Почему нужно знать историю русского языка: Зачем нужно знать историю Русского языка? Мини сочинение, даю 10 баллов

Содержание

Зачем нужно знать историю Русского языка? Мини сочинение, даю 10 баллов

кто знает на все 30вопросы о олеси​

Задание 3. Дайте письменный развернутый ответ на вопрос. Объем работы – 80-100 слов. [10] 1. Прометей похитил огонь для людей, научил их счету, чтению … , письму, дал им знания, открыл им силу лекарств. Какие дары Прометея на ваш взгляд кажутся более важными, значимыми? ​

Обсудите и ответьте на вопросы:1. Почему Дюйшен не был почетным гостем на открытии новой школы?2. Только ли Алтынай виновата в том, что Дюйшен был заб … ыт?3. В чем же заключалась сила Дюйшена? Какие черты характера проявляет учитель?Повесть «Первый Учитель». ПОЖАЛУЙСТА ОЧЕНЬ СРОЧНО НАДО!!​

Анализ и интерпретация Задание 2. [5] 1. Составьте план к данному эпизоду. Когда Актеон подошел к гроту, туда только что вошла Артемида. Она отдала лу … к и стрелы одной из нимф и готовилась к купанью. Нимфы сняли с богини сандалии, волосы завязали узлом, и уже хотели идти к ручью зачерпнуть студеной воды, как у входа в грот показался Актеон. Громко вскрикнули нимфы, увидав входящего Актеона. Они окружили Артемиду, они хотят скрыть ее от взора смертного. Подобно тому, как пурпурным огнем зажигает облака восходящее солнце, так зарделось краской гнева лицо богини, гневом сверкнули ее очи, и еще прекраснее стала она. Разгневалась на то Артемида, что Актеон нарушил ее покой, в гневе Артемида превратила несчастного Актеона в стройного оленя. Ветвистые рога выросли на голове Актеона. Ноги и руки обратились в ноги оленя. Вытянулась его шея, заострились уши, пятнистая шерсть покрыла все тело. Пугливый олень обратился в поспешное бегство. Увидел Актеон свое отражение в ручье. Он хочет воскликнуть: «О, горе!» — но нет у него дара речи. Слезы покатились у него из глаз — но из глаз оленя. Лишь разум человека сохранился у него. Что делать ему? Куда бежать? Собаки Актеона почуяли след оленя; они не узнали своего хозяина и с яростным лаем бросились за ним. 2. Напишите характеристику богини Артемиды по данному отрывку.​

5. Как называется религия древних тюрков? A) Мусульманство B) Тенгрианство C) Христианство D) Иудаизм.​

ПОЖАЛУЙСТА ПОМОГИТЕ ФОТО ЗАДАНИЯ СВЕРХУ4. Прочитайте стихотворение А. С. Пушкина, разделите текст стихотворения на смысловые части, озаглавьте их. Анч … ар В пустыне чахлой и скупой, На почве, зноем раскаленной, Анчар, как грозный часовой, Стоит- один во всей вселенной. Природа жаждущих степей Его в день гнева породила И зелень мертвую ветвей И корни ядом напоила. Яд каплет сквозь его кору, Но человека человек Послал к анчару властным взглядом: И тот послушно в путь потек И к утру возвратился с ядом. Принес он смертную смолу Да ветвь с увядшими листами, И пот по бледному челу Струился хладными ручьями; Принес -и ослабел и лег К полудню растопясь от зною, И застывает ввечеру Густой прозрачною смолою. К нему и птица не летит И тигр нейдет — лишь вихорь черный На древо смерти набежит И мчится прочь, уже тлетворный. И если туча оросит, Блуждая, лист его дремучий, С его ветвей, уж ядовит, Стекает дождь в песок горючий. Под сводом шалаша на лыки, И умер бедный раб у ног Непобедимого владыки. А князь тем ядом напитал Свои послушливые стрелы Ис ними гибель разослал К соседам в чуждые пределы.ДАЮ ПО 20 БАЛОВ​

Срочно!!! Написать сочинение по произведению Недоросль, просьба не из Интернета, надо минимум 250 слов ПОЖАЛУЙСТААА!!!! СРОЧНОО

Как изменился Самсон Вырин за те несколько лет, которые его не видел рассказчик? 1.Он стал угрюм и неразговорчив 2.Он был все тот же, только немного … постарел 3.Он был очень рад встрече, но казался уставшим от жизни​

помогите сделать красфорд по (ПРИТЧА-ТЕЛЕГРАММА)ЭТО СОР ПОМОГИТЕ ​

11. Продолжи предложение: «Земные тенгрии, бом хий, в отличие от недобрых духов Эрклига…» (чо 12. Эту священную книгу называют «Книгой книге.0ч речь … ? 13. Вставь недостающие слова: «Разгневался Бог на лей Вавилонской башни и наслал… После этого до стали …). 14. Допиши определение: «Легенда — это …» 15. Вспомни мифы о царе Соломоне.​

Зачем нам нужно знать историю языка?

М.КОРОЛЁВА: 10 часов и почти 7 минут в Москве. Всем доброе утро. В студии уже Марина Королёва. Начинается программа «Говорим по-русски».

Ну вот, уже 10 часов 8 минут в Москве. Ещё раз здравствуйте. Марина Королёва. Я сегодня одна, но не одна. Нет Ксении Лариной и нет Ольги Северской. Зато со мной в студии сегодня Виктор Живов, российский филолог, зам. директора Института русского языка имени Виноградова, ну, и, кроме того, зав. сектором истории русского литературного языка.

Виктор Маркович, доброе утро.

В.ЖИВОВ: Доброе утро.

М.КОРОЛЁВА: Хорошо, что вы согласились к нам прийти столь рано, потому что, ну, в общем, готовьтесь, готовьтесь, вопросов к Вам будет, я надеюсь, много, потому что ни что так не интересует наших слушателей, почему-то, мы тоже об этом поговорим, как история языка. Правда, возможно, мы путаем многие понятия и часто понимаем там под происхождением слов историю языка, как таковую, но вот об этом тоже с Вами поговорим сегодня.

Итак, всё! Заканчивайте присылать вот тут вот какие-то «Болтуны», «Прыгуны», «Живуны», «Мараны» и так далее. Всё это уже не нужно, всё это в прошлом, в «Детской площадке».

Я напоминаю телефон для вас, для ваших вопросов к Виктору Живову, это: +7 (985) 970-45-45. Это наша sms-лента. Пожалуйста, ваши вопросы. А говорим мы сегодня о том, зачем нам нужно знать историю нашего языка, русского языка, и надо ли нам её знать? Вот это на самом деле вопрос не праздный, потому что, честно говоря, всякий раз для меня это загадка. Когда мы здесь, в программе «Говорим по-русски», Виктор Маркович, получаем один вопрос за другим, которые касаются истории языка, мы не можем понять, зачем это нужно человеку, современному человеку, который живёт вот сейчас рядом с нами? Ну, казалось бы, что его может интересовать? Может интересовать, как правильно сказать? Да? Как написать? Как, может быть, поставить ударение? Но причём здесь история? Почему люди так любят копаться в истории языка? Почему им кажется, что они, во-первых, должны это делать, во-вторых, могут это делать?

Ну вот, например, для примера, на сайте у нас сегодня были вопросы, к Вам в том числе, и вот Светлана, бухгалтер из Москвы: «Так что из чего произошло – спрашивает Светлана, — санскрит из русского, или русский из санскрита?» Вот вам, пожалуйста, вопрос. Почему, казалось бы?

В.ЖИВОВ: Я сейчас отвечу Светлане из Москвы с удовольствием. Я вообще люблю отвечать на вопросы. И очень хорошо, что люди интересуются историей языка. Это замечательно! Почему люди интересуются историей языка? Это, конечно, не простой вопрос, он такой философический. Это про то, что людям нужно прошлое, и прошлое языка входит в их, так сказать, конструкцию их собственного прошлого, в то, как они себя отождествляют.

М.КОРОЛЁВА: Просто согласитесь, Светлане-бухгалтеру, вот бухгалтеру, зачем история языка? Зачем знать человеку, работающему в бухгалтерии, что из чего произошло? Санскрит из русского, или русский из санскрита?

В.ЖИВОВ: Ведь жизнь не сводится к тому, что ты сидишь и выполняешь свои профессиональные обязанности. Есть что-то ещё вне этого. Это правильно, так и должно быть.

Значит, про русский и санскрит. И русский, и санскрит принадлежат к большой индоевропейской семье языков. Это такая большая-большая семья, со многими подсемьями. Ну, туда входят славянские языки, индоиранские языки, германские языки, романские языки, и так далее, и так далее.

Вот санскрит принадлежит индоиранским языкам. А русский язык принадлежит славянским языкам. Но в своём родстве они где-то встречаются. Ни русский не происходит из санскрита, ни санскрит не происходит из русского.

М.КОРОЛЁВА: Ну, вот, допустим, на этот вопрос мы ответ с вами получили. Но, как вот Вы мне рассказывали до эфира, к вам, в Институт русского языка имени Виноградова приходит довольно много людей со своими какими-то языковыми теориями. Да я Вам честно скажу, что и в программу «Говорим по-русски» они нам тоже часто пишут. Но я уверена, что Вы слышали у нас тут, по-моему, Михаил Задорнов, известный сатирик, который часто рассказывает об истории языка, который рассказывает, что все языки вообще в мире произошли от русского, многие, представьте себе, вот в это верят. Причём, серьёзно об этом разговаривают. Вы тоже с такими людьми, видимо, сталкиваетесь, которые приносят теории, подобные этой? И вот, что Вы об этом думаете, и что Вы им отвечаете?

В.ЖИВОВ: Да. Я даже с Михаилом Задорновым сталкивался. Это, конечно, очень удручающее зрелище. Это такой страшный мусор на поле отечественной филологии. Но я не думаю, что, что касается Задорнова, я не думаю, что он просто сумасшедший, я думаю, что он создал какую-то такую… Что он торгует своей лингвистической теорией и она связана с определённым и идеологическими установками, неприятными, на мой взгляд. Я бы сказал, такими нацистскими. Ну, конечно, это заражает людей. Ведь мы знаем, такие теории распространяются, вообще говоря. Такие вещи бывают, к сожалению популярными, конечно, у меньшинства людей, конечно, у меньшинства людей! Но кому-то это приходится по душе.

М.КОРОЛЁВА: Ну вот, смотрите. Они же там приводят довольно много примеров, примеров слов, происхождения слов, разных корней. Другое дело, что вот об этом, кстати, Андрей Зализняк, замечательный языковед в своей лекции прочитал и прочитал, эта лекция потом была опубликована, где он говорил много о том, что на самом деле люди имеют дело при этом с разными вещами. То есть, там они, например, берут английское слово, написанное русскими буквами, или как-то вот транскрибируют его, таким образом, что пытаются произвести одно слово от другого, то есть, там возникает путаница. Но обычно это обыватель, человек такой обычный, не подготовленный, что называется. Ему-то, он не может отличить одно от другого. Ему кажется, что действительно – о! Прекрасно! Вот они нашли корни слов.

В.ЖИВОВ: Ну, вообще, если даже обыватель немножко приложит всё-таки какой-то ум к такого рода вопросам, то, вероятно, он тоже может сообразить – это не какие-то такие таинственные вещи. Заниматься этимологией, то есть, происхождением слов, для этого нужны, конечно, профессиональные знания. Для этого нужно, прежде всего, представлять себе, как соотносятся, ну, прежде всего, звуковые системы разных языков. Это вопрос сравнительно исторического языкознания.

Конечно, вот такие любительские попытки заниматься этимологией они популярны. Они популярны как раз не среди профессионалов.

М.КОРОЛЁВА: А, кстати, тоже вот, почему? Как Вам кажется? Почему? Откуда это берётся?

В.ЖИВОВ: Ну вот, я – профессиональный лингвист. Да? Конечно, я знаю: есть такая штука – этимология. Есть люди, которые занимаются этимологией – этимологи. Я с большим уважением отношусь к их занятиям. Но, вообще говоря, меня это не очень интересует.

Происхождение слов – это особая часть истории языка. На мой вкус, это мой вкус! — У других – другие вкусы, на мой вкус – не самое интересное. Мне куда интереснее какие-то другие вещи.

М.КОРОЛЁВА: А вот что включает история языка? Вот, если попытаться объяснить это простыми словами? Потому что люди думают, что история языка – это происхождение слов, вот какое слово было раньше? Каким оно стало сейчас. Да?

В.ЖИВОВ: Ну, прежде всего, история языка – это всё про язык, это про то, как язык развивается со своих начал, с тех моментов, когда у нас появляются первые документированные свидетельства того, как этот язык существовал до сегодняшнего дня. Это всё – история языка. Туда входят: то, как изменяется грамматика, то, как изменяется фонетика, то, как изменяется лексика. И всё это составляет историю языка.

Этимология как раз – это всё же нечто другое. Это не история слов, это не то, как слово прожило свою, скажем, тысячу лет в русском языке.

М.КОРОЛЁВА: И не только в русском, а ведь, наверное, до этого и в каких-то других языках.

В.ЖИВОВ: Ну да, конечно, или в славянских языках, а это то, какой у него, с какими словами других родственных языков это слово находится в родстве, и какой у него устанавливается, к какому древнейшему корню оно восходит. Вот, это, собственно говоря, не задача того, как развивается язык. Это задача установления корешков отдельных элементов языка. А то, как развивается язык, это совсем другая проблема. Но это, конечно, не только история слов. Это в большей степени история грамматики. История того, как изменяется, скажем, склонение, спряжение, виды глаголов и так далее. Это тоже очень интересно, потому что это не чистая какая-то такая механика, когда вот у нас было, я не знаю там, четыре прошедших времени, стало одно прошедшее время. А это много слоёв, ну, я бы сказал, погружённых в культуру изменений. И какие-то из этих вещей доходят до наших дней. Мы и сейчас можем выбрать. Ну, сказать «бытиЁ», или «бытиЕ». Да? И это осмысленный стилистический выбор для того, чтобы понять, как он возник, нам нужно знать историю языка. То есть, для того, чтобы овладеть теми возможностями, теми инструментами, которыми располагает наш язык, нам нужно представлять себе его историю. Вот здесь история языка и становится актуально важной для нас, для нормальных пользователей русского языка.

М.КОРОЛЁВА: Ну, вот сейчас об этом мы и поговорим. Я только напомню, что у нас в студии Виктор Живов, зам. директора Института русского языка имени Виноградова, зав. сектором истории русского литературного языка. И ваши вопросы, связанные с историей языка, замечу, а не только с происхождением слов, потому что отдельные вопросы по поводу происхождения отдельных слов уже пошли, не уверена, что мы сможем на них здесь ответить, поскольку словарей у нас в студии нет. Так вот, Виктор Живов отвечает и на ваши вопросы тоже. +7 (985) 970-45-45. Это номер для ваших sms-ок.

Виктор Маркович, так вот смотрите, вот мы с Вами подходим к тому, надо ли обычному, как говорят лингвисты, «наивному пользователю языка», надо ли ему знать что-то об истории? Вот я думаю, на самом-то деле, если бы люди больше знали об истории языка, о том, как язык изменялся во времени, ну, так же, как они изучают в школе историю, историю своей страны, например, может быть, если бы они знали больше об этом подробностей, у них не возникало бы вот таких вот, ну, странных теорий о происхождении языков мира из русского языка. Потому что они понимали бы, как это происходит. Вот смотрите, у нас в школе мы изучаем русский язык, современный русский язык. Как правило, это орфография, это пунктуация, ну, это может быть стилистика, это много чего, но практически никогда не история. Действительно, вся история ограничивается иногда этимологией слов – и всё! Может быть. Это неправильно? Вот было когда-то это в классических гимназиях в России, когда изучали древнерусский, изучали старославянский, ну, латынь мы не берём, потому что её изучали тогда просто все, греческий изучали. Греческий тоже, допустим, очень важен, наверное, для истории русского языка. Но, тем не менее, может быть, имело бы смысл сейчас в школах учить более углублённо историю русского языка?

В.ЖИВОВ: Я скажу сначала два слова про историю слов. И те, кого интересует история слов, должны обращаться к этимологическим словарям русского языка. Лучший этимологический словарь русского языка, существующий на настоящее время, это Этимологический словарь русского языка Макса Фасмера под редакцией Олега Николаевича Трубачёва. Он продаётся в разных магазинах. И, кроме того, доступен в Интернете.

М.КОРОЛЁВА: Ещё раз повторим: это Макс Фасмер. Этимологический словарь русского языка.

В.ЖИВОВ: А сейчас начал выходить замечательный словарь Александра Евгеньевича Аникина. Вот первые два тома уже появились, к сожалению, только до середины буквы «Б», но вот туда пускай они обращаются. Это не то, что нормальный человек помнит наизусть – откуда произошло слово «гора» и с чем оно родственно? Нормальный человек наизусть не помнит. Надо смотреть в словаре. Я тоже смотрю словари.

М.КОРОЛЁВА: Да, ну вот, по поводу словарей я просто знаете, ещё хотела уточнить. Потому что есть ещё, например, двухтомный словарь Черных историко-этимологический. Как Вы к нему относитесь?

В.ЖИВОВ: Хорошо отношусь. Но он немножко другой, потому что он историко-этимологический – там будет про историю слов больше. Но и он полезен, но лучше смотреть Фасмера.

М.КОРОЛЁВА: Ну, и, кстати, сейчас, вот ваш, как раз, институт имени Виноградова выпустил под своей эгидой, под редакцией академика Шведовой Толковый словарь с включением этимологических сведений, как я понимаю, это такой однотомный словарь, который могут использовать, ну, например, школьники.

В.ЖИВОВ: Да, конечно. Это очень удобная вещь. Это так очевидно: нам нужно много словарей хороших и разных. Словарей в нашей стране очень не хватает. У нас постепенно, надо надеяться, развивается культура пользования словарями, но это процесс медленный, и, конечно, для этого нужны такие словари, где указывается этимология.

М.КОРОЛЁВА: Ну, ничего себе, Виктор Маркович, Вы так говорите, что словарей у нас не хватает. Вот перейдите через дорогу у нас здесь, зайдите в Дом книги, и Вы увидите полки, заваленные словарями. Как человеку выбрать?

В.ЖИВОВ: Это я не знаю. Это я не знаю.

М.КОРОЛЁВА (смеётся): Кто же и знает-то, как не Вы?

В.ЖИВОВ: Вообще говоря, так я могу посоветовать индивидуально – вот для таких-то нужд такой-то словарь. А так, вообще говоря, как – я не знаю. Ну, есть какие-то приличные издательства, есть неприличные издательства. Как их отличают, я не очень знаю.

Ну, я знаю, какие приличные издательства. Не буду называть, потому что это уже будет какая-то реклама.

М.КОРОЛЁВА: Ну да, или антиреклама.

В.ЖИВОВ: Или антиреклама. Да. Ну вот, вообще говоря, хороши, как правило, академические словари. Словари, подготовленные в Академии Наук.

У нас бывают сейчас, это же дело такое коммерческое, какие-то странные люди сляпают где-нибудь и напечатают что-нибудь такое и потом продают. Называется какой-нибудь там словарь такой-то и такой-то, на самом деле – глядишь туда, и там одни ужасные ошибки.

Вот такое бывает очень часто.

Вернёмся к школе. Ну, я не думаю, что у нас сейчас есть возможность хоть в каком-то виде возродить классическую гимназию. Классическая гимназия всё-таки была таким довольно элитарным учреждением для небольшого сектора общества. Конечно, туда попадали люди из разных социальных слоёв, но в основном она была элитарно ориентирована, и ориентирована на очень определённую будущую карьеру.

У нас совсем другая социальная ситуация, и у нас другие потребности образовательные, так что нам не вернуться к тому, чтобы учить латынь и греческий, и в дополнение к этому, ну древнерусский никогда не учили и старославянский не учили. Учили церковнославянский. Учили церковнославянский, поскольку это нужно было для, в частности, для религиозных надобностей. Это язык нашего православного богослужения и основных вероисповедных текстов православных. Так что, ну и то никакого систематического изучения грамматики церковнославянского языка всё-таки в школе не было. Его не учили так, как учили латынь.

М.КОРОЛЁВА: Ну смотрите, я не говорю о том, чтобы сейчас ввести прямо такие углублённые курсы изучения там древнерусского, старославянского, церковнославянского, — как хотите назовите, — в школе. Понятно, что нет. Но, может быть, вот то самое включение каких-то сведений хотя бы отдельных, чтобы люди просто понимали, что вот язык он не на этом уровне только, на котором они его сейчас видят, существует и существовал, может быть, это было бы полезно?

В.ЖИВОВ: Ну да, конечно, вероятно в учебниках стоит какую-то маленькую главку давать про историю языка. И преподаватели могли бы что-то рассказывать. Ведь они все кончали свои филологические факультеты в педагогических институтах. Там они и получили ту или иную подготовку по истории русского языка. Такие курсы входят в качестве обязательных во все учебные программы. Вот пускай и рассказывают как-то интересно для своих учеников. Я не уверен, что нам нужно какой-нибудь специальный школьный учебник на эти нужды. Ну, я не знаю, может быть, где-то, может быть, в каких-то специализированных гимназиях могут, конечно, быть какие-то факультативные курсы, и так далее.

М.КОРОЛЁВА: Ну, это понятно. Мы с Вами говорим об общих нуждах.

В.ЖИВОВ: Об общих. Должны быть какие-то очень небольшие элементарные сведения об истории языка. Так, чтобы люди не обрушивали на профессионалов вопросы, наполненные страшным невежеством. И, чтобы такие дикие фантастические теории, вроде того, что можно прочесть у Фоменки, или услышать у Задорнова.

М.КОРОЛЁВА: Вот, кстати, Вас тут спрашивают по sms по поводу Фоменко.

В.ЖИВОВ: Сейчас я отвечу. Вот, чтобы это всё-таки человеку было ясно, что это бред сивой кобылы, это было бы, конечно, хорошо.

М.КОРОЛЁВА: Вот Вас спрашивают как раз: «Как Вы относитесь к языковым изысканиям и к соответствующим аргументам Фоменко и Носовского?» Ну, про Носовского я не слышала, каюсь, а про академика Фоменко, который академик, насколько я помню, там естественнонаучный — там математик, или физик.

В.ЖИВОВ: Он математик говорят. Моих математических познаний явно недостаточно для того, чтобы разобраться, какой учёный академик Фоменко. Но предположим, что он хороший математик. То, что он пишет вне своей сферы, это полная катастрофа! Полная!

М.КОРОЛЁВА: То есть, он предлагает свою теорию развития языка. Так?

В.ЖИВОВ: Нет, нет! Это не теория развития языка. Основное, что придумал Фоменко, это, что вся история, история не языка, а история человечества фальсифицирована. Что это полный бред. И к этому он приводит какие-то совершенно идиотские лингвистические аргументы. Ну полного невежды! Ну противно даже прикасаться к такому! Вроде того, что Рим – это на самом деле переделанный Мир, просто взяли, перевернули и переделали. Такого не бывает.

М.КОРОЛЁВА: А! Там переворачивают слова, насколько я помню?

В.ЖИВОВ: Там переворачивают слова. В общем, это такое невежество! Я бы такого студента выгнал бы из аудитории первым делом!

М.КОРОЛЁВА: Ну вот, проблема-то в том, что на самом-то деле он не был Вашим студентом, и, видимо, ничьим студентом. Может быть, дело как раз в том, что в школе не учили каким-то языковым сведениям и не объясняли, что с языком нужно обращаться осторожно.

В.ЖИВОВ: А мы вообще не можем запретить людям фантазировать. А чего бы хотелось, это чтобы наше население обладало большим здравым смыслом. Это было бы желательно.

М.КОРОЛЁВА: Давайте не будем пропагандировать академика Фоменко. Я думаю, что у него достаточно поклонников.

Мы продолжим разговор с Виктором Живовым, зам директора Института русского языка имени Виноградова и продолжаем говорить о том, зачем нам нужно знать историю языка. Но это через несколько минут, после НОВОСТЕЙ.

НОВОСТИ

М.КОРОЛЁВА: 10.35 в Москве. Марина Королёва в студии.

По-прежнему со мной наш гость Виктор Живов, директор Института русского языка имени Виноградова, заведующий сектором истории русского литературного языка. И ваши вопросы к Виктору Живову. +7 (985) 970-45-45. И вопросы, и реплики.

Смотрите, Виктор Маркович, вот Катя пишет: «Да, да. Нужно знать историю языка. Я, когда объясняю детям английскую грамматику, рассказываю им из истории русского языка. Они в восторге, и всё становится понятно. То есть, вот есть учителя, есть, которые это делают.

В.ЖИВОВ: Ну, слава Богу! Я уверен, что есть. Конечно. И вот пускай и рассказывают.

М.КОРОЛЁВА: Ну вот, ещё пишет нам человек. Вот. Александр Гурвиц, заслуженный учитель России: «Возможно, вам будет интересно услышать, что в школе 236, где я преподаю математику, в гимназических гуманитарных классах ведётся предмет «История русского литературного языка».

В.ЖИВОВ: Мне очень интересно услышать, было бы ещё любопытно узнать, как его читают. Ну, конечно, это очень хорошо.

М.КОРОЛЁВА: Ну, будем надеяться, что всё-таки не Задорнов, не Фоменко там преподают-то?

В.ЖИВОВ: Нет-нет-нет. Я уверен, что что-нибудь такое всё-таки куда более нормальное.

М.КОРОЛЁВА: Арсений: «Учусь в гимназии, учу латынь». А вот, кстати, латынь насколько полезна современному школьнику? Вот такому, представьте себе – современному школьнику – в одном ухе там что-то там, какой-то телефон мобильный, другим – он подключён к Интернету. И так далее. Нужна ему латынь сейчас?

В.ЖИВОВ: Ну, вообще говоря, неплохо, по крайней мере, он вытащит из уха этот телефон на время и получит что-то такое нормальное. Это неплохо.

Латынь? Нужна ли латынь? Латынь – хорошо обработанный и красиво описанный язык.

Вообще говоря, в некотором смысле учить латынь – это такое удовольствие. И обучение латыни – это образцовый способ обучения мёртвому языку. Ну, насколько он или она смогут применить это в жизни, это другой вопрос. Вообще, такого большого простора для употребления латыни сейчас кажется нет.

М.КОРОЛЁВА: Нет, понятно, что говорить человек на ней не сможет. Но, например, учить другие иностранные языки ему будет легче?

В.ЖИВОВ: Ну, какие-то – да, конечно, если речь идёт о французском, или об итальянском, или испанском, или румынском, то будет легче, да.

М.КОРОЛЁВА: Хорошо. Виктор Маркович, готовы сейчас прерваться ненадолго на нашу традиционную игру, потому что это у нас такой обязательный номер в программе. Вот Вам листочек, здесь несколько вопросов. Речь идёт о нескольких старых словах, значение которых нужно угадать нашим слушателям. Так, у нас там звоночек.

(Звенит звоночек)

А СЕЙЧАС ВОПРОС

М.КОРОЛЁВА: Вопрос и телефон прямого эфира: 363-36-59.

Я сразу скажу, что за первые два вопроса мы отдадим книгу Людмилы Сараскиной «Александр Солженицын». Издательство «Молодая гвардия». Прекрасная книга из серии «Жизнь Замечательных Людей». И пока вы набираете 363-36-59, я уже задаю вопрос: ЧТО ТАКОЕ ЕЛАНЬ? Я дам варианты, если кто-то не сможет ответить сразу. ЕЛАНЬ? Было такое слово, сейчас оно, как я понимаю, совершенно забыто, мало употребительно, может быть,

где-то в областях.

«Эхо Москвы». Я вас слушаю. Слушаем вас, здравствуйте. Виктор Маркович, наденьте наушники, пожалуйста. Всё услышите.

Давайте, в присутствии зам директора Института русского языка постараемся угадать: что такое ЕЛАНЬ? Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Женя.

М.КОРОЛЁВА: Жень!

В.ЖИВОВ: Ну, Женя, вперёд!

М.КОРОЛЁВА: Давайте!

ЖЕНЯ: Хотелось бы варианты узнать.

М.КОРОЛЁВА: Варианты? Давайте: поляна, животное, неразбериха, еда. Елань, елань!

ЖЕНЯ: Неразбериха.

М.КОРОЛЁВА: Нет, Женя. Нет, Виктор Маркович.

КОШМАР КАКОЙ!

М.КОРОЛЁВА: Кошмар! Да! Следующий! Елань – что же это такое было?

«Эхо Москвы». Слушаем Вас. Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте. Поляна?

М.КОРОЛЁВА: Да! Правильно, Виктор Маркович?

В.ЖИВОВ: Правильно.

М.КОРОЛЁВА: Правильно, поляна, просека в лесу. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Людмила.

М.КОРОЛЁВА: Людмила, записываем Ваш телефончик, получайте Людмилу Сараскину, книга про Александра Солженицына.

Вот, кстати, действительно, откуда такое слово? Ну, мы с Вами, наверное, сейчас и не скажем?

В.ЖИВОВ: Нет, дождёмся тома на «Е» Этимологического словаря Аникина.

М.КОРОЛЁВА: Хорошо, договорились.

Второй вопрос: тоже старое слово, достаточно забытое. Ну, то есть, вот для меня, например, совершенно незнакомое было: ЕНДОВА. Что такое ЕНДОВА? Кто позвонит, дам варианты.

«Эхо Москвы» здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте!

М.КОРОЛЁВА: Да. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Меня зовут Алла. Это на крыше такое углубление для стока воды.

М.КОРОЛЁВА: Ага!

В.ЖИВОВ: Ну, вроде бы нет.

М.КОРОЛЁВА: А Вы вот откуда знаете это слово?

АЛЛА: Из архитектуры.

М.КОРОЛЁВА: А! А! Вот мы с Виктором Живовым тут переглядываемся. Понимаете, возможно, Виктор Маркович, возможно же такое, что оно в архитектуре имеет такое значение. Правда? Что оно осталось?

В.ЖИВОВ: Возможно. Ну, я не знаю архитектурную терминологию.

М.КОРОЛЁВА: Значит, Вы говорите, что это отверстие для стока воды. Да?

АЛЛА: Такое углубление.

М.КОРОЛЁВА: Углубление? Дело в том, что на самом деле вот по словарю, я, например, смотрела такой «Словарь полузабытых слов», он так называется. И там это всё-таки посуда. Ендова – такая деревянная или металлическая чаша для подачи к столу напитков. Из них вообще напитки черпали ковшами и разливали по кружкам. Но я не исключаю, что Вы можете быть и правы, потому что вот архитектурного значения я не знаю.

Короче, всем остальным я сказала, что это такое по словарю. Да. Записываем Ваш телефон. Вы тоже получаете Людмилу Сараскину.

Следующий у нас, за этот вопрос так же, как и за четвёртый, мы отдадим книгу Сюзан Варги «Лопе де Вега». Из серии «Жизнь Замечательных Людей».

Кого в России звали «Бутырь»? Бутырь – было такое слово.

«Эхо Москвы». Да, мы Вас слушаем, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Бутырь?

М.КОРОЛЁВА: Да.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, есть такой термин: «бутить», это значит зимой ловить подлёдным способом рыбу. Наверное, бутает это, тот, кто помогает бутить эту воду.

М.КОРОЛЁВА: Эх! Нет.

СЛУШАТЕЛЬ: Давайте варианты, Марина!

М.КОРОЛЁВА: Давайте. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Андрей.

М.КОРОЛЁВА: Андрей, значит: бунтари, будочники, булочники, или жители Бутово?

АНДРЕЙ: А второе, что там?

М.КОРОЛЁВА: Ну вот, будочник, или будошник – я по-московски говорю.

АНДРЕЙ: Нет, скорее всего, нет. Наверное, житель Бутово.

М.КОРОЛЁВА: Житель Бутово – Бутырь?

АНДРЕЙ: Да.

М.КОРОЛЁВА: Нет! Не подлёдный лов, не житель Бутово. Не вышло у нас! Следующий! 363-36-59.

«Эхо Москвы». Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте.

М.КОРОЛЁВА: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Меня зовут Ирина.

М.КОРОЛЁВА: Ирина, ну?

В.ЖИВОВ: Что Вы предложите, Ирина?

ИРИНА: Ой, два варианта оставшихся?

М.КОРОЛЁВА: Там три варианта: бунтарь, будочник или булочник?

ИРИНА: Будочник.

М.КОРОЛЁВА: Да, да! Именно так! Прозвище будочников – бутыри, так их называли. Получаете книгу о Лопе де Вега.

Следующий. 363-36-59. Телефончик мы записываем. Да, Наташа?

НАТАША: Угм.

М.КОРОЛЁВА: Вот здесь вопрос такой: что такое, или кто такой ГОЛИК? ГолИк. Ударение на «и».

«Эхо Москвы, слушаем Вас.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте. Людмила.

М.КОРОЛЁВА: Да, Людмила?

ЛЮДМИЛА: Пожалуйста, варианты?

М.КОРОЛЁВА: Варианты: голик – это птица, полено, веник, кочерга, или нищий?

ЛЮДМИЛА: Ну, подсказывают мне, что это веник.

М.КОРОЛЁВА: Что-то Вам подсказывает. Как, Виктор Маркович?

В.ЖИВОВ: Ну, а что Вам подсказывает? Подсказывает Вам неплохо, прямо скажу, но что подсказывает, не знаю.

ЛЮДМИЛА: Папа мой.

В.ЖИВОВ: Ах, папа! Чудесно! Ну, передайте папе благодарность. И Вы выиграли книжку Сьюзен Варга «Лопе де Вега».

М.КОРОЛЁВА: Да. Это веник.

В.ЖИВОВ: Или это Ваш папа сделал, я уж не знаю.

М.КОРОЛЁВА: Вдвоём будут читать. Всё. Записали телефончик.

Спасибо всем, кто позвонил.

Итак, ГОЛИК – это действительно веник, веник из сухих берёзовых прутьев, без листьев. Ну вот, понятно, откуда это взялось. Возможно, кто-то помнит такие слова.

Вот вам, пожалуйста! Видите, наши слушатели вполне здравые люди без всяких ложных этимологий практически, кроме подлёдного лова в смысле бутыря.

В.ЖИВОВ: Ну, это тоже не то, чтобы это неправильно. Но это не безумно.

М.КОРОЛЁВА: Итак, я напоминаю. У нас в гостях по-прежнему Виктор Живов, зам. директора Института русского языка имени Пушкина. И ваши вопросы…

В.ЖИВОВ: Нет, нет! Имени Виноградова!

М.КОРОЛЁВА: Ой! Имени Виноградова, конечно. Пушкин – наше всё. Значит он везде! Да!

+7 (985) 970-45-45. Это я просто пока читаю одновременно ваши

sms-ки. Поскольку вы тут упомянули несколько явлений из истории языка, вот, например, к Вам вопрос. Андрей: «А можно считать, что в русской речи остался звательный падеж? Есть же мам, пап? И не жалко ли, что он всё-таки исчез?

В.ЖИВОВ: Ну, можно сказать, что мам, пап, Зин, Вань, — это звательная форма. Она существует в современном русском языке, в разговорном, естественно. А, значит, к старому звательному падежу она прямого отношения не имеет. Жалеть ли о том, что у нас исчез старый звательный падеж, и мы больше не говорим своей жене: «Жено, пойди сюда», я не знаю. Я как-то обхожусь без звательного падежа без особых проблем.

М.КОРОЛЁВА: А вообще, насколько верна точка зрения о том, что вот русский язык упрощается, ну и просто едва ли не погибает? Вот он становится всё проще, проще. И так мы вот скоро совсем потеряем его? Вот насколько грамматика изменилась? Насколько она упростилась? Много мы потеряли-то?

В.ЖИВОВ: Да нет, я думаю, что мы ничего не потеряли. Вообще, это такие дурацкие представления, глупые. Ну глупые!

Ведь какая-то часть людей так всегда и думает, что всё портится. Ну, как вот оставили мясо без холодильника, вот оно портится, так и всё остальное портится – человечество, жизнь человеческая, природа, и язык.

М.КОРОЛЁВА: И вот уж, сколько поколений портится.

В.ЖИВОВ: И вот уж, сколько поколений портится. Нет, никак, ничего такого – никакого упрощения языка не происходит. Конечно, язык меняется, грамматика меняется. Очень медленно. Вот я бы сказал, что основные параметры – вот как у нас было шесть падежей 300 лет назад, так у нас и сейчас шесть падежей, как было три рода, так и сейчас у нас три рода, никуда они не делись.

Бывает, конечно, что в языках было три рода, стало два. Ну вот, была латынь с тремя родами, стал итальянский – с двумя.

Но потеря это, или не потеря, я уж никак не знаю.

М.КОРОЛЁВА: То есть, если обходимся, то оно всё как бы и ничего?

В.ЖИВОВ: Больше того, богатство, сложность языка определяется тем, какие мы с помощью этого инструмента, языка как инструмента можем решать коммуникативные задачи. Что мы можем сказать, что мы можем написать? И сейчас мы никак не меньшими возможностями располагаем, чем располагали 100 или 200 лет назад.

Скажем, вот Пушкин Александр Сергеевич жаловался на то, что русским недостаёт того, что он называл метафизическим языком. То есть, недостаёт системы абстрактных понятий. В течение Х1Х века эта система появилась. Она выработалась, теперь у нас есть то, что Пушкин назвал бы метафизическим языком. Но это скорее какое-то усложнение языка, чем упрощение.

Вообще, никакого упрощения языков не происходит. И английский не упрощается. И французский не упрощается. Они решают всё более и более сложные задачи. Конечно, есть другой процесс – так сказать, публичное словопроизводство. Вовлекаются разные социальные слои. Ну, вот как у Ильфа и Петрова была Эллочка-Людоедка. У Эллочки-Людоедки, конечно, очень простой язык. Такие люди иногда теперь выходят на публичную арену, и вот у них речь такого почти дикаря. Такое мы видим. Есть люди, непривычные к публичной речи. У них очень сокращённый инструментарий речевой. Такое тоже бывает. Но это никак не означает, что язык как-то портится, или упрощается. Это относится, вот порча или упрощение языка относится к сфере нездоровых фантазий.

М.КОРОЛЁВА: Ну, вот тут вот Марина просит Вас рассказать чуть подробнее о четырёх прошедших временах в русском языке. Поскольку у нас остаётся минуты две, я не уверена, что мы так подробно сможем рассказать, но просто вот в двух словах, раз уж Вы их упомянули.

В.ЖИВОВ: Ну пускай Марина возьмёт Историческую грамматику русского языка и там прочтёт: значит, был аорист, имперфект, перфект и плюсквамперфект. Ну, так это было ну ещё, скажем в Х1 веке.

М.КОРОЛЁВА: Вот ещё спрашивают. Знаете, об этом много в последнее время говорят, в том числе и связывают это с порчей языка. А вот Анна спрашивает: «История языка теснейшим образом связана с перемещением населения по земле. Так это или не так?».

В.ЖИВОВ: Ну, отчасти да, конечно. В истории языка существенную роль играют контакты между разными языками, так называемые явления субстрата и суперстрата, когда население, владевшее одним языком, начинает говорить на другом языке. И так далее. Конечно, это играет существенную роль. Но язык меняется, даже если население сидит на месте и никаких особых контактов с другими племенами у него нет.

М.КОРОЛЁВА: То есть, миграция – это не обязательное такое условие изменений в языке?

В.ЖИВОВ: Нет. Это не обязательное условие. Хотя, конечно, миграция стимулирует изменения.

М.КОРОЛЁВА: Виктор Маркович, напоследок я Вам хочу прочитать послание Дмитрия: «Я имел дело с историей языка. И это сейчас позволяет мне спокойнее, по-философски относиться к ошибкам, особенно массовым, которые делают его носители. Сейчас я понимаю, что именно в этих массовых ошибках и скрыта диалектика любого живого языка. Не так ли?», — спрашивает Дмитрий.

В.ЖИВОВ: Ну, вероятно так. Конечно, изменения происходят из-за того, что у нас что-то варьируется. Варьируется, варьируется, потом один из вариантов побеждает.

М.КОРОЛЁВА: То есть, мы ошибаемся, ошибаемся, всё больше ошибаемся, а потом берём, да и фиксируем.

В.ЖИВОВ: Да, ошибка эта всё-таки из другого репертуара. Это про норму. У нас есть определённые нормы. И мы их стараемся поддерживать. Норма – это то, как говорили, или как писали наши образованные отцы и деды. Мы стараемся это удержать. Но что-то удерживаем, что-то не удерживаем. Где-то поддаёмся вот этому напору живых изменений, живых вариаций разговорного языка. Вот так и происходит этот процесс.

М.КОРОЛЁВА: Спасибо. Виктор Живов, зам. директора Института русского языка имени Виноградова, зав. сектором истории русского литературного языка был сегодня гостем нашего эфира.

Ну, в итоге, что могу сказать? Мне кажется, что всё-таки без истории языка грустно как-то. Грустно! Иначе возникают всякие неуместные фантазии и измышления. Я бы не сказала, что размышления, а измышления. Правда? Лучше знать, чем не знать.

В.ЖИВОВ: Безусловно, лучше знать, чем не знать. Вот трудно с этим не согласиться.

М.КОРОЛЁВА: Спасибо! Виктор Живов, Марина Королёва. До встречи через неделю!

Изучение истории русского языка – шаг к сохранению его богатств

Изучение истории русского языка – шаг к сохранению его богатств

Шидей В.В.

Муниципальное общеобразовательное учреждение «Гимназия № 5», Россия, 141092, г. Юбилейный, ул. Соколова, д. 3, тел. (495)515-25-80, E-mail [email protected]

1  стр. (принято к публикации)

Cовременный мир постоянно прогрессирует. Изменяются города, учёные каждый день изобретают что-то новое, и в ногу с этими продвижениями в науке и технике развиваются наши языки. Тысячи учёных по всему земному шару создают новые словари, ищут объяснения новым фразам, переводят новые слова. Но ещё большее внимание уделяется истории родного языка.

Из русского языка с течением времени исчезло множество слов, некоторые буквы и падежи, что является огромной потерей. Раньше падежей было намного больше. Сейчас некоторые из них присутствуют в разговорной речи в изменённом виде.

Например, звательный падеж, или вокатив. Он используется для того, чтобы позвать кого-либо: «Ань, Вань, мам». Этот падеж образуется посредством усечения окончания до нулевого. Но иногда он может отличаться и специально добавленным окончанием: «Дениса! Пора домой!» или (собаке по кличке Бим) «Бима! Ко мне!»

Партитив – падеж, исчезнувший из грамматики языка, но широко использующийся в разговорной речи. Он является вариацией родительного падежа с особым окончанием -у-. Писатели часто использовали его в своих произведениях, например, у М.А. Булгакова кот Бегемот в ходе перестрелки одновременно сделал глоток бензина и напился бензину. А Н.А. Некрасов использует партитив в стихотворении «Крестьянские дети»: «Я из лесу вышел…» Иногда просто необходимо употребить эту форму, а не обычный родительный падеж: «Огоньку не найдётся?», «без году неделя».

Не менее интересны истории букв. Буква Ё – самая молодая буква и единственная, которая появилась в нашей азбуке благодаря женщине. В 1783 году в доме княгини Е.Р. Дашковой состоялось собрание академиков. Обсуждался проект полного толкового славяно-российского словаря, знаменитого впоследствии 6-томного «Словаря Академии Российской». И когда все собрались, Дашкова поинтересовалась, может ли кто-то написать слово «ёлка». Академики написали «іолка», после чего княгиня спросила: «Правомерно ли изображать один звук двумя буквами?» Доводы показались убедительными, и тогда же решили писать «Ё». Первым новаторскую идею поддержал Г. Р. Державин, используя её в личной переписке. К сожалению, в настоящее время буквой Ё часто пренебрегают, заменяя её на письме буквой Е, что неправильно.

Буква Й происходит из церковнославянской письменности XV—XVI веков. Когда она появилась в нашем языке, люди не всегда писали значок над буквой И (кратка). А многие даже думали, что она обозначает гласный звук. Но буква Й обозначает согласный звук и играет значительную роль в русском языке. Ведь без неё мы не могли бы сказать такие слова, как йога, ой, мой, не различали бы слова война и воина (род. падеж ед. ч.), зайка и заика и т. д.

Каждые две недели в мире исчезает один язык. Чтобы этого не произошло с нашим родным языком, нужно изучать его историю, бережно хранить те языковые богатства, которые подарил нам русский народ, наши писатели и поэты. Но отдельно взятый человек не может это сделать, для сохранения русского языка нужна активная совместная работа всех слоев общества: от учеников до учёных, от детей до дедушек и бабушек, от рабочего до директора.

Литература

1. Энциклопедия для детей, т.10, М., Аванта+, 2001,стр. 107.

2. http://korrespondent.net/world/208029

3. http://ru.wikipedia.org/



Зачем изучать родной язык и для чего его нужно знать

 

Вы хотите записать своего ребенка на курсы русского языка, чтобы он лучше усвоил правила и грамматику родного языка? Тогда вам будет интересно узнать об авторской школе-студии профессора Веровенко О.О. Школа проводит курсы как индивидуально, так и в мини-группах по несколько человек. Перейдя на сайт verovenko.ru вы сможете узнать более подробную информацию. 

 

Теперешних молодых отцов и матерей все чаще интересует вопрос: имеет ли смысл учить и знать родной язык их чадам? Возможно, эти знания и не пригодятся им в дальнейшей их жизни. Если же взглянуть с точки зрения создания благополучной семьи – то в любом случае знания родного языка пригодятся.

 

На протяжении многих лет люди старались изучить действительность, понять суть и природу разных вещей из разнообразных областей собственной жизни. Полученные знания о предметах или явлениях ассоциировались с некой ценностью, имеющей место в нашем мире и существующей по собственным законам, знание и понимание которых приведет к счастью.

 

Люди думали, что если им удастся постигнуть это, тогда у них получится организовать для всех людей в мире, в том числе и для себя счастливую, состоятельную, безопасную и мирную жизнь. Они были убеждены, что тогда смогут создать открытое честное общество из искренних людей, существующих в созидании и творчестве.

 

Владение родным языком, знание его правил – это самое главное, чем должен обладать человек для построения благополучной жизни своей семьи, своих родных и близких. А также существ и сущностей в нашем мире.

 

Незнание родного языка – означает пожизненное путешествие во тьме. А дорога жизни, как нам известно, всегда очень терниста.

 

Ведь неспроста язык называют душой нации. А душа – это вечность и мудрость, которая является частью нас. Это тот советник, который остерегает нас от неправильных шагов, ограждает нас от ошибок, всегда сопутствует нам в горести и радости.

 

Родной язык – это носитель познаний и премудрости народа. Он может рассказать нам обо всём, так как не забывает о человеке ничего с первейшего звука, сказанного им когда-то в далекие времена. В нём, в языке, вся наша вместе прожитая история. В нём сберегаются сознание, чувства, память, – всё, что когда-либо человек переживал в своей многолетний истории.

 

Дата: 09 сентября 2015



 

Добавить комментарий


 

Почему так необходимо знать историю своего народа

Каждый человек рождается в пределах определённой точки географии и является носителем той или иной национальности. Крайне важно чтить традиции и собственные «корни», поскольку именно общая база объединяет тысячи людей и заставляет их думать об общем благополучии. Обратите внимание на лично-патриотический проект по ссылке https://slavmir.tv, где собрано массу полезной информации. Представленные в рамках портала сведения помогут раскрыть свою суть и скрытый потенциал.

У каждого человека имеются родители. Однако для того чтобы чувствовать себя полноценной личностью этого мало. Индивидуум не может существовать вне пределов группы. Каждый человек должен понимать, что у него есть родной язык и земля, а также история и культура. Если ощущение единства пропадёт, то люди просто не смогут мирно сосуществовать. Именно история делает жизнь отдельного гражданина осознанной. Если человек не будет знать своего прошлого, то он не сможет выстроить «светлое» будущее. Благо на просторах интернета масса порталов, которые поставили своей целью просвятить общественность и донести до людей важные моменты.

Изучать прошлое стоит только ввиду того, что если люди не будут знать ошибок предков, то они не смогут исключить их появления в будущем. Если абстрагироваться от истории, у человека просто не получится верно осмыслить то, что он имеет и оценить это по-настоящему. Очень важно, когда действительно есть с чем сравнить. Многие могут сказать, что постичь дух предков – это не первостепенная задача, что отнюдь не так. Нужно изучать историю, сформировавшиеся устои, традиции и уже на их базе формировать что-то новое. Именно поэтому указанному предмету уделяется столь много внимания, когда речь идёт о школьной программе.

Многие недооценивают опыт прошлых лет, поэтому именно от него нужно отталкиваться. В истории можно черпать силу и вдохновение. Для человека свойственно искать причинно-следственные связи или же находить ответы на вопросы. В этом поможет история народа. Славяне должны чтить свои «корни», чтобы укреплять духовность и веру в лучшее. В ином случае скоро от национальной принадлежности и государственности не останется и следа.

18 +

На правах рекламы

Мини сочинение на тему: зачем нужно знать историю

Зачем нужно знать историю – таким вопросом задаются многие школьники, когда им задают домашние задания, устраивают контрольные и ставят не всегда хорошие отметки. История рассказывает о былом, а значит, ее события уже не актуальны, — так скажут многие мои одноклассники — и будут ошибаться. Потому что, наверное, нет более значительной науки, чем история. Кто-то из великих исторических деятелей как-то сказал, нет будущего у той страны, которая не изучает уроки своего прошлого, потому что история имеет тенденцию повторяться. Я полностью согласна с этим высказыванием. История раскрывает нам целый огромный мир событий, поучительных историй, исторических личностей и судеб.

Изучать обычаи, нравы, порядки различных культур захватывающе интересно. Ведь современная история формируется именно на событиях прошлого, современные традиции уходят своими корнями в исторический опыт. Примечательно, что есть традиции, которые изменились со временем очень сильно, другие почти остались неизменными. Изучая историю человек получает невероятный опыт того, как трансформировались во времени все человеческие проявления.

Взять к примеру, оружие. В древнем мире это были камни и полки. Постепенно появляются лук и стрелы. Потом появляются ножи и другие виды холодного оружия. Потом огнестрельное, ядерное и так далее.

Какая бы еще наука, кроме истории смогла бы поделиться, кроме истории? Или история женского и мужского национального костюма, история моды. На мой взгляд, главная нелюбовь многих школьников к этому предмету объясняется узостью восприятия истории только рамками школьной дисциплины.

Если бы они проявили любознательность и открыли для себя историю родного края или исторические персоналии полководцев, политических деятелей, великих женщин, потрясающих художников, то они бы имели возможность взглянуть на эту дисциплину под другим углом. Они бы непременно влюбились в историю. Если бы так же поступали взрослые, возможно, наша страна была бы сейчас успешнее и занимала бы более значимое положение на мировой арене.

Об истории русского языка

академик Андрей Анатольевич Зализняк

Лекция прочитана 24 февраля 2012 года в школе «Муми-тролль».

Благодарим Андрея Анатольевича Зализняка и школу «Муми-тролль»
за предоставленную расшифровку лекции.

Я решил, что сегодня стоит вам коротко рассказать о том, чего, на мой взгляд, недостает в школьных программах, — об истории русского языка.

Курс истории русского языка в полном объеме читается в университетах иногда год, иногда два года, так что сами понимаете, что это такое в полном объеме. Попробовать, тем не менее, за одно занятие рассказать вам обо всем этом что-то существенное — задача несколько дерзкая. Но я думаю все-таки, что это не бессмысленно, хотя придется, конечно, разные стороны дела из такого обширного предмета упоминать очень поверхностно. Надеюсь, что каким-то образом это расширит ваши представления о том, как формировался язык, которым все мы с вами владеем. Кое-что мне придется повторить из того, что я в этой аудитории уже немножко рассказывал по другому поводу, поскольку это связанные вещи, но вы уж потерпите. Точно так же мне придется среди прочего рассказывать какие-то общеизвестные вещи. Значительная часть присутствующих должна уже их знать, но опять-таки — будьте сдержанны, поскольку для цельности они иногда нам будут необходимы. Итак, разговор пойдет об основных темах, возникающих при изучении истории русского языка.

Первое маленькое предварительное отступление состоит в том, чтобы еще раз (потому что об этом я уже с вами разговаривал) ответственно объявить чепухой многочисленные выдумки о бесконечной древности русского языка. О том, что русский язык существовал три тысячи лет назад, пять тысяч лет назад, семь тысяч лет назад, семьдесят тысяч лет назад, — в разных сочинениях вы можете найти подобные утверждения. Про тех, кто увлекается этого рода выдумками, замечательно было сказано, что это теории того, как человек произошел от русского.

На самом деле история всякого языка с определенным названием: французского, русского, латинского, китайского — это история того периода времени, когда существует это его название. Причем прочертить какую-то четкую границу, которая отделяет язык от предыдущего этапа его существования, мы не можем. Смена поколений с маленькими изменениями от одного поколения к другому происходит непрерывно во всей истории человечества в каждом языке, и, безусловно, наши родители и наши деды говорят с нашей точки зрения на том же языке, что мы. От мелочей мы отвлекаемся и в общем верим, что двести лет назад или четыреста лет назад говорили на том же языке. А дальше уже начинаются некоторые сомнения.

Можете ли вы сказать, что наши предки, которые жили тысячу лет назад, говорили на том же языке, что и мы? Или всё-таки уже не на том же? Заметим, что, как бы вы ни решили этот вопрос, у этих людей тоже были свои предки, жившие на тысячу, две, три тысячи лет раньше. И каждый раз от поколения к поколению изменение языка было незначительным. Начиная с какого момента мы можем говорить, что это уже русский язык, а не его дальний предок, который — и это очень существенно — является предком не только нашего русского языка, но также и ряда родственных языков?

Все мы знаем, что русскому языку близко родственны украинский и белорусский. Общий предок этих трех языков существовал — по меркам истории — не так уж давно: всего лишь примерно тысячу лет назад. Если вы возьмете не тысячу, а три тысячи лет, пять тысяч лет и так далее вглубь древности, то окажется, что люди, к которым мы восходим чисто биологически, являются предками не только нынешних русских, но и ряда других народов. Тем самым ясно, что история собственно русского языка не может продлеваться бесконечно вглубь времен. Где-то мы должны установить некоторую точку условного начала.

Реально такой точкой практически всегда бывает момент, когда первый раз фиксируется нынешнее название языка. То есть временные границы оказываются здесь связанными не с сутью самого языка как средства общения, а с тем, что люди, которые на нем говорят, называют себя каким-то термином. И в этом смысле разные языки имеют очень разную глубину истории. Например, армянский язык называется тем же самым именем хай, что и сейчас, уже в течение нескольких тысяч лет. Какие-то другие языки имеют в этом смысле сравнительно недавнюю историю. Для русского языка это период примерно несколько больше тысячи лет, поскольку первые упоминания слова русь относятся к концу первого тысячелетия нашей эры.

Не буду вдаваться в сложную историю того, откуда взялось само слово. По этому поводу имеется несколько теорий. Самая распространенная и самая вероятная из них — теория скандинавская, состоящая в том, что само слово русь по происхождению не славянское, а древнескандинавское. Есть, повторяю, и конкурирующие гипотезы, но в данном случае речь идет не об этом, важно то, что само это название начинает упоминаться в IX–X вв. и первоначально явно применяется еще не к нашим этническим предкам, а к скандинавам. Во всяком случае, в греческой традиции слово рос обозначает норманнов, а наших славянских предков оно начинает обозначать лишь примерно с X–XI вв., переходя на них от наименования тех варяжских дружин, которые приходили на Русь и из которых происходили князья Древней Руси.

Начиная примерно с XI в. это название распространяется на славяноязычное население территории вокруг Киева, Чернигова и Переславля Южного. В течение определенного периода истории восточного славянства термин Русь обозначал сравнительно небольшое пространство, примерно соответствующее нынешней северо-восточной Украине. Так, новгородцы долгое время вовсе не считали себя русскими, не считали, что слово Русь относится к их территории. В новгородских берестяных грамотах, а также и в летописях до некоторого времени встречаются рассказы о том, что такой-то епископ в таком-то году отправился в Русь из Новгорода, то есть поехал на юг, в Киев или Чернигов.

Это легко проследить по летописям. Такое словоупотребление нормально для XI, XII, XIII вв. и только в XIV в. мы впервые видим, что новгородцы, сражаясь с какими-то своими внешними врагами, называют себя в летописи русскими. Дальше это название расширяется, и примерно с XIV в. оно уже соответствует всей восточнославянской территории. И хотя в это время на этой территории уже существуют зачатки трех разных будущих языков, все они одинаково называются русскими.

Примечательным образом позже снова наступает сужение этого термина: сейчас мы именуем русскими только часть восточнославянского населения, а именно ту, которая может иначе называться великорусской. А два других языка на этой территории: белорусский и украинский — уже сформировались как самостоятельные языки, и слово русский в широком смысле к ним больше обычно не применяется. (Правда, еще примерно лет двести назад нормальным было такое словоупотребление, что всё это — русское население, у которого имеется великорусская часть, малорусская [ныне украинская] часть и белорусская часть.) Вот таким образом сперва произошло расширение, а затем сужение термина «русский».

У большинства из вас представление о родословном древе русского языка в той или иной степени есть, но всё же я эти сведения кратко повторю. Ныне это генеалогическое древо в упрощенном виде должно быть выведено из некоего реконструируемого древнейшего языка, именуемого ностратическим, к которому восходят языки очень значительной части жителей земного шара. Он существовал очень давно; оценки различаются, но, видимо, порядка двадцати пяти тысяч лет назад.

Одна из ветвей его — это ветвь индоевропейская, в которую входит большая часть языков Европы и Индии, откуда и само название индоевропейские языки. В Европе их безусловное большинство, в Индии — значительная часть, но тоже, в общем, большинство. На востоке это индийская и иранская группы; в Европе — латынь с возникшими из нее романскими языками: французским, итальянским, испанским, португальским, румынским; и греческая ветвь, которая в древности представлена древнегреческим языком, а ныне — новогреческим. Далее германская ветвь: это немецкий, шведский, норвежский, датский, исландский, английский; и балто-славянская ветвь, объединяющая балтийские языки и славянский. Балтийские это латышский, литовский и вымерший ныне древнепрусский. Славянская, достаточно вам известная, традиционно членится на три группы: южнославянские, западнославянские и восточнославянские языки.

Сейчас к этому традиционному членению славянских языков возникают некоторые коррективы, но традиционная схема именно такова. Южнославянские языки — это болгарский, сербский, словенский, македонский; западные — польский, чешский, словацкий, лужицкие. А восточнославянские языки, первоначально единые по традиционной схеме, — это русский (иначе великорусский), украинский и белорусский.

После этого общего введения коснемся уже некоторых более технических сторон истории языка. Прежде всего следует понимать, что язык — это необычайно сложный механизм, который включает в себя ряд аспектов, в каждом из которых возможно некоторая специфика и некоторая динамика и неустойчивость. Это прежде всего разнообразие стилей одного и того же языка. В пределах любого языка есть то, что можно назвать высоким стилем или хорошим литературным языком, и есть противоположный полюс — просторечие, вульгарная речь. Между ними есть разного рода промежуточные пласты типа разговорного, обыденного языка. Всё это в полной мере наблюдается и в русском языке, в том числе в настоящий момент, как и в любой момент истории.

Это одна сторона дела. Другая сторона дела состоит в том, что любой язык неоднороден в диалектном смысле, в любом языке имеется большое разнообразие местных говоров, а иногда и даже довольно сильно различающихся между собой диалектов. С этой точки зрения языки могут быть разными, то есть более или менее монолитными. Есть языки, в которых различия так велики, что взаимное понимание вовсе не просто. Пример — современная Италия, где говор крайнего юга и говор севера, допустим Венеции, настолько значительно различаются, что понимание между ними хотя и возможно, но вполне может быть затруднительно. А общей для них является именно литературная форма языка. Такая же ситуация и во многих других языках мира. Особенно сильна она в китайском языке, где северный и южный диалекты в своем устном воплощении фактически не дают возможности прямого взаимопонимания.

В каких-то других языках ситуация более благополучная. Так, в русском языке различия говоров невелики, у носителя литературного языка особенных проблем в понимании даже при общении с самыми дальними говорами нет. Каких-то слов, конечно, мы не поймем, в каких-то случаях могут быть отдельные недоразумения, но в целом всё же эта дистанция сравнительно невелика.

Но, повторяю, различия говоров и диалектов существуют в любом языке. Тем самым сосуществуют несколько различные языковые механизмы, взаимодействующие друг с другом и порождающие разные непростые эффекты в том, как складывается центральная литературная форма языка. Литературный язык, как правило, до какой-то степени впитывает элементы разных говоров. Редко бывает, чтобы литературный язык в точности совпадал с говором, допустим, столицы государства, как иногда кажется на первый взгляд. Точно так же и для русского языка ситуация такова, что хотя наш с вами литературный язык очень близок к говорам московской области, он всё же не совпадает с ними полностью. Он впитал в себя целый ряд элементов более удаленных к северу, к югу, к востоку и к западу.

Далее. Сложность механизмов функционирования любого языка определяется тем, что никакой язык не существует в полной изоляции от соседей. Даже в таких крайних случаях, как, допустим, Исландия — островная страна, где, казалось бы, никаких контактов с соседями нет, — всё-таки какие-то связи существуют. Кто-то ездит из Исландии во внешний мир, кто-то приезжает в Исландию и приносит с собой какие-то элементы иностранной речи. Так что даже исландский язык, хотя он более чем какой бы то ни было другой защищен от иностранных влияний, эти влияния всё же в какой-то степени воспринял.

Что же касается языков, тесно общающихся друг с другом на соседних территориях, то тут взаимное влияние и взаимное проникновение бывает очень активным. Особенно активно оно там, где имеется двусоставное, трехсоставное или многосоставное население на одной и той же территории. Но даже если государственные и этнические границы выражены относительно четко, контакты всё-таки достаточно интенсивны. Это выражается, прежде всего, в проникновении в любой из языков какого-то количества иностранных слов. А более глубокое влияние состоит в проникновении некоторых элементов грамматической структуры соседних языков.

В частности, русский язык, не отделенный от своих непосредственных соседей никакими морями, всегда с ними интенсивно контактировал и в направлении запада, и в направлении востока, отчасти в направлении юга и даже до некоторой степени в направлении севера, хотя там население уже не такое плотное. Так что в современном русском языке имеются следы влияний практически со всех четырех сторон света.

Вообще степень иностранных влияний в разные моменты жизни языкового сообщества или данного государства может быть очень разной. Понятно, что эти влияния становятся особенно интенсивными во времена, например, иностранной оккупации или при массивном внедрении нового населения на какую-то часть старой территории и т. п. А в спокойные периоды слабого общения они будут менее интенсивными. Кроме того, нередко бывает, что большему или меньшему иностранному влиянию могут сильно способствовать или наоборот противостоять чисто внутренние события в истории данного сообщества. Совершенно очевидно, что в последние примерно двадцать лет русский язык находится в состоянии необычайно активного впитывания иностранных элементов, прежде всего английских, — с интенсивностью, во много раз превосходящей то, что было всего лишь полвека назад. Это происходит в связи с крупными социальными изменениями, открытием международных контактов в таком масштабе, который был немыслим еще два-три десятилетия назад. Происходит внедрение новой техники, новых элементов иностранной цивилизации и т. д. Все мы это ощущаем на себе.

Такие периоды бывали и в прошлом. Был, скажем, в истории русского языка период интенсивного проникновения элементов французского языка, в более раннюю эпоху — интенсивного проникновения элементов немецкого, а еще раньше — интенсивного проникновения элементов польского.

Приведу кое-какие иллюстрации того, как разнообразно подпитывался современный русский язык словами из других соседних языков. Конечно, влияния касаются не только слов, но об этом рассказывать сложнее, а слова как раз вещь очень наглядная.

Эту историю можно начинать с любой точки — собственно с русского языка или, углубившись в прошлое дальше, с праславянского языка. Можно, вообще говоря, рассматривать даже заимствования праиндоевропейского времени, но это для нас будет слишком далеко. Если начать с праславянского, то существенно указать, что в нем имеется значительный пласт германских заимствований, которые в дальнейшем сохранились не только в русском языке, но и во всех славянских языках. Они прижились и стали частью собственно славянского лексикона.

Сейчас про некоторые из них нам даже трудно поверить, что это не исконно русские слова; но историческая лингвистика неумолимо показывает, что многие слова имеют именно такое происхождение. Например, слово князь, как это ни удивительно, есть в точности то же самое слово, что немецкое König или английское king. Его древняя форма kuningaz, которая и была заимствована, со временем дала русское слово князь. Или, скажем, слово хлеб — это то же самое слово, что английское loaf «булка’. Данное заимствование, скорее всего, следует относить к периоду широкой экспансии готов, когда эти активные германские племена владели огромными территориями практически всей современной Украины, значительной части Балкан, Италии, Испании, части Франции и т. д. Так что нет ничего удивительного в том, что во всех языках перечисленных стран остались какие-то следы древнего готского владычества.

О Крыме стоит упомянуть специально, поскольку в Крыму готы дожили до XVI в. Голландский дипломат XVI в. Бусбек с изумлением обнаружил, что понимает некоторые слова в речи жителя Крыма, говорящего на неизвестном языке. Это оказался крымско-готский язык, самый поздний остаток вымершего во всех остальных местах готского языка.

Германскими заимствованиями в славянском являются также, например, слово полк или глагол купить; в современном немецком соответствующие древнегерманские слова дали Volk «народ’ и kaufen «покупать’.

Тут нужно указать, что если слово заимствовано из германского, то германское слово в самом германском не обязательно было исконным. Часто оно само было заимствованием откуда-то еще. Так, германское слово, давшее немецкое kaufen, — это заимствование из латыни. А исконно ли соответствующее слово в латыни — это еще вопрос дискуссионный. Ведь нередко оказывается, что латинские слова заимствованы из греческого, а греческие — из египетского.

Возьму слово из другого ряда: изумруд. Первоначальные истоки его устанавливаются не вполне надежно. Скорее всего, первоисточником был какой-то семитский язык, откуда слово было заимствовано в санскрит. Из санскрита оно во время походов Александра Македонского было заимствовано в греческий, из греческого — попало в арабский, из арабского — в персидский, из персидского — в турецкий, а из его турецкой формы происходит русское слово изумруд. Так что здесь лингвистика может установить шесть или семь этапов «путешествия» этого слова, в результате которого получилось наше русское слово изумруд.

Некоторая часть иностранных заимствований не вызывает у нас никакого удивления. Например, определенный плод мы называем киви. Ясно, что слово нерусское. Еще сравнительно недавно никто не подозревал о том, что такое существует. Какие-нибудь лет 20–30 назад этого слова не было, потому что предмета не было. То есть, когда сам предмет приходит из какой-то дальней страны, довольно очевидно, что он приходит вместе со своим названием. И тогда совершенно естественно, что мы называем его так, как называли там. Таких примеров в русском языке огромное количество, многие сотни. Возможно, даже и тысячи.

Но, конечно, гораздо сильнее впечатляют примеры типа хлеб, или полк, или князь, где кажется, что всё это наше собственное. Скажем, слов буква тоже является древнегерманским заимствованием. Это то же самое слово, что название дерева бук. Первоначально были деревянные буковые таблички, на которых что-то вырезалось, и, соответственно, сам вырезанный на них знак носил то же название. И вот в русском языке есть оба слова: и бук, и буква — оба заимствованы из германского.

Еще пример: слово осёл; но про него еще можно сказать, что это животное все-таки не на каждом шагу встречается в русских краях, то есть его можно отнести к категории экзотических животных. Но в каких-то других случаях это не получится. Так, германскими заимствованиями являются также слова стекло, котёл, художник, хижина и многие другие.

Не буду перечислять заимствования из греческого, они были на протяжении всего существования русского языка. Самые древние из них касаются еще довольно простых слов, например корабль или парус. Парус — это то же самое слово, что греческое фарос, — в славянском исполнении. В большом количестве имеются греческие заимствования среди слов высокого стиля. Часть из них заимствованы непосредственно (скажем, евхаристия из церковного лексикона), часть — путем калькирования, то есть передачи исходного слова славянскими средствами (благословение, благочестие и т. п. — всё это кальки, точные эквиваленты греческих сложных слов с их составными частями).

На протяжении длительной истории, начиная еще с праславянского времени и дальше практически до настоящего дня, наблюдается сильное влияние восточных языков на русский. В этом смысле евроазиатское положение русского языка, имеющего, с одной стороны, контакты в направлении запада, с другой стороны — в направлении востока, сказывается в языке очень отчетливо. Иногда восточные заимствования огрубленно называют татарскими, но это очень условно. В широком смысле они тюркские, поскольку тюркских языков, которые контактировали с русским, много. Это и турецкий, и татарский, и чувашский, и башкирский, и чагатайский — древний литературный язык Средней Азии, и кыпчакский язык половцев, с которыми наши предки контактировали с древности, и язык печенегов. Так что часто не удается установить, из какого конкретно тюркского языка заимствовано то или иное слово, поскольку эти языки близко родственны между собой. Важно то, что этот фонд таких слов в русском языке очень велик.

Понятно, что многие из таких слов обозначают типичные восточные понятия. Но имеется и много слов более общего значения; так, тюркского происхождения, например, такие слова, как башмак, кабан, колпак, кирпич, товар, чулан, казак, казан, курган.

Нередко слово заимствуется не в том значении, которое оно имеет в языке-источнике. Например, слово кавардак, которое сейчас обозначает беспорядок, на самом деле вовсе не это значит по-турецки: там это обозначение некоего вида жареного мяса.

Очень часто турецкий или татарский оказываются, как и германский, передатчиками для других восточных языков, в частности, для такого огромного источника лексики всего востока, как арабский язык; другим таким первоисточником бывает персидский, реже китайский.

Таково, например, слово арбуз, которое пришло к нам из персидского через тюркское посредство.

Заметим, что такие слова лингвист может опознать как не собственно славянские, даже и не зная их происхождения. Так, слово арбуз имеет структуру, ненормальную для славянских языков: корень слова состоит из двух слогов, причем с необычным набором гласных.

На примере этого слова можно даже показать, как вообще лингвисты могут установить, что слово пришло, скажем, из турецкого языка в русский, а не из русского в турецкий.

Это типовая ситуация, которую полезно понимать. Принцип здесь всегда один и тот же: если слово исконное, то оно распадается на осмысленные части в рамках данного языка и имеет в нем родственные слова. Вот, например, в современном французском языке есть слово закуски, Это не очень, конечно, активное слово французского языка, но, тем не менее, оно существует. И можно было бы и здесь сказать: «Может быть, наше слово закуски заимствовано из французского? Почему нет, если по-французски и по-русски одинаково говорится: закуски

Ответ очень простой: закуски — русское слово, а не французское, потому что по-русски оно прекрасно делится на значимые части: приставка за, корень кус, суффикс к, окончание и. Каждая из них осмысленна и уместна. Для корня кус можно найти и другие слова, для приставки за есть масса других примеров, имеется огромное количество слов с суффиксом к. А во французском это слово выпадает из всех норм французского языка. Так французские слова не строятся, ничего похожего нет.

Вот главный критерий: в рамках одного языка слово является естественным, а в других языках оно целым рядом признаков выдает свою инородность и никаких родственных ему слов не находится.

То же и со словом арбуз. В персидском это харбуза, где хар это «осел’, а буза — «огурец’. Вместе получается «ослиный огурец’, и, кстати, означает он там не арбуз, а дыню.

Среди слов восточного происхождения тоже немало таких, которые могут нас удивить. Нас не удивит, что слово изумруд иностранное: изумруд действительно не слишком часто встречается в русском быту. А вот слово туман на первый взгляд производит впечатление русского. Тем не менее, оно родилось в персидском языке, и там его звуковой состав имеет свои основания. Из персидского оно перешло в турецкий, а из турецкого в русский. Аналогичное происхождение имеют, например, базар, амбар, чердак.

Иногда бывают слова обманные. Лингвистически небезынтересно в этом смысле слово изъян. Оно обозначает некоторый дефект, недостаток и звучит очень по-русски: что-то изъяли из какого-то предмета или из некой нормы и тем самым он оказался предметом с изъяном. Оказывается, однако, что это вовсе не русское слово, а заимствование из персидского — либо прямое, либо через посредство турецкого.

В персидском это слово с несколько иным порядком фонем: зиян; оно означает «недостаток, порок’ и вполне выводимо из иранского лексикона. А изъян — это форма, которую зиян принял в русском языке, то есть слово подверглось некоторому изменению, придавшему ему осмысленность. В самом деле, зиян ничего не говорит русскому уху, а изъян это уже почти понятно, тем более что уже смысл готов — это «недостаток’. Это то, что называется народной этимологией: народ несколько подправляет иностранное слово в сторону большей понятности.

Замечательно, что слово зиян в несколько менее явной форме имеется в русском языке еще в одном очень хорошо известном нам слове — обезьяна. Обезьяна — это арабско-персидское абузиян. Слово зиян имеет второе значение — «грех, порочное действие’. А абу — это «отец’. Так что обезьяна — «отец греха’, по причинам вполне понятным.

Свои вклады в русскую лексику вносят и западные языки.

Первым по порядку оказывается ближайший к нам язык западного мира — польский. Это родственный язык, но он гораздо активнее, чем русский, впитал слова западных языков, во-первых, из-за близости к германскому и романскому миру, во-вторых, в силу католицизма. Так что польская лексика насыщена западными элементами несравненно сильнее, чем русская. Но многие из них перешли и в русский. Это произошло в XVI–XVII вв., в эпоху активного польского влияния. Масса новых слов вошла тогда в русский язык; в некоторых случаях польская форма непосредственно видна, в других она устанавливается только лингвистическим анализом. В большинстве случаев, впрочем, это не собственно польские слова, а слова, которые в свою очередь пришли из немецкого, а в немецкий — обычно из латыни. Или в польский они пришли из французского, но попали в русский язык уже в польской форме.

В этот ряд попадают, например, слова рыцарь, почта, школа, шпага — все они имеют в русском языке польскую форму. Скажем, в слове школа не было бы начального шк, было бы скола, если бы оно заимствовалось прямо из западных языков. Это эффект перехода через немецкий, который дает ш в польском, а из польского это ш переходит в русский.

Есть некоторое количество шведских заимствований, например сельдь, селедка. Одно из замечательных шведских заимствований — это слово финны. Потому что, как вы, может быть, знаете, финны не только не называют себя финнами, а, строго говоря, нормальный не очень обученный финн не может даже произнести этого слова, потому что в финском языке нет фонемы ф. Финны называют себя суоми; а финны — это название, которым их называли шведы. В шведском языке фонема ф есть, и она встречается часто. В шведском языке это осмысленное слово, со значением «охотники’, «искатели’ — от шведского глагола finna «находить’ (= англ. find). Это слово вошло не только в русский язык, а во все языки мира, кроме финского. Так что страна называется шведским названием — это такой особо изысканный случай иностранного заимствования.

Следующий культурный и лексический натиск на русский язык совершил немецкий язык, в основном в XVIII, частично в XIX в. Правда, в петровское время — наряду с голландским. В частности, большинство морских терминов заимствовано из голландского языка — в соответствии с увлечениями Петра I и с его прямыми связями с Голландией, где он, как известно, даже поработал плотником. Слова крейсер, шкипер, флаг — голландские. Таких слов несколько десятков.

Немецких слов еще больше, поскольку немецкое влияние было шире и длительнее. И опять-таки какие-то из них легко опознаются как немецкие, например парикмахер. Но есть и такие слова немецкого происхождения, которые вы никогда не опознали бы без специального анализа. Про слово рубанок решительно не приходит в голову, что это не русское слово: кажется, что он так назван, потому что им что-то срубают или рубят. На самом деле им делают нечто другое, тем не менее, мы воспринимаем это как вполне хорошее название. В действительности же это немецкое слово Rauhbank — «доска для зачистки’.

Еще хитрее слово противень, на котором жарят. Совершенно русского вида слово. Но это немецкое Bratpfanne — «сковородка для жарки’. Упрощаясь и русифицируясь, Bratpfanne дало не просто русское, а народное русское слово противень. Есть и вариант протвень — тоже не случайный и даже более старый.

Маляр, танец, пластырь, солдат, аптека и множество других — все эти слова пришли непосредственно из немецкого языка, но сейчас прижились очень хорошо.

Следующий, XIX в. дал обширный пласт французских заимствований. Многие из них вполне прижились, скажем бутылка, журнал, кошмар, курьер, афера.

Продолжая этот список, можно было бы привести еще и португальские, испанские, старые английские заимствования. А про новые английские и говорить нечего — вы сами, пожалуй, можете их назвать больше, чем лингвисты.

Вы видите, таким образом, насколько сильно на лексику языка влияют соседние языковые массивы. В частности, для русского языка эта история включает общение как минимум с двумя десятками языков. А если считать единичные случаи, то с дальними связями насчитаются еще десятки.

   

Перейдем теперь к следующей теме: поговорим о стилевых различиях внутри русского языка в разные моменты его истории. Оказывается, что и в этом отношении русский язык с древних времен находится в непростой ситуации.

Для всех языков с определенной культурной традицией нормально, что есть язык высокого стиля, воспринимаемый как более возвышенный, более очищенный, литературный. И далеко не всегда эта ситуация складывается одинаково. Так, есть языки, где в качестве высокого стиля используется один из вариантов, говоров, диалектов, существующих в пределах данного же языка, который по какой-то причине получил больший престиж. На территории Италии долгое время наиболее престижным считался говор Флоренции и, соответственно, тосканский диалект со времен Данте принимался за самую изысканную, высоко литературную форму речи на Апеннинском полуострове.

А в некоторых языках складывается ситуация, когда в качестве языка высокого стиля используется не свой язык, а некоторый иностранный. Иногда он может быть даже не родственным собственному, тогда это чистое двуязычие. Но чаще встречаются примеры такого рода с использованием другого языка, близкородственного тому, на котором говорит народ. В романском мире в течение всех средних веков в качестве высокого языка использовалась латынь, при том что собственные языки этих романских народов из латыни происходят и латынь им в какой-то степени близка. Не настолько, чтобы понимать, но, во всяком случае, у них масса общих слов.

Подобную роль в Индии играл санскрит. Его использовали наряду с теми языками, которые уже очень далеко ушли от санскритского состояния и использовались в бытовом общении. В сущности, нечто подобное есть и в нынешнем арабском мире, где существует классический арабский язык Корана, который уже сильно отличается от живых языков Марокко, Египта, Ирака. Высоким языком, который считается единственно пригодным для определенного типа текстов — религиозных, высокоторжественных, — остается для арабского мира классический арабский. А для бытового общения существует язык улицы.

Подобная ситуация была и в истории русского языка. Я привел иностранные примеры, чтобы показать, что это не уникальный случай, хотя, конечно, далеко не во всех языках ситуация однотипна. В истории русского языка с того времени, когда мы имеем дело со словом русский, существует и используется два славянских языка: собственно русский и церковнославянский.

Церковнославянский — это, в сущности, древнеболгарский язык, близкородственный, но всё же не тождественный русскому. Он был языком церкви и любого текста, от которого требуется стилистическая возвышенность. Это наложило отпечаток на дальнейшее развитие русского языка на протяжении всей его истории и продолжает в какой-то степени оказывать влияние до сих пор. Русский язык оказался как бы лингвистически раздвоен на то естественное, что возникало в бытовом, разговорном языке, и то, что соответствовало русским формам и синтаксическим оборотам в церковнославянском языке.

Самое броское различие вы, конечно, знаете: это так называемое полногласие и неполногласие. Полногласие — это сторона, сторож, берег, голова с -оро-, -ере-, -оло-, а неполногласие — страна, страж, брег, глава. Русская форма имеет здесь две гласных, а церковнославянская одну.

Сейчас мы с вами совершенно не воспринимаем слово страна как что-то нам чуждое. Это нормальная часть нашего с вами естественного лексикона. И для нас совершенно естественно сказать глава книги, и не приходит в голову, что это что-то навязанное. Нам не хочется говорить голова книги, точно так же, как мы не будем пытаться называть страну стороной.

Русский язык на протяжении своей истории впитал огромное количество церковнославянских слов, которые изредка значат то же самое, что в русском, но почти никогда на сто процентов. Иногда просто совсем не то же самое; так, голова и глава — это совершенно разные значения, они вполне могли бы называться словами, которые между собой вообще ничего общего не имеют. В других случаях это всего лишь стилистический оттенок, но он отчетливо чувствуется. Скажем, враг и ворог — это, конечно, более или менее одно и то же по значению, однако в слове ворог имеется коннотация народности, фольклорности, поэтичности, которое в слове враг отсутствует.

Современный русский язык использовал эти церковнославянские единицы в качестве отдельных слов или отдельных вариантов слова и тем самым их уже освоил.

То же самое происходило в истории русского языка и с синтаксическими конструкциями. И тут надо сказать, что, поскольку на протяжении большей части истории русского языка литературным и высоким был именно церковнославянский, наш с вами литературный синтаксис гораздо более церковнославянский, чем русский.

Тут я действительно выражаю свое огорчение. Потому что ныне во многом утрачен тот подлинный народный русский синтаксис, который лучше всего виден на берестяных грамотах. Они как раз во многом именно тем и восхищают, что в них совершенно нет церковнославянских оборотов, — это чистый разговорный русский язык. В отличие от нашего с вами литературного языка. Русский литературный язык на каждом шагу пользуется синтаксическими приемами, которые в живом языке не встречаются, а идут из церковнославянского.

Это, прежде всего, практически все причастия: делающий, делавший, видевший, виденный и т. д. Единственное исключение составляют краткие формы страдательных причастий прошедшего времени. Сделано — это русская форма, выпито — это русская форма. А вот полная форма: сделанный — уже церковнославянская. И все причастия на -ущий, -ющий церковнославянские, что видно уже и из того, что там суффиксы -ущ-, -ющ-. Я не сказал об этом, но вы, наверное, и сами знаете про соотношение церковнославянского щ и русского ч. Нощь, мощь — церковнославянское, ночь, мочь — русское. Для -ущий, —ющий, -ящий русские соответствия, следовательно, были бы -учий, -ючий, -ячий. Они есть в русском языке, но по-русски это уже не причастия, а просто прилагательные: кипучий, дремучий, стоячий, сидячий, лежачий. Их значение близко к причастиям, но всё же не одинаково с ними. А настоящие причастия, которые можно использовать в синтаксисе именно как глагольную форму (и которые мы действительно научились применять как удобное синтаксическое средство, потому что они помогают нам, например, спастись от лишнего слов который), представляют собой церковнославянизм.

Менее известно другое явление этого рода. В бытовом разговоре мы часто отклоняемся от того, как мы должны были бы написать, если бы сдавали редактору свое литературное сочинение. И вы не получили бы одобрения, если бы в вашем школьном сочинении вы начали фразу так: А знаете, что я вчера видел. Между тем начальное а — это совершенно нормальная форма разговорной русской речи: А вот что я вам скажу. А после этого было то-то и то-то. В живой речи с а начинается едва ли не большинство предложений. И это ровно то, что мы наблюдаем в берестяных грамотах. Слово а в начале фразы означает примерно следующее: «Вот что я сейчас вам скажу». Но в нормах церковнославянского языка это слово отсутствовало. Церковнославянская норма его не только не употребляла, но и запрещала употреблять. То есть запрещала, конечно, не в смысле государственного эдикта, а в смысле редакторского давления, которое действует до сих пор. Редактор вам это а зачеркнет и сейчас.

Извините меня, это теперь устарело, редакторов сейчас почти нет. Но в недавнем прошлом редакторы были важнейшей частью любого издательского дела. Это сейчас масса книг выходит с чудовищными опечатками и огрехами всех родов, потому что их не редактировали вовсе; наступила новая эпоха с невнимательным отношением к качеству текста. Но еще сравнительно недавняя эпоха требовала фактически соблюдения церковнославянской нормы, хотя редактор, конечно, этого не знал. Эту норму соблюдает и русская литература, при том что те же самые авторы в бытовой речи, обращаясь к собственным детям или жене, говорили, конечно, нормальным русским языком, почти каждое предложение начиная с а.

Подобные детали показывают, что двусоставность русского языка, имеющего два источника: русский и церковнославянский, — выражается не только в выборе слов и в их формах, но и в синтаксисе. И русский литературный синтаксис тем самым заметно отличается от русского разговорного синтаксиса.

Недаром примерно лет 25 назад возникло новое направление в изучении русского языка — изучение русской разговорной речи. Для нее стали писать свои грамматики, ее стали описывать так, как если бы это был отдельный самостоятельный язык, с уважением к каждому элементу того, что реально слышится. Сама возможность и сама необходимость так к этому подходить в значительной степени является следствием вот этой древней ситуации, сложившийся в Х в., тысячу с лишним лет назад, когда на Русь в качестве литературного и высокого языка пришел родственный, но другой язык — церковнославянский.

   

Перейду к следующему аспекту.

Это тот аспект истории русского языка, который имеет отношение к диалектам и говорам, к диалектному членению и взаимодействию. Традиционную схему в самом общем виде я вам изложил выше. Она состоит в том, что примерно в Х в. имелся единый древнерусский язык, он же восточнославянский, из которого со временем путем разветвления, развития каких-то различий произошли три современных восточнославянских языка: русский, украинский, белорусский. А в каждом из этих трех языков по традиционной же схеме имеются еще более тоненькие ветви. В русском языке имеется, скажем, вологодский, архангельский, новгородский, курский говор, сибирские говоры и т. д. На Украине также можно выделить целый ряд говоров; то же и в Белоруссии. А внутри, например, блока вологодских говоров выделяются еще маленькие группки каких-то районов или даже иногда отдельных деревень. Вот такое дерево, которое ветвится от мощного ствола до самых мелких веточек в конце.

Такова простая традиционная схема. Но в нее, как я вас уже предупредил, придется вносить некоторые коррективы. В значительной степени эти коррективы возникли после открытия берестяных грамот.

Берестяные грамоты, которые в громадном своем большинстве происходят из Новгорода, показали, что в Новгороде и на окружающих его землях существовал говор, сильнее отличавшийся от остальных, чем представляли себе до открытия берестяных грамот. В нем даже некоторые грамматические формы были не такие, как в классическом известном нам из традиционной литературы древнерусском языке. И, конечно, были и некоторые свои слова.

При этом удивительное, неожиданное и непредсказуемое с точки зрения существовавших до открытия берестяных грамот представлений событие состояло в следующем: оказалось, что эти черты новгородского диалекта, отличавшие его от других диалектов Древней Руси, ярче всего выражены не в позднее время, когда, казалось бы, они могли уже постепенно развиться, а в самый древний период. В XI–XII вв. эти специфические черты представлены очень последовательно и четко; а в XIII, XIV, XV вв. они несколько ослабевают и частично уступают место более обычным для древнерусских памятников чертам.

Точнее говоря, просто изменяется статистика. Так, в древненовгородском диалекте именительный падеж единственного числа мужского рода имел окончание : скоте — это новгородская форма, в отличие от формы традиционной, которая считалась общерусской, где то же самое слово имело другое окончание: в древности , а ныне нулевое. Разница между общедревнерусским скотъ и новгородским скоте обнаруживается с древнего времени. И ситуация выглядит так: в грамотах XI–XII вв. форма именительного падежа единственного числа мужского рода примерно в 97% случаев имеет окончание . А оставшиеся 3% легко объясняются некоторыми посторонними причинами, например тем, что фраза церковная. Отсюда можно заключить, что в древний период окончание  было практически единственным грамматическим оформлением для именительного падежа единственного числа. А в грамотах XV в. картина уже существенно иная: примерно 50% скоте и 50% скотъ.

Мы видим, таким образом, что черты древненовгородского диалекта с ходом времени частично теряют свою яркость. Что это значит и почему это была такая новость и неожиданность для лингвистов?

Это значит, что наряду с традиционной схемой, которая выглядит как разветвляющееся дерево, приходится признать в истории языков также и противоположное явление. Явление, состоящее в том, что нечто первоначально единое делится на несколько частей, носит название дивергенции, то есть расщепления, расхождения. Если же имеет место обратное явление, то есть нечто первоначально различное становится более похожим, то это конвергенция — схождение.

Про конвергенцию было мало что известно, и само ее существование в истории говоров и диалектов древнерусского языка практически никак не обсуждалось и не привлекало внимания. Поэтому свидетельства берестяных грамот оказались такими неожиданными. Если в древненовгородских берестяных грамотах XI–XII в. окончания типа скоте составляют 100%, а в XV веке — только 50%, а в остальных 50% выступает центральное (можно условно обозначить его как московское) окончание скотъ — это значит, что происходит сближение говоров. Частичное сближение, новгородский говор еще не теряет совсем своих черт, но выражает их уже непоследовательно в отличие от древности, когда это было последовательно. Мы видим типичный пример конвергенции, то есть сближение того, что первоначально было различным.

И это заставляет основательно пересмотреть традиционную схему того, как были устроены диалектные отношения Древней Руси. Приходится признать, что в X–XI вв., то есть в первые века письменной истории, на территории восточного славянства членение было вовсе не таким, как можно себе представить на основании сегодняшнего разделения языков: великорусский, украинский, белорусский. Оно проходило совсем иначе, отделяя северо-запад от всего остального.

Северо-запад — это была территория Новгорода и Пскова, а остальная часть, которую можно назвать центральной, или центрально-восточной, или центрально-восточно-южной, включала одновременно территорию будущей Украины, значительную часть территории будущей Великороссии и территории Белоруссии. Ничего общего с современным делением этой территории на три языка. И это было действительно глубокое различие. Существовал древненовгородский диалект в северо-западной части и некоторая более нам известная классическая форма древнерусского языка, объединявшая в равной степени Киев, Суздаль, Ростов, будущую Москву и территорию Белоруссии. Условно говоря, зона скоте на северо-запад и зона скотъ на остальной территории.

Скоте и скотъ — это одно из очень существенных различий. Было еще одно весьма важное различие, о котором я не буду сейчас говорить, потому что для этого потребовалось бы очень много времени. Но оно такое же основательное, и территориальное разделение здесь было точно такое же.

Может показаться, что северо-западная часть была маленькой, а центральная и южная часть — очень большой. Но если учесть, что в это время новгородцами уже была колонизована огромная зона севера, то на самом деле новгородская территория оказывается даже больше, чем центральная и южная. В нее входят нынешняя Архангельская область, Вятская, северный Урал, весь Кольский полуостров.

А что будет, если мы заглянем за рамки восточного славянства, посмотрим на западнославянскую территорию (поляки, чехи) и южнославянскую территорию (сербы, болгары)? И попытаемся как-то продолжить в этих зонах обнаружившуюся линию разделения. Тогда окажется, что северо-западная территория противопоставлена не только Киеву и Москве, но и всему остальному славянству. Во всем остальном славянстве представлена модель скотъ, и только в Новгороде — скоте.

Тем самым обнаруживается, что северо-западная группа восточных славян представляет собой ветвь, которую следует считать отдельной уже на уровне праславянства. То есть восточное славянство сложилось из двух первоначально разных ветвей древних славян: ветви, похожей на своих западных и южных родственников, и ветви, отличной от своих родственников, — древненовгородской.

Похожие на южно- и западнославянскую зоны — это прежде всего киевская и ростово-суздальская земля; и существенно то, что при этом между ними самими для древнего периода мы не видим никаких существенных различий. А древняя новгородско-псковская зона оказывается противопоставлена всем остальным зонам.

Таким образом, нынешняя Украина и Белоруссия — наследники центрально-восточно-южной зоны восточного славянства, более сходной в языковом отношении с западным и южным славянством. А великорусская территория оказалась состоящей из двух частей, примерно одинаковых по значимости: северо-западная (новгородско-псковская) и центрально-восточная (Ростов, Суздаль, Владимир, Москва, Рязань).

Как мы теперь знаем, это и были в диалектном отношении две главные составные части будущего русского языка. При этом нелегко сказать, какая из этих двух частей в большей мере поучаствовала в создании единого литературного языка. Если считать по признакам, то счет оказывается примерно 50 на 50.

Как уже было сказано, центральные и южные говоры древнерусского языка отличались от новгородского рядом важных признаков, а друг от друга ничем существенным не отличались. Новые границы между будущей Великороссией и будущей Украиной вместе с Белоруссией в значительной степени совпадают с политическими границами Великого княжества Литовского в XIV–XV вв., когда экспансия Литвы привела к тому, что будущие Украина и Белоруссия оказались под властью Литвы. Если нанести на карту границы владений Великого княжества Литовского в XV в., это будет примерно та же граница, которая сейчас отделяет Российскую Федерацию от Украины и Белоруссии. Но XV в. — это позднее время по отношению к нашему древнему членению.

   

Рассмотрим более конкретно ряд диалектных явлений и их соответствия в современном литературном русском языке.

Слова со структурой корня типа целый, с начальным це- (из прежнего цѣ-), характерны для центрально-восточного региона. На северо-западе эти корни имели начальное ке-. За этим стоит очень важное фонетическое явление, о котором можно рассказывать длинно; но здесь я вынужден ограничиться простой констатацией данного факта. Другой относящийся к данной теме факт состоит в том, что на северо-западе говорили на руке, в то время как на востоке было на руце. Сейчас мы говорим целый, но на руке. Это не что иное, как соединение того целый, которое идет с востока, с тем на руке, которое идет с северо-запада.

Форма именительного падежа единственного числа мужского рода на северо-западе была городе (так же, как скоте). А на востоке она была городъ. Современная литературная русская форма, как мы видим, идет с востока.

Родительный падеж единственного числа женского рода: на северо-западе — у сестре, на востоке — у сестры. Литературная форма — восточная.

Предложный падеж: на северо-западе в земле, на коне, на востоке — в земли, на кони. Литературные формы — северо-западные.

Множественное число женского рода (возьмем пример с местоимением): на северо-западе — мое корове, на востоке — мои коровы. Литературная форма — восточная.

Бывшее двойственное число два села — это северо-западная форма. Восточная форма — две селе. Литературная форма — северо-западная.

Повелительное наклонение: северо-западное помоги, восточное помози. Литературная форма — северо-западная.

Третье лицо настоящего времени глагола: на северо-западе везе, на востоке — везеть. Литературная форма — восточная.

Повелительное наклонение: северо-западное везите, восточное — везете. Литературная форма — северо-западная.

Деепричастие северо-западное везя, восточное — веза. Литературная форма — северо-западная.

Вы видите, что соотношение действительно примерно 50 на 50. Вот что в морфологическом отношении представляет собой наш современный русский язык. Это наглядный результат конвергенции двух основных диалектов — как будто карточная колода, где две половины колоды вставлены друг в друга.

Лингвистика в каких-то случаях может дать если не окончательный, то предположительный ответ, почему в отдельных пунктах побеждал северо-западный член пары, а в других восточный. Иногда может, иногда не может. Но это не самое существенное.

Существен прежде всего сам факт, что современный литературный язык очевидным образом соединяет черты древнего северо-западного (новгородско-псковского) диалекта и древнего центрально-восточно-южного (ростово-суздальско-владимирско-московско-рязанского). Как я уже говорил, до открытия берестяных грамот этот факт был неизвестен. Представлялась гораздо более простая схема ветвящегося путем чистой дивергенции дерева.

Отсюда вытекает, между прочим, весьма существенное для каких-то нынешних уже не лингвистических, а социальных или даже политических представлений следствие. Это то, что неверен популярный на нынешней Украине лозунг исконного древнейшего отличия украинской ветви языка от русской. Эти ветви, конечно, различаются. Сейчас это, безусловно, самостоятельные языки, но древнее членение проходило вовсе не между русским и украинским. Как уже было сказано, ростовско-суздальско-рязанская языковая зона от киевско-черниговской ничем существенным в древности не отличалась. Различия возникли позднее, они датируются сравнительно недавним, по лингвистическим меркам, временем, начиная с XIV–XV вв. И, наоборот, древние отличия между северо-западом и остальными территориями создали особую ситуацию в современном русском языке, где сочетаются элементы двух первоначально различных диалектных систем.

   

Пожалуйста, вопросы.

Е. Щеголькова (10 класс): Вы говорили про место иностранных языков. А каково оно у английского языка в Индии?

А. А. Зализняк: Да, нынешний английский язык в Индии действительно занимает некую особую позицию, поскольку это не просто иностранный язык наряду с местным. В Индии, как вы знаете, огромное количество языков, считается, что до двухсот. Тем самым в ряде случаев единственный способ общения между индийцами это то, что оба будут знать английский. Английский язык в этой ситуации оказывается в функционально совершенно особой роли не просто навязанного иностранного языка, но также и средства общения. Так что это несколько похоже на те ситуации, которые я описал, но ввиду многоязычия страны случай, пожалуй, особый.

– Вы говорили, что до XIV в. новгородцы не называли свой язык русским. А есть слово, которым новгородцы называли свой язык и себя?

А. А. Зализняк: Они называли себя новгородцами. Хорошо известно, что на вопрос «Вы кто?» нормальный ответ простого человека — крестьянина, рыбака, — который где-то живет постоянно, будет: «Мы волгари, мы вологодские, мы псковские». Он не скажет, что он русский, татарин или француз, а назовет сравнительно узкую область. Это никакая не нация и не особый язык, это в сущности территориальное указание. Например, сложно было добиться от белорусов, чтобы они называли себя белорусами, потому что они привыкли говорить о себе: могилевские, гомельские и т. д. Только специальная пропаганда довела до их сознания, что они должны называть себя белорусами. Это понятие в действительности очень поздно сформировалось.

Г. Г. Ананьин (учитель истории): Правильно ли я понял, что вы связываете образование украинского и белорусского языка исключительно с политическим моментом польско-литовского влияния?

А. А. Зализняк: Не исключительно. Исключительно — это был бы перебор. Но это определило границы разделения. Как всегда бывает в разных частях территории, там, конечно, естественным образом происходили разные фонетические и прочие изменения. И они не были связаны с политическими причинами. Но некоторое отделение друг от друга двух общностей, которые стали развиваться порознь, было в значительной степени политическим. А собственно лингвистическое развитие было, конечно, независимым.

– Почему сложилось именно два языка: украинский и белорусский?

А вот это очень тяжелый вопрос. Он очень горячо и остро обсуждается сейчас на Украине и в Белоруссии. Различия между этими языками значительны. При этом белорусский язык в целом гораздо больше похож на русский, чем на украинский. Особенно велика близость между белорусским языком и южновеликорусскими говорами.

Ситуация сложна еще и тем, что Украина большая страна, а Белоруссия не очень большая. И у кого-то может возникать соблазн посмотреть на нее как на такой небольшой придаток великой Украины. Но исторически это было в точности наоборот. Исторически Великое княжество Литовское пользовалось языком, который правильно называть старобелорусским. Хотя литовские князья были литовцами по происхождению и в быту со своими слугами говорили по-литовски, во всех остальных случаях жизни они говорили по-старобелорусски. И вся государственная деятельность в Великом княжестве Литовском осуществлялась на старобелорусском языке; иногда он же называется западнорусским. Так что в культурном отношении выделение Белоруссии предшествует выделению Украины. Это создает чрезвычайно непростые проблемы, которые я даже не хотел бы здесь формулировать, так как что бы я ни сказал, это должно вызвать протест противоположной стороны.

– Когда можно говорить о выделении украинского и белорусского языка из русского? Хотя бы век.

А. А. Зализняк: Не из русского. Это разделение того, что называют западнорусским или, иначе, старобелорусским, у которого был украинский диалект на юге. Происходило чисто лингвистическое выделение просто как функция от времени. Осознанное выделение какими-то литераторами, писателями, осознанно называющими себя белорусами или украинцами, происходит довольно поздно, порядка XVIII в.

– Современный русский язык сложился в результате конвергенции. Есть еще примеры такого же схождения?

А. А. Зализняк: Да, есть. Я сейчас не очень уверен, что сразу вам такое приведу, чтобы было равновесие составляющих. Потому что равновесие это случай уникальный. А если не ограничиваться только теми примерами, где действительно имеется равновесное участие, то, конечно, это литературный английский язык. Древнеанглийские зоны довольно сильно различались по языку, и чудовищность современной английской орфографии в значительной степени является продуктом именно этого. Скажем, почему то, что пишется bury, читается бери? А просто потому, что это разные диалектные формы. В диалекте было свое произношение, но при этом осталась старая орфография, при которой должно было быть другое чтение. Таких примеров в английском языке довольно много. Хотя, конечно, в английском это не так ярко.

– Можно все-таки привести какое-нибудь объяснение, небольшой пример, почему победила северо-западная или восточная форма?

А. А. Зализняк: Пример привести можно, но небольшой нельзя. Потому что я должен буду отступить так далеко, что это будет еще пол-лекции. Вы слишком трудную задачу мне задаете. Я только могу попробовать описать схему того, что тут пришлось бы объяснять. Мне пришлось бы тогда рассмотреть не одни лишь показательные примеры, а всю систему склонения в одном говоре и всю систему склонения в другом. В каждом это примерно пятьдесят явлений. И я показал бы, что если в определенной точке произошло такое-то изменение, то это в целом создаст более последовательную систему. Но вы сами понимаете, что если я сейчас начну разбирать пятьдесят тех явлений и пятьдесят других, то зал немножко вас не одобрит.

А. Б. Кокорева (учитель географии): У меня вопрос по поводу глаголов изъять и зиять. Допускает ли лингвистика такую вещь, что в разных, совершенно несвязанных языках могут возникнуть однозвучные слова?

А. А. Зализняк: Случайно, конечно, могут быть. Более того, невероятно, чтобы такого нигде не было. Это маловероятно, но всякое маловероятное событие когда-нибудь происходит.

А. Б. Кокорева: Тогда встает вопрос, что является доказательством того, что слово изъять является персидским по происхождению?

А. А. Зализняк: Дело в том, что слово это фиксируется в памятниках в форме изъян с недавних пор, а в XVI в. оно пишется зиян.

– Можно ли говорить об отдельном псковском диалекте? Есть какие-нибудь заимствования оттуда?

А. А. Зализняк: Я постоянно говорил вам или о новгородском, или о новгородско-псковском диалекте. В действительности имеется некоторая лингвистическая разница между Новгородом и Псковом. И разница эта замечательным образом такова — может быть, это неожиданно на фоне того, что я вам рассказывал, — что настоящая чистота новгородского диалекта наблюдается во Пскове. Подлинный стопроцентный северо-западный говор представлен именно во Пскове, а в Новгороде он уже слегка ослаблен. По-видимому, это можно объяснять тем, что Новгород лежит уже на пути от Пскова к востоку, к Москве.

Скажем, если новгородско-псковский диалект несколько огрубленно описать как совокупность 40 характерных явлений, то окажется, что во Пскове представлены все 40, а в Новгороде — 36 из этого списка. Псков в этом смысле является ядром диалекта.

Диалектологи знают, что Новгородская область представляет собой интересную зону для исследований, но всё же сильно подпорченную множеством переселений, которые начались с Ивана III и особенно интенсивно происходили при Иване IV. В отличие от псковской зоны, которая в деревнях замечательно сохраняет древность — лучше, чем где бы то ни было.

Так что вы очень правильно назвали псковский говор, он действительно один из самых лингвистически ценных. Недаром замечательный диалектный словарь, один из двух лучших — это областной словарь псковского говора. Диалект выбран в частности и по этой причине, и словарь очень разумно сделан. Он еще не кончен, но насчитывает много десятков выпусков.

Таким образом, это говор, имеющий собственное лицо и ценность. Какие-то слова могут быть заимствованы именно оттуда. Но с уверенностью сказать, что какого-то слова не было в Новгороде, трудно. Сказать, что слово было, вы можете, когда один раз нашли его в какой-то деревне. Но сказать, что в какой-то области слова не было, — вы понимаете, как много нужно, чтобы это утверждать?

– А вот это персидское зиять — однокоренное с нашим зиять?

А. А. Зализняк: Нет, там не зиять, там уже готовое слово зиян. Оно не однокоренное с русским, оно другого происхождения. Это существительное, а зиять как глагол это собственно русское слово.

– А слово обуза связано с обезьяной?

А. А. Зализняк: Нет, обуза это русское слово. Нормальное об- и -уза, как в узник. Есть созвучие, но слова из совершенно разных источников.

Е. И. Лебедева: Спасибо большое, Андрей Анатольевич!

Фото ученицы 10 класса школы «М-Т» Анастасии Морозовой.

См. также другие лекции А. А. Зализняка в школе «Муми-тролль»:
1) Некоторые проблемы порядка слов в истории русского языка, 18.11.2005.
2) Об исторической лингвистике, 12.12.2008.
3) Об исторической лингвистике (продолжение), 05.02.2010.
4) О языке древней Индии, 11.02.2011.
5) Языки мира: арабский, 11.02.2013.
6) Из русского ударения, 17.02.2014.
7) Из рассказов о берестяных грамотах, 13.02.2015.

История русского языка

Краткая история русского языка

Тарасин А. Бак
Среднесрочный отчет
Языкознание 450
Доктор Синтия Халлен
24 февраля 1998 г.

«Откуда ты?» — вопрос, который я часто слышал в течение почти двух лет, проведенных в России. «Я из Америки», — отвечал я всегда, но этот ответ редко удовлетворял врожденное «русское любопытство» вопрошающего.«Да, — скажут они, — но где ваши корни ?» Затем я объяснил, что мои предки были из разных стран Северной Европы. Для большинства россиян этого было достаточно: «Значит, вы северный европеец, — сказали бы они сознательно, — теперь мы можем поговорить».

Подобно тому, как многие русские чувствовали, что не могут понять меня как человека, пока не узнают, откуда я приехал, мы также не можем полностью понять язык, пока не узнаем его историю и происхождение. Я хотел бы изучить корни русского языка, чтобы лучше понять эту красивую и сложную систему общения.Многое из того, что кажется запутанным, произвольным или странным в современном русском языке, становится яснее, когда мы знакомимся с процессами изменений на протяжении исторического развития русского языка.

В этой статье я сделаю краткий обзор происхождения русского, а также резюмирую некоторые из основных изменений в истории языка. Я сосредоточусь на системах письма, фонологических и фонетических системах, а также на исторических рефлексах в современной лексике.Хотя я смогу дать лишь краткий обзор некоторых основных процессов изменений, я надеюсь, что эта статья станет прочной основой, на которой заинтересованный читатель сможет построить дальнейшее изучение русского языка.

Краткий обзор происхождения

Многое из того, что мы знаем о происхождении русского языка, уходит корнями в попытки историков и лингвистов погрузиться в тайны прошлого. Где-то около 3500-2500 гг. До н.э. люди, говорившие на языке, известном как индоевропейский, начали постепенно образовывать диалектные сообщества и отделяться друг от друга.По мере продвижения индоевропейских племен «на Запад и на Восток … славянские племена отделились от массы других племен и разработали свой собственный язык, который называется общеславянским или праславянским» (Сокольский 19). . Эти племена обосновались в самом центре современной Восточной Европы и веками продолжали использовать взаимно понятные диалектные формы.

Примерно в 500 году нашей эры общеславяноязычные народы разделились на западные, восточные и южные группы (см. Приложение A), а восточные славяне в конечном итоге нашли свой дом у реки Днепр на территории современной Украины (Сокольский 19).Точная дата не может быть указана, поскольку, как напоминает нам Кипарский, «наши первые точные исторические сведения о восточных славянах относятся к 9 -му веку [13]» (13) из-за отсутствия письменных источников. В это время, согласно древним записям из различных источников, восточные племена славян были известны как антов и человек. Происхождение терминов «славянский» и «славянский» не установлено (Кипарский 13).

Где-то между этим разделением трех ветвей славян и сегодняшним днем ​​восточнославянский или древнерусский язык разделен на три дополнительные основные диалектные группы, известные сегодня как украинский, белорусский и русский.Кипарский заявляет, что, хотя существует несколько различных гипотез относительно хронологии этих изменений, он считает, что свидетельства, основанные на письменных источниках, указывают на появление украинского языка где-то после 950 года нашей эры (17). Однако из-за различных политических осложнений украинский язык был официально признан отдельным языком только в 1906 году (18).

Дата, когда белорусский язык стал самостоятельным языком, более очевидна. Как упоминает Кипарский, о нем «не говорят как о независимом языке до тех пор, пока не произойдет русская революция 1917 года», когда народ Белоруссии сознательно объявил себя «независимым и создал для себя литературный язык, основанный на юго-западных диалектах Минской области. «(18-19).

Хотя эти два диалекта древнерусского языка сегодня признаны отдельными языками