Ланцман курсы: Школа Ланкман Москва — Lancman School Moscow (Москва, Россия) — поступить, цены, отзывы

Содержание

Школа Ланкман Москва - Lancman School Moscow (Москва, Россия) - поступить, цены, отзывы

Старшая школа
  • Классы: 10-11
  • Возраст: 16-18 лет
  • Форма обучения: очная. 

В старшей школе завершается процесс получения среднего полного общего образования и проводится активная подготовка к поступлению в высшие учебные заведения. Специалисты Lancman School Москва следуют специально разработанным методикам и помогают подросткам подготовится к поступлению в выбранные университеты.

Каждый ученик проходит комплекс специальных занятий и мастер-классов для определения своих предпочтений и профессионального ориентирования. Школьники, родители и преподаватели очень ответственно и взвешенно подходят к выбору будущей учебы и профессии, так как этот выбор определяет будущее подростка.

В 10-11 классах продолжается изучения обязательных дисциплин, при этом учебный план становится более индивидуализированным, уделяется особенное внимание тем предметам, которые необходимы для сдачи экзаменов и поступления в вузы. Продолжается интенсивное изучение английского языка, уделяется особенное внимание академическому английскому, навыкам чтения, письма, написания эссе, подготовке к сдаче тестов и экзаменов. Выпускники школы свободно владеют английским (часто и немецким), многие поступают в зарубежные университеты. Lancman School Москва поддерживает тесные отношения с рядом вузов, поэтому ученики могут получать ценные консультации и рекомендации, посещать Дни открытых дверей. Благодаря высокой эффективности системы подготовки все выпускники успешно сдают экзамены и поступают в намеченные учебные заведения.

Стоимость обучения = от 35000Р. до 80000/месяц.

 

Курсы подготовки к ЕГЭ и ОГЭ

История Lancman School Москва начиналась с предоставления курсов по различным предметам, так что центр имеет огромный практический опыт. Сегодня в центрах и школах проводится огромное количество занятий, и с каждым годом число учеников только растет (действует 41 филиал). В центре разработаны и внедрены собственные эффективные методологии работы. Курсы доступны по всем дисциплинам, которые можно сдавать на экзаменах.

 По данным центра, за прошедшие 9 лет 98% его слушателей поступили в намеченные вузы на выбранные специальности.

 

Курсы робототехники
  • Возраст: 7-14 лет.

Lancman School Москва предоставляет всем желающим качественные курсы робототехники, доступные в 16 отделениях в разных районах Москвы и московской области. Программы обучения включают лучшие мировые достижения и самые современные разработки в области педагогики и технологий. В зависимости от возраста доступно две разновидности курсов:

  • Lego WeDo (7-9 лет, 128 академических часов (64 занятия), по 4 занятия в месяц). Преподаются основы робототехники, изучается создание простых моделей и конструирование роботов с помощью датчиков, электродвигателей и деталей LEGO, изучаются программное обеспечение и основы создания «мозга» робота. По окончании курса дети могут конструировать простые модели.
  • Lego EV3 (10-14 лет, 128 академических часов, 4 урока в месяц). Темы и предметы: конструирование, инженерия, программирование, автоматическое управление; язык программирования LEGO Mindstorms EV3, работа со сложными датчиками и моторами. Дети создают сложные модели, участвуют в групповых проектах.

Занятия проходят в мини-группах (максимум 14 человек): каждый ребенок получает рабочее место, ноутбук, оборудование, датчики модели и многое другое. Для обучения используются продвинутые платформы: LEGO (NXT, EV3), РОБОТРЕК, VEX IQ, ARDUINO, BIOLOID. Преподаватели составляют индивидуальные программы для каждого ученика с учетом их способностей, интересов и запросов, поддерживают их предпочтения и интересы, что помогает детям развиваться и совершенствоваться. Специалисты имеют высшее техническое образование и богатый опыт преподавания. Курсы повышают общий уровень образованности, совершенствуют навыки коммуникации и коллективной деятельности, развивают уровень навыков и знаний.

За 2017 год 185 воспитанников центра стали призерами национальных и международных соревнований (Робофест, Junior Skills World Robot Olympiad, Робофинист, WRO, RobotChalleng). Курсы робототехники в Lancman School Москва помогут вашему ребенку получить неоценимые знания и опыт, добиться больших успехов и развить в себе талант инженера-конструктора. 

Стоимость обучения на курсах робототехники: от 5600Р./4 занятия.

 

Курсы «Предпринимательство для детей»

  • Возраст: 7-14 лет.

Специальный развивающий курс для детей и подростков по навыкам разработки и открытия собственного бизнеса. Программа разработана квалифицированными специалистами с привлечением экспертов области. Занятия проводят успешные бизнесмены и предприниматели, каждый ученик получает персональные рекомендации и профессиональные отзывы на свою идею/проект. Дети могут проходить стажировки в компаниях и организациях, где совершенствуют свои знания.

Стоимость обучения:

  • «Экспресс-курс»: от 3100Р./12 академических часов
  • «Экспресс-курс ребенок + родитель»: от 3900Р./20 академических часов
  • Индивидуальный проект: от 25000Р.

Lancman School

Первая
онлайн-школа
с индивидуальным
уклоном
с 1 - 11 класс

Занятие бесплатно
Успей записаться!

«Нам важен каждый ребёнок:
Lancman - больше чем школа, это семья.
Только из-за нашего тщательного подхода
к ученикам мы не берём всех подряд».

Илья Ланцман, основатель

Записаться

3

ключевые особенности смотреть

01

Вы экономите
деньги на повседневных
расходах и при этом получаете
качественное современное

образование европейского
стандарта

02

Абсолютная оцифрованная
система — вы всегда будете
в курсе об успеваемости вашего
ребёнка и его месячном плане.
Все методические материалы
уникальны и в формате PDF.

03

Нет никаких рисков, ваш
ребёнок получит аттестат

гос. образца о среднем
образовании. При этом мы
всегда можем вам предоставить
усиленную программу.

@lancman.online

Lancman School, Инновационный центр образования

Я б в нефтяники пошел!

Пройди тест, узнай свою будущую профессию и как её получить.

Химия и биотехнологии в РТУ МИРЭА

120 лет опыта подготовки

Международный колледж искусств и коммуникаций

МКИК — современный колледж

Английский язык

Совместно с экспертами Wall Street English мы решили рассказать об английском языке так, чтобы его захотелось выучить.

15 правил безопасного поведения в интернете

Простые, но важные правила безопасного поведения в Сети.

Олимпиады для школьников

Перечень, календарь, уровни, льготы.

Первый экономический

Рассказываем о том, чем живёт и как устроен РЭУ имени Г.В. Плеханова.

Билет в Голландию

Участвуй в конкурсе и выиграй поездку в Голландию на обучение в одной из летних школ Университета Радбауд.

Цифровые герои

Они создают интернет-сервисы, социальные сети, игры и приложения, которыми ежедневно пользуются миллионы людей во всём мире.

Работа будущего

Как новые технологии, научные открытия и инновации изменят ландшафт на рынке труда в ближайшие 20-30 лет

Профессии мечты

Совместно с центром онлайн-обучения Фоксфорд мы решили узнать у школьников, кем они мечтают стать и куда планируют поступать.

Экономическое образование

О том, что собой представляет современная экономика, и какие карьерные перспективы открываются перед будущими экономистами.

Гуманитарная сфера

Разговариваем с экспертами о важности гуманитарного образования и областях его применения на практике.

Молодые инженеры

Инженерные специальности становятся всё более востребованными и перспективными.

Табель о рангах

Что такое гражданская служба, кто такие госслужащие и какое образование является хорошим стартом для будущих чиновников.

Карьера в нефтехимии

Нефтехимия — это инновации, реальное производство продукции, которая есть в каждом доме.

В Lancman School сына перевели из обычной дворовой школы, которая, к слову сказать «лучшая в районе». Есть опыт обучения в частной школе г. Москвы в 1 и 2 классе. В обычной школе нас как родителей не устроило, что парню с явно математическими задатками снижали оценку за почерк. При переходе обнажились проблемы с русским языком и литературой, а математика заиграла новыми красками. Переводились в 4 четверти, проблем не возникло, некоторые оценки даже улучшились, в частности все та же математика  Учителя смогли заинтересовать учебой, например, неожиданно проснулся интерес к биологии и обществознанию. В 8 классе благодаря организации обучения парами появилось время для участия в олимпиадах. Имея 3, максимум 4 пары в день, домой возвращается достаточно поздно, т.к. до школы ездит около часа, но домашнего задания на дом задают немного, т.к. многое успевают выполнить на паре, к тому же сделать ДЗ по нескольким предметам – это не тоже самое, что подготовиться к 6-7 предметам, как в простой школе. По итогам года стал победителем в олимпиаде по комплексу предметов (математика, химия, физика) «13 элемент», проводимой группой компаний «РусАл», призером в параллели 8 классов в международной перечневой олимпиаде 1 уровня также по комплексу предметов (математика, химия, биология, физика) «Нанотехнологии – прорыв в будущее». Кроме того, принял участие и вышел в финал во многих перечневых олимпиадах по математике, стал призером в школьном этапе ВсОШ. В следующем году сын планирует и дальше участвовать в олимпиадах, в частности в проектных, таких как Олимпиада НТИ, организаторы которой пригласили сына участвовать в проектной школе движения НТИ на базе детского лагеря «Орленок», подарив ему путевку в лагерь и оплатив полностью все расходы на дорогу. Сын закончил учебный год (8 класс) почти отличником, благодаря во многом организации обучения в удаленном формате, когда учебе стал посвящать гораздо больше времени. Обучение было организовано на высшем уровне, никаких сбоев не было даже на начальном этапе. Хочется особо отметить способности заинтересовать своим предметом учителей обществознания и биологии. Сын выбирает, в каком предмете он хотел бы также углубить свои знания, здесь вопрос наличия времени, иначе занимался бы обоими предметами. В нескольких олимпиадах по экономике (часть обществознания) он уже поучаствовал, и даже без дополнительной подготовки смог выйти в финал. На финале пока выдающихся успехов не добился, но планирует продолжать и дальше свое развитие в этих науках. Переход из одной школы в другую произошел безболезненно, он опасался, что ему снова не хватит общения, как было в начальной школе, но в Lancman School дети общаются не только в пределах своего класса или параллели, но и с ребятами из других параллелей. В школе устраивают праздники, арендуют лофты, ходят в музеи, на мастер-классы. У школы есть своя страничка в инстаграмм, где отражают самые интересные события. Мы как родители довольны услугами школы, качеством образования, квалификацией и заинтересованностью преподавателей. Изменения в отношении сына к учебе очень заметны! Спасибо школе!!!

Курсы подготовки к ЕГЭ Lancman school в Воткинске.

Представляем вашему вниманию филиал федеральной сети курсов по подготовке к ЕГЭ и
ОГЭ (ГИА) Lancman School в городе Воткинске. Lancman School - самая крупная сеть в России по подготовке к ЕГЭ и ОГЭ, уже более 70 филиалов!

Вот уже 12 лет мы успешно готовим школьников к сдаче итоговых экзаменов и поступлению в вузы!

