара5,8
29Смоленская государственная академия физической культуры, спорта и туризмаСмоленск5,5
30Нижегородская государственная консерватория им. М.И. ГлинкиНижний Новгород5
31Красноярский государственный институт искусствКрасноярск4,9
32Ростовская государственная консерватория им. С.В. Рахманинова
Ростов-на-Дону4,8
33Российская академия музыки им. ГнесиныхМосква4,6
34Уральский государственный архитектурно-художественный университетЕкатеринбург4,6
35Воронежский государственный институт физической культурыВоронеж4,3
36Саратовская государственная консерватория им. Л.В. СобиноваСаратов4,2
37Всероссийский государственный институт кинематографии им. С.А. ГерасимоваМосква4,2
38Казанская государственная консерватория им. Н.Г. ЖигановаКазань4,1
39Уфимский государственный институт искусств им. Загира ИсмагиловаУфа
3,9
40Уральская государственная консерватория им. М.П. МусоргскогоЕкатеринбург3,7
41Восточно-Сибирский государственный институт культурыУлан-Удэ3,7
42Академия Русского балета им. А.Я. ВагановойСанкт-Петербург3,6

Рейтинг гуманитарных вузов «Национальное признание»: Вузы ниже среднего по стране 2019

МестоВузСтатусГородКоличество баллов
43Екатеринбургская академия современного искусства (Институт)Екатеринбург3,6
44Новосибирский государственный университет архитектуры, дизайна и искусствНовосибирск3,5
45Орловский государственный институт культурыОрел3,4
46Арктический государственный институт культуры и искусствЯкутск3,3
47Петрозаводская государственная консерватория им. А.К. ГлазуноваПетрозаводск3,1
48Дальневосточный государственный гуманитарный университетХабаровск2,9
49Великолукская государственная академия физической культуры и спортаВеликие Луки2,8
50Пермский государственный институт культурыПермь2,7
51Чайковский государственный институт физической культурыЧайковский2,6
52Новосибирская государственная консерватория им. М.И. ГлинкиНовосибирск2,5
53
Тюменский государственный институт культурыТюмень2,2
54Литературный институт им. А.М. ГорькогоМосква2,1
55Институт кино и телевидения (ГИТР)Москва1,7
56Дальневосточная государственная академия физической культурыХабаровск1,6
57Хабаровский государственный институт культурыХабаровск1,6
58Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. РепинаСанкт-Петербург1,5
59Московская духовная академия Русской Православной ЦерквиСергиев Посад1,4
60Московская государственная художественно-промышленная академия им. С.Г. СтрогановаМосква1,4
61Санкт-Петербургская государственная художественно-промышленная академия им. А.Л. ШтиглицаСанкт-Петербург1,3
62Южно-Уральский государственный институт искусств им. П.И. ЧайковскогоЧелябинск1,1
63Высшая школа народных искусств (академия)Санкт-Петербург1,1

Рейтинг гуманитарных вузов «Национальное признание»: Слабые вузы 2019

МестоВузСтатусГородКоличество баллов
64Государственный академический университет гуманитарных наукМосква1,1
65Государственная классическая академия им. МаймонидаМосква1,1
66Российский государственный институт сценических искусствСанкт-Петербург1
67Магнитогорская государственная консерватория им. М.И. ГлинкиМагнитогорск1
68Смоленский государственный институт искусствСмоленск0,8
69Российский институт театрального искусства – ГИТИСМосква0,8
70Московский православный институт святого Иоанна БогословаМосква0,7
71Северо-Кавказский государственный институт искусствНальчик0,7
72Российская государственная специализированная академия искусствМосква0,7
73Московский государственный академический художественный институт им. В.И. СуриковаМосква0,7
74Свято-Филаретовский православно-христианский институтМосква0,7
75Астраханская государственная консерваторияАстрахань0,7
76Дальневосточная государственная академия искусствВладивосток0,6
77Академия хорового искусства им. В.С. ПоповаМосква0,6
78Волгоградский государственный институт искусств и культурыВолгоград0,6
79Российская академия живописи, ваяния и зодчества Ильи ГлазуноваМосква0,6
80Поволжский православный институт им. Святителя Алексия, митрополита МосковскогоТольятти0,5
81Крымский университет культуры, искусств и туризмаСимферополь0,5
82Чурапчинский государственный институт физической культуры и спортаЧурапча0,5
83Еврейский университетМосква0,4
84Саратовская православная духовная семинария Саратовской епархии Русской Православной ЦерквиСаратов0,2

Рейтинги по типам вузов 2019

«Нам нужны люди, которые сосредоточены на миссии, а не на правилах и процедурах»

Местные НПО в Украине намного эффективнее, чем крупные международные организации по оказанию помощи, такие как МККК и ООН, так что дайте им доступ к деньгам международной помощи

Международный гуманитарные организации получают миллиарды долларов на помощь Украине (например, ООН собрала более 2,24 млрд долларов), но на деле помощь поступает слишком медленно и не соответствует реальным потребностям людей.

Когда в феврале Россия вторглась в Украину, украинская активистка Елена Шевченко обратилась за помощью к международным организациям. Она руководит двумя НПО. Insight поддерживает права ЛГБТК+, а Женский марш выступает за права женщин в Украине. До вторжения эти организации были ориентированы на небольшие общины, которые активно боролись за свои права. Но русское вторжение все изменило. Целевая аудитория этих организаций выросла до половины населения Украины, от женщин до детей. Шевченко говорит, что получение поддержки со стороны крупных международных организаций для ее работы оказалось самой сложной задачей, с которой она когда-либо сталкивалась.

Незадолго до вторжения и в первые дни атаки большинство крупных гуманитарных организаций эвакуировали сотрудников из Украины и лихорадочно искали замену на местах. Тем временем сотни тысяч людей по всей стране оказались в смертельной опасности. Некоторые пытались эвакуироваться из городов, на которые напала Россия, таких как Мариуполь, Херсон или Буча. Другие пытались попасть на территорию Евросоюза через западную границу. Не менее 16 миллионов украинцев оказались временно перемещенными внутри и за пределами своей страны. Поставки в Украину продуктов питания, средств гигиены и других предметов первой необходимости были прерваны, во многих городах разразился гуманитарный кризис. Нужно было быстро реагировать на происходящее и искать ресурсы.

Шевченко говорит, что в первые два месяца вторжения международные организации, такие как ООН, «Врачи без границ» или Международный комитет Красного Креста, не отвечали на многочисленные запросы. Ей приходилось использовать личные контакты для поиска помощи людям, пострадавшим от действий России, и в первую очередь это были друзья и волонтеры из Украины и стран Европы, которые оперативно откликались на просьбы о помощи.

«Два месяца ушло на то, чтобы наладить связь со средними донорами и только начать общаться с крупными, — говорит Шевченко. — Для них быстро реагировать — это что-то невозможное. Я увидела другую реальность: меня попросили заполнить таблицу Excel с указанием потребностей. Мы этим занимались 24/7: собирали списки, вычитывали, переводили — и за два месяца ничего не получили. 5000 единиц подгузников, вы получаете только 10 упаковок».

В июне исследовательская инициатива «Гуманитарные результаты» опубликовала отчет «Возможность местного реагирования: новые гуманитарные приоритеты в Украине, март–май 2022 », в котором критически оценивается реакция международных гуманитарных организаций на вторжение и запросы украинского населения. Согласно отчету, в течение первых шести недель после вторжения практически вся гуманитарная помощь внутри Украины была организована и реализована местными субъектами, включая около 150 ранее существовавших национальных НПО и церковных групп, а также около 1700 недавно созданных местных групп помощи. «Эти группы (вместе с местными властями) остаются основными поставщиками помощи, но быстро истощаются средства, топливо и физическая энергия», — говорится в отчете (стр. 3).

Большую роль в оперативном реагировании сыграли местные сообщества, активистские инициативы, церкви и религиозные организации, а также городские и поселковые советы при местных администрациях. Они смогли быстро найти необходимую помощь людям, нуждающимся в поддержке, и организовали доставку. Доставляли даже на оккупированные территории, несмотря на высокие риски — российская армия обстреляла десятки пунктов раздачи гуманитарной помощи, а российские солдаты расстреляли волонтеров и автомобили с местными гуманитарными отрядами.

Как это работает, можно увидеть на земле. Например, после освобождения Киевской, Сумской и Черниговской областей от российских оккупантов местные сообщества и волонтеры оперативно приступили к восстановлению разрушенных домов и развозу населению гуманитарной помощи, которая была собрана с помощью местных предпринимателей и частных доноров. Волонтеры ездили и продолжают ездить на оккупированные территории, помогая людям выбраться из обстреливаемых мест и привозя гуманитарную помощь. Международные миссии не представлены в большинстве таких регионов. Некоторые из этих групп, говорится в отчете «Гуманитарные результаты», имеют связи в диаспоре, которые обеспечивают им деньги и доступ к другим частным донорам, а некоторые волонтеры совершают регулярные поездки за пределы Украины (например, в Польшу и Румынию) для поиска новых доноров и приобретать товары, которые трудно достать в регионах, где они работают.

Согласно отчету, большая часть финансирования гуманитарной помощи Украине сосредоточена в руках структур ООН и МККК, в то время как на местные организации приходится лишь 6 процентов этого финансирования. В то же время оперативное присутствие местных организаций и волонтерских групп больше, чем международных организаций в аналогичных пропорциях. Местные организации знают, что нужно людям, и они знают, как управлять помощью через сообщества, которым они служат, но международные организации не хотят сотрудничать или предоставлять им финансирование.

Александра Матвийчук, глава Центра гражданских свобод, одной из двух НПО, получивших в этом году Нобелевскую премию мира, документирует нарушения прав человека в Украине и военные преступления. Она считает, что главная проблема в том, что крупные международные организации действуют по старым лекалам и не хотят меняться. Структура таких организаций, как ООН или МККК, иерархична и часто игнорирует местный контекст. Полевой персонал обычно рассматривается как функциональная единица, которой поручено выполнять указания сверху, и мнение этих сотрудников не учитывается при принятии решений.

Такое отношение ярко иллюстрирует, например, ситуация, которая произошла с Amnesty International. Когда организация в августе , опубликовала несбалансированный отчет «Украинская боевая тактика ставит под угрозу мирных жителей», украинская команда осудила такой подход, а местный руководитель ИИ Оксана Покальчук заявила, что при подготовке отчета центральный офис проигнорировал многочисленные комментарии со стороны Украинская команда, которая могла бы сбалансировать отчет, не искажая реальную ситуацию. Затем она ушла в отставку вместе с частью местной команды.

«Международные НКО эвакуировали своих сотрудников в начале вторжения, когда они нам были нужны, — говорит Матвийчук. — Рядовым украинцам пришлось пробиваться боем. Правила и процедуры международных организаций заменили их миссию. Гуманитарная помощь нужна правильно здесь и сейчас, — сказала она, — и вы должны взять на себя ответственность и нарушить процедуры, чтобы выполнить миссию — спасти людей. Это требует лидерства. В этих организациях на местах работают замечательные люди, которые понимают, почему это важно, и понимают миссии, но ими руководят люди, заточенные на процедуры. И эти процедуры не рассчитаны на такой кризис, в котором оказалась Украина».

В марте Матвийчук инициировала открытое обращение к международным организациям с призывом вернуться в Украину и помочь украинцам справиться с беспрецедентной атакой на человечество в центре Европы. Это обращение осталось без ответа. В марте десятки тысяч человек не могли покинуть окруженные или оккупированные Россией территории из-за того, что российская сторона не согласилась предоставить «зеленый коридор». Переговоры о зеленом коридоре, по которому беспрепятственно могут пройти мирные жители, спасаясь от обстрелов, обычно ведутся такими организациями, как МККК и ОБСЕ, но они оказались бессильны: в Мариуполе, Херсоне, Буче, например, не было представителей этих международных организаций — все они были эвакуированы до или в начале вторжения, а на них рассчитывали попавшие в ловушку украинские граждане9. 0005

Украинские волонтеры и активисты продолжают работать в режиме нон-стоп, чтобы помочь согражданам, пострадавшим от нападения России. Шевченко говорит, что требования к двум ее НПО не уменьшились. За несколько месяцев переговоров с международными организациями о возможных усилиях по координации, которые помогли бы облегчить бремя местных волонтеров, мало что изменилось.

Сейчас, по ее словам, крупные гуманитарные миссии разработали программу микрогрантов для украинских НКО, направленную на обучение населения. «Люди просят еду, лекарства, гигиену, и ты должен им сказать — приходи на учения, и мы расскажем, как быть более дееспособным в ситуации войны», — говорит Шевченко. «Я считаю, что нам нужно сломать систему и построить новую. Мы должны начать с потребностей. У местных организаций есть списки потребностей, которые постоянно обновляются. реальные запросы».

Матвийчук также считает, что гуманитарные миссии должны измениться и сделать свои правила более гибкими для кризиса такого масштаба, который переживает Украина.

Она также хотела бы, чтобы изменился порядок найма людей на руководящие должности в таких организациях. «Нам нужны люди, которые сосредоточены на миссии, а не на правилах и процедурах», — сказал Матвийчук. «Я таких людей там сейчас не вижу. Я вижу их «внизу». Нам нужно изменить правила и процедуры, чтобы они допускали инициативу — риск, потому что без риска нет перемен». Она добавила: «Хотя я много критикую международные организации за это, это потому, что я верю в международное право и хочу, чтобы они изменились к лучшему. Потому что мы отчаянно в них нуждаемся».

Мнения, выраженные в этой статье, принадлежат исключительно автору и не отражают точку зрения Института Кеннана.

Гуманитарные потери российского вторжения

25 февраля 2022 г.

После нескольких месяцев наращивания военной мощи вдоль границ Украины широкомасштабное вторжение российских военных в Украину представляет собой наихудший сценарий с точки зрения гуманитарной помощи и защиты гражданского населения. Гуманитарные последствия российских обстрелов и военных действий вблизи и вокруг центров гражданского населения включают гибель людей и ущерб гражданскому имуществу и инфраструктуре, а также нарушение основных служб в районах присутствия российских сил.

Всеобъемлющее наступление России включало использование более 160 неизбирательных ракет малой и большой дальности в сочетании с кибератаками на критически важную инфраструктуру Украины и очевидным развертыванием различных типов нерегулярных комбатантов. Массовые вторжения России ограничили потенциальные пути эвакуации, ограничив возможности для гражданских лиц, стремящихся спастись от конфликта и насилия. Ракетные удары и вторжения так далеко на запад, как Львов, потенциально могут воспрепятствовать движению на запад в соседние государства, вынуждая некоторых искать убежище в других местах внутри Украины, а неопределенность, связанная с будущими военными планами России, создает дополнительный стресс.

По предварительным данным, около 140 украинцев погибли и более 100 000 человек были перемещены в результате вторжения. Число погибших среди гражданского населения противоречит более широкому гуманитарному воздействию вторжения. Российская военная деятельность за последние годы продемонстрировала вопиющее пренебрежение основными принципами международного гуманитарного права, включая усилия по сохранению жизни и имущества гражданских лиц. В Сирии российские авиаудары были нанесены непосредственно по больницам и другим важным медицинским учреждениям, в то время как наемники группы Вагнера совершали зверства в Центральноафриканской Республике, Мозамбике и Мали. В связи с перспективой долгого и смертоносного мятежа на горизонте правительство Украины в четверг объявило, что штурмовые винтовки раздаются гражданам.

Перспектива затяжных городских боевых действий с нерегулярными комбатантами из России и Украины, несомненно, будет иметь существенные гуманитарные последствия. Генеральные бои в городских условиях наносят значительный ущерб инфраструктуре, что негативно сказывается на гражданском населении в случае повреждения систем водоснабжения, канализации и электроснабжения. Кроме того, вооружение гражданского населения вызовет острые вопросы, связанные с отличием боевиков от гражданских лиц.

Российские войска захватили Чернобыльское место хранения ядерных отходов. Эта первоначальная военная деятельность привела к повышению уровня радиации, вероятно, из-за движения тяжелой техники. Однако военная деятельность в Чернобыле также усиливает опасения по поводу четырех оставшихся украинских атомных электростанций, на которых находится 15 реакторов, и масштабных гуманитарных последствий, если такие объекты будут атакованы или случайно затронуты.

Перед масштабным вторжением эскалация насилия в Донбассе привела к жертвам и перемещению. Приказ об эвакуации из подконтрольных сепаратистам частей Луганска и Донецка, заранее спланированный поддерживаемыми Россией властями, привел к бегству в Россию почти 90 000 мирных жителей без видимых признаков подготовки к оказанию основных услуг.

Российское вторжение последовало за восьмилетней оккупацией и военными действиями на Донбассе и продолжающимися гуманитарными проблемами, с которыми сталкивается население региона. Это также следует за многомесячным наращиванием сил, чье присутствие — по замыслу — создавало уровни неуверенности и психологических травм. Массовое вторжение в настоящее время существенно подрывает способность гражданских лиц найти безопасность и убежище и в краткосрочной перспективе подрывает способность украинских организаций гражданского общества реагировать на потребности тех, кто был перемещен или иным образом затронут конфликтом.

Сразу после вторжения России генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш объявил о выделении 20 миллионов долларов из Центрального фонда реагирования на чрезвычайные ситуации для поддержки защиты и других мероприятий вдоль линий соприкосновения на востоке Украины.

В настоящее время в Украине присутствует ограниченное международное гуманитарное присутствие. Многие организации, которые отреагировали на насущные потребности после вторжения и оккупации 2014 года, впоследствии ушли, потеряв тем самым доступ к персоналу; тонкое понимание потребностей, языков и культурных особенностей; и ресурсы, необходимые для быстрого расширения ответных мер. Хотя ограниченное международное присутствие в Украине может препятствовать быстрому расширению масштабов гуманитарных операций, оно также может гарантировать, что украинские организации гражданского общества останутся во главе любых будущих гуманитарных операций. В Украине и в соседних государствах доноры должны уделять особое внимание поддержке существующих организаций гражданского общества, а не созданию дублирующих структур.

Крупные гуманитарные доноры публично заявляли, что план действий на случай непредвиденных обстоятельств находится в стадии реализации, однако публичные свидетельства такого планирования ограничены. Хотя поступали сообщения о совместных кабинетных учениях, проведенных Государственным департаментом и Агентством США по международному развитию (USAID), многие неправительственные партнеры, играющие важную роль в быстром реагировании, не были включены или не были проинформированы о разработанных планах на случай непредвиденных обстоятельств, которые в настоящее время разыгрываются. настигнуть. USAID направил в Польшу группу реагирования на стихийные бедствия для координации реагирования совместно с партнерскими организациями. Учитывая общую нестабильность, неправительственные организации по-прежнему не уверены, смогут ли они работать в Украине или останутся ограниченными реагированием на вынужденное перемещение в соседних странах.

Несмотря на свою близость, европейские доноры так же расплывчато относятся к планированию на случай непредвиденных обстоятельств. Многие столицы доноров сообщили, что планы разрабатываются и ресурсы выделяются, но не желают говорить о деталях, опасаясь вызвать беспокойство. 15 февраля Украина подала официальный запрос в Механизм гражданской защиты ЕС о гуманитарной и другой поддержке, и в настоящее время Европейский Союз предпринимает усилия по координации помощи.

Нападение на Украину также приведет к немедленным негативным последствиям для глобальной продовольственной безопасности, поскольку производство и отгрузка пшеницы, вероятно, будут нарушены. Это окажет второстепенное воздействие на другие гуманитарные кризисы, связанные с крупными товарными поставками, что еще больше нагрузит гуманитарные системы. Когда и где это возможно, гуманитарные организации должны отдавать приоритет программам, основанным на наличных деньгах, в Украине и соседних государствах, а также в условиях продолжающихся кризисов в других странах, чтобы снизить нагрузку на продовольственные системы. Денежные программы также позволят перемещенным и уязвимым украинцам определить свои собственные приоритеты, поддержать существующие экономические и социальные структуры и, возможно, ускорить их возвращение, если обстоятельства в местах их происхождения улучшатся.

Российское военное присутствие на территории Украины ставит вопрос о необходимости создания военно-гражданской координационной структуры для гуманитарного оповещения и деконфликтной ситуации. Игнорирование Россией таких систем и их использование в Сирии требует тщательного рассмотрения любой системы координации и уведомления, учитывая риск прямого нападения России на гуманитарные организации и гражданское население. Координация с украинскими властями должна быть приоритетной, когда это возможно, при этом следует помнить о попытках России использовать и манипулировать гуманитарной деятельностью в пропагандистских целях. Несмотря на то, что в прошлом Россия эксплуатировала такие системы, руководству ООН следует продолжать взаимодействие с российскими министерствами для укрепления фундаментальных принципов.

Гуманитарные и правозащитные организации, в том числе международные организации, также должны немедленно дать отпор циничному использованию и присвоению Путиным языка гуманитарных соображений и предотвращения геноцида в качестве оправдания вторжения в Украину. Хотя это и не новая тактика, использование этой терминологии для оправдания неспровоцированного нападения такого масштаба и дальнейшего масштаба наносит ущерб правдивым, искренним и необходимым усилиям по мониторингу, предотвращению и привлечению к ответственности виновных в реальном геноциде.

Дезинформация и дезинформация были отличительной чертой российской кампании на Украине и в других местах, где российские военные действуют. Гуманитарные субъекты и активисты должны сохранять бдительность при использовании источников и изображений. Российская пропаганда не только полагается на распространение дезинформации, но и извлекает выгоду из того, что сами гуманитарные организации рассматриваются как распространяющие ложную информацию. Триангуляция гуманитарной информации из надежных источников и подтверждение сообщений о гуманитарных нарушениях и нарушениях прав человека перед публикацией имеет важное значение, чтобы избежать путаницы в отношении гуманитарных потребностей и нарушений международного гуманитарного права и прав человека и сохранить потенциал для реальной ответственности в будущем, независимо от виновных. .

Учитывая огромные существующие потребности в гуманитарной помощи в Афганистане, Эфиопии, Сирии и других местах, Конгресс и администрация Байдена должны немедленно и совместно разработать пакет финансирования ответных мер Украины, включающий ресурсы для организаций гражданского общества внутри Украины, двустороннюю поддержку соседей Украины, и финансирование Международного комитета Красного Креста и агентств ООН, которые будут поддерживать перемещенных лиц. Соединенным Штатам также следует подавать пример, предоставляя временный защищенный статус гражданам Украины, проживающим в Соединенных Штатах, и предоставляя возможности безвизового въезда украинцам, желающим въехать в Соединенные Штаты. Администрация Байдена также должна в срочном порядке взаимодействовать с союзниками и партнерами по всей Европе, чтобы обеспечить надежный, последовательный и единый ответ на гуманитарные последствия, чтобы перемещение не превратилось в оружие и не привело к дальнейшим беспорядкам и политическим разногласиям.

Джейкоб Курцер — директор и старший научный сотрудник отдела гуманитарной помощи Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне, округ Колумбия

Комментарий подготовлен Центром стратегических и международных исследований (CSIS), частным, освобожденным от налогов учреждением, занимающимся вопросами международной государственной политики. Его исследования носят беспристрастный и некоммерческий характер.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *