Историки исследователи – — :: ::

Историки и литераторы – исследователи Самарского Поволжья — Самарские судьбы

Параллельно с естественнонаучным и археологическим исследованием с ХVIII-ХIX вв. ведется изучение средневековой, новой и новейшей истории Самарского Поволжья.

Немало ценнейших сведений и наблюдений можно почерпнуть в фундаментальных трудах крупнейших историков России В.Н.Татищева (1686-I750), М.М.Щербатова (1733-1790), Н.М.Карамзина (1766-1826), С.М.Соловьева (1820-1879), В.О.Ключевского (1841-1911).

Интересные исторические и этнографические сведений содержатся в трудах И.И.Лепехина (1740-1802), Палласа (1741-1811). В них имеются материалы о народах Среднего Поволжья и описания Самары, Ставрополя, Сергиевска, Сызрани.

И по сей день не потеряли научной значимости исторические, историко-фольклорные и этнографические труды Д.Н.Садовникова (1847-1883), Г.И.Перетятковича (1840-1908), А.Ф.Леопольдова (1800-1875), П.П. Пекарского (1827-1872), Н.А. и Н.Н. Фирсовых, А.А.Гераклитова, А.Г.Елшина (1878-1928).

С 1996 года в Самарском государственном университете проводятся Всероссийские "Платоновские чтения". Чтения посвящаются памяти выдающегося русского историка академика С.Ф.Платонова (1860-1933), завершившего свой жизненный путь в г.Самаре.

Платонов С.Ф.

Опубликованы сборники Материалов конференции молодых историков. Около половины опубликованных статей посвящено краеведческой проблематике.

Самарские краеведы итоги своих изысканий в 1990-е годы публиковали в газете "Край самарский" (учредитель – областное отделение Союза краеведов России).

Регулярно выходит областная краеведческая газета "Самарские ведомости" (Среди учредителей газеты – Самарский госуниверситет и областной историко-краеведческий музей).

Оригинальными справочными изданиями стали книги видного общественного деятеля и просветителя, почетного гражданина городов Вятки, Самары и Софии Петра Владимировича Алабина, в которых воссоздана широкая и объемная панорама историчес­кого прошлого нашего края. Эти работы оказали огромное влия­ние на развитие краеведения в Самаре.

Почти полвека самым компетентным специалистом по истории, археологии и этнографии Самарского края считался Павел Александрович Преображенский (1858-1942).

Вместе с другими эн­тузиастами (А.Г.Елшин, М.М.Зеленский, Ф.Т.Яковлев, К.П.Го­ловкин) был инициатором создания еще в 1910-1911 гг. кружка почитателей старины и коллекционеров-любителей, а в апреле 1914 г. – учреждения и губернской Ученой Архивной комиссии. Под руководством этой комиссии создается специальный музей для хранения памятников археологии, истории и этнографии Самарской губернии, в том числе старинных предметов и редких книг, собранных самарскими коллекционерами. Комиссия органи­зовала ряд археологических разведок, раскопок и научных изыска­ний другого характера.

На рубеже ХIX-ХХ вв. изучением края занимались земские служащие: статистики, агрономы, врачи, ценнейшие сведения до истории края содержатся в земских статистических справочниках и сборниках, сельскохозяйственных обзорах, подворных переписях крестьянских хозяйств, адрес – календарях Самары, в журналах "-Венский агроном" и "Самарский земледелец".

В мае 1916 г. создается Самарское Археологическое общество. Председателем был избран А.Г.Елшин (автор книги "Самарская хро­нология"), а заместителем – П.А.Преображенский. Это общество 2 ноября 1919 г. сольется с научно-просветительской организа­цией Самарского университета – "Обществом археологии, истории, этнографии и естествознания". Это объединение просуществует до 1929 г., а затем будет реорганизовано в "Самарское краевед­ческое общество".

Однако, вплоть до 1950-х годов так и не было создано научной истории края.

В 1950-1960-е гг. вновь возрождается серьезный интерес к истории и культуре Самарского региона. Существенное влияние на возрождение самарского краеведения оказали работы профессио­нальных историков, большинство из которых работали в педаго­гическом, политехническом и медицинском институтах – Е.И.Медведева (1903-1982), К.Я. Наякшина (1900 – 1982), Н.Н.Яковлева (1901-1982), Г.Н. Рутберга (1906-1986),С.Г.Басина (1918-1999), Большой интерес представляли исследования журналиста и краеведа Ф.Г.Попова.

Наряду с книгами и монографиями издавались сборники докумен­тов и воспоминаний по таким проблемам, как революция 1905-1907 гг., революции 1917 гг. и гражданская война, индустриали­зация края, культурное строительство.

В 1970-е годы началась разработка истории самарских фабрик и заводов. Появились книги, посвященные истории Металлургичес­кого завода, 4-го подшипникового завода, заводов имени A.M. Тарасова, А.А.Масленникова, истории речного флота, нефтяной промышленности, предприятий связи. Краеведами были написаны книги о городах Сызрани, Тольятти, Жигулевске, Чапаевске, Октябрьске, Отрадном, Кинеле. Среди них выделяется фундаментальностью двухтомная книга В.Н.Овсянникова о городе Тольятти.

Результатом многолетних краеведческих разысканий стала пуб­ликация книг по истории сел и районов области и книга С.П.Кандаурова и В.Н.Курятникова по истории Самарского района г.Самары.

Значительный вклад в развитие краеведения внесла в 1970-1980-х гг. деятельность Самарского отделения Всероссийского общества ох­раны памятников истории и культуры. Двумя изданиями вышла книга "Памятники истории и культуры Куйбышевской области", "Материалы свода памятников истории и культуры РСФСР. Куйбышевская область".

Необходимо отметить и других ветеранов краеведческого движе­ния: В.Н.Арнольд (1907-1985), А.В.Соболев (1914-1982), О.Е.Струков (1908-1987), А.К.Ширманов (1904-1978), Е.Ф.Гурьянов (1906-1992), М.А.Лимарова(1929-1992), В.В.Рогожин (1939-1996), Г.И.Рассохина, В.И.Тихонов, А.Г.Моргун, В.Г.Каркарян, М.П.Виданов, Н.М.Курсков, Н.А.Арнольдов, В.М.Круглов, Л.А.Соловьева, Л.И.Мартиновская, Р.П. Поддубная, А.Я.Басс, Т.И.Ведерникова, Г.С.Шерстнева, Г.А.Широков, Н.А.Санникова, Е.Н.Филимонова, которые создали десятки книг, несколько сотен статей и заметок на краеведческие темы.

Интересные исследования появились по архитектуре и градостро­ительной истории края.

За последние тридцать лет (1970-1990 гг. XX века) сформирова­лась современная самарская историческая школа. В научный оборот были введены тысячи неизвестных ранее исторических документов. Опи­раясь на достижения исследователей старшего поколения, самарские археологи, этнографы, историки создали несколько сот монографи­ческих и диссертационных исследований по всем хронологическим периодам истории края. Исчезает существовавшая многие годы диспропорция в исследовании различных исторических периодов истории края. Все серь­езные современные работы опираются на материалы полевых экспеди­ций и многолетние архивные изыскания. Очевидно расширение и совер­шенствование научного инструментария исторических исследований. Широко привлекаются недоступные ранее архивные документы и ком­пьютерные технологии. Очевидна высокая степень преемственности тематической разработки истории края дореволюционного периода с исследованиями последних десяти-пятнадцати лет.

Закрепилась проблематика исследований, которая еще недавно являлась новой для отечественной историографии: история коло­низации края, частного предпринимательства, дворянства, земских учреждений, политических партий, религиозных конфес­сий, благотворительности, меценатства и др.

В 1970-1980-е гг. были созданы учебные пособия для школь­ников по историческому краеведению.

Определенную роль в распространении краеведческих знаний сыграли сводные историко-экономические очерки, написанные самарскими историками, экономистами и географами, а также очерк "Земля самарская", освещающий историю Самарского края с древнейших времен до начала ХХ века. В этих книгах широко ис­пользовался материал, извлеченный из федеральных и областного государственных архивов, официальной и земской статистики, пери­одической печати, воспоминаний участников событий. Использова­лись материалы археологических и этнографических экспедиций самарского университета и педагогического института.

Появились новые, яркие имена профессиональных исследовате­лей. природы, истории и культуры края. Назовем лишь некоторые из них. Успешно работает в области региональной экономической и социальной истории, краеведения и топонимики Э.Л.Дубман, ряд оригинальных работ опубликовала Л.М.Артамонова. Известным историком-аграрником стал П.И.Савельев. Видным специалис­том в области социальной и политической истории, истории ре­волюционных движений, общественной мысли и политических партий является М.И.Леонов. Вышли две книги, посвященные администра­торам Самары и Самарской губернии.

Опубликована многотомная история Самарского Поволжья. Возродился интерес к историко-этнографическим исследованиям. Опубликованы интересные очерки о народах, исстари населявших Самарское Поволжье, написанные Т.И.Ведерниковой, А.Н.Завальным, А.А.Савченко и С.И.Дубининым, Е.Я.Бурлиной и другими авторами.

Быстро развивается религиозное краеведение. Его развитие бы­ло обусловлено изменениями в общественно-политической и духов­ной сфере в стране, созданием Самарской Духовной Семинарии изда­нием журнала "Духовный собеседник", газеты "Благовест", "Тольятти православный".

Появились интересные публикации, являющиеся своеобразным синтезом исторического или литературоведческого исследования, публицистики, мемуаров – воспоминаний.

В разработку краеведческой проблематики включались писа­тели, литературоведы, искусствоведы, театральные критики, Сложилось своеобразное летописание культуры и искусства Самарского края. Один за одним выходили сборники "Драмати­ческий имени Горького, "Куйбышевский оперный"; "Актеры, роли, спектакли", "Изобразительное искусство мастера", "О Волге наше слово", "Город на крутой Луке", "Возрожденный Олимп" книги-альбомы "От модерна до авангарда" "Наследие", книга Л.А.Финка – "Актеры нашего театра", "В гриме и без гри­ма", "Живая память", "Автографы" и другие.

К 150-летию Самар­ской губернии вышла замечательная книга "Имена" "Штрихи к порт­ретам" (автор проекта В.В.Молько). Своеобразие и особенность этой книги в том, что судьба многоплановой, широкой по своему национально-этическому диапазону культуры края прослеживается через тех, кто так или иначе причастен к ее созданию. В ней сочетаются историко-краеведческие изыскания, лирические ин­тонации, публицистичность, страницы мемуарного характера и другие приемы раскрытия содержания.

Вслед за творчеством И.В.Вольнова (1885-1931), А.С.Неверова (1887-1923), Артема Веселого (Н.И.Кочкурова, 1883-1939), А.П.Герасимова (1889-1939), А.Я.Дорогойченко (1894-1947), П.Н. Дорохова (1886-1942), С.Г.Скитальца (Петров, 1869-1941), А.В. Ширяевца (Абрамов, 1887-1924) и других писателей и поэтов про­должала развиваться традиция художественного осмысления далекой и близкой истории Самарского Поволжья.

Давно и плодотворно работает в жанре исторического романа-хроники самарский писатель В.И.Буртовой. Он автор книг, сюжетной основой которых стали узловые события истории России, преломленной через прошлое Самары, Среднего Поволжья: "В земли неведомые", "Заветное Беловодье", "Над Самарой звонят колокола". Главными героями нового исторического романа "Самарская вольница" стали самарские сподвижники Степана Тимофеевича Разина.

Волжским ветром и сказаниями Жигулей наполнен роман Е.А.Бажанова о колыбели русского казачества "Жигулевская вольница", Странствия казаков по дебрям дикой тайги, за тысячи километров, вплоть до Сахалина, Аляски и Калифорнии были более опасны, чем морские путешествия Колумба. Об этих удивительных событиях и рассказывает роман.

С интересом читается и его следующая книга "Вольный город пионеров дикого поля" (1995), посвященная страницам истории Самары. Еще больший интерес вызвала третья книга, повествующая о великом переселении в лесостепи Заволжья в тридцатых годах восемнадцатого века. Это – настоящая энциклопедия народного быта и народной культуры первопоселенцев Самарского Заволжья – Дикого поля.

Тема ратного подвига волжан в Великой Отечественной войне последовательно и целеустремленно раскрывается в творчестве старейшего самарского писателя В.Н.Мясникова.

Важную роль играет публикация довольно многочисленных крае­ведческих сборников. С 1995 г. выходит общественно-политический журнал "Самарский земский сборник", учрежденный Самарским государственным университетом. Институтом истории и археоло­гии Поволжья, самарским институтом повышения квалификации ра­ботников образования и самарским земским движением. Материалы в нем публикуются под рубриками "Из истории земства и городско­го самоуправления", "Самарские земли", "Самарская летопись", "История политических партий", "Забытые страницы отечественной истории", "Наше наследие", "XX век глазами современников", "Самарский архив", "Критика и библиография".

В журнале публикуются в основном профессиональные историки, известные краеведы, аспиранты и докторанты самарских вузов.

Сравнительно регулярно публикуют материалы по истории края Самарский областной историко-краеведческий художественный музей им. П.В.Алабина и Самарский художественный музей.

Вышли в свет два тома "Вестника Волжского университета им. В.Н.Татищева. Регулярно публикует "Исторические исследования" и "Историо-археологические изыскания (сборник трудов молодых ученых)" Самарский государственный педагогический университет.

С 1996 г. в Самарском государственном университете проводят­ся Всероссийские "Платоновские чтения". Чтения посвящаются памяти выдающегося русско­го историка академика С.Ф.Платонова (1860-1933), завершившего свой жизненный путь в г.Самаре. Опубликовано уже 6 сборников Материалов конференции молодых историков. Около половины опуб­ликованных статей посвящено краеведческой проблематике. Самарские краеведы итоги своих изысканий в 1990-е годы пуб­ликовали в газете "Край самарский" (учредитель – областное отделение Союза краеведов России). В настоящий момент регулярно выходит областная краеведческая газета "Самарские ведомости" (Вышло уже свыше 50 номеров) (Среди учредителей газеты – Самарский госуниверситет и областной историко-краеведческий музей).

Документальные публикации самарских архивов значительно расширили источниковую базу краеведения. Важны для краеведов и "Хроники событий", подготовленные архивистами.

Судя по количеству и качеству издаваемой литературы, Самар­ское историческое, археологическое, этнографическое, географи­ческое, литературное, лингвистическое, экологическое краеве­дение успешно конкурирует с такими университетскими городами Поволжья как Казань, Саратов, Нижний Новгород.

"Платоновские чтения"

Идея Чтений возникла в связи с памятью о последнем трагическом периоде жизни выдающегося российского историка Сергея Федоровича Платонова.

В далёком 1910 году ученики, друзья и почитатели издали сборник статей в честь пятидесятилетия Сергея Фёдоровича Платонова. Открывался сборник сонетом, который написал тогдашний президент Российской Академии наук великий князь Константин Константинович. Там были такие строки: «Всю жизнь и сердца каждое биенье Ты посвятил своей земле родной».

Как же оказался в провинциальной Самаре бывший профессор Санкт-Петербургского университета, автор «Лекций по русской истории», выдержавших в дореволюционной России десять переизданий?

В августе 1931 г. академик прибыл в самарскую ссылку, которая продлилась до его кончины, последовавшей в январе 1933 г.

О пребывании Платонова в нашем городе почти ничего неизвестно. Сохранилось лишь несколько фотографий, смутные неясные воспоминания его близких. Мы не знаем даже конкретного места захоронения ученого.

Необходимо дополнительное изучение, поиск новых документальных источников, свидетельств родственников и очевидцев.
И все-таки попытки возродить память о С.Ф. Платонове оказались сильнее времени.

В 1996 г. по инициативе историков Самарского государственного университета (СамГУ) началось проведение ежегодных конференций студентов, аспирантов, молодых преподавателей и научных сотрудников, посвященных памяти ученого. Из года в год на пленарных заседаниях «Платоновских чтений» санкт-петербургские и самарские историки постоянно обращаются к творческому наследию и жизненному пути С.Ф. Платонова.

На одной из первых конференций в 1997 г. В.М. Панеях изложил обстоятельства «Академического дела», а также ситуацию вокруг научного наследия выдающегося ученого.

В 2000 г. А.П. Павлов в докладе "Труды об опричнине и Смуте С.Ф. Платонова и их судьба в современной историографии рассмотрел современное состояние вопроса об опричном режиме Ивана Грозного и новое осмысление трудов С.Ф. Платонова по этой проблеме. К наследию ученого и его современной интерпретации обращались в своих докладах М.Б. Свердлов ("Русская историческая наук на рубеже веков: XIX-XX, XX-XXI вв.", 2001 г.) и Н.Н. Смирнов ("Ученые и власть: власть и наука на переломе эпох", 2002 г.), О.Б. Леонтьева («Актуальное прошлое: Московская Русь в исторической памяти российского общества в трудах С.Ф. Платонова». 2007 г.)

В выступлениях председателей Оргкомитета конференции П.И. Савельева и П.С. Кабытова постоянно звучит проблема сохранения и увековечения памяти пребывания С.Ф. Платонова в Самаре, поиска новых материалов о самарском периоде жизни ученого.

В докладах студентов и молодых ученых на секционных заседаниях также уже традиционно затрагиваются темы, непосредственно связанные с именем С.Ф. Платонова. Например, в 2000 г. аспирант Чувашского государственного университета Э.Н. Егоров представил доклад "С.Ф. Платонов и семья Яковлевых", в 2004 г. свое сообщение аспирант Самарского государственного университета Д.В. Серых посвятил участию выдающегося историка в работе Всероссийских Археологических съездов. В 2007 г. Лауреатом Чтений стала соискатель Омского государственного педагогического университета (Омск) Синенко А.А.. с докладом «Поколения историков в «сети общения» С.Ф. Платонова». Обращение к трудам академика звучало неоднократно в самых разных выступлениях.

Последние годы были знаменательными для увековечивания имени Сергея Федоровича Платонова в Самаре. Улица Волжская, находящаяся рядом с основными корпусами Самарского государственного университета, была переименована в улицу академика Платонова. В парке Щорса на месте, где ранее располагалось городское кладбище, на котором был захоронен С.Ф. Платонов (точные координаты его погребения к настоящему времени не выявлены) весной 2008 года торжественно установили памятный знак, посвященный академику. В том же 2008 г. режиссером В. Бакировым был снят документальный фильм «Академик Платонов в Самаре». При этом необходимо отметить особую роль в акциях по увековечению памяти пребывания С.Ф. Платонова в Самаре первого проректора Самарского университета, доктора исторических наук, профессора Петра Серафимовича Кабытова и сотрудников кафедры российской истории, которой он руководит.

В течение всего периода проведения “Платоновских чтений” головным исполнителем проекта является Самарский государственный университет, а соисполнителем - Санкт-Петербургский институт истории РАН. В 1995-1998 гг. проектом руководил доктор исторических наук, профессор П.И. Савельев, с 1999 г. и по настоящее время Оргкомитет чтений возглавляет первый проректор Самарского государственного университета доктор исторических наук, профессор П.С. Кабытов. Постоянными членами Оргкомитета являются профессора СамГУ, доктора исторических наук Э.Л. Дубман, Ю.Н. Смирнов, другие ведущие ученые Самары. В последние годы в состав Оргкомитета вошли молодые историки, ранее сами выступавшие с докладами на заседаниях конференции, В.А. Тюрин и Д.В. Серых.

Источники финансового обеспечения Чтений в течение всей истории их существования неоднократно менялись. Длительное время конференция проводилась на средства Федеральной Целевой Программы «Интеграция». Затем основным источником финансирования стали гранты Российского государственного научного фонда и Губернатора Самарской области. И наконец, в последние годы существенную помощь в проведении Чтений оказывает Администрация Самарской области.

В 2009 г. «Платоновские чтения» состоялись в полном объеме благодаря договорам с Тольяттинским государственным университетом и Министерством образования Самарской области.

На протяжении всех лет работы конференции, ее цель состояла, прежде всего, в содействии развитию научного творчества молодежи и пропаганде российского национального исторического наследия. Платоновские Чтения стали традиционным межвузовским форумом научной молодежи России. В соответствии с Уставом в них принимают участие студенты, аспиранты и молодые специалисты, не имеющие ученой степени или звания в возрасте не старше 30 лет. Конференция имеет конкурсный характер, а потому предусматривает награждение авторов лучших докладов.

Ежегодно Платоновские чтения проводятся на базе Самарского государственного университета в первую пятницу и субботу декабря, а в последние годы – ноября - месяца. Конференция и сопутствующий ей конкурс работ молодых историков состоят из 2-х этапов. В первый день работают секции, на второй - назначается пленарное заседание.

Традиционно, на протяжении всего времени своего существования, программа конференции включает работу четырех секций. Тематика и названия секций претерпевали некоторые изменения, но, так или иначе, отражали круг научных интересов замечательного историка, памяти которого они посвящаются.

В последние годы секции работали по следующим направлениям:

Секция 1. «Социально-экономическая история и международные связи России».

Секция 2. «Власть и общество в истории России».

Секция 3. «История общественной и исторической мысли, политических партий и движений в России».

Секция 4. «Русская культура».

проф. Э.Л. Дубман, проф. П.С. Кабытов

Творческое наследие Платонова свидетельствует о том, как велика роль этого учёного в развитии исторической науки в России. Ему принадлежат фундаментальные труды по истории России второй половины XVI – начала XVII века – самые тяжёлые для нашей страны годы, названные Смутным временем. Вот что писал об этом Платонов: «Мне представляется, что это время является историческим узлом, связывающим старую Русь с новой Россией. Естественным казалось взяться прежде всего за этот узел и потом, держась за путеводные нити, расходящиеся из этого узла, или восходить к древнейшей эпохе, или спускаться в новые времена.» Были также написаны книги научно-популярного характера: «Борис Годунов», «Иван Грозный», «Прошлое русского Севера», «Смутное время», «Пётр Великий» и др. Все труды Платонова выдержали ряд переизданий.

К сожалению, осталось очень мало свидетельств жизни опального историка в нашем городе. Местный отдел ОГПУ (в последствии НКВД, МГБ, КГБ и т.д.), где Платонов обязан был регулярно отмечаться, после смерти поднадзорного передал все документы в Ленинград, откуда бывший академик и прибыл. Сохранилось несколько медицинских справок и письма дочерей в город на Неве. Известно место, где жил Платонов, — там теперь проходит Ленинский проспект. Могила его не найдена. Судьба дочерей неизвестна. До сих пор не издано собрание сочинений Платонова…

7 июня 2008 года в парке им. Николая Щорса был установлен единственный в мире памятный знак русскому историку, академику Сергею Платонову. Памятник представляет собой мраморную плиту, надпись на которой гласит: «Светлой памяти великого русского историка, профессора Санкт-Петербурского университета, академика, Сергея Федоровича Платонова, 16.6.1860 - 10.01.1933».

А из университетских окон видна улочка Волжская, которая теперь носит имя Академика Платонова…

Заметка подготовлена по материалам из разных источников. Информацию для заметки собирала Ольга Михайлова

Источники:

Историки и литераторы – исследователи Самарского...
studopedia.ru›…istoriki…literatori…povolzhya.html

Историки и литераторы – исследователи Самарского...
studopedia.ru›…istoriki…literatori…povolzhya.html

Всероссийские Платоновские чтения
rushist.samsu.ru›plat-

Улица опального академика в Самаре | Литературная...
samaralit.ru›?p=7889 Автор: Валерий Бакиров

Очерки по истории Смуты в Московском государстве ...
www.istmira.com/.../Ocherki-po-istorii-Smutyi-v-Moskovskom-gosudars...

samsud.ru

Выдающиеся историки

Томас Карлейль

ТОМАС КАРЛЕЙЛЬ (1795—1881)Английский мыслитель, историк, публицист. Пытался объяснить всемирную историю решающей ролью великих личностей.Карлейль родился в местечке Эклфекан (Шотландия), в семье сельского…

Тьерри Огюстен

ОГЮСТЕН ТЬЕРРИ (1795—1856)Выпускник Высшей нормальной школы, Тьерри в 19 лет стал секретарем и ближайшим учеником Сен-Симона (см. Утопический социализм). Совместно с ним написал ряд публицистических статей. В…

Франсуа Пьер Гийом Гизо

ФРАНСУА ПЬЕР ГИЙОМ ГИЗО (1787—1874)Французский историк и политический деятель. С 1830 г. Гизо занимал посты министра внутренних дел, просвещения, иностранных дел и, наконец, премьер-министра.Внутренняя…

Фукидид

ФУКИДИД (ОК. 460 — ОК. 400 ДО Н. Э.)Фукидид принадлежал к той группе античных мыслителей, молодость которых совпала с “золотым веком” афинской демократии (см. Древняя Греция). Это в значительной мере определило…

Чулков Михаил Дмитриевич

Чулков Михаил Дмитриевич (1743—1792). Выходец из разночинских кругов. Обучался в гимназии при Московском университете вместе с С. С. Башиловым, С. Е. Десницким, М. И. Поповым, И. А, Третьяковым, а в дворянской…

Шлецер Август Людвиг

Шлецер Август Людвиг (1735—1809). Родился в семье немецкого пастора. Учился в Виттенбергском и Геттингенском университетах. В 1761 г. отправился в Санкт-Петербург в качестве помощника Миллера в издании…

Щербатов Михаил Михайлович

Щербатов Михаил Михайлович (1733—1790).  Один из основателей российской исторической науки, родился в известной княжеской семье 22 июля 1733 г. в Москве. С детства был записан в Семеновский полк и состоял…

Эдуард Гиббон

ЭДУАРД ГИББОН (1737—1794)Английский ученый, первый профессиональный историк, в трудах которого передовые философские идеи 18 в. соединились с высоким научным уровнем критического анализа широкого круга…

Татищев Василий Никитич

Татищев Василий Никитич (1686—1750). Родился в Пскове. В семилетнем возрасте был принят ко двору Ивана V стольником. После смерти царя Ивана покидает двор. С 1704 г. — на службе в Азовском драгунском…

Тойнби Арнолд Джозеф

АРНОЛД ДЖОЗЕФ ТОЙНБИ (1889—1975)Английский историк, социолог и крупнейший представитель философии истории. Тойнби окончил Винчестерский колледж и Оксфордский университет. Был признанным знатоком древнего…

Томас Бабингтон Маколей

ТОМАС БАБИНГТОН МАКОЛЕЙ (1800—1859)Английский историк, поэт, литературный критик, оратор, общественный и политический деятель партии вигов-либералов. Родился в Лестершире (Англия), получил гуманитарное…

Сыма Цянь

СЫМА ЦЯНЬ (145 ИЛИ 135 -ОК. 86 ДО Н.Э.)В Древнем Китае большую роль играл культ прошлого. Оценка любого деяния, любого политического шага обязательно соотносилась с примерами прошлого, реальными или иногда…

Тарле Евгений Викторович

ЕВГЕНИЙ ВИКТОРОВИЧ ТАРЛЕ (1876-1955)Русский историк, академик. Родился в Киеве. Учился в 1-й херсонской гимназии. В 1896 г. окончил историко-филологический факультет Киевского университета. Работал под…

Публий Гай Корнелий Тацит(ОК.58—ОК.117)

ПУБЛИЙ ГАЙ КОРНЕЛИЙ ТАЦИТ (ОК.58—ОК.117)Тацит родился в незнатной семье, в Нарбон-ской Галии и получил традиционное для этой среды образование. Незаурядные способности и трудолюбие позволили ему уже в…

Сказкин Сергей Данилович

СЕРГЕЙ ДАНИЛОВИЧ СКАЗКИН (1890—1973) С. Д. Сказкин родился в Новочеркасске, там же учился в кадетском корпусе, затем приехал в Москву и поступил в университет. Здесь его учителями были известные ученые…

Соловьев Сергей Михайлович

Соловьев Сергей Михайлович (1820—1879). Крупнейший историк дореволюционной России, родился в семье церковнослужителя. Обучался в духовном училище, гимназии, Московском университете. В 1845 г. защитил…

Льюис Генри Морган

ЛЬЮИС ГЕНРИ МОРГАН (1818—1881)Американский этнограф и историк. По образованию юрист, занимался адвокатурой, а позднее — предпринимательством. В 1840 г., заинтересовавшись жизнью индейцев, Морган создал…

Макс Вебер

МАКС ВЕБЕР (1864—1920)Немецкий социолог, философ, экономист и историк, профессор национальной экономики в Берлине, Фрейбурге, Гейдельберге, Мюнхене. Его работы по социологии, религии, политэкономии, праву,…

Марк Блок

МАРК БЛОК (1886—1944)Французский историк, один из крупнейших медиевистов (исследователь средневековья) нашего века, одновременно известен и как ученый, положивший в 1929 г. вместе со своим другом и единомышленником…

Миллер Герард Фридрих

Миллер Герард Фридрих (1705—1783). Родился в Вестфалии, где закончил гимназию. Обучался в Лейпцигском университете, получил степень бакалавра. В 1725 г. при создании Петербургской академии наук был вызван…

www.examen.ru

3. Историки и литераторы – исследователи Самарского Поволжья

Параллельно с естественно-научным и археологическим ис­следованием с ХVIII-ХIX вв. ведется изучение средневековой, новой и новейшей истории Самарского Поволжья.

Немало ценнейших сведений и наблюдений можно почерпнуть в фундаментальных трудах крупнейших историков России В.Н.Татище­ва (1686-I750), М.М.Щербатова (1733-1790), Н.М.Карамзина (1766-1826), С.М.Соловьева (1820-1879), В.О.Ключевского (1841-1911). Интересные исторические и этнографические сведений содержатся в трудах И.И.Лепехина (1740-1802), Палласа (1741-1811)1. В них имеются ин­тересные материалы о народах Среднего Поволжья и описания Са­мары, Ставрополя, Сергиевска, Сызрани.

И по сей день не потеряли научной значимости исторические, историко-фольклорные и этнографические труды Д.Н.Садовникова (1847-1883)2, Г.И.Перетятковича (1840-1908)3, А.Ф.Леопольдова (1800-1875)4, П.П. Пекарского (1827-1872)5, Н.А. и Н.Н. Фирсовых6, А.А.Гераклитова7, А.Г.Елшина (1878-1928)8.

Оригинальными справочными изданиями стали книги видного общественного деятеля и просветителя, почетного гражданина городов Вятки, Самары и Софии Петра Владимировича Алабина9, в которых воссоздана широкая и объемная панорама историчес­кого прошлого нашего края. Эти работы оказали огромное влия­ние на развитие краеведения в Самаре.

Почти полвека самым компетентным специалистом по истории, археологии и этнографии Самарского края считался Павел Александрович Преображенский (1858-1942)1 . Вместе с другими эн­тузиастами (А.Г.Елшин, М.М.Зеленский, Ф.Т.Яковлев, К.П.Го­ловкин) был инициатором создания еще в 1910-1911 гг. кружка почитателей старины и коллекционеров-любителей, а в апреле 1914 г. – учреждения и губернской Ученой Архивной комиссии. Под руководством этой комиссии создается специальный музей для хранения памятников археологии, истории и этнографии Самарской губернии, в том числе старинных предметов и редких книг, собранных самарскими коллекционерами. Комиссия органи­зовала ряд археологических разведок, раскопок и научных изыска­ний другого характера.

На рубеже ХIX-ХХ вв. изучением края занимались земские служащие: статистики, агрономы, врачи, ценнейшие сведения до истории края содержатся в земских статистических справочниках и сборниках, сельскохозяйственных обзорах, подворных переписях крестьянских хозяйств, адрес – календарях Самары, в журналах "-Венский агроном" и "Самарский земледелец".

В мае 1916 г. создается Самарское Археологическое общество. Председателем был избран А.Г.Елшин (автор книги "Самарская хро­нология"), а заместителем – П.А.Преображенский. Это общество 2 ноября 1919 г. сольется с научно-просветительской организа­цией Самарского университета – "Обществом археологии, истории, этнографии и естествознания". Это объединение просуществует до 1929 г., а затем будет реорганизовано в "Самарское краевед­ческое общество".

Однако, вплоть до 1950-х годов так и не было создано научной истории края.

В 1950-1960-е гг. вновь возрождается серьезный интерес к истории и культуре Самарского региона. Существенное влияние на возрождение самарского краеведения оказали работы профессио­нальных историков, большинство из которых работали в педаго­гическом, политехническом и медицинском институтах – Е.И.Медведева (1903-1982)1, К.Я. Наякшина (1900 – 1982)2, Н.Н.Яковлева (1901-1982)3, Г.Н. Рутберга (1906-1986)4,

С.Г.Басина (1918-1999)5, Большой интерес представляли исследования журналиста и краеведа Ф.Г.Попова6.

Наряду с книгами и монографиями издавались сборники докумен­тов и воспоминаний по таким проблемам, как революция 1905-1907 гг., революции 1917 гг. и гражданская война, индустриали­зация края, культурное строительство.

В 1970-е годы началась разработка истории самарских фабрик и заводов. Появились книги, посвященные истории Металлургичес­кого завода, 4-го подшипникового завода, заводов имени A.M. Тарасова, А.А.Масленникова, истории речного флота, нефтяной промышленности, предприятий связи. Краеведами были написаны книги о городах Сызрани, Тольятти, Жигулевске, Чапаевске, Октябрьске, Отрадном, Кинеле. Среди них выделяется фундаментальностью двухтомная книга В.Н.Овсянникова о городе Тольятти7.

Результатом многолетних краеведческих разысканий стала пуб­ликация книг по истории сел и районов области1 и книга С.П.Кандаурова и В.Н.Курятникова по истории Самарского района г.Самары2.

Значительный вклад в развитие краеведения внесла в 1970-1980-х гг. деятельность Самарского отделения Всероссийского общества ох­раны памятников истории и культуры. Двумя изданиями вышла книга "Памятники истории и культуры Куйбышевской области"3, "Материалы свода памятников истории и культуры РСФСР. Куйбышевская область"4.

Необходимо отметить и других ветеранов краеведческого движе­ния: В.Н.Арнольд (1907-1985), А.В.Соболев (1914-1982), О.Е.Струков (1908-1987), А.К.Ширманов (1904-1978), Е.Ф.Гурьянов (1906-1992), М.А.Лимарова(1929-1992), В.В.Рогожин (1939-1996), Г.И.Рассохина, В.И.Тихонов, А.Г.Моргун, В.Г.Каркарян, М.П.Виданов, Н.М.Курсков, Н.А.Арнольдов, В.М.Круглов, Л.А.Соловьева, Л.И.Мартиновская, Р.П. Поддубная, А.Я.Басс, Т.И.Ведерникова, Г.С.Шерстнева, Г.А.Широков, Н.А.Санникова, Е.Н.Филимонова, которые создали десятки книг, несколько сотен статей и заметок на краеведческие темы.

Интересные исследования появились по архитектуре и градостро­ительной истории края5.

За последние тридцать лет (1970-1990 гг. XX века) сформирова­лась современная самарская историческая школа. В научный оборот были введены тысячи неизвестных ранее исторических документов. Опи­раясь на достижения исследователей старшего поколения, самарские археологи, этнографы, историки создали несколько сот монографи­ческих и диссертационных исследований по всем хронологическим периодам истории края. Исчезает существовавшая многие годы диспропорция в исследовании различных исторических периодов истории края. Все серь­езные современные работы опираются на материалы полевых экспеди­ций и многолетние архивные изыскания. Очевидно расширение и совер­шенствование научного инструментария исторических исследований. Широко привлекаются недоступные ранее архивные документы и ком­пьютерные технологии. Очевидна высокая степень преемственности тематической разработки истории края дореволюционного периода с исследованиями последних десяти-пятнадцати лет.

Закрепилась проблематика исследований, которая еще недавно являлась новой для отечественной историографии: история коло­низации края, частного предпринимательства, дворянства, земских учреждений, политических партий, религиозных конфес­сий, благотворительности, меценатства и др1.

В 1970-1980-е гг. были созданы учебные пособия для школь­ников по историческому краеведению2.

Определенную роль в распространении краеведческих знаний сыграли сводные историко-экономические очерки, написанные самарскими историками, экономистами и географами3, а также очерк "Земля самарская", освещающий историю Самарского края с древнейших времен до начала ХХ века1. В этих книгах широко ис­пользовался материал, извлеченный из федеральных и областного государственных архивов, официальной и земской статистики, пери­одической печати, воспоминаний участников событий. Использова­лись материалы археологических и этнографических экспедиций самарского университета и педагогического института.

Появились новые, яркие имена профессиональных исследовате­лей. природы, истории и культуры края. Назовем лишь некоторые из них. Успешно работает в области региональной экономической и социальной истории, краеведения и топонимики Э.Л.Дубман2, Ряд оригинальных работ опубликовала Л.М.Артамонова3. Известным историком-аграрником стал П.И.Савельев4. Видным специалис­том в области социальной и политической истории, истории ре­волюционных движений, общественной мысли и политических партий является М.И.Леонов5. Вышли две книги, посвященные администра­торам Самары и Самарской губернии6.

Опубликована многотомная история Самарского Поволжья1. Возродился интерес к историко-этнографическим исследованиям. Опубликованы интересные очерки о народах, исстари населявших Самарское Поволжье, написанные Т.И.Ведерниковой2, А.Н.Завальным3, А.А.Савченко и С.И.Дубининым4, Е.Я.Бурлиной5и другими авторами6.

Быстро развивается религиозное краеведение7. Его развитие бы­ло обусловлено изменениями в общественно-политической и духов­ной сфере в стране, созданием Самарской Духовной Семинарии изда­нием журнала "Духовный собеседник", газеты "Благовест", "Тольятти православный".

Появились интересные публикации, являющиеся своеобразным синтезом исторического или литературоведческого исследования, публицистики, мемуаров – воспоминаний1.

В разработку краеведческой проблематики включались писа­тели, литературоведы, искусствоведы, театральные критики, Сложилось своеобразное летописание культуры и искусства Самарского края. Один за одним выходили сборники "Драмати­ческий имени Горького, "Куйбышевский оперный"; "Актеры, роли, спектакли", "Изобразительное искусство мастера", "О Волге наше слово", "Город на крутой Луке", "Возрожденный Олимп" книги-альбомы "От модерна до авангарда" "Наследие", книга Л.А.Финка – "Актеры нашего театра", "В гриме и без гри­ма", "Живая память", "Автографы" и другие. К 150-летию Самар­ской губернии вышла замечательная книга "Имена" "Штрихи к порт­ретам" (Автор проекта В.В.Молько). Своеобразие и особенность этой книги в том, что судьба многоплановой, широкой по своему национально-этическому диапазону культуры края прослеживается через тех, кто так или иначе причастен к ее созданию. В ней сочетаются историко-краеведческие изыскания, лирические ин­тонации, публицистичность, страницы мемуарного характера и другие приемы раскрытия содержания2.

Вслед за творчеством И.В.Вольнова (1885-1931), А.С.Неверова (1887-1923), Артема Веселого (Н.И.Кочкурова, 1883-1939), А.П.Герасимова (1889-1939), А.Я.Дорогойченко (1894-1947), П.Н. Дорохова (1886-1942), С.Г.Скитальца (Петров, 1869-1941), А.В. Ширяевца (Абрамов, 1887-1924) и других писателей и поэтов про­должала развиваться традиция художественного осмысления далекой и близкой истории Самарского Поволжья.

Давно и плодотворно работает в жанре исторического романа-хроники самарский писатель В.И.Буртовой. Он автор книг, сюжетной основой которых стали узловые события истории России, преломленной через прошлое Самары, Среднего Поволжья: "В земли неведомые", "Заветное Беловодье", "Над Самарой звонят колокола". Главными героями нового исторического романа "Самарская вольница" стали самарские сподвижники Степана Тимофеевича Разина.1

Волжским ветром и сказаниями Жигулей наполнен роман Е.А.Бажанова о колыбели русского казачества "Жигулевская вольница", Странствия казаков по дебрям дикой тайги, за тысячи километров, вплоть до Сахалина, Аляски и Калифорнии были более опасны, чем морские путешествия Колумба. Об этих удивительных событиях и рассказывает роман2.

С интересом читается и его следующая книга "Вольный город пионеров дикого поля" (1995), посвященная страницам истории Самары. Еще больший интерес вызвала третья книга, повествующая о великом переселении в лесостепи Заволжья в тридцатых годах восемнадцатого века3. Это – настоящая энциклопедия народного быта и народной культуры первопоселенцев Самарского Заволжья – Дикого поля.

Тема ратного подвига волжан в Великой Отечественной войне последовательно и целеустремленно раскрывается в творчестве старейшего самарского писателя В.Н.Мясникова1.

Важную роль играет публикация довольно многочисленных крае­ведческих сборников2. С 1995 г. выходит общественно-политический журнал "Самарский земский сборник", учрежденный Самарским государственным университетом. Институтом истории и археоло­гии Поволжья, самарским институтом повышения квалификации ра­ботников образования и самарским земским движением. Материалы в нем публикуются под рубриками "Из истории земства и городско­го самоуправления", "Самарские земли", "Самарская летопись", "История политических партий", "Забытые страницы отечественной истории", "Наше наследие", "XX век глазами современников", "Самарский архив", "Критика и библиография".

В журнале публикуются в основном профессиональные историки, известные краеведы, аспиранты и докторанты самарских вузов.

Сравнительно регулярно публикуют материалы по истории края Самарский областной историко-краеведческий художественный музей им. П.В.Алабина3 и Самарский художественный музей4.

Вышли в свет два тома "Вестника Волжского университета им. В.Н.Татищева1. Регулярно публикует "Исторические исследования"2 и "Историо-археологические изыскания (сборник трудов молодых ученых)" Самарский государственный педагогический университет3.

С 1996 г. в Самарском государственном университете проводят­ся Всероссийские "Платоновские чтения"4. Чтения посвящаются памяти выдающегося русско­го историка академика С.Ф.Платонова (1860-1933), завершившего свой жизненный путь в г.Самаре. Опубликовано уже 6 сборников Материалов конференции молодых историков. Около половины опуб­ликованных статей посвящено краеведческой проблематике. Самарские краеведы итоги своих изысканий в 1990-е годы пуб­ликовали в газете "Край самарский" (учредитель – областное отделение Союза краеведов России). В настоящий момент регулярно выходит областная краеведческая газета "Самарские ведомости" (Вышло уже свыше 50 номеров) (Среди учредителей газеты – Самарский госуниверситет и областной историко-краеведческий музей).

Документальные публикации самарских архивов значительно расширили источниковую базу краеведения5. Важны для краеведов и "Хроники событий", подготовленные архивистами6.

Судя по количеству и качеству издаваемой литературы, Самар­ское историческое, археологическое, этнографическое, географи­ческое, литературное, лингвистическое, экологическое краеве­дение успешно конкурирует с такими университетскими городами Поволжья как Казань, Саратов, Нижний Новгород.

Вопросы и задания

1. Назовите основные этапы археологического исследования края.

2. Знаете ли вы ученых-археологов, работавших в Самарском Поволжье

3. Какие учебные и научные учреждения организуют археологические исследования? Где хранятся найденные материалы?

4. Назовите историков и краеведов-исследователей прошлого края XIX века.

5. Какие книги и статьи по истории края написаны Петром Владими­ровичем Алабиным?

6. Какие научные, общественные и краеведческие организации изу­чали историю края в первой четверти ХХ века?

7. Назовите наиболее важные и интересные книги по истории края второй половины XX века.

8. Что Вы знаете о научной деятельности в г.Самаре М.Н.Тихомиро­ва, П.А.Преображенского, К.Я.Наякшина, Е.И.Медведева, Н.Н. Яковлева, Ф.Г.Попова и других историков и краеведов 20-70-х гг. XX века?

9. Какие труды по истории Самарского Поволжья современных исто­риков известны Вам?

10. Читали ли Вы какие-либо художественные произведения о прош­лом Самарской области?

studfiles.net

3. Биографические очерки о выдающихся историках — исследователях отечественной истории32 Татищев Василий Никитич

(1686-1750)

В конце XVII — первой четверти XVIII в., в период преобразований Петра I, выросла целая плеяда замечательных деятелей — "птенцов гнезда Петрова", действовавших на разных поприщах. Одним из них был Василий Никитич Татищев, которого по праву считают "отцом русской историографии". Татищев оставил заметный след в развитии истории, научной, культурной и общественной жизни России. И не только у нас в стране, но и за рубежом — книги о нем опубликованы в Германии, Франции, США.

Василий Никитич родился 19 апреля 1686 г. в Пскове. Татищевы находились в родстве с царицей Прасковьей Федоровной Салтыковой, женой Ивана V — сына царя Алексея Михайловича от первого брака с М. И. Милославской. Его служба в армии, продолжавшаяся 16 лет, проходила в суровые годы Северной войны (1700—1721). В конце 1712 г. Татищев был послан за границу, где пробыл с перерывами 2,5 года. Начав военную службу рядовым драгуном, он достиг на статской службе высокого чина тайного советника, но карьера его закончилась печально. В 1745 г. Татищев был отстранен от должности астраханского губернатора и сослан в свое имение — село Болдино Дмитровского уезда (ныне Солнечногорский район Московской области), где находился под домашним арестом до самой смерти (15 июля 1750 г.).

До М. В. Ломоносова в России трудно назвать другого человека, которого можно было бы сравнить с Татищевым по энциклопедизму исторических знаний и диапазону творческих интересов. Помимо первого фундаментального труда по истории России, ему принадлежит замечательное произведение русской общественно-политической и философской мысли XVIII в. — "Разговор двух приятелей о пользе наук и училищах". С его именем связан новый этап в изучении географии и картографии. Он составил первый энциклопедический словарь — "Российский исторический, географический и политический лексикон"; открыл для науки такие памятники, как "Русская Правда", "Судебник" Ивана Грозного, "Книга Большого Чертежа", собрал богатейшие летописные материалы. Татищев много сделал для развития экономической и философской мысли, права, ряда вспомогательных исторических дисциплин.

Ученый впервые высказал мысль, которая остается и поныне справедливой: успешное исследование истории России невозможно без широко организованного продуманного издания источников, в том числе и произведений иностранных авторов, содержащих сведения об отечественной истории. Он разработал проект публикации источников и подготовил некоторые из них к печати, сопроводив их примечаниями.

В течение 30 лет Татищев работал над своим обобщающим трудом по русской истории — "Историей Российской", который стал делом всей его жизни.

В "Истории Российской" в хронологической последовательности излагались политические события, происходившие на Руси. Труд Татищева заметно отличался от сочинений по истории предшествовавших авторов. В предисловии к своей основной работе он ставил вопрос о взаимосвязи отечественной истории с всеобщей. При этом автор подчеркивал, что в первую очередь необходимо знание истории своего народа, своей страны.

В основе концепции русской истории Татищева лежит история самодержавия. Общие взгляды на развитие государства и формы правления в России и других странах были разработаны им в записке "Произвольное и согласное рассуждение и мнение собравшегося шляхетства русского о правлении государственном", в философском трактате "Разговор двух приятелей о пользе наук и училищах" и 45-й главе "Истории Российской".

"Историю Российскую" Татищев довел до 1577 г.

Развернутую оценку трудов Татищева дает С. М. Соловьев. "Заслуга Татищева состоит в том, — отмечал великий русский историк, —что он начал дело так, как следовало начать; собрал материалы, подверг их критике, свел летописные известия, снабдил их примечаниями географическими, этнографическими и хронологическими, указал на многие важные вопросы, послужившие темами для позднейших исследований, собрал известия древних и новых писателей о древнейшем состоянии страны, получившей после название Россия, одним еловом, указал путь и дал средства своим соотечественникам заниматься русской историей".

Научная деятельность В. Н. Татищева — пример бескорыстного служения науке и просвещению. В своих научных занятиях он не искал ни собственной выгоды, ни личной славы, а рассматривал их как выполнение долга перед Отечеством, честь и слава которого были для него превыше всего.

Сочинения В. Н. Татищева

История Российская. Т. 1—7. М.; Л., 1962—1968. В 1994 г. научно-издательский центр "Ладомир" приступил к репринтному воспроизведению текста издания 1960-х гг. "Истории Российской" В. Н. Татищева.

Избранные сочинения. Л., 1978.

Записки. Письма 1717—1750 гг. Научное наследство. Т, 14. М., 1990.

Избранные труды по географии России. М., 1950.

studfiles.net

Историки и литераторы – исследователи Самарского Поволжья — Мегаобучалка

 

Параллельно с естественно-научным и археологическим ис­следованием с ХVIII-ХIX вв. ведется изучение средневековой, новой и новейшей истории Самарского Поволжья.

Немало ценнейших сведений и наблюдений можно почерпнуть в фундаментальных трудах крупнейших историков России В.Н.Татище­ва (1686-I750), М.М.Щербатова (1733-1790), Н.М.Карамзина (1766-1826), С.М.Соловьева (1820-1879), В.О.Ключевского (1841-1911). Интересные исторические и этнографические сведений содержатся в трудах И.И.Лепехина (1740-1802), Палласа (1741-1811)[35]. В них имеются ин­тересные материалы о народах Среднего Поволжья и описания Са­мары, Ставрополя, Сергиевска, Сызрани.

И по сей день не потеряли научной значимости исторические, историко-фольклорные и этнографические труды Д.Н.Садовникова (1847-1883)[36], Г.И.Перетятковича (1840-1908)[37], А.Ф.Леопольдова (1800-1875)[38], П.П. Пекарского (1827-1872)[39], Н.А. и Н.Н. Фирсовых[40], А.А.Гераклитова[41], А.Г.Елшина (1878-1928)[42].

Оригинальными справочными изданиями стали книги видного общественного деятеля и просветителя, почетного гражданина городов Вятки, Самары и Софии Петра Владимировича Алабина[43], в которых воссоздана широкая и объемная панорама историчес­кого прошлого нашего края. Эти работы оказали огромное влия­ние на развитие краеведения в Самаре.

Почти полвека самым компетентным специалистом по истории, археологии и этнографии Самарского края считался Павел Александрович Преображенский (1858-1942)[44] . Вместе с другими эн­тузиастами (А.Г.Елшин, М.М.Зеленский, Ф.Т.Яковлев, К.П.Го­ловкин) был инициатором создания еще в 1910-1911 гг. кружка почитателей старины и коллекционеров-любителей, а в апреле 1914 г. – учреждения и губернской Ученой Архивной комиссии. Под руководством этой комиссии создается специальный музей для хранения памятников археологии, истории и этнографии Самарской губернии, в том числе старинных предметов и редких книг, собранных самарскими коллекционерами. Комиссия органи­зовала ряд археологических разведок, раскопок и научных изыска­ний другого характера.

На рубеже ХIX-ХХ вв. изучением края занимались земские служащие: статистики, агрономы, врачи, ценнейшие сведения до истории края содержатся в земских статистических справочниках и сборниках, сельскохозяйственных обзорах, подворных переписях крестьянских хозяйств, адрес – календарях Самары, в журналах "-Венский агроном" и "Самарский земледелец".



В мае 1916 г. создается Самарское Археологическое общество. Председателем был избран А.Г.Елшин (автор книги "Самарская хро­нология"), а заместителем – П.А.Преображенский. Это общество 2 ноября 1919 г. сольется с научно-просветительской организа­цией Самарского университета – "Обществом археологии, истории, этнографии и естествознания". Это объединение просуществует до 1929 г., а затем будет реорганизовано в "Самарское краевед­ческое общество".

Однако, вплоть до 1950-х годов так и не было создано научной истории края.

В 1950-1960-е гг. вновь возрождается серьезный интерес к истории и культуре Самарского региона. Существенное влияние на возрождение самарского краеведения оказали работы профессио­нальных историков, большинство из которых работали в педаго­гическом, политехническом и медицинском институтах – Е.И.Медведева (1903-1982)[45], К.Я. Наякшина (1900 – 1982)[46], Н.Н.Яковлева (1901-1982)[47], Г.Н. Рутберга (1906-1986)[48],

С.Г.Басина (1918-1999)[49], Большой интерес представляли исследования журналиста и краеведа Ф.Г.Попова[50].

Наряду с книгами и монографиями издавались сборники докумен­тов и воспоминаний по таким проблемам, как революция 1905-1907 гг., революции 1917 гг. и гражданская война, индустриали­зация края, культурное строительство.

В 1970-е годы началась разработка истории самарских фабрик и заводов. Появились книги, посвященные истории Металлургичес­кого завода, 4-го подшипникового завода, заводов имени A.M. Тарасова, А.А.Масленникова, истории речного флота, нефтяной промышленности, предприятий связи. Краеведами были написаны книги о городах Сызрани, Тольятти, Жигулевске, Чапаевске, Октябрьске, Отрадном, Кинеле. Среди них выделяется фундаментальностью двухтомная книга В.Н.Овсянникова о городе Тольятти[51].

Результатом многолетних краеведческих разысканий стала пуб­ликация книг по истории сел и районов области[52] и книга С.П.Кандаурова и В.Н.Курятникова по истории Самарского района г.Самары[53].

Значительный вклад в развитие краеведения внесла в 1970-1980-х гг. деятельность Самарского отделения Всероссийского общества ох­раны памятников истории и культуры. Двумя изданиями вышла книга "Памятники истории и культуры Куйбышевской области"[54], "Материалы свода памятников истории и культуры РСФСР. Куйбышевская область"[55].

Необходимо отметить и других ветеранов краеведческого движе­ния: В.Н.Арнольд (1907-1985), А.В.Соболев (1914-1982), О.Е.Струков (1908-1987), А.К.Ширманов (1904-1978), Е.Ф.Гурьянов (1906-1992), М.А.Лимарова(1929-1992), В.В.Рогожин (1939-1996), Г.И.Рассохина, В.И.Тихонов, А.Г.Моргун, В.Г.Каркарян, М.П.Виданов, Н.М.Курсков, Н.А.Арнольдов, В.М.Круглов, Л.А.Соловьева, Л.И.Мартиновская, Р.П. Поддубная, А.Я.Басс, Т.И.Ведерникова, Г.С.Шерстнева, Г.А.Широков, Н.А.Санникова, Е.Н.Филимонова, которые создали десятки книг, несколько сотен статей и заметок на краеведческие темы.

Интересные исследования появились по архитектуре и градостро­ительной истории края[56].

За последние тридцать лет (1970-1990 гг. XX века) сформирова­лась современная самарская историческая школа. В научный оборот были введены тысячи неизвестных ранее исторических документов. Опи­раясь на достижения исследователей старшего поколения, самарские археологи, этнографы, историки создали несколько сот монографи­ческих и диссертационных исследований по всем хронологическим периодам истории края. Исчезает существовавшая многие годы диспропорция в исследовании различных исторических периодов истории края. Все серь­езные современные работы опираются на материалы полевых экспеди­ций и многолетние архивные изыскания. Очевидно расширение и совер­шенствование научного инструментария исторических исследований. Широко привлекаются недоступные ранее архивные документы и ком­пьютерные технологии. Очевидна высокая степень преемственности тематической разработки истории края дореволюционного периода с исследованиями последних десяти-пятнадцати лет.

Закрепилась проблематика исследований, которая еще недавно являлась новой для отечественной историографии: история коло­низации края, частного предпринимательства, дворянства, земских учреждений, политических партий, религиозных конфес­сий, благотворительности, меценатства и др[57].

В 1970-1980-е гг. были созданы учебные пособия для школь­ников по историческому краеведению[58].

Определенную роль в распространении краеведческих знаний сыграли сводные историко-экономические очерки, написанные самарскими историками, экономистами и географами[59], а также очерк "Земля самарская", освещающий историю Самарского края с древнейших времен до начала ХХ века[60]. В этих книгах широко ис­пользовался материал, извлеченный из федеральных и областного государственных архивов, официальной и земской статистики, пери­одической печати, воспоминаний участников событий. Использова­лись материалы археологических и этнографических экспедиций самарского университета и педагогического института.

Появились новые, яркие имена профессиональных исследовате­лей. природы, истории и культуры края. Назовем лишь некоторые из них. Успешно работает в области региональной экономической и социальной истории, краеведения и топонимики Э.Л.Дубман[61], Ряд оригинальных работ опубликовала Л.М.Артамонова[62]. Известным историком-аграрником стал П.И.Савельев[63]. Видным специалис­том в области социальной и политической истории, истории ре­волюционных движений, общественной мысли и политических партий является М.И.Леонов[64]. Вышли две книги, посвященные администра­торам Самары и Самарской губернии[65].

Опубликована многотомная история Самарского Поволжья[66]. Возродился интерес к историко-этнографическим исследованиям. Опубликованы интересные очерки о народах, исстари населявших Самарское Поволжье, написанные Т.И.Ведерниковой[67], А.Н.Завальным[68], А.А.Савченко и С.И.Дубининым[69], Е.Я.Бурлиной[70]и другими авторами[71].

Быстро развивается религиозное краеведение[72]. Его развитие бы­ло обусловлено изменениями в общественно-политической и духов­ной сфере в стране, созданием Самарской Духовной Семинарии изда­нием журнала "Духовный собеседник", газеты "Благовест", "Тольятти православный".

Появились интересные публикации, являющиеся своеобразным синтезом исторического или литературоведческого исследования, публицистики, мемуаров – воспоминаний[73].

В разработку краеведческой проблематики включались писа­тели, литературоведы, искусствоведы, театральные критики, Сложилось своеобразное летописание культуры и искусства Самарского края. Один за одним выходили сборники "Драмати­ческий имени Горького, "Куйбышевский оперный"; "Актеры, роли, спектакли", "Изобразительное искусство мастера", "О Волге наше слово", "Город на крутой Луке", "Возрожденный Олимп" книги-альбомы "От модерна до авангарда" "Наследие", книга Л.А.Финка – "Актеры нашего театра", "В гриме и без гри­ма", "Живая память", "Автографы" и другие. К 150-летию Самар­ской губернии вышла замечательная книга "Имена" "Штрихи к порт­ретам" (Автор проекта В.В.Молько). Своеобразие и особенность этой книги в том, что судьба многоплановой, широкой по своему национально-этическому диапазону культуры края прослеживается через тех, кто так или иначе причастен к ее созданию. В ней сочетаются историко-краеведческие изыскания, лирические ин­тонации, публицистичность, страницы мемуарного характера и другие приемы раскрытия содержания[74].

Вслед за творчеством И.В.Вольнова (1885-1931), А.С.Неверова (1887-1923), Артема Веселого (Н.И.Кочкурова, 1883-1939), А.П.Герасимова (1889-1939), А.Я.Дорогойченко (1894-1947), П.Н. Дорохова (1886-1942), С.Г.Скитальца (Петров, 1869-1941), А.В. Ширяевца (Абрамов, 1887-1924) и других писателей и поэтов про­должала развиваться традиция художественного осмысления далекой и близкой истории Самарского Поволжья.

Давно и плодотворно работает в жанре исторического романа-хроники самарский писатель В.И.Буртовой. Он автор книг, сюжетной основой которых стали узловые события истории России, преломленной через прошлое Самары, Среднего Поволжья: "В земли неведомые", "Заветное Беловодье", "Над Самарой звонят колокола". Главными героями нового исторического романа "Самарская вольница" стали самарские сподвижники Степана Тимофеевича Разина.[75]

Волжским ветром и сказаниями Жигулей наполнен роман Е.А.Бажанова о колыбели русского казачества "Жигулевская вольница", Странствия казаков по дебрям дикой тайги, за тысячи километров, вплоть до Сахалина, Аляски и Калифорнии были более опасны, чем морские путешествия Колумба. Об этих удивительных событиях и рассказывает роман[76].

С интересом читается и его следующая книга "Вольный город пионеров дикого поля" (1995), посвященная страницам истории Самары. Еще больший интерес вызвала третья книга, повествующая о великом переселении в лесостепи Заволжья в тридцатых годах восемнадцатого века[77]. Это – настоящая энциклопедия народного быта и народной культуры первопоселенцев Самарского Заволжья – Дикого поля.

Тема ратного подвига волжан в Великой Отечественной войне последовательно и целеустремленно раскрывается в творчестве старейшего самарского писателя В.Н.Мясникова[78].

Важную роль играет публикация довольно многочисленных крае­ведческих сборников[79]. С 1995 г. выходит общественно-политический журнал "Самарский земский сборник", учрежденный Самарским государственным университетом. Институтом истории и археоло­гии Поволжья, самарским институтом повышения квалификации ра­ботников образования и самарским земским движением. Материалы в нем публикуются под рубриками "Из истории земства и городско­го самоуправления", "Самарские земли", "Самарская летопись", "История политических партий", "Забытые страницы отечественной истории", "Наше наследие", "XX век глазами современников", "Самарский архив", "Критика и библиография".

В журнале публикуются в основном профессиональные историки, известные краеведы, аспиранты и докторанты самарских вузов.

Сравнительно регулярно публикуют материалы по истории края Самарский областной историко-краеведческий художественный музей им. П.В.Алабина[80] и Самарский художественный музей[81].

Вышли в свет два тома "Вестника Волжского университета им. В.Н.Татищева[82]. Регулярно публикует "Исторические исследования"[83] и "Историо-археологические изыскания (сборник трудов молодых ученых)" Самарский государственный педагогический университет[84].

С 1996 г. в Самарском государственном университете проводят­ся Всероссийские "Платоновские чтения"[85]. Чтения посвящаются памяти выдающегося русско­го историка академика С.Ф.Платонова (1860-1933), завершившего свой жизненный путь в г.Самаре. Опубликовано уже 6 сборников Материалов конференции молодых историков. Около половины опуб­ликованных статей посвящено краеведческой проблематике. Самарские краеведы итоги своих изысканий в 1990-е годы пуб­ликовали в газете "Край самарский" (учредитель – областное отделение Союза краеведов России). В настоящий момент регулярно выходит областная краеведческая газета "Самарские ведомости" (Вышло уже свыше 50 номеров) (Среди учредителей газеты – Самарский госуниверситет и областной историко-краеведческий музей).

Документальные публикации самарских архивов значительно расширили источниковую базу краеведения[86]. Важны для краеведов и "Хроники событий", подготовленные архивистами[87].

Судя по количеству и качеству издаваемой литературы, Самар­ское историческое, археологическое, этнографическое, географи­ческое, литературное, лингвистическое, экологическое краеве­дение успешно конкурирует с такими университетскими городами Поволжья как Казань, Саратов, Нижний Новгород.

Вопросы и задания

1. Назовите основные этапы археологического исследования края.

2. Знаете ли вы ученых-археологов, работавших в Самарском Поволжье

3. Какие учебные и научные учреждения организуют археологические исследования? Где хранятся найденные материалы?

4. Назовите историков и краеведов-исследователей прошлого края XIX века.

5. Какие книги и статьи по истории края написаны Петром Владими­ровичем Алабиным?

6. Какие научные, общественные и краеведческие организации изу­чали историю края в первой четверти ХХ века?

7. Назовите наиболее важные и интересные книги по истории края второй половины XX века.

8. Что Вы знаете о научной деятельности в г.Самаре М.Н.Тихомиро­ва, П.А.Преображенского, К.Я.Наякшина, Е.И.Медведева, Н.Н. Яковлева, Ф.Г.Попова и других историков и краеведов 20-70-х гг. XX века?

9. Какие труды по истории Самарского Поволжья современных исто­риков известны Вам?

10. Читали ли Вы какие-либо художественные произведения о прош­лом Самарской области?

 

megaobuchalka.ru

Урок краеведения в 6-м классе "Я – историк-исследователь"

Разделы: История и обществознание


Цели урока:

  1. Дать представление об источниковедении, как вспомогательной исторической дисциплине. Познакомить ребят с различными видами исторических источников.
  2. Научить ребят анализировать письменные исторические источники; извлекать из них максимум информации для историка-исследователя и на основании полученных данных делать выводы либо выдвигать гипотезы.
  3. Создать ситуацию успеха на уроке. Повысить мотивацию изучения истории родного края. Способствовать воспитанию человека, способного самостоятельно находить способы решения стоящих перед ним учебных задач.

Оснащение урока:

  1. Карта Амурской области.
  2. Атласы Амурской области.
  3. Раздаточный материал: фрагменты карт Хабаровского края, отрывки исторических документов.
  4. Выставка литературы по истории Приамурья.
  5. Плакат с названиями ВИДов и письменных исторических источников.
  6. Макеты поселений, изготовленных учащимися.

ХОД УРОКА

I. Изучение нового материала.

1. Вступительное слово учителя. Учитель во вступительном слове опирается на знание ребят, полученных на предыдущем уроке “Вспомогательные исторические дисциплины”.

Вопросы для беседы:

- Какие ВИДы вы знаете?

- Что такое источниковедение?

Далее учитель дает краткое представление о том, кто такой источниковед и чем он занимается. Раскрывает цели и задачи источниковедения, проблемы, которые необходимо решить источниковеду и принципы, на которые опирается в своей работе источниковед. (См. дополнительный материал).

2. Типы письменных источников. Учитель раскрывает значение каждого типа источников и приводит примеры.

  • Актовые материалы (законодательство, купчии, договоры и др.).
  • Делопроизводственные материалы (бухгалтерия, докладные записки, запросы, ответы, книги рапортов, доносы шпионов, следственные дела…).
  • Источники личного происхождения (мемуары, дневники, письма…)
  • Статистика (цифры тоже надо уметь читать)
  • Периодика (газеты, журналы, альманахи…).
  • Летопись.
  • Кино, фото, фонодокументы.

II. Практическая работа – анализ исторических источников.

1. Изучение документов в парах.

  • Исторические записки Г.С.Новикова-Даурского о даурах.
  • Челобитная амурских крестьян-поселенцев царю Федору Алексеевичу о бедственном положении.

2. Анализ документов по памяткам. Презентация исследованного материала. (Памятки и документы см. в Приложении 1)

3. Составление документов (работа в группах):

  • Расспросные речи.
  • Царский Указ об основании Албазинского воеводства.

4. Работа с картой, как историческим источником: “О чем на рассказали карты Амурской области и Хабаровского края”. Презентация исследования. (См. памятку в Приложении 2)

III. Презентация творческого задания, которое ребята получили на предыдущем уроке – макет Албазинского острога и поседения джурчжэней. (Макеты составлялись по описаниям, найденным в письменных исторических источниках).

IV. Выводы.

Какие выводы по нашему уроку мы можем сделать как историки-исследователи?

Предполагаемые выводы:

  1. Все, что написано во все времена рукой, на машинке, и даже на компьютере, снято оператором кинохроники, фотографом, записано на пластинку или компакт-диск – все является памятником источниковедения.
  2. Главная задача источниковеда – изучение исторических источников, условий их возникновения с целью правильной интерпретации хранящейся в ней информации.
  3. Если вы решили стать источниковедом и хотите знать, что почитать, то начните с писем своих бабушек (бабушки почти всегда хранят письма своих близких). Они ведь тоже источник, и очень интересный источник.
  4. Объявление оценок.

V. Рефлексия.

VI. Нацеливание ребят на тему следующего урока “Виртуальная экскурсия в музей истории Февральска”.

VII. Домашнее задание:

  1. Выбрать газетную или журнальную статью и проанализировать ее как источниковед – “добыть” исторические сведения о жизни людей современной эпохи.
  2. Если есть дома старые письма, то проанализировать их по памятке.

Дополнительный материал для учителя:

Кто такой источниковед?

Задумывались ли вы когда-нибудь о том, как пишется история? Откуда историки берут материал для создания учебной или иной литературы? Ведь чаще всего мы уже не можем напрямую встретиться с участниками тех событий, о которых написано в книгах. Где же историки добыли эти факты?

Как бы мы не хотели и не старались, мы не можем не оставить после себя “следов”. Вот эти “следы” и изучают историки. Что можно отнести к “следам”? Это различные записки (от школьных тетрадок и дневников до завещаний), вещи, которые остаются после нас. Набор предметов, оставшихся после нас, зависит от того, кем был человек, чем занимался, сколько прожил на земле, насколько бережно относился к своим вещам, бумагам, документам; и как эти вещи сохранило время.

И вот по этим остаткам, которые историки называют историческими источниками, можно восстановить ход минувших событий. И историки как сыщики, следопыты, восстанавливают все до мельчайших подробностей. Почему историки называют эти остатки источниками. Потому, что сведения о жизни предков приходится добывать то из-под земли, то из груды архивов, но если приложить голову, то можно получить буквально фонтан сведений. Для умного исследователя время буквально бьется из глубины веков. Источники столь разнообразны, что их изучают сразу несколько исторических дисциплин. Вещественные источники изучает археология, а письменные – палеография и источниковедение.

Вот пример. Перед нами лежит древний текст, а точнее отрывок текста. Найден он случайно, кто автор, когда он был написан никому неизвестно. Сначала его должен изучить палеограф. По внешним признакам (по почерку, по сокращениям, по качеству бумаги и чернил) он установит время написания. А вот содержанием займется источниковед. И установит что это за текст, кто может быть его автором.

Все сохранившиеся тексты несут в себе определенную информацию о жизни наших предков и становятся письменными историческими источниками, пополняющими наши знания о прошлом. Отсюда и название науки – источниковедение.

Цели и задачи источниковедения.

Главная цель источниковеда – опубликовать источник и оценить его информационный потенциал.

Источниковед обычно проделывает тщательную подготовку текста к печати. Его задача – открыть глаза научной общественности на новое чудо. Найти рукопись может кто угодно. А вот понять, что это за находка, и представить ее ценность, ее значимость для науки может только источниковед. Главная задача источниковеда – выявление информационного потенциала источников для решения конкретных исторических задач, привлечение внимания историков к наиболее богатым из них.

Проблемы:

  • Понять, не подделка ли это, т.е. проверить источник по принципу достоверности информации. Ведь люди создающие текст могут преследовать свои цели, поэтому описание одних и тех же событий может быть разным. (Учитель может привести примеры из истории). Источниковеды считают выводы убедительными только в том случае, если данные одного источника подтверждаются данными другого. Например, источниковеды и археологи сработали вместе при изучении истории древних славян. Археологи подтвердили описания оставленные Нестором в “Повести временных лет”.
  • Проблема интерпретации. Источниковед должен помочь историку правильно интерпретировать информацию, содержащуюся у источнике. Это связано с переводом, с той обстановкой в которой он возник, с культурными традициями времени и т.д. информация из любого текста закодирована культурным кодом той эпохи, в которой он создан. Поэтому очень важно правильно “расшифровать” источник. Современный историк, читая текст, может начать искать смысл там, где его нет. Ведь изучаемые документы были созданы для людей своей эпохи. Поэтому, чтобы избежать неправильного прочтения текста надо знать правила создания письменных источников соответствующей эпохи. Это и есть культурный код эпохи. Пример можно привести с книгами Маркса, Энгельса и Ленина (объяснить чем они были для читателя в XIX веке, и чем будут в XXI веке).

Материал взят из “Курса дистантного обучения. Московская Русь. Выпуск 2”. МГУ 2004 г.

Вспомогательные исторические дисциплины:

Археология – наука, изучающая историю общества по материальным остаткам жизни и деятельности людей.

Генеалогия – наука о происхождении истории родов, династий и отдельных лиц.

Топонимика – наука о происхождении географических названий.

Эпиграфика – наука, изучающая надписи на камнях, плитах, пластинах, кости и т.д.

Этнография (этнология) – или народоведение, наука, изучающая быт и культуру народов мира.

Хронология – наука об измерении времени, определяющая точные даты исторических событий.

Папирология – наука о древних папирусах.

Палеография – наука, изучающая внешнюю сторону памятников древней письменности (почерк, украшения, водные знаки).

Дендрохронология – метод определения возраста деревянных сооружений по годичным кольцам древесины.

Нумизматика – наука о монетах, изучающая историю денежного обращения по его материальным останкам.

Антропология – наука о происхождении и эволюции человека, (предмет исследования: останки древних людей – антропоиды).

Сфрагистика – наука о печатях.

Бонистика – раздел нумизматики, изучающий бумажные деньги и боны.

Источниковедение – наука, изучающая содержание письменных источников.

Историография – отрасль исторической науки, изучающая ее становление и развитие; “история исторической науки”.

Дипломатика – раздел источниковедения, занимающийся изучением государственных, дипломатических документов.

Историческая геология – изучает историю и закономерности развития Земли с момента образования земной коры до современности.

Метрология – наука о системах мер, денег, налогов у разных народов.

Лингвистика – наука о языках.

Ономастика – наука, изучающая собственные имена.

Антропонимика – раздел ономастики, изучающий закономерности возникновения собственных имен, их развитие, структуру, географическое распространение, социальное функционирование.

Геральдика – наука о гербах.

Фалеристика – наука, изучающая истории орденов, медалей, знаков отличия, а также коллекционирование этих предметов.

Материал взят из “Курса дистантного обучения. Московская Русь. Выпуск 2”. МГУ 2004 г.; Энциклопедического словаря. ТЕРРА. 1998 г.; Е.В.Саплина, А.И.Саплин. Путешествие в истории. Центр Гуманитарного образования в России. 1995 г.

Рефлексия

Попробуйте оценить свою работу на уроке по 10-бальной шкале.

1. Как я усвоил материал?

  • Получил прочные знания, усвоил материал – 9–10 баллов.
  • Усвоил новый материал частично – 7–8 баллов.
  • Мало что понял, необходимо еще поработать – 4–6 баллов.

2. Как я работал? Где допустил ошибки? Удовлетворен ли своей работой?

  • Со всеми заданиями справился сам – 9–10 баллов.
  • Допустил ошибки – 7–8 баллов.
  • Не справился – 4–6 баллов.

3. Как работала группа (пара)?

  • Совместно разбирали и обсуждали задание – 9–10 баллов.
  • Обсуждение было вялым, неинтересным, допускались ошибки – 7–8 баллов.
  • Группа не работало, все идеи предлагал один ученик – 4–6 баллов.

4. Сформулируйте ваше мнение об уроке, ваши пожелания.

Рефлексия “Мишень”

Название секторов будет зависеть от того, что вы хотите узнать. Например: “Усвоение материала”, “Как я работал”, “Работа группы”, “Полезность такого вида работы”.

Используемая литература:

  • Учебник “История Амурской области” под редакцией А.В.Баранова и И.Е.Федоровой. Благовещенск, 2005 г.
  • Е.В.Саплина, А.И.Саплин. Путешествие в истории. Центр Гуманитарного образования в России. 1995 г.
  • Амурский краевед. Информационный вестник № 2, 1991 г.
  • Хрестоматия по истории Амурской области. Хабаровское книжное издательство. 1980 г.
  • Г.Е.Хуторская. История России. Курс дистантного обучения. Выпуск 2 – Московская Русь. Москва. МГУ, 2004 г.
  • Л.А.Востриков, З.В.Востоков. Хабаровск и хабаровчане. Очерки о прошлом. Хабаровское книжное издательство. 1991 г.

21.03.2008

urok.1sept.ru

О некоторых чертах Энгельса как историка-исследователя. Энгельс – теоретик

О некоторых чертах Энгельса как историка-исследователя

Исторические труды Энгельса содержат яркие образцы применения подлинно научной методологии к самым различным сферам исторического процесса. Энгельсу было свойственно умение, пользуясь диалектико-материалистическим методом, раскрывать экономические и социальные корни тех или иных явлений общественной жизни, доискиваться до их конечных материальных причин, не упуская при этом из вида и самостоятельную роль политических и идеологических факторов, обратное влияние их на экономику и общественный строй. Как настоящий мастер исторического исследования Энгельс распутывал самые сложные исторические проблемы, обнаруживая истинную связь между различными событиями, выявлял наиболее характерные тенденции и черты той или иной исторической эпохи, того или иного исторического периода. Как диалектик подходил Энгельс к различным историческим процессам, выявлял присущие им противоречия, внутренние пружины развития. Постоянно пользуясь таким ориентиром, как марксистское учение о классовой борьбе, он искусно вскрывал лежащие в основе политических конфликтов и коллизий столкновения различных классовых сил и интересов. Этим же критерием пользовался он при характеристике различных политических партий и течений, а также отдельных исторических деятелей.

Диалектико-материалистический подход к историческим явлениям, последовательное применение к ним классового анализа – таковы отличительные черты Энгельса как исследователя-историка. В высокой степени ему, революционному ученому, была свойственна пролетарская партийность в исторической науке, понимаемая прежде всего как страстная, бескомпромиссная борьба за научную истину и использование ее в интересах передового класса. Подлинной научной объективности, считал он, в области истории может достигнуть лишь исследователь, смотрящий на прошлое не сквозь шоры предрассудков и предубеждений эксплуататорских классов, а глазами представителя класса, который стремится к будущему и потому заинтересован в исторической правде.

Научные достоинства исторических работ Энгельса были обусловлены прежде всего совершенством применяемой им научной методологии. Это прежде всего выделяет его из среды современных ему, да и многих последующих историков. Владение передовым методом сплошь и рядом облегчало Энгельсу самый процесс исследования, позволяло ему более быстро находить наиболее правильные и результативные пути, вооружало его для критического анализа источников и существующей исторической литературы. Занимаясь той или другой исторической проблемой, Энгельс всегда стремился привлечь максимум имеющегося материала. Об этом очень ярко свидетельствуют составленные им подробные библиографические списки, в частности, в начале 50-х годов, во время работы над задуманной книгой о революционной войне в Венгрии в 1848 – 1849 гг. и в 1869 г. в связи с работой над «Историей Ирландии»[605]. Передовые методологические принципы помогали Энгельсу разбираться в потоке этой исторической литературы, правильно оценивать труды буржуазных ученых, выявлять рациональные элементы в их произведениях и подвергать критике несостоятельные и ложные концепции. Без этой предварительной критической работы не могла сформироваться собственная точка зрения Энгельса по ряду исторических проблем.

Энгельсу принадлежит много глубоких высказываний о трудах современных ему историков, принадлежащих к разным направлениям и школам. Некоторые его работы были специально посвящены историографическим проблемам. Таковы, в частности, написанные в 1850 г. вместе с Марксом рецензии на разные, преимущественно исторические книги для журнала «Neue Rheinische Zeitung. Politisch-?konomische Revue», очерк «К истории первобытной семьи» (1891 г.) и др. Если взять все эти работы и высказывания в совокупности, то они дадут весьма разностороннее представление об Энгельсе не только как о критике буржуазной историографии, но и как об ученом, подметившем сложный и противоречивый путь эволюции исторической науки в капиталистическом обществе. Энгельс сумел показать, как прогрессивная тенденция к накоплению исторических знаний, к объективному историческому исследованию наталкивается на ограниченность буржуазного мировоззрения, как эти преграды становятся все сильнее по мере усиления контрреволюционности буржуазии, побуждавшей ее идеологов прибегать к сознательному искажению исторической правды в угоду ее интересам.

Расцвет буржуазной историографии, нашедший, в частности, отражение в творчестве французских историков периода Реставрации Тьерри, Гизо, Минье и др., Энгельс связывал с борьбой буржуазии против феодального общества и его пережитков. Начало упадка буржуазной исторической науки он объяснял в общем углублением классовых противоречий между пролетариатом и буржуазией. Известным рубежом здесь служили события 1848 года. Именно с этого времени стали усиливаться ретроградные стремления буржуазных историков очернить революционное движение, их классовое пристрастие, национализм, расистско-колонизаторские тенденции, фальсификаторские поползновения. Типичным становится то, что отмечал Энгельс применительно к английским буржуазным историкам Ирландии – Маколею, Г. Смиту и др.: «Буржуазия все превращает в товар, а следовательно также и историю. В силу самой ее природы, в силу условий ее существования ей свойственно фальсифицировать всякий товар: фальсифицировала она также и историю»[606].

Общим методологическим пороком буржуазной историографии было идеалистическое толкование исторических явлений, поверхностное их восприятие, неумение разглядеть социально-экономические процессы за обволакивающими их идеологическими покровами. «Немецкая идеология, – писал, в частности, Энгельс в „Крестьянской войне в Германии“ по поводу толкования тогдашней немецкой историографией периода Реформации, – …все еще продолжает видеть в борьбе, положившей конец средневековью, одни только яростные богословские перебранки»[607].

При этом деградацию буржуазной историографии Энгельс отнюдь не рассматривал как некий прямолинейный, фатально охватывающий все сферы исторической науки процесс. Он ясно видел, что тенденции к прогрессивному развитию здесь не были исчерпаны даже после революции 1848 – 1849 годов. Энгельс был чрезвычайно далек от огульного отрицания заслуг буржуазных историков, в том числе тех, кто жил в период начавшегося заката капитализма и вырождения буржуазной идеологии (после 1871 г.). В своих исторических исследованиях он постоянно опирался на лучшие достижения современной ему буржуазной исторической науки, высоко ценя труды таких историков, как В. Циммерман, Г. Маурер, К. Рот, Дж. О’Донован, И.Я. Бахофен, Л.Г. Морган, Ж. Авенель, М.М. Ковалевский, Н.И. Кареев, А. Жомини, У. Нейпир, В. Рюстов и многие другие. Энгельс считал, что объективный подход к данным исторической науки, расширение объема источников, новые открытия в области истории могут иногда выводить отдельных историков за рамки узкого буржуазного кругозора, способствовать переходу их с идеалистических на стихийно-материалистические позиции, как это произошло с Л.Г. Морганом. Даже в работах консервативно настроенных авторов, подчеркивал Энгельс, могли содержаться важные рациональные выводы, не говоря уже о ценном историческом материале. Примером могут служить труды Маурера, широко использованные Энгельсом.

Одним словом, Энгельс учил относиться к буржуазной историографии и к другим общественным наукам как к чрезвычайно сложному явлению, избегать всякого упрощенчества в подходе к ним. Он сам показывал пример умения отделять в ней все ретроградное, реакционное, подлежащее критике и отбрасыванию от прогрессивных и рациональных элементов, составляющих подлинное достояние исторической науки.

Нельзя, однако, сводить выдающиеся качества Энгельса как историка только к его методологической зрелости и умению отбирать нужные данные в исторической литературе, отметая часто ложные и тенденциозные выводы буржуазных авторов. При всем огромном значении этих качеств их одних было еще недостаточно для создания первоклассных исторических трудов. Энгельс мог стать их автором, потому что он в совершенстве владел не только наиболее передовым методом исторического анализа, но и самой техникой исторического исследования, прежде всего мастерством критической обработки и использования всевозможных исторических источников. Свои исторические концепции он создавал не только на основе изучения богатого фактического материала, накопленного в трудах историков, этнографов, экономистов и т.д., но прежде всего путем исследования самих первоисточников. Большая часть трудов Энгельса базировалась на исторических материалах и документах, почерпнутых отнюдь не из вторых рук. Не говоря уже об истории рабочих организаций, в деятельности которых Энгельс сам принимал участие, проявляя заботу о сохранении их архивов, или об истории революционных событий (например, баденско-пфальцского восстания), описывать которые он мог как очевидец, для исследования любой исторической проблемы он привлекал весьма широкий круг первоисточников. Даже в тех случаях, когда Энгельсу приходилось воспроизводить ход исторических событий по более или менее добротным историческим трудам, из-за отсутствия возможности в тот или другой момент пользоваться архивными материалами или другими коллекциями источников, как это было во время написания им «Крестьянской войны в Германии» (фактическую основу его работы, как известно, составила книга В. Циммермана), он все же всячески старался обращаться и к доступным ему историческим документам. В той же «Крестьянской войне в Германии» он разбирает и цитирует – частично по воспроизведенным Циммерманом текстам – знаменитые «Двенадцать статей», содержащие требования восставших крестьян, более радикальное «Статейное письмо», так называемую Хейльброннскую программу, сочинения Лютера, Гуттена, Мюнцера и т.д.[608].

Особенно стремился Энгельс опираться на источники в тех случаях, когда он приходил к выводу, что существующая литература является либо чересчур поверхностной, либо тенденциозной, не заслуживающей доверия даже в отношении простой передачи фактов. Так было, в частности, при сборе им материалов для книги «Положение рабочего класса в Англии». Для того чтобы самому разобраться в причинах бедствий пролетариата и в характере его сопротивления эксплуататорам, Энгельс должен был мобилизовать большой документальный материал, помимо буржуазной литературы обратиться к отчетам санитарных врачей, фабричных инспекторов, к материалам парламентских комиссий, к прессе, в том числе и к рабочей печати и другим источникам[609].

Работая в 1869 – 1870 гг. над «Историей Ирландии», Энгельс столкнулся с отсутствием доброкачественных пособий, дающих общее представление об историческом развитии страны с древних времен до новейшего времени[610]. Такое состояние изучения исторического прошлого Ирландии заставило Энгельса самому разбираться в перипетиях ирландской истории на основании первоисточников. Он писал Марксу в ноябре 1869 г., что из них «можно почерпнуть бесконечно больше, чем из обработок, которые делают туманным и запутанным все, что там ясно и просто»[611].

Необычайные филологические познания делали для Энгельса доступными источники любой трудности, написанные не только на древнегреческом и латинском языках, но и на различных языках и диалектах древних германцев, на языке кельтов средневековой Ирландии и Уэльса, на романских, славянских, арабском и персидском языках. Незнакомыми языками, часто очень сложными, Энгельс с его исключительным лингвистическим чутьем овладевал самостоятельно, в чрезвычайно короткий срок. В 50-е годы он, например, в оригинале читал произведения арабского средневекового историка Новаири и персидского историка XV века Мирхонда[612]. Усвоение гэльского языка древних ирландцев позволило ему в 1870 г. не только читать ирландские анналы, но и произвести текстологический анализ памятника древнеирландского права – «Шенхус Мор», а также убедиться в несовершенстве его английского перевода, хотя он и был сделан специалистами, десятки лет изучавшими язык ирландских источников[613]. Филологическая эрудиция служила Энгельсу не только ключом к источникам по истории разных народов, но и инструментом самого исторического исследования. В ряде своих работ Энгельс пользуется методом сравнительного языкознания для выяснения происхождения исторических терминов, для решения проблем этногенеза (в частности, населения древней Ирландии), для раскрытия сущности отдельных общественных институтов и исторических процессов[614]. Занимался Энгельс изучением исторической эволюции и самих языков, как об этом свидетельствует его исследование о франкском диалекте[615].

Источники, которыми пользовался Энгельс в своих трудах, были разнообразны не только по своему языку, но по самому своему типу, по своей специфике, зависящей от изучаемого предмета и исторического периода. Археологический и этнографический материал, свидетельства античных писателей, памятники древнего и средневекового права, средневековые анналы, хроники, акты и грамоты, памятники фольклора и литературы использовались Энгельсом при изучении первобытной и древней истории, а также истории средних веков. Для более позднего времени характер источников, разумеется, менялся. Здесь Энгельс имел дело с парламентскими дебатами и отчетами, с конституционными и другими законодательными актами, с внешнеполитическими документами, прессой, памфлетной литературой, мемуарами, свидетельствами различных очевидцев.

Одним из способов приобретения нужных исторических сведений Энгельс считал личные наблюдения и впечатления. Энгельс отличался острой наблюдательностью, о чем свидетельствуют многие страницы его книги о положении рабочего класса Англии, а также его путевые заметки: очерк «Из Парижа в Берн» (1848 г.), «Шведско-датские путевые заметки» (1867 г.), письма Марксу от 23 мая 1856 г. и 27 сентября 1869 г. с описанием его путешествий по Ирландии, набросок «Из путевых впечатлений об Америке» и др.[616].

Важным источником и для изучения новой истории Энгельс считал произведения художественной литературы. В «Евгении Онегине» Пушкина он видел, в частности, яркое отображение жизни русского дворянского общества первой половины XIX века[617]. Высоко ценил он в этом смысле «Человеческую комедию» Бальзака. «Здесь содержится история Франции с 1815 до 1848 г. в гораздо большей степени, чем у всех Волабелей, Капфигов, Луи Блинов и tutti quanti», – писал он Лауре Лафарг 13 декабря 1883 года[618].

В своих письмах и работах, особенно в специальном источниковедческом обзоре во второй главе незаконченной рукописи «История Ирландии», Энгельс высказал ряд очень важных мыслей по поводу методики работы с историческими источниками. Он требовал аналитического и критического отношения к ним, их научной датировки, а для источников сложного состава, имеющих текстовые наслоения разного времени (например, сборника «Шенхус Мор»), датировки их разных составных элементов, учета особенностей мировоззрения авторов исторических документов и сочинений, тех классовых и национальных позиций, с которых они подходили к описываемым событиям. При изучении средневековых анналов он рекомендовал отделять содержащиеся в них легенды от свидетельств о достоверных фактах, считая, однако, что и в мифологической части этих источников историк должен выделить элементы подлинного народного предания, отображающего реальное прошлое. Весьма важным способом установления исторической истины Энгельс считал сопоставление нескольких источников, в том числе разного происхождения (например, ирландских анналов и скандинавских саг), сравнительное изучение версий, исходящих от разных сторон, их взаимную проверку. Решительно предупреждал он о недопустимости модернизаторского толкования данных источников, подтягивания их под представления более позднего времени, сложившиеся на основе иных, более поздних общественных отношений. Предостерегая от поверхностного или легковерного отношения к историческому преданию, Энгельс в то же время не склонен был оправдывать чрезмерный скептицизм, абсолютное недоверие к свидетельству исторических памятников.

Большой интерес представляют собой не только мысли Энгельса, относящиеся к историческому источниковедению, но и пример его собственного исследования источников. Он был одним из тех историков, которые глубоко понимали значение их комплексного изучения. «Если бы были изданы все памятники писаного права Ирландии, – писал он, например, относительно важности дополнять сведения летописей данными правовых и других письменных источников, – то эти анналы приобрели бы совершенно иное значение; многие сухие заметки предстали бы в новом свете, благодаря разъясняющим местам из сборников законов»[619]. Блестящим критиком источников проявил себя Энгельс в своих работах по истории первоначального христианства. Он сумел выделить в книгах Нового завета наиболее архаические элементы («Откровение Иоанна») и на этой основе воссоздать черты ранних христианских верований, показав их отличие от последующей христианской догматики[620]. При изучении источников по истории Ирландии ему нередко приходилось идти и другим исследовательским путем, а именно выявлять в источниках более позднего времени (например, в сочинениях английских авторов XVI и XVII веков об Ирландии) отражение более древних общественных институтов, уцелевших обычаев, характерных для более ранних периодов.

Как историку исключительно крупного масштаба Энгельсу было свойственно стремление к широким социологическим обобщениям. Но в то же время он никогда не пренебрегал и предварительной, порой весьма кропотливой, работой по собиранию конкретных исторических материалов, установлению фактов и деталей исторического процесса. Об этом весьма наглядно свидетельствуют составленные им подробные хронологические таблицы («Хронология Ирландии», «Хронология чартистского движения», подготовительные материалы к брошюре «Роль насилия в истории»[621]). Внимание к конкретному факту, стремление сочетать обобщающие характеристики с освещением отдельных сторон исторического процесса, особенно типичных, дать картину исторической обстановки и портреты участников событий пронизывают произведения Энгельса на самые разные исторические темы.

К историческим работам Энгельс предъявлял весьма высокие требования. По его убеждению, уровень исторического исследования определяется и глубиной объяснения социологических процессов, определяющейся в конечном счете методологическими, классовыми позициями историка, и бережным отношением к исторической правде, точностью в передаче исторических фактов, в трактовке содержания исторических документов. Нетерпимо относился Энгельс не только к сознательному искажению истории, но и ко всякому проявлению небрежности и недобросовестности в обращении с историческими фактами и источниками. Строгое соблюдение всех правил научной обработки материала, безукоризненное использование документов и цитирование их, не допускающее даже малейшего извращения их смысла, точный перевод иноязычных текстов – к этому, считал Энгельс, должен стремиться каждый уважающий свою науку историк. У Энгельса было весьма взыскательное отношение к тому, что входит в понятие культуры исторического труда. «Мне было бы очень неприятно, – писал он, например, Марксу 11 мая 1870 г., во время своей работы над книгой об Ирландии, – если бы оказалось, что я неправильно процитировал какое-нибудь кельтское слово, например, в родительном или именительном падеже множественного числа – вместо именительного единственного числа»[622].

Весьма важное значение придавал Энгельс литературному оформлению результатов исследовательской работы. Его собственные исторические произведения отличаются выдающимися литературными достоинствами. Их отличительная черта – необыкновенная ясность изложения самых сложных и запутанных проблем, изящество и легкость стиля, использование остроумных и метких литературных сравнений и исторических аналогий. С большим совершенством владел Энгельс умением передать колорит эпохи, воспроизвести яркие выдержки из источников, выделить и красочно описать характерный исторический эпизод. Нередко работы Энгельса содержат и значительные элементы дискуссии с представителями буржуазной историографии, отражающими его мастерство как полемиста. Немногими словами, иногда одним-двумя критическими замечаниями, Энгельс умел убедительно показать несостоятельность концепций буржуазных историков, тенденциозность их взглядов.

Как глубокое содержание, так и блестящее литературное оформление исторических трудов Энгельса позволили им сохранить всю свою свежесть и притягательную силу.

* * *

Из приведенного очерка видно, какие широкие масштабы имела деятельность Энгельса в области разработки марксистской исторической науки. Его исследования охватывали и общий ход исторического процесса, и различные его ступени, а также стороны – экономическое и политическое развитие, международные отношения и войны, рабочее движение и социалистическую мысль, науку и культуру, – и историю отдельных стран, и саму методологию исторического анализа, в том числе и проблемы критики исторических источников. Даже рассматривая отдельные исторические проблемы, например, отдельные периоды в истории разных стран – Германии, Англии, Франции, России, Ирландии и т.д., – Энгельс подходил к ним всесторонне, его интересовали не только экономические и социальные процессы, но и другие сферы жизни народа, включая сюда его духовную жизнь. Такое многообразие исторических интересов у Энгельса отнюдь не было выражением разбросанности или поверхностности, как это подчас бывало у буржуазных историков, занимавшихся сразу многими сюжетами. Наоборот, универсальность подхода к истории, энциклопедический характер знаний позволяли Энгельсу чрезвычайно глубоко разбираться в любых исторических явлениях, безупречно пользоваться для раскрытия их особенностей исторической аналогией, методом сопоставления истории различных народов и различных эпох.

В своих трудах Энгельс предстает перед нами как великий историк, обладавший необычайной исторической эрудицией и выдающимися исследовательскими дарованиями, способный разобраться в существе самых сложных и запутанных исторических процессов. Оставленное им наследство в области исторической науки отличается исключительным богатством мыслей, наблюдений, выводов. Оно еще нуждается в специальном детальном изучении.

Здесь были охарактеризованы далеко не все аспекты вклада Энгельса в историческую науку, да и в ряде случаев не представлялось возможным выйти за рамки лишь суммарных характеристик. Некоторые важные стороны этого вклада были освещены в других главах книги. В I главе, в частности, говорится об Энгельсе как историке естествознания и философии. Еще в 1844 г. в «Набросках к критике политической экономии», охарактеризованных во II главе, Энгельсом были высказаны важные мысли, раскрывающие существенные черты развития буржуазной экономической мысли. Эти страницы книги, наряду с тем, что было сказано в настоящей главе о взглядах Энгельса на эволюцию буржуазной историографии, должны дать некоторое представление о роли Энгельса в разработке истории естественных и общественных наук. Не рассматривались здесь и многочисленные высказывания Энгельса о различных писателях и литературных направлениях, а также его специальные литературно-критические работы. На эту тему написаны солидные исследования, к которым можно в данном случае отослать читателя[623]. Лишь бегло и в связи с другими проблемами были затронуты в главе работы Энгельса по истории религии, а между тем, придавая большое значение изучению в историческом развитии различных форм общественного сознания, в том числе и религиозной формы, Энгельс заложил подлинный фундамент материалистического изучения истории религии, особенно христианства. Имеются у него и важные высказывания по поводу развития атеистического мировоззрения.

Многообразие и многоплановость занятий Энгельса историей отражали марксистское понимание ее как сложного, многогранного процесса развития общественной жизни – процесса, различные сферы которого постоянно перекрещиваются и взаимодействуют. Для того чтобы познать закономерности истории, необходимо изучить и в отдельности и в комплексе эти основные сферы, проследить главные узловые пункты, в которых происходит их взаимное проникновение, их взаимодействие. Заслуга Энгельса как историка заключается в том, что он не только вместе с Марксом дал ключ к исследованию исторического процесса – диалектико-материалистический метод, – но и указал собственными трудами главные направления, в которых должно вестись это исследование в разных плоскостях. Историки-марксисты многих поколений будут вновь и вновь находить в произведениях Энгельса важнейшие методологические указания по самым разнообразным вопросам и неустаревающие образцы подлинного научного творчества в области истории.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

fil.wikireading.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о