В первую очередь, наша работа направлена на результат учеников, поэтому мы прикладываем максимум усилий для достижения этой цели.
у нас только лучшие преподаватели - профессионалы своего дела. Мы уверены в этом, потому что они проходят несколько
этапов отбора: сдают тесты на знание предмета, тест на знание структуры и требований экзамена, проходят собеседование в нашем
центре и центральном офисе сети в Москве.
Только 15% кандидатов становятся нашими преподавателями.
Основной формат занятий - мини-группы 2-6 человек, который позволяет преподавателю уделить внимание каждому ученику. Также есть индивидуальные и групповые занятия.

По результатам прошлых лет, в среднем, наши ученики повышают свой результат на 37 баллов. 87% наших учеников поступают на бюджет.
Мы готовим к ЕГЭ и ОГЭ по всем предметам, на протяжении учебного года несколько раз проводим пробные экзамены, чтобы корректировать
процесс обучения для достижения нужного результата. Организуем интенсивы на канкулах и перед экзаменами.

Очень важным направлением своей работы считаем помощь с выбором будущей профессии и вуза. У нас есть отличный экспресстест на определение профессиональных склонностей ребёнка, в результате которого выдаются не только примерные профессии, но и
рекомендации по вузам и предметам, которые нужно сдавать на ту или иную профессию.

Конечно же, мы работаем не только с выпускниками школ, но и с учениками среднего и младшего звена. Также у нас есть логопед и психолог.

Мы находимся в центре города по адресу Робеспьера 17, 1 этаж. В нашем распоряжении несколько светлых уютных аудиторий. Собственный
санузел и организованное место для чая, так как для нас очень важен комфорт наших учеников и педагогов.

Если в ближайшие пару лет вам предстоит пройти итоговые испытания, приглашаем вас к нам на обучение. С нашей помошью вы поступите в вуз мечты.

И помните, чем раньше вы начнете готовиться, тем выше будет ваш балл на экзамене!

Только до конца лета действует акция - все, кто запишутся на годовой курс, получат скидку!

По всем вопросам обращайтесь в редакцию газеты

или звоните по номеру 8 922 521 10 90 

Бесплатный купон: -35% на курсы подготовки к ЕГЭ

  • пер. Просвирин, д. 15 (вход со двора)

  • пер. Хлебный, д. 2/3, стр. 1

  • Измайловский бульвар, д. 40

  • г. Видное, Жуковский проезд, д. 10А

  • г. Подольск, Советская площадь, д. 3

  • ул. Знаменские Садки, д. 5Б

  • Черноморский бульвар, д. 17 корп. 1

  • г. Московский, 3-й микрорайон, д. 11А

  • ул. Кржижановского, д. 14, корп. 3

  • ул. Привольная, д. 70, корп.1

  • г. Люберцы Октябрьский проспект, д. 133 (Бизнес-центр "Альянс")

  • р-н Кожухово, г. Москва, ул. Дмитриевского, д. 1

  • ул. 1-я Владимирская, д. 30/13

  • ул. Южная, д. 13

  • г. Реутов, ул. Лесная, д. 2

  • г. Балашиха, ул. Советская, д. 42. корп. 2

  • ул. Хромова, д. 20

  • г. Королев, Проспект Космонавтов, д. 20А.

  • г. Мытищи, Олимпийский проспект, д. 19 корп. 2

  • ул. Кольская, д. 1, стр. 1

  • ул. Никольская, д. 4/5 (офисный центр «Никольское»)

  • г. Красногорск, ул. Успенская, д. 5, офис 514

  • р-н Куркино, ул. Родионовская, д. 2 корп. 1

  • Сходненский тупик, д. 4

  • ул. Маршала Соколовского, д. 3

  • ш. Ленинградское, д. 15

  • ул. Строителей, д. 6/3

  • ш. Каширское, д. 24, стр. 7

  • ул. Кулакова, д. 20 (здание бизнес центра)

  • пр-д Луговой, д. 5, стр. 1

  • пер. Просвирин, д. 15

  • ул. Жигулевская, д. 5, к. 3

  • Подготовка к ЕГЭ по английскому: как получить 100 баллов?

    Уже в 2020 году ЕГЭ по английскому языку станет обязательным для сдачи экзаменом среди российских школьников. Поэтому мы решили взять интервью у директора курсов ЕГЭ и ОГЭ Lancman School – Михаила Ланцмана. Он рассказал нам о своем отношении к системе ЕГЭ, о сложностях, с которыми сталкиваются школьники и дал советы о том, как правильно должна проходить подготовка к ЕГЭ по английскому, чтобы в итоге получить заветные 100 баллов.

    «Мы очень многое упускаем в жизни просто потому, что боимся уровня своих запросов. Твердо решите для себя, что никакой другой вариант, кроме необходимых вам 100 баллов, не подойдет».

    Расскажите немного о себе

    Меня зовут Михаил Ланцман, директор курсов ЕГЭ и ОГЭ Lancman School.

    Я учился на мехмате МГУ и с первого курса занимался репетиторством по математике. Мой брат также был репетитором, и достаточно быстро мы организовали небольшой репетиторский центр, где с 2008-го года готовим старшеклассников к государственным экзаменам и в том числе рассказываем, как подготовиться к ЕГЭ по английскому.

    Михаил Ланцман

    К каким экзаменам, кроме обязательных (русский и математика), школьники готовятся чаще всего?

    Самым популярным предметом по выбору давно стал экзамен по обществознанию. Его сдает больше половины выпускников. Это связано с тем, что именно этот предмет спрашивают во всех экономических вузах, куда поступает большая часть абитуриентов, согласно статистике за 2017 год НИУ ВШЭ.

    Следующие предметы по популярности – физика и история. Физика требуется для поступления в большинство технических вузов, а история – на многие гуманитарные факультеты. Дальше уже идет английский язык, биология, химия и информатика.

    Какой уровень английского требуется для сдачи ЕГЭ на хороший балл?

    Не ниже B1 — Intermediate.

    «Идея ЕГЭ — очень правильная. Знания школьников действительно должны оцениваться по единой системе».

    С чего начать подготовку к ЕГЭ по английскому?

    Во-первых, изучите требования к сдаче ЕГЭ по иностранному языку, во-вторых, оцените свой словарный запас (не менее 1500 слов – минимум) и знания грамматики. Если вы чувствуете, что знаний пока недостаточно, следует поработать усердней, чтобы подготовка к ЕГЭ по английскому прошла наиболее эффективно.

    Словарный запас

    • Читайте адаптированную литературу
      Новые слова следует выписывать в отдельную тетрадь и периодически повторять. Для лучшего запоминания желательно выписывать слова сразу в предложениях, чтобы понимать контекст используемых слов. Если вы уверены в своем произношении – попробуйте записывать слова на диктофон.
    • Учите лексику по темам
      Размышляя о том, как подготовиться к ЕГЭ по английскому, многие школьники забывают, что существует открытый список тем, которые будут затронуты на экзамене – проблемы молодежи, школа, будущая профессия, спорт, путешествия, изучение иностранных языков, экология, хобби и т.д. Учите тематическую лексику: синонимы, фразовые глаголы, устойчивые предложения, конструкции. Особенно это актуально для заданий повышенного уровня сложности – 32-38.
    • Пересказывайте тексты
      Это поможет как запомнить новые слова, так и улучшить их произношение.

    Грамматика

    Подготовка к ЕГЭ по английскому в разделе грамматики должна быть сосредоточена на нескольких аспектах: артикли, времена, пассивный залог, условные предложения и согласование времен, косвенная речь, множественное число существительных, местоимения и степень сравнения прилагательных, числительные.

    Такие сложные темы, как времена, разбивайте на несколько разделов. После каждого советую выполнять упражнения, чтобы закрепить полученные знания.

    Эссе

    Ознакомьтесь с требованиями к написанию эссе по английскому (они немного отличаются от эссе по другим предметам) и выучите несколько красивых оборотов-клише и связующих слов. Можно начать с самых простых: in my opinion, in conclusion, nowadays, finally, additionally.

    Читайте также: как подготовиться к экзаменам и не сойти с ума

    Подготовка к ЕГЭ по английскому — устная часть

    Старайтесь разговаривать как можно больше и при любой удобной возможности. Как правило, на устной части у учеников возникает несколько проблем:

    • ученик забывает всю грамматику во время говорения
    • впадает в ступор и забывает слова
    • плохо строит предложения и путает конструкции

    Этому есть две причины – волнение и языковой барьер. Бороться с волнением очень трудно, но “разговорить” свой английский возможно: больше читайте, смотрите фильмы с субтитрами, путешествуйте в англоговорящие страны. Подготовка к ЕГЭ по английскому – трудозатратный, но интересный и познавательный процесс. Не бойтесь общаться с носителями: так вы быстрее добьетесь свободной речи.

    И конечно, никогда не будет лишним подстраховать себя и запомнить несколько шаблонных фраз, которые помогут не сбиться с мысли:

    Для описания фотографии:
    I’ve chosen picture №1…
    While travelling I always take lots of photos and today I’m going to tell you about one of them…
    Look at this photo…
    In the photo you can see

    Для сравнения фотографий:
    Both of the photos are related to… (work)
    In both of them there are some people who are …
    However, the photos have certain differences too.

    «На дополнительных курсах занимаются только те школьники, которые хотят хорошо сдать экзамен».

    Как вы в целом относитесь к системе ЕГЭ?

    Идея ЕГЭ — очень правильная. Знания школьников действительно должны оцениваться по единой системе. Вузы тоже должны принимать абитуриентов по прозрачной и понятной схеме, чтобы у всех были равные условия на первых этапах обучения. Вот только реализация этой идеи получилась не совсем удачна.

    Почему вы считаете реализацию ЕГЭ неудачной? Что бы вы изменили?


    Во-первых, многие годы существовала проблема со «сливом» заданий в интернет или третьим лицам, которые на этом очень неплохо зарабатывали.

    Кроме того, тесты по некоторым предметам были составлены не очень корректно — можно было просто угадать ответ. Некоторые задания оказывались настолько неоднозначными, что, например, подготовка к ЕГЭ по английскому вызывала споры даже у преподавателей. Тем не менее, все эти недочеты постепенно устраняются.

    На данный момент основной проблемой, кроме качественного составления кимов (заданий) по отдельным предметам, я вижу психологический аспект. Многие школьники не готовы к такому уровню стресса: СМИ, металлодетекторы и камеры только добавляют волнения и не помогают решать проблему. Думаю, что организаторы тестирования должны продумать для школьников не только академическую, но и психологическую подготовку.

    С чего начать подготовку к экзаменам?

    Ответьте себе на два вопроса: «В какой вуз и на какой факультет я хочу поступать?». К сожалению, большинство старшеклассников не может дать ясный ответ. А ведь от него зависит и набор дополнительных экзаменов. Нередко бывает, что в середине учебного года школьник меняет предмет, потому что понимает, что хочет быть не экономистом, а писателем, например. Получается, что неосознанный выбор забирает полгода усердной подготовки.

    Это не означает, что вы сразу выбираете свою судьбу и одну конкретную профессию. Это может быть целая сфера с множеством профессий. Важно хотя бы выбрать близкое вам направление.

    Есть также и другой путь – вы можете получить качественное образование, а дальше выбирать из широкого спектра профессий. Так было у меня. Выпускники мехмата кем только ни становятся: кто-то идет работать в банки и страховые компании, кто-то – в программирование. Я сам пошел работать в сферу образования, но это мой собственный бизнес, то есть я скорее предприниматель. Этому нас не учили.

    Фундаментальное образование нужно в первую очередь для того, чтобы сформировать навык учиться. И этот навык намного важнее практических навыков.

    Читайте также:

    Вы в Lancman School помогаете выбрать профессию?

    Да, специально для старшеклассников каждые выходные мы проводим тестирования по профориентации, а также занятия по профориентации с психологом: как индивидуальные, так и групповые. Это сильный инструмент для того, чтобы понять себя.

    Почему школьники идут на дополнительные курсы, а не готовятся к ЕГЭ в своей школе? В чем основная сложность?

    Основная проблема занятий в школе заключается в том, что у преподавателя слишком большая группа, и она совершенно разная по уровню. Что можно сделать с группой из 30 учеников за 45 минут?

    Если разбираться с вопросами каждого, то получится уделить отдельному ученику только 1,5 минуты. И учиться в этой атмосфере очень сложно – кто-то знает больше, а кто-то – меньше. Поэтому и уровень мотивации в школе достаточно низкий.

    На дополнительных курсах занимаются только те школьники, которые хотят хорошо сдать экзамен. Обычно такие занятия проходят в небольшой группе, поэтому преподаватель может ответить на вопросы каждого ученика. И эффективность возрастает в разы.

    Читайте также: как отдохнуть после сдачи экзаменов

    Поделитесь секретами подготовки к экзаменам? Как сдать ЕГЭ на 100 баллов?

    Я бы выделил три пункта, которые помогут подготовиться на максимальный балл:

    1. Осознанно подойдите к выбору вуза — посещайте дни открытых дверей, общайтесь со студентами (хотя бы онлайн), участвуйте в образовательных выставках. Это поможет вам выбрать вуз мечты, куда вы всем сердцем захотите поступить. Тогда подготовка будет иметь смысл, тогда на нее будет целесообразно тратить время, силы и деньги. Иначе получается, что вы готовитесь лишь потому, что родители попросили.
    2. После того, как вы выбрали определенный вуз и узнали его проходной балл, оцените свои шансы. Спланируйте, сколько баллов по каждому предмету вам нужно набрать, исходя из способностей на сегодняшний день. Затем распишите этот план помесячно, чтобы видеть путь к достижению своей цели, и следуйте ему.
    3. Не отпускайте свою мечту! Не соглашайтесь на другой вариант или на меньшее количество баллов. Мы очень многое упускаем в жизни просто потому, что боимся уровня своих запросов. Твердо решите для себя, что никакой другой вариант, кроме необходимых вам 100 баллов, не подойдет.

     

    Теперь вы знаете, какие факторы влияют на успешную сдачу ЕГЭ, и следующим шагом можно задуматься о сдаче международных экзаменов по английскому и подсчетом GPA.

    Наследие кинорежиссера Клода Ланцмана - Мемориальный музей Холокоста в США

    Наследие кинорежиссера

    с 27 ноября 1925 г. по 5 июля 2018 г.

    Клод Ланцманн потратил 12 лет на поиск выживших, преступников, очевидцев и ученых для своего девяти с половиной часов фильма Шоа , выпущенного в 1985 году. Умышленный отказ от использования архивных материалов в своем фильме Шоа плетений вместе выдающиеся свидетельства, описывающие пошаговый механизм, использованный для уничтожения европейского еврейства.Критики назвали его «настоящим шедевром» и «памятником забвению».

    Мемориальный музей Холокоста США приобрел снимков Шоа у Клода Ланцманна 11 октября 1996 года, и с тех пор сотрудники музея проводят кропотливую работу, необходимую для восстановления и сохранения 185 часов фрагментов интервью и 35 часов съемок на местности. Коллекция Клода Ланцмана Шоа находится в совместном владении Мемориального музея Холокоста США и Яд Вашем, мемориала Холокоста в Израиле.

    Наблюдайте за Шоа Outtakes

    О Клода Ланцманне

    Клод Ланцманн родился в Париже в еврейской семье, иммигрировавшей во Францию ​​из Восточной Европы. Он посещал Lycée Blaise-Pascal , среднюю школу в Клермон-Ферран, Франция. Его семья скрылась во время Второй мировой войны. В 18 лет он присоединился к французскому Сопротивлению и воевал в Оверни. Ланцманн выступил против французской войны в Алжире и подписал антивоенную петицию 1960 года. С 1952 по 1959 год он жил с французской писательницей и интеллектуалом Симоной де Бовуар.В 1963 году он женился на французской актрисе Джудит Магре. Позже он женился на Анжелике Шробсдорф, немецко-еврейской писательнице (которая сыграла важную роль переводчика и редактора в фильме), а затем на Доминике Петитори в 1995 году. Он является отцом Анжелики Ланцманн, родившейся в 1950 году, и Феликса Ланцманна ( 1993–2017).

    Самая известная работа Ланцмана, Шоа , широко известна как основополагающий фильм на тему Холокоста. Он начал интервьюировать выживших, историков, свидетелей и преступников в 1973 году и закончил монтаж фильма в 1985 году.В 2009 году Ланцманн опубликовал свои мемуары под названием Le lièvre de Patagonie ( The Patagonian Hare ). Он был главным редактором журнала Les Temps Modernes , который был основан Жан-Полем Сартром и Симоной де Бовуар, до своей смерти 5 июля 2018 года.

    Об архиве

    • Гертруда Шнайдер (которая позже написала книгу о своем опыте во время Второй мировой войны) и ее семья были депортированы из Вены в Ригу, Латвия, в феврале 1942 года.В этом ролике Шнайдер, ее сестра и ее мать обсуждают попытки немцев запретить беременность в гетто и последствия для беременных женщин. Они смеются над мыслью, что немцы издали официальные приказы, запрещающие секс в гетто, а сестра Гертруды предполагает, что неповиновение этому запрету на секс было формой духовного сопротивления. Позже в интервью (доступно в поиске по коллекциям) Клод Ланцманн призывает трех женщин петь песни из гетто, что является одним из многих примеров интереса Ланцманна к записи песен, написанных и спетых евреями в этот период.Ноябрь 1978 года, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк. РГ-60.5015.

    • Розуэлл МакКлелланд, представитель Американского комитета службы друзей, описывает Ланцманну свои попытки улучшить положение французских евреев на встрече с французским официальным лицом Виши Пьером Лавалем в 1942 году. Он напоминает, что Лаваль считал иностранных евреев особенно негативное влияние и поддержали их переселение в «этническую резервацию» в Польше.Лаваль также отрицал, что евреев убивали в Польше. Розуэлл МакКлелланд продолжал свои усилия по оказанию помощи евреям в Европе, а позже стал представителем США в Совете по делам беженцев в Швейцарии. Ноябрь 1978 года, Чеви Чейз, доктор медицины. РГ-60.5047.

    • Ланцманн упорно добивался интервью с преступниками. В некоторых случаях он использовал камеру, скрытую на своем теле, или использовал вымышленное имя и представлял свой проект как нейтральный или даже сочувствующий нацистской точке зрения.В этой подборке видеороликов показано, как Ланцманн и его переводчик Коринна Кулмас звонят в дверь дома Густава Лаабса, командира СС и оператора бензобака, убившего от 100 000 до 200 000 евреев в Хелмно, за что он отсидел 13 лет в тюрьме. . Не получив ответа в доме Лаабса, Ланцманн разговаривает с некоторыми из своих соседей. Одна пара, с которой он разговаривает, на протяжении всего разговора сердится на то, что ее снимают без разрешения. Отвечая на вопросы Ланцманна, пара сказала, что знает г.Лаабс и что он очень хороший сосед. Ланцманн спрашивает, знают ли они о его прошлом, знают ли они, что такое бензобак, и знают ли они, что их милый сосед убил 200000 евреев, отравив их газом. Мужчина выглядит опешившим и может только ответить, что они следующее поколение, намекая на свою невиновность. Следующий сосед Ланцманн отрицает, что знает что-либо о Лаабсе, включая его возраст и карьеру. Затем Ланцманн прямо заявляет, что Лаабс убил сотни тысяч евреев в бензоколонках в Хелмно.Мужчина утверждает, что знает об этих событиях только из сериала «Холокост». Этому мужчине тоже не нравится наличие камеры. Ланцманн спрашивает его, что он вообще думает о Холокосте. Этот человек говорит, что преступников следует судить, но все время сохраняет отстраненную позицию. Коринна и Ланцманн идут к своему фургону, как будто за ними (вне кадра) идет один из соседей, настаивающий на их уходе. В этих сценах зритель может почувствовать как решимость Ланцмана заставить своих субъектов раскрывать как можно больше, так и личную опасность, которая может возникнуть в результате его агрессивной тактики.1980, Германия. РГ-60.5018.

    • Ланцманн сидит в гостиничном номере и читает какие-то газеты, готовясь к тайно записанному на пленку интервью с Карлом Кречмером, высокопоставленным чиновником айнзатцгруппы 4а (Бабий Яр). Ланцманн снимает куртку и рубашку, и звукорежиссер Бернар Обуи надевает ему скрытую камеру. Камера удерживается на месте слева от Ланцмана ремнем на груди.Обуи помогает ему с рубашкой и галстуком, и они говорят по-французски, пока Ланцманн продолжает одеваться. Ланцманн читает французский перевод письма Кретчмера к своей семье в сентябре 1942 года о Бабьем Яре. Позже в интервью со скрытой камерой Кречмер не хочет говорить. 1980, Германия. РГ-60.5025.

    Коллекция Клода Ланцмана «Шоа» содержит более 220 часов отснятого материала и включает тысячи оригинальных 16-миллиметровых кинопленок с соответствующими отдельными аудиокассетами, негативными журналами, резюме интервью и стенограммы.Большая часть материала фильма состоит из проницательных интервью Ланцмана с оставшимися в живых, очевидцами и нацистскими преступниками, но есть также десятки роликов с так называемыми съемками местности - иллюстративными сценами леса в Польше, например, или железнодорожных путей, ведущих к до ворот Освенцима - снято некоторыми из величайших операторов Франции. В сборник вошли только кадры, то есть сцены, которые были сняты в ходе создания Shoah , но не использовались в финальной версии.

    Музей уделяет большое внимание сохранению и сохранению архива кинематографических достижений Ланцманна и раскрытию его содержимого широкой публике. Мы проделали обширную, сложную и дорогостоящую работу по воссозданию материалов фильма, так что более 85 процентов интервью и съемок местоположения Shoah полностью доступны для исследования и свободно доступны для просмотра в Интернете вместе с оригинальными расшифровками стенограмм.

    Посмотреть каталог коллекции (PDF)

    ШОА: Невидимые интервью (2012)

    Этот фильм, созданный сотрудниками Киноархива музея Спилберга, включает 55 минут ранее невиданных интервью из коллекции Клода Ланцманна Шоа. SHOAH: The Unseen Interviews включает свидетельство Авраама Бомбы, цирюльника из центра убийств Треблинки, который сбежал, был тайно доставлен обратно в гетто и пытался предупредить друзей, которые отказывались верить в происходящее; подробности американской реакции на Холокост от Питера Бергсона, который пытался сплотить американских евреев и правительство США, чтобы они действовали быстрее, чтобы спасти евреев в Европе; и душераздирающий рассказ Рут Элиас о выживании в Терезиенштадте и Освенциме-Биркенау.

    КЛОД ЛАНЦМАН НЕ ЯВЛЯЕТСЯ MR.ХОРОШИЙ ПАРЕНЬ.

    Вы еврей? '' - были единственные слова приветствия Клода Ланцмана.

    Ланцманн, в Чикаго, чтобы продвигать еврейские общинные центры, демонстрирующие

    «Шоа», его широко известную кинематографическую реконструкцию Холокоста, только что представили репортеру, с которым он собирался обедать.

    '' Ну, я. . . да, я '', - сумел заикнуться репортер, более чем немного потеряв равновесие из-за того, что ему пришлось столкнуться с следователем, который - за исключением его фильма - все еще был совершенно незнакомцем.Вскоре, когда гнев восстановил его самообладание, репортер ответил на вопрос.

    - Конечно, нет! - рявкнул Ланцманн, как будто он давно уже практиковал свой сардонический ответ. «Я ненавижу евреев. Иначе зачем мне снимать такой фильм? '' Этот инцидент был ранним штормовым предупреждением, сигналом к ​​убеждению Ланцманна в том, что привилегия художника является уважительным поводом для некоторых очень несовершенных социальных благ. День с ним может быть почти таким же мучительным, как и его фильм.

    В течение 9 с половиной часов «Шоа» заставляет своих зрителей противостоять уничтожению евреев Восточной Европы Второй мировой войной.До него режиссеры работали над тем же материалом. То же самое и с любым количеством литературных художников. Гений Ланцмана заключался в том, чтобы упростить предмет, сведя его к неизбежным, человеческим вещам.

    «Историкам известны только факты», - заметил он во время краткого перемирия. «Для меня этого недостаточно. Недостаточно ''.

    Кинематографический метод Ланцмана зависит от того, чтобы выжившие свидетели прошли серию исчерпывающих интервью, в которых каждый вспоминает ту часть преступления, которое он пережил.Один за другим бывшие сокамерники лагеря смерти, их нацистские охранники, польские железнодорожники, управлявшие поездами смерти, и немецкие бюрократы, руководившие их усилиями, останавливаются в полный кадр перед камерой Ланцмана.

    То же самое и с крестьянами, живущими по соседству с лагерями смерти, людьми, которые 40 лет спустя даже не пытаются скрыть свой антисемитизм. В глазах Ланцмана этот предрассудок сделал их соучастниками убийства миллионов своих сограждан. Одна из таких групп объясняет Ланцманну, что Польше лучше без евреев.

    Почему? он спрашивает их.

    '' Потому что они воняют. От евреев плохо пахло, - отвечают крестьяне.

    Для любого из его испытуемых, который колеблется или пытается отказаться от вопроса, ответ Ланцмана на экране столь же требователен, как и его первые слова. ''Ты должен! Вы знаете это, не так ли? '' - говорит он бывшему сокамернику-парикмахеру, который отказывается рассказывать о том, как товарищ по концентрационному лагерю должен был отрезать волосы своей жене и детям прямо перед тем, как они вошли в дом. газовая камера.

    Даже те интервьюируемые, ответы на которые приходят быстро, подвергаются бомбардировке все более сложных вопросов. Не довольствуясь глаголами и существительными, с помощью которых его информаторы воссоздают ужас лагерей, Ланцманн настаивает на том, чтобы они также предлагали точные прилагательные, которые обычно выпадают из воспоминаний спустя 40 лет.

    «Зимой, насколько холодно будет на приемной рампе в Освенциме, где новых сокамерников заставляли раздеваться догола?» - настаивает он на том, чтобы знать.

    «Насколько широк был коридор, по которому заключенные должны были пройти к печам?» - спрашивает он. 'Десять метров? Пятнадцать? Подробнее? ''

    Ланцманн - человек, одержимый деталями, за кинокамерой. За 11 лет, которые ушли на создание «Шоа», он собирал самые мельчайшие детали, как будто одержимый демонической необходимостью не допустить, чтобы ни одна страница чертежей Холокоста ушла в небытие исторической забвения.

    Однако у него нет такой дотошной упорства, чтобы растягивать подробности своей собственной жизни.Почти на каждый вопрос он готов уклониться или предлагает тщательно составленную профессиональную биографию. Он не ждет много времени, прежде чем сообщить новому знакомому, что он редактирует журнал, основанный Жаном Полем Сартром, покойным арбитром elegentarium литературного Пантеона Франции.

    «На днях я обсуждал именно этот вопрос с Симоной», - так Ланцманн утвердил свое членство во внутреннем святилище парижских интеллектуалов, возглавляемых давним соратником и философским наследником Сартра.Небольшая дуга над бровью, когда он вырезает фамилию мадам де Бовуар, сигнализирует о том, что сокращенная запись Ланцмана о знаменитостях предназначена для проверки грамотности интервьюера Роршаха.

    Пытаясь исследовать его культурные ценности, быстро обнаруживаешь, что Ланцманн не был его соучастником. Каждую свою жизненную статистику он получает только после многочасовых сражений. К середине дня члены его группы точно знали, что имел в виду Ланцманн, когда вспоминал, как в средние годы своего проекта он чувствовал, что смерть, вероятно, настигнет его задолго до окончательного редактирования.Подобно изящно медленным кадрам вагонов для перевозки скота, катящимся по рельсам к Освенциму и Треблинке, которые акцентируют внимание на его фильме, ответы Ланцмана приходят в выбранном им темпе. В записной книжке репортера записано следующее расписание:

    К полудню он признал свое биологическое еврейство. Через несколько часов после этого он нехотя объяснил, что у его отца было собственное окончательное решение по крайней мере одной доли домашнего хозяйства в еврейском вопросе.

    За годы до Второй мировой войны старший Ланцманн постепенно избавился от всех следов своего наследственного происхождения.Юный Клод воспитывался без какого-либо религиозного образования, и когда пришел его младший брат, их отец оставил своего последнего сына необрезанным. В конце концов, отец отказался от матери Ланцманна в пользу женщины-нееврея.

    «Моя мать была очень культурной», - сказал Ланцманн, объясняя, почему она провалила тест его отца на расовую чистоту. Она была знатоком китайских и греческих древностей и тому подобного. Но ее увезли во Францию ​​из России в детстве, и она так и не освоила языковой сдвиг.Она запиналась над своими словами. Еще у нее был большой выпуклый нос. Так что для нее не было способа скрыть, кем она была ''.

    Когда немецкая армия вошла в Париж, эксперимент старшего Ланцмана с плавильным котлом внезапно подошел к концу. По определению нацистов, еврейство было делом не индивидуального выбора, а коллективным смертным приговором. Всей семье пришлось скрыться. К тому моменту Ланцманн оказался в психологическом затруднении.

    «Я сломленный еврей, - сказал он.«Только такое жалкое существо могло бы посвятить 11 лет своей жизни созданию такого фильма».

    Каждое откровение грани его прошлого было разделено публичными демонстрациями своего рода диковинного хамства, которое было бы даже примечательным. в золотой век Голливуда и Сэма Голдвина в стиле ужасно эксцентричных киномагнатов.

    «Шоа» - это не развлечение в обычном понимании этого слова. А пока его показывают на киноэкране в кинотеатре. В холле есть антракт и кондитерская.Тот факт, что зрители возвращаются из поездки на освежение, сталкиваются с изображениями мест, где другие люди были голодны до полусмерти, прежде чем их отправили в газовые камеры, должен создать у каждого зрителя моральную проблему, с которой нужно бороться. То есть всех, кроме директора.

    «Почему вы просто стоите там и позволяете им входить и выходить?» - крикнул Ланцманн подростковой билетерши, когда несколько опоздавших поспешили вернуться на свои места после антракта утреннего спектакля.«Как ты думаешь, это китайская опера?»

    Позже тем же вечером Ланцманн окунулся в роль великого артиста и выступил в Северо-Западном университете. В лекционном зале собралось более 150 студентов, и не менее двух третей, должно быть, подняли руки, когда модератор спросил, сколько из них видели «Шоа». В эпоху, когда непросто заставить студентов выполнять свои обязанности. Курс чтения, это море внеклассных вытянутых рук было впечатляющей данью уважения почетному гостю.

    В ответ Ланцманн объявил, что он слишком устал, чтобы делать какие-либо официальные замечания, но вместо этого будет отвечать на вопросы. Затем он поднес микрофон так близко ко рту, что его слова практически утонули в потоке обратной связи, как будто более десяти лет съемок фильма не смогли научить его основам электронного искусства.

    Один из первых вопросов был задан молодым человеком, переполненным негодованием по поводу того, что он видел в «Шоа», и отчаянно пытающимся понять, как предыдущее поколение допустило такие преступления.Его лицо горело настойчивым желанием понять, огонь, на который всегда откликались великие учителя с тех пор, как Сократ впервые увидел его в глазах юного Платона. Молодой человек хотел знать почему, и поставил перед этим важным вопрос, поместив его в контекст определенной сцены из фильма Ланцмана.

    '' В той серии, где нацистский офицер описывает Треблинку, как он мог. . . - начал спрашивать студент.

    - Это было в Освенциме, - прервал его Ланцманн, и искаженный гул его голоса поразил юного вопрошающего.

    '' Ой! Хорошо, - попытался продолжить молодой человек. '' Но как он мог. . . -

    - Ты меня не послушал, - перебил Ланцманн во второй раз. Эта сцена описывала Освенцим, а не Треблинку. Теперь ты понимаешь? ''

    В конце концов, молодой человек так и не смог задать свой вопрос. Для Ланцманна казалось более важным понизить оценку ученика за то, что он слегка запутался в одной детали из всех, содержащихся в 9,5-часовом фильме.

    Клод Ланцманн: Почему кино? | The New Yorker

    В журнале на этой неделе я рецензирую «Патагонский Заяц», автобиографию Клода Ланцмана, имя которого войдет в историю благодаря его фильму «Шоа.(Статья доступна здесь для подписчиков.) Фильм вышел в 1985 году, когда ему было пятьдесят девять; он закончил свой первый фильм «Pourquoi Israël» («Израиль, почему») в возрасте сорока восьми лет. В обзоре я говорю о том, чем Ланцманн делал до этого момента, но есть еще один вопрос, который пересекает объединенную историю его жизни и тех времен: после всего, что Ланцманн сделал до этого момента, почему кинотеатр?

    Париж - это Голливуд, Нью-Йорк и Вашингтон, округ Колумбия, Франция.C. - кинематографический, культурный и политический капитал страны - что привело к удивительно тесной связи между этими кругами. Французское правительство держало фильмы с помощью цензуры, бюрократии и субсидий, и обмен между фильмами и другими видами искусства всегда был активным. Неудивительно, что в 1911 году французский писатель Риччиотто Канудо первым назвал кино «шестым видом искусства». Французское правительство наградило Чарли Чаплина… в 1921 году! Сюрреалисты любили кино, а художники и писатели быстро освоили новую среду (яркий пример, конечно, Жан Кокто).Еще в 1931 году Жан-Поль Сартр хвалил фильмы на лекции для своих студентов в лицее Гавра: «Кино - неплохая школа». (Этот текст был перепечатан в 1950 году Эриком Ромером в его новом журнале La Gazette du Cinéma .) Сартр, как основатель и редактор журнала Les Temps Modernes , опубликовал одни из самых резких и основополагающих критических замечаний в отношении фильмов. эпохи, от Ромера и Андре Базена. И, как пишет ученый Джеральд Хонигсблюм,

    В «Расцвете жизни» Симона де Бовуар утверждает, что Сартр оценил фильм «почти так же высоко, как литература» и что двое друзей на протяжении всей жизни наслаждались новым видом искусства с большим энтузиазмом.

    Ланцманн была, конечно, возлюбленной Бовуара с 1952 по 1959 год, и, со своей стороны, ее другом до конца ее жизни, а также близким соратником Сартра с начала пятидесятых до конца шестидесятых. . Энтузиазм, который эти двое питали к молодому медиуму, в сочетании с тесным личным и профессиональным взаимодействием с ними Ланцманна, намного младшего возраста, может показаться не только самоочевидным, но и достаточным. И все же в подходе Ланцмана к фильмам есть что-то особенное, чем-то удивительное обязано Сартру, и это то, что он разделяет с другим выдающимся французским режиссером того времени, Жан-Люком Годаром.

    В ходе моего исследования для моей книги о жизни и творчестве Годара я был поражен мощным влиянием, которое Сартр оказал на него. Годар не знал Сартра лично в то время, когда он только начинал, в пятидесятые годы, но он был впечатлен примером философа, который воплощал свои сложные идеи в различных формах (включая романы и пьесы) и который это делал. во многом благодаря силе его характера и привлекательности его присутствия на публике и в средствах массовой информации. Сартр был для Годара ярким примером тотального интеллектуала, личность которого была решающим аспектом его творения - действительно, была одним из его важнейших творений.Но влияние было также философским: Годар пытался снимать фильмы, которые выполняли бы экзистенциальную миссию взаимодействия в реальном времени, присутствия от первого лица и противостояния смерти.

    Существует отличительная французская документальная традиция - в основном традиция одного человека - которая помогла запустить французскую новую волну. Фильмы Жана Руша, этнографического режиссера, который в конце 1950-х годов отправился в Африку и снял фильмы «Moi, un noir» и «La Pyramide humaine», в которых он работал с местными жителями, помогая им сочинять драмы в в которых они играли персонажей, похожих на них самих.Хотя его справедливо считают одним из пионеров vérité в кино, его фильмы отличаются от фильмов его американских эквивалентов Ричарда Ликока, Д. А. Пеннебейкера, братьев Мэйслз и Фредерика Уайзмана своим присутствием в фильмах - своей рефлексивностью. Они поставили под сомнение различие между художественной литературой и документальным фильмом.

    Конечно, живя в Париже в шестидесятые годы, было невозможно избежать кино. Французская новая волна была большой новостью, даже когда это был небольшой бизнес; обзоры основных фильмов Новой волны часто появлялись на первых полосах газет, а фигуры движения, особенно Годара, появлялись в прессе повсеместно.«Новая волна» пошла еще дальше в понимании кино как искусства, чем Сартр, потому что оценки Сартра были разрозненными, в то время как их оценки были всеобъемлющими и явно плодотворными. Ланцманн прошел через эту сцену как журналист, который сделал что-то вроде интервью с кинозвездами (он сообщил о съемках романа Годара «Пьеро ле фу» в 1965 году). Тем временем он вышел в эфир в качестве интервьюера перед камерой, сначала для развлекательного шоу «Dim,’ Dam, ’Dom», а затем для других выпусков новостей, почти случайно попав в мир рефлексии.

    Перенос и без того устаревших условностей вещания в кино привнес в них спонтанный и радикальный модернизм, бросивший вызов знакомым методам современного документального кино. В своем первом фильме «Pourquoi Israël» Ланцманн перед камерой придал расследованию особую актуальность и оперативность. В таких великих американских документальных фильмах, как «Начальная школа», «Стул» и «Продавец», было очевидно, что создатели фильма были едины с ситуацией, которую они снимали, и что испытуемые, не считая камеру невидимой, часто играли для нее. .Итак, Ланцманн, выйдя, так сказать, из-за занавеса, усилил характер помолвки; он поставил себя на карту как исполнитель вместе со своими подданными. Тем самым он фактически повысил ставки на «Новой волне».

    Он делает то же самое в «Шоа», который он начал снимать в 1976 году, через три года после завершения фильма «Почему Израиль?». Как я упоминал в статье, Ланцманн сказал, что, снимая «Шоа», у него было ощущение, что он превращает своих подданных - своих свидетелей - в актеров. Он делает то же самое для себя; это фильм образцового модернизма, продвинутого экзистенциального кино высочайшего уровня.И одна из самых дерзких и морально рискованных вещей, которые он сделал при создании фильма, - это воплотить (его слово) своих подданных - принять точку зрения тех свидетелей, которых он считает святыми героями, а также, даже против своей воли, тех, кого он считает злодеями, которых, по его мнению, он, образно говоря, «убивает… с помощью камеры».

    Позже на этой неделе я исследую некоторые другие удивительные черты, которые у «Шоа» есть у работ знаменитых кинематографистов-современников Ланцмана.

    Фотография Сильвии Плачи.

    Как Холокост изменил память о Холокосте

    Родившийся в Париже в 1925 году в семье еврейских иммигрантов из Восточной Европы, Ланцманн скрывался со своей семьей во время Второй мировой войны, прежде чем присоединиться к французскому сопротивлению в юном возрасте 17 лет. После прочтения книги Жана Поля Сартра Антисемит и еврей ( По еврейскому вопросу ) Ланцманн начал исследовать свою еврейскую идентичность. После выхода его первого фильма Pourquoi Israël ( Israel, Why ), в котором задокументированы первые двадцать пять лет существования государства Израиль, Министерство иностранных дел Израиля обратилось к Ланцманну с предложением создать фильм о Холокосте. с еврейской точки зрения.Результатом стала легендарная девятичасовая эпическая игра Shoah , которая была переведена более чем на 20 языков.

    После смерти Ланцманна в июле 2018 года в возрасте 92 лет Лиат Бенхабиб, директор Визуального центра Яд Вашем, вспомнил о своих грандиозных достижениях в области кинематографа о Холокосте:

    Клод Ланцманн наиболее известен своей научно-популярной работой Shoah . Что вы можете рассказать нам о Шоа и о том, как он изменил память о Холокосте?

    Шоа знаменует тектонический сдвиг в кинематографе Холокоста и стал одним из самых выдающихся фильмов о Холокосте с момента его выхода в 1985 году.Отвергая архивные кадры, документальную драму и все другие жанры, Ланцманн настаивал на том, чтобы сосредоточить внимание на свидетельствах переживших Холокост, которые были наиболее близки к массовому убийству своего народа. Это произведение о настоящем, представляющее жизнь тех, кто был там, с травмой и память о ней. Фильмы о холокосте всех жанров изменились после Shoah , что также помогло пролить свет на свидетельства выживших в беспрецедентном масштабе и в беспрецедентной манере.

    Почему Ланцманн предпочел не использовать архивные кадры?

    Большинство архивных изображений периода Холокоста были созданы нацистами в пропагандистских целях, которые Ланцманн отказался использовать.Другие снимки были сделаны союзными войсками - русскими, британцами, американцами - при освобождении лагерей, которые составляют документацию после Холокоста. Даже если эти изображения были точным отображением того, что происходило в лагерях, они были сделаны после события, подобно реконструкции места преступления. Это тоже было неприемлемо для Ланцманна. Кроме того, на эти изображения очень трудно смотреть, и Ланцманн не хотел позволять зрителю отводить взгляд даже на секунду от экрана.

    С какими проблемами столкнулся Ланцманн, полагаясь на свидетельства, рассказывая историю Холокоста?

    Ланцманн записал более 200 интервью за 10 лет - евреев, оставшихся в живых, но также Праведников народов мира и нацистов. Ланцманн открыл Шоа свидетельскими показаниями Саймона Сребника, 13-летнего еврейского мальчика из зондеркоманды [рабов, которые работали в крематориях] в Хелмно. Несколько минут мы сопровождаем Сребника в его болезненных показаниях, а затем он объясняет, что невозможно понять, что произошло: «Никто не может понять этого, даже я, который был там, я не могу понять, что произошло на самом деле.Затем Ланцманн, похоже, заключает сделку со зрителями. «Вы не поймете, - пытается нам рассказать он, - но мы будем рассказывать вам эту историю снова и снова, подробно, с нескольких точек зрения, с нескольких собеседников. из нескольких мест, чтобы даже попытаться понять, как это было возможно ». Это было необычайно смелое кинематографическое решение.

    Можно ли построить надежный документальный фильм только по отзывам?

    Ценность свидетельских показаний поднимает как исторические, так и психологические вопросы.Как работает память? Объективны ли воспоминания? Как можно восстановить историю на основе личного опыта? Как заставить человека пересчитать воспоминания десятилетней давности, не возродив при этом травму? Все эти вопросы отражены в Шоа . Например, в сцене с Авраамом Бомбой, парикмахером из Холона, которому приходилось брить женщин по прибытии в Освенцим, Бомба изо всех сил пытается дать показания и умоляет Ланцмана оставить его в покое. Зритель видит его страдания: Ланцманн снимает все их обмены.Он успокаивает Бомбу и убеждает его говорить. Зритель становится свидетелем всего психологического процесса, который переживает свидетель. Это очень важные данные для работы памяти.

    Каким образом Shoah продолжает влиять на фильм, связанный с Холокостом, через тридцать лет после его выпуска?

    До Ланцмана были архивные фильмы. С Ланцманном были фильмы с отзывами. Сегодня мы сочетаем и то, и другое. Молодые кинематографисты возвращаются к архивным материалам, которые благодаря эпохе цифровых технологий становятся все более доступными, но они также продолжают использовать или ссылаться на фильм Ланцманна Shoah , который остается ярким примером в свидетельствах о Холокосте.

    В сентябре и октябре 2018 года Визуальный центр Яд Вашем вместе с кинематеками Иерусалима, Тель-Авива и Герцлии провел программу полнометражных показов фильма «Шоа», посвященного памяти Клода Ланцмана.

    Визуальный центр Яд Вашем открыт с 9:00 до 17:00 с воскресенья по четверг. Он содержит более 11 000 фильмов, на которые есть ссылки в онлайн-каталоге (на английском языке).

    Эта статья впервые появилась в "Яд Вашем Иерусалимском журнале", том 87.

    Возрождая «Шоа», Клод Ланцманн подчеркивает истины о Холокосте

    Г-н Ланцманн также нетерпеливо относится к попыткам объяснить Холокост. «Спросить, почему евреи были убиты, - это вопрос, который сразу же показывает свою непристойность», - сказал он. Он отмечает, что итальянский писатель и переживший Холокост Примо Леви писал об охраннике концлагеря, который резко сказал ему: «Hier ist kein warum» или «Здесь нет причины».

    Политический, моральный и медийный ландшафт мира также значительно изменился со времени первого выпуска «Shoah.«С одной стороны, различные организации, от правительства Ирана до Института исторического обзора, открыто пропагандируют отрицание Холокоста; с другой стороны, недавние геноциды в Боснии, Руанде и Дарфуре, возможно, уменьшили ауру уникальности Холокоста или даже его шокирующую силу.

    «С течением времени воспоминания исчезают, свидетели исчезают, и вместе с этим возникает полное проявление тривиализации», - сказал Абрахам Х. Фоксман, национальный директор Антидиффамационной лиги. «Для большинства детей, растущих сегодня, Гитлер мог быть Чингисханом.Люди говорят о «суповых нацистах», или, если вам не нравится ловец собак, он «гестапо». Это подрывает значимость трагедии, поэтому переиздание «Шоа» предлагает очень важную и значительную возможность. перефокусировать ».

    Захватить и удержать внимание поколения, выросшего на сниппетах YouTube, может быть непросто. Но Джонатан Серинг, президент IFC Entertainment, которая занимается распространением этого фильма, указывает на успешное продвижение его компанией других полнометражных фильмов, считающихся «трудными», включая недавний «Карлос» о террористе по имени Карлос Шакал и «Че». , »О Че Геваре (оба отсчитывали более четырех часов).

    С момента первого выпуска «Шоа» г-н Ланцманн также снял три спутниковых фильма, не более полутора часов. Самым последним из них является «Отчет Карского», выпущенный в этом году, в котором он обращается к показаниям Яна Карского, польского подпольного курьера, который посетил как Варшавское гетто, так и лагерь смерти и принес в Англию новости о Холокосте. и США в 1943 году.

    Сейчас он работает над еще одним спутниковым фильмом о «образцовом еврейском поселении» Терезиенштадт, построенном нацистами в Чехословакии в качестве инструмента пропаганды, и сказал, что надеется, что все четыре в конечном итоге будут включены в фильм. пакет DVD с «Шоа.”

    Свидетель | The New Yorker

    Когда в 1985 году вышел «Shoah», он сразу стал историческим. Фильм продолжительностью девять с половиной часов о немецких лагерях смерти в Польше состоит в основном из интервью с евреями, которые пережили их, немцами, которые помогали ими управлять, и поляками, которые жили рядом с ними. Как с удивлением отметили большинство первых критиков, в фильме нет архивных материалов. «Шоа» с его длинными кадрами необычайно подробных, но эмоционально разрушающих свидетельств превращает свидетельство в свою тему.Он был немедленно воспринят как кинематографический объект, столь же несоизмеримый, каким его режиссер намеревался показать сам Холокост.

    Ланцманн в Нью-Йорке на премьере фильма 1985 года. Фотография Сильвии Плачи.

    Франсуа Миттеран, тогдашний президент Франции, присутствовал на премьере фильма, после чего польское правительство попросило Францию ​​запретить фильм. Михаил Горбачев заказал несколько публичных показов в Советском Союзе в 1989 году; Вацлав Гавел видел «Шоа» в чехословацкой тюрьме; Продолжающиеся путешествия фильма по миру по-прежнему заслуживают внимания, как и тогда, когда в январе его впервые показали по государственному телевидению в Турции.Для многих, особенно в Европе, его название (на иврите «катастрофа») заменило термин «холокост».

    Его создатель, Клод Ланцманн, казалось, пришел из ниоткуда, даже несмотря на то, что он навязывал свое видение повсюду. На премьере редактор Жан Даниэль сказал ему: «Это оправдывает жизнь». «Шоа» был лишь вторым фильмом Ланцмана. Когда это вышло, ему было пятьдесят девять; ничто из того, что он делал до этого, и все, что он сделал с тех пор, не может сравниться с этим по значимости. Удивительная предыстория наконец появляется в его автобиографии «Патагонский заяц» (Фаррар, Штраус и Жиру), которая была опубликована во Франции в 2009 году и теперь появляется на английском языке в переводе Фрэнка Винна.Здесь Ланцманн излагает своеобразный, но образцовый фонд жизненного опыта, который сделал фильм возможным. Он рассказывает яркие истории о годах своего становления и о дикой дюжине из них, которые вошли в создание «Шоа». Мемуары показывают, что шедевр Ланцманна является одновременно отражением самобытного характера режиссера и продуктом его места и времени. Поздний расцвет его интеллектуальной и культурной среды - экзистенциализма и французской новой волны - это одно из самых выдающихся произведений искусства конца двадцатого века.

    Ланцманн, родившийся в Париже в 1925 году, был ребенком ассимилированных французских евреев и в молодом возрасте узнал, что ассимиляция также является вопросом осторожности: «Спрятавшись за колонну на школьной площадке, я наблюдал - окаменел, создавая никаких попыток вмешаться, боясь, что меня обнаружат, - мои одноклассники почти линчевали долговязого рыжеволосого еврея по имени Леви, у которого были все черты довоенных антисемитских карикатур. Их было двадцать против одного, и они били его до крови.”

    Его мать покинула семейный дом в 1934 году; Клод и двое его братьев и сестер, которые были моложе, переехали с отцом на его небольшую ферму в сельском Бриуде. Когда разразилась война, отец Ланцманн принял меры предосторожности - он вырыл подземное убежище и рассчитал время для своих детей, когда они практиковали побег из своих кроватей.

    Клод быстро показал себя отважным любителем риска, присоединившись к Сопротивлению в старшей школе под эгидой Коммунистической партии. (В то время он не знал, что его отец возглавлял местные силы Сопротивления Свободной Франции.Тяжелые годы войны у себя дома, кажется, оказали на Ланцмана такое же стимулирующее воздействие, какое оказала служба на Тихоокеанском театре военных действий на Нормана Мейлера: стремление к действию стало идеалом на всю жизнь. Интеллектуальным героем Ланцмана в его проекте был Жан-Поль Сартр, чье имя встречается чаще, чем любое другое имя в «Патагонском зайце», и который предоставил Ланцманну интеллектуальное приключение, связанное с физическим видом.

    После освобождения Франции в конце 1944 года Ланцманн переехал в Париж, где он учился в престижном лицее Луи-ле-Гран.Очарованный «Бытием и ничто» Сартра, а также его романами «Эпоха разума» и «Отсрочка», Ланцманн вступил в то, что он назвал «годом все более безумных испытаний», который включал в себя олицетворение священника. карманные пожертвования и воровство книг по философии из книжного магазина университета. Это также было связано с дерзкими соблазнениями, но там ему помогли дома - любовница его матери, сербская еврейская поэтесса Монни де Булли, обзавелась для него любовницей, несчастной замужней бизнес-леди, и присоединилась к отцу Ланцмана, чтобы купить ему роскошное посвящение в одну из них. великих борделей Парижа.

    Ланцманн прочитал «Антисемит и еврей» Сартра, когда он был опубликован в 1946 году, и был потрясен его аргументами. Согласно анализу Сартра, антисемитизм возник как соблазнительно щадящая форма «садизма»; он назвал антисемита «трусом» и «недовольным, который не осмеливается бунтовать из страха перед последствиями своего восстания», и он обвинял «неаутентичного еврея» в его «постоянном колебании между гордостью и чувством неполноценности. »Для усвоения ненависти антисемитов.Ланцманн пишет: «С каждой строчкой я снова чувствовал себя живым, или, если быть более точным, я чувствовал, что мне дали разрешение на live . . . . Сартр, величайший французский писатель, понимал нас так, как никто другой ».

    В 1948 году Ланцманн, получив степень философии Сорбонны (он специализировался на Лейбнице), отправился в Берлин, чтобы преподавать философию и литературу немецким студентам. Он удовлетворил просьбу своих студентов о проведении семинара по антисемитизму (посвященного книге Сартра), но французский военный командующий в Берлине приказал ему воздержаться по соображениям политической чувствительности.Ланцманн, который пришел к выводу, что денацификация - это «шутка», разозлил французских чиновников статьей о симпатиях администрации университета к нацистам, которую он опубликовал в газете Восточного Берлина.

    Марксист, не вступивший в Коммунистическую партию, Ланцманн решил «тайно проникнуть» в Восточную Германию, где он спал «на площадях, под кустами в парках», наблюдая за новообразованной страной и проводя интервью на шаг впереди. власти. Он опубликовал свои выводы в серии статей в Le Monde, , что побудило Сартра пригласить его на редакционные собрания своего журнала Les Temps Modernes .Быстро став знакомой и восторженной фигурой в кругу Сартра, Ланцманн почувствовал в себе растущее влечение к одному из своих коллег - писательнице Симоне де Бовуар, бывшей любовницей Сартра и остававшейся его неразлучной спутницей. Летом 1952 года Ланцманн решил поехать в Израиль, чтобы провести исследование для серии статей, но накануне отъезда он пригласил Бовуара, на семнадцать лет его старше, в кино:

    «Какой фильм?» - прямо спросила она, явно не желая тратить время зря.«Любой фильм», - сказал я, пытаясь сказать, что мое приглашение было не в этом. Она поняла.

    Они провели ночь в ее квартире, и после того, как они занялись любовью, Бовуар признался ему: «Должен сказать, в моей жизни было пять мужчин». Ланцманн пишет, что он знал, что «должен был стать шестым человеком».

    В течение нескольких месяцев в Израиле он вел очень романтическую переписку с Бовуар, а когда вернулся в Париж, он переехал к ней. «Мы прожили вместе как супружеская пара семь лет, с 1952 по 1959 год», - пишет Ланцманн.«Я единственный мужчина, с которым Симона де Бовуар вела почти супружескую жизнь».

    Отношения с Бовуар продвинули этого двадцатишестилетнего новичка на высшие ступени французской культуры. Проводить много времени с Бовуаром также означало проводить много времени с Сартром. Этот факт не ускользнул от Ланцмана, который в 1982 году признался Дейдре Бэр, биографу Бовуара: «Ладно, значит, я был оппортунистом -« на самом деле », - говорите вы. Но она была красивой! Мое влечение к ней было неподдельным.И он расценил обмен как справедливый, написав: «Они помогли мне подумать; Я дал им пищу для размышлений ».

    Если Сартр думал, что человек определяется его действиями, Ланцманн был в самом конкретном смысле человеком действия. «Патагонский Заяц» полон рассказов Ланцмана о его приключениях: он взбирался на горы и спускался по ним на лыжах; он пилотировал планеры, стал мастером глубоководного ныряния, научился охоте; он ездил на танках и истребителях и докладывал с передовой.Он также описывает свои сексуальные подвиги, посвятив десятки страниц одному эротическому вызову, сочетающему в себе раскованное вожделение и безудержную дерзость: сорванный роман во время пресс-конференции левых в Северной Корее в 1958 году с медсестрой из Пхеньяна. После несанкционированной прогулки на лодке медсестра предстала перед судом в импровизированном суде партийных чиновников в отеле, и Ланцманн ворвалась на заседание, чтобы отстаивать свое дело.

    Клод Ланцманн: свидетель мира | Клод Ланцманн

    Однажды вечером - нам не назвали дату, но это должно быть начало 1960-х - великий французский философ, эссеист, писательница и пионер феминизма Симона де Бовуар, как это часто бывает, была в театре.Но эта ночь была более странной, чем большинство других. Слева от де Бовуар сидел ее спутник жизни и бывший любовник, величайший философ своего поколения и основатель экзистенциализма Жан-Поль Сартр. Справа от нее был ее нынешний любовник, писатель, бывший боец ​​сопротивления и кинорежиссер Клод Ланцманн. И на сцене: сестра Ланцманна Эвелин, выдающаяся актриса того времени, играет главную роль в пьесе Сартра Huis Clos .

    Вечер был придуман как ответ на недавно возникшую страсть Сартра к Эвелин; он был полон решимости стать ее любовником, попросил Ланцманна организовать пикник и, по состоянию на эту ночь, «моя сестра была сияющей, красивой», вспоминает Ланцманн, - должным образом завоевала ее сердце.Это было еще одно объединение идей и романтики в интеллектуальном, культурном и творческом разгаре, которым был Парижский Латинский квартал в его золотой век, который также был безмятежным временем европейской философии и революционной политики.

    Но из главных героев этого интеллектуального котла осталась только одна титаническая фигура, Клод Ланцманн, мемуары которого публикуются в Великобритании в этом месяце.

    Ланцманн - свидетель своего времени. Он один из немногих, кто еще жив, кто может с близкого расстояния засвидетельствовать эпические события, которыми определяется и измеряется вторая половина 20-го века.

    Во время Второй мировой войны он был партизаном-подростком во французском сопротивлении. После этого он был одним из первых западных писателей, исследовавших коммунистическую Восточную Германию, СССР, Китай председателя Мао и даже Северную Корею, где он влюбился. Он жил и работал на этом левом берегу, в левом экзистенциалистском авангарде своего близкого друга Сартра, и в течение многих лет был любовником, спутником и доверенным лицом Де Бовуара. Он сопровождал борцов алжирской революции в пустынных редутах под бомбардировкой французской авиации, оказал поддержку как их лидерам, так и генералу де Голлю, только для того, чтобы его обстреляли слезоточивым газом на улицах Латинского квартала во время événements мая 1968 года.Он «внедрил» себя (как мы сказали бы сегодня) в израильские вооруженные силы настолько глубоко, насколько это возможно, не вступая на самом деле в ЦАХАЛ, или цахал , как он их называет по еврейскому имени.

    Но самое известное, что Ланцманн исследовал, направил и провел жгучие интервью для того, что, возможно, является величайшим фильмом всех времен и, безусловно, самым амбициозным: девять с половиной часов - «это могло быть много дольше », - говорит он - Shoah , который больше, чем любой архивный проект, книга истории или попытка снять фильм, остается окончательным и неповторимым рекордом за все время самой ужасной катастрофы в истории.

    Можно сказать так: есть воспоминания самих выживших, написанные такими писателями, как Примо Леви, Шарлотта Дельбо, Тадеуш Боровски или Жан Амери - а это Шоа . Ничто другое не может претендовать на такой же авторитет или убедительность.

    Теперь Ланцманн создал эпопею другого рода - книгу, свои собственные воспоминания, чтобы описать эту замечательную жизнь. «Автобиография» было бы неправильным словом, как предполагает его загадочное название Патагонский Заяц . В нем нет хронологии, и это скорее медитация, чем повествование об этой жизни среди жизней.

    Часто книги великих мужчин и женщин читают смиренно - или, по крайней мере, скромно, - но когда вы сталкиваетесь с ними во плоти, в них может присутствовать элемент пышности, иногда даже высокомерия. С Lanzmann все наоборот. Его книга часто напыщенна: «Я стал способным, бесстрашным лыжником, которого не пугали крутые, даже вертикальные склоны», - объясняет он; Позже де Бовуар «выразила свое удивление по поводу того, как я проник в темную душу этого явно образцового священника», а в другой раз она «и Сартр ждали меня на Капри, с нетерпением ждали меня, жаждали историй о моей поездке». в Северную Корею.

    И все же лично Ланцманн является образцом приличия, приветствуя меня в своем центральном лондонском отеле с безупречными манерами действительно великого человека, которому не нужны манеры и изящества. Он физически мал, но драчлив, как квотербек.

    Повествование Ланцмана начинается во время его военного детства в оккупированной Франции: он подробно описывает мне свое задание маки собрать чемоданы с боеприпасами у незнакомца, прибывшего поездом, и свое участие в засаде нацистского конвоя, вышедшего из автомобильный туннель в Оверни.Но он строит свое ядро, то, что он называет « тех дней » на левом берегу Сены, вдоль бульваров Сен-Мишель и Сен-Жермен: «Это было освобождение Франции, это был конец нацизма; это было сильный момент, и мы были готовы к приключениям, готовы ко всему, чтобы создать следующий мир ».

    Ланцманн называет Сартра «султаном улицы Бонапарт», а свою возлюбленную Де Бовуар по ее знаменитому прозвищу Кастор. Он шутливо рассказывает, как назначил свое первое свидание с ней, спрашивая, не будет ли она сопровождать его в фильме; «Какой фильм?», - ответил философ, завидуя своему времени."Любой фильм!" - ответил Ланцманн. После следующей ночи, проведенной вместе, Ланцманн уехал в Израиль и вернулся к ней после шквала обмена письмами и ужасного шторма на море, чтобы найти, как он пишет, «глаза Кастора, ее руки, ее рот, ее руки, движущиеся по моему телу. как будто узнал это, долгие, слегка дрожащие объятия нашего воссоединения ».

    Ланцманн (слева) с Жан-Полем Сартром и Симоной де Бовуар в парижском ресторане в 1964 году. Фотография: Bettmann / Corbis

    . время.«Он говорит, что« взаимопонимание между нами было как интеллектуальным, так и плотским », и описывает обычный - но очень необычный - рабочий день в Париже: он и де Бовуар вместе вставали и писали в компании друг друга утром, после чего» она обедала с Сартром, или со мной, или с кем-то еще ». Де Бовуар затем« проводила свои дни в кабинете Сартра, где у нее был свой стол. Один вечер был зарезервирован для Сартра, следующий - для меня; ночи, которые мы провели вместе. Но мы также часто обедали вместе, иногда втроем, иногда с редкими друзьями, такими как [швейцарский скульптор] Джакометти, которого Сартр особенно любил.

    Основатель экзистенциализма, говорит Ланцманн, был «великолепным, философским гением - поистине великим мыслителем, и когда он начинал думать, что был щедрым в том, что делал, - он делился своими идеями, хотел их обсудить. И каждый раз, покидая встречу или беседу с Сартром, вы ощущали это чувство, что он способен на все, такова была его особая харизма ». Его« обычная веселость и сверхактивный оптимизм »иногда могли проваливаться« в бездну бессмысленности ». , очевидный, неопровержимый факт, что «человек - бесполезная страсть».Экзистенциальная тревога, что бы Сартр ни говорил, выставляя напоказ… был не просто философской концепцией, но реальностью ».

    Воспоминания - как в книге, так и в разговоре - больше связаны с совместным путешествием, чем философствованием: в Испанию, на Кубу, к древнеегипетскому Сфинксу и Гизе, и особенно нежный рассказ о поездке в Афины, «щебечет Сартр, как птица, запланировано от шести до восьми остановок в пути, а также ряд« особых », запланированных Кастором, который всегда настаивал об отклонении от кратчайшего пути в своем стремлении не пропустить какое-нибудь чудо природы или искусства ".

    Я спрашиваю, действительно ли в этих интенсивных, но явно изменчивых дружеских отношениях и отношениях было так мало ревности, как подразумевается в книге - наряду с очень многими другими рассказами о них. "Почему у нас должна быть какая-то зависть между нами?" - возражает Ланцманн. «Когда я начал свой роман с Симоной де Бовуар, у нее вообще не было сексуальных отношений с Сартром. Они не занимались любовью. Для меня это было бы невыносимо - я никогда не смог бы разделить женщину, которую любил».

    Патагонский Заяц , конечно, много о философах, в том числе о тех, кто преподавал Ланцманна, и веселые анекдоты о том, как он воровал философские тексты в студенческие годы.Но он не много пишет в книге о реальной философии или о своих собственных взглядах на экзистенциализм - «философски», он говорит в разговоре, «я очень близок к Сартру». Ланцманн до сих пор редактирует Les Temps Modernes , парижское культурное обозрение, основанное Сартром в 1945 году, и добавляет следующее: «В настоящее время существует мода говорить, что никто больше не читает Сартра, но это абсолютно неверно, и мой следующий выпуск из Les Temps Modernes называется Les Lecteurs de Sartre [читатели Сартра, размышления о наследии его друга]."

    Книга Ланцмана написана в очень приятном стиле, как будто он развивал свою жизнь, когда мысли приходили к нему за обедом. В какой-то момент он оплакивает судьбу своего любимого кафе, Royal, в котором он сидел с Де Бовуар - [в юности я часто бывал там, потому что она туда ходила] на углу бульвара Сен-Жермен и улицы Ренн. Он закрылся, чтобы уступить место «аптеке Сен-Жермен», и, в свою очередь, презрительно говорит Ланцманн: Он также сожалеет о том, что на углу улицы Бонапарт прошел книжный магазин Le Diva.

    Что касается семьи, секса и интенсивных личных отношений, Ланцманн полностью обнажается как на странице, так и в разговоре. Его мать ушла и навсегда ненавидела его отца, поясняет он, за то, что он пытался изнасиловать ее в первую брачную ночь. «Среди моих людей все еще есть много женщин ее взглядов, - объясняет он, - которые« отвергают эту «связь животных» ».

    Существует необработанный отчет о жизни и самоубийстве его сестры в 1966 году. Эвелин была глубоко влюблена в оставившего ее философа Жиля Делеза - чего Ланцманн никогда не мог простить, пока Делез не покончил с собой почти 30 лет спустя.«Когда я начал писать книгу, я понятия не имел, что сделаю это, - говорит он, - что буду писать о таких личных вещах. Но чем больше я писал, тем больше возникала необходимость не избегать этих вещей. писать о моей матери и моей сестре - это не то, что я ожидал написать. Это было чрезвычайно сложно, особенно о самоубийстве моей сестры, но я решил, что должен рассказать ее жизнь и ее смерть ». Итак: «Книга представляет собой смесь этих личных вещей, противопоставленных этим огромным событиям. Вы никогда не избежите их, они всегда присутствуют."

    Действительно, да, и есть один момент в книге Ланцмана, в котором его тон заметно меняется, намекая на отрывок, в котором он описывает с нехарактерным трепетом и смирением свои отношения с необыкновенным Францем Фаноном, который умирал от лейкемии, когда Ланцманн

    Фанон был психиатром, революционером и философом-экзистенциалистом из французской колонии Мартиника, чьи трактаты о сознании и расе чернокожих, возможно, являются лучшими из когда-либо написанных.Фанон присоединился к алжирской революции и стал послом временного правительства Алжира в Гане. Как ведущий сторонник революционного насилия, он часто очерняется теми, кто не знает ничего лучшего, как своего рода крестный отец современного терроризма.

    «Это мнение, которое я слышал, полностью ложно», - сердито выплевывает Ланцманн. "Он был глубоко в себе, против того, что мы сегодня называем терроризмом. Он был очень мягким человеком, очень нежным. Большая часть его видения была ошибочной, но в том, что он сказал, было так много всего, что нужно было его слушать, согласовать.«

    Ланцманн был настолько влюблен в Фанона после их первой встречи, что организовал встречу с Сартром и де Бовуаром - что они и сделали в Риме во время трехдневной беседы». То же самое и с Сартром. этот эффект - это абсолютная правда, тот факт, что Сартр не работал самостоятельно в течение трех целых дней - чего я никогда не видел, ни до, ни после ».

    Фанон был мертв ко времени шестидневной войны 1967 года и Контрнаступление Израиля - и семена такой жестокости с тех пор посеяны.Интересно, как могли бы пройти эти разговоры, будь они у Ланцманна и Фанона в мире после 1967 года.

    Но у Ланцмана был главный спор по поводу Ближнего Востока с Сартром - вероятно, единственный спор между ним и великим философом. Сартр «категорически отказался» во время ознакомительного визита в Израиль встретиться с кем-либо в военной форме, что привело к тому, что Ланцманн назвал «резко ограниченным взглядом на страну», который, по его словам, Сартр рассматривал как практику «единосущного империализма» (Сартр мог бы позже поддержал убийство израильских спортсменов, взятых в заложники на Олимпийских играх в Мюнхене 1972 года Народным фронтом освобождения Палестины).

    Я спрашиваю Ланцмана - решительного сторонника Израиля и режиссера двух важных фильмов о еврейском государстве - можно ли рассматривать этот разрыв с Сартром как эквивалент разрыва между Сартром и другим великим гением экзистенциализма - Альбертом Камю - из-за Алжира? независимость которого Камю всегда не нравилась. «Конечно, нет», - отвечает Ланцманн. «Сартр и я вместе редактировали издание Les Temps Modernes , в котором более половины его страниц было отдано арабской стороне и чуть менее половины - израильской стороне; он начинается с Максима Родинсона [автора новаторской книги под названием Israel and арабы ] нападают на Израиль.

    В своей книге Ланцманн говорит, что сожалел о том, что довел этот вопрос до нападения Родинсона на Израиль. Учитывая, насколько важны эти размышления об Израиле для его книги, жизни и работы в кино, я спрашиваю, считает ли Ланцманн, что особенность Насилие Холокоста позволяет ему простить - или, возможно, терпеть - насилие в защиту Израиля, которое он не потерпит в другом контексте. Это вывод из его фильма « цахал », снятого с Армией обороны Израиля, на который ему были предоставлены полные и беспрепятственный доступ - и интригующий, блестящий момент, который Ланцманн делает о солдатах, которые носят длинные волосы, как это делают ЦАХАЛ, в отличие от пуленепробиваемой нормы любого американского, французского, британского или российского отряда.

    «Это сложно», - говорит Ланцманн и делает паузу. «Я не хочу вдаваться в политику, но есть так много жертв, которые становятся убийцами. Это вопрос жизни. Каждый молодой израильский солдат знает, что, если его поймают во время засады, его будут пытать и линчевать. случай с солдатами, которые заблудились - и Израиль доставил 1027 палестинских пленных, чтобы вернуть только одного израильского солдата. Надо подумать об отсутствии равенства в этом обмене… В этой армии есть настоящая целостность.Дело не только в выживании Израиля, это уникальность судьбы этой страны. И тот факт, что этому не видно конца ».

    « Вы против Израиля? »- спрашивает Ланцманн, когда я пишу его ответ. Я отвечаю, что мне очень интересна работа Даниэля Баренбойма, в том, чтобы стать молодым израильтянином и Палестинские музыканты вместе играют оркестровую музыку. «Баренбойм против государства Израиль», - говорит Ланцманн. И он призывает: «Мы должны поговорить о книге» - что, в некотором роде, мы и делаем.

    У Lanzmann необыкновенные отношения с Германией. Он был первым французским писателем, который относительно свободно путешествовал по коммунистической Германской Демократической Республике - «Я, должно быть, был сумасшедшим», - признается он теперь - и он обожает Берлин. «Немцы столкнулись со своим прошлым», - говорит он. «Они не пытаются избежать этого - некоторые, конечно, но большинство - нет. Впервые Shoah был показан в Германии на Берлинском кинофестивале 1986 года. Кинотеатр был полностью переполнен. Люди были так напряжены. вовлечены, они иногда не выдерживают.Они выходили и выкуривали сигарету, но они вернулись. Ко мне приходили молодые немцы, желая поговорить об этом прошлом, посмотреть на это прошлое; дискуссии продлились почти всю ночь ».

    Это подводит нас к вопросу о величайшем фильме всех времен.« Холокост, - говорит Ланцманн, - это неподходящее слово, неподходящее слово. Это изобретение американцев и англичан. Подходящее слово - Шоа [на иврите катастрофа или бедствие] ».

    Найти правильное слово для описания тех, кто пережил нацистские истребления, - постоянная трудность для любого, кто пытается писать на эту тему.«Жертвы» явно неправы, так как они принижают и путают их с погибшими; «Выжившие» - сносное слово, но Ланцманн находит лучшее: «ревенанты» - возвращенные, что по-французски также может означать призраков. Это термин, который напоминает те ужасающие строки из стихотворения соотечественницы Ланцмана, борца сопротивления и пережившей Освенцим Шарлотты Дельбо: «И вот я вернулся / Ты не знал, не так ли / Оттуда может вернуться».

    Дельбо также задает язык для дальнейших вопросов, имеющих решающее значение для любого разговора с выжившими после Холокоста: связанные с этим проблемы памяти и самоуничтожения.Между тем, что Дельбо называет memoire ordinaire - обычная память, которая позволяет человеку функционировать, - и memoire profonde - глубокая память, которая содержит истину опыта - это кожа, которая при взломе «возвращает содержимое», как выразился Дельбо, глубокой памяти и их полной катастрофической силы. Как мог Ланцманн в этой великой работе разговаривать с призраками, не повредив кожу между памятью, позволяющей им функционировать, и той, которая содержит то, что они знают?

    «Это было чрезвычайно сложно», - говорит он, иллюстрируя свою точку зрения на человека, которого он называет Цирюльником из Треблинки, еврейского заключенного по имени Авраам Бомба, которого заставляли стричь волосы женщинам перед тем, как их отправили на смерть в тюрьму. газовые печи, в соответствии с абсурдной озабоченностью нацистов ценностью локонов своих жертв.Его книга рассказывает нам истории о том, как он нашел каждого члена своего состава, и поиск Бомбы был погоней - через Бронкс, Пелхэм-Бульвар, северную часть штата Нью-Йорк и Израиль. После договоренности собеседование проводится в парикмахерской. «Как трудно», - мягко объясняет Ланцманн, - «рассказывать об этом перед камерой и кинематографической командой. Чтобы рассказать, через что он прошел, отрезая волосы обнаженным женщинам перед тем, как они пошли в газовые камеры, без возможности сказать им, что они вот-вот умрут через несколько минут.

    «Сначала я хотел, чтобы он разговаривал только со мной. У Бомбы была жена, которая хотела поговорить за него. Поэтому я отвел его в небольшую хижину в горах в штате Нью-Йорк, которая принадлежала ему, и никого, кроме мы с ним провели там два дня - без фотоаппарата, без магнитофона, почти с ручкой, я не делал заметок.Он понял, что меня не только интересует, но и совершенно искренне я понимаю еврейскую жалость к Холокосту. "

    Был также, конечно, грубый инстинкт, который способствует отличному - в противоположность хорошему, не говоря уже о посредственном - создании фильма: «Я должен был знать как можно больше, прежде чем что-либо снимать, чтобы помочь им поговорить. перед камерой.Акт стрельбы состоит в том, чтобы создать в себе что-то, чего нельзя предвидеть - и я не мог предвидеть момент, когда Бомба внезапно сломалась. «Это устрашающий, неописуемый момент, когда« кожа »начинает трескаться у нас на глазах, между лицо и голос цирюльника, и то, что он знает - но, по-видимому, не так; Бомба пережила не только Треблинку, но и рассказ Треблинки.

    «Вначале он говорил холодно, как будто этого не произошло. ему, а кому-то другому. Я должен был прекратить это и вернуть его к разговору о том, что он сделал, к разговору о себе.Но в таком разговоре нужно постоянно быть в тревоге, так как напряжение нарастает, и мы не можем быть уверены в том, что произойдет - это не театр, это реально ».

    Все время катится катушка, а вот это вопрос суждения: «Мне приходилось работать с короткими рулонами пленки, которые приходилось перезагружать каждые 11 минут. В какой-то момент у меня оставалось пять минут на катушке, что в некотором смысле много. Но я все же решил перезагрузить фильм и оказался прав - Бомба расплакалась - и если бы я не поменял рулон, я бы его пропустил."

    Эпопея Ланцмана разделена между оставшимися в живых, свидетелями и преступниками. Его рассказы об отслеживании, обнаружении и съемке нацистских убийц и СС - обычно с помощью скрытых камер - составляют одни из самых захватывающих отрывков книги. он объясняет: «От евреев я хотел знать все. Все это люди, которые «работали» на нацистов в составе зондеркоманды [группы еврейских заключенных, которых заставляли выполнять задания по уничтожению]. «Они не обычные депортированные», - говорит Ланцманн.«Они были рабочими на последней станции процесса разрушения». Я говорю Ланцманну, что только что закончил книгу о выживании лагерей во время боснийской войны, которую переживший Освенцим Томас Бюргенталь, бывший председатель комитета совести Мемориального музея Холокоста в Вашингтоне, округ Колумбия, назвал «эхом» Шоа. , помогая мне научиться уважительному, но убедительному языку.

    Затем Ланцманн говорит: «Я должен вам сказать, что моя главная тема - не выживание. Это фильм о смерти и ее крайности в газовых камерах.«Конечно. Как говорит великий историк памяти Холокоста, Лоуренс Лангер, все свидетельства Холокоста обвиняются в том, что главные герои повествования, мертвые, не могут говорить.

    « Ни один из них не должен был оставаться в порядке. чтобы дать показания, - мягко говорит Ланцманн. - Они тоже должны были умереть. Им удалось избежать своей участи, проявив необычайную смесь отваги, отваги и удачи. Но [в фильме] им было не интересно говорить о том, как им удалось сбежать, как они выжили.Они полностью осознавали тот факт, что они были представителями мертвых ".

    Тишина заполняет комнату в Пэлл-Мэлл, потому что есть все, но нечего, кроме того, сказать.

    Почему Патагонский Заяц ? Зайцы делают Три появления в книге. Первое - это ее начало, отрывок, воспроизведенный из «Золотой Заяц » Сильвины Окампо, в котором гончие преследуют зайца: «Куда мы идем?» - крикнул заяц голосом, который дрожал, как вспышка молнии.«До конца твоей жизни», - завыли собаки ». «Я знаю всю историю наизусть, - говорит Ланцманн.

    Вторая описывает момент в Патагонии, который Ланцманн воспринимает как сигнал к утверждению самой жизни. Он за рулем, когда «длинноногий заяц прыгнул, как стрела, и перебрался через дорогу передо мной. Я только что видел патагонского зайца, волшебное животное. Теперь вся Патагония внезапно пронзила мое сердце верным знанием наше взаимное существование ".

    Он носит галстук с повторяющимся рисунком зайцев, прыгающих вокруг него.«Я люблю их», - говорит он. «Я уважаю их и их благородство. Это очень, очень красивые животные. Такие быстрые, и их скорость - их средство выживания; каждый раз, когда я встречаю зайца, я знаю, что надолго в безопасности».

    Третье упоминание в книге - это, безусловно, самый пугающий момент - одновременно совершенно сюрреалистический и призрачно искупительный в самом странном смысле: «Если есть хоть какая-то правда в метемпсихозе и если бы мне был предоставлен выбор», - пишет он, "Я без колебаний вернусь зайцем.В Шоа есть два кадра, которые мимолетны, но важны для меня: [один] изображает зайца с шерстью цвета земли, сидящего у забора из колючей проволоки в лагере смерти Биркенау, в то время как редкий беглец из Освенцима звонил Говорит Рудольф Врба. Пока Врба продолжает, мы видим, как животное расплющивает спину, садится на корточки и ползет под колючей проволокой.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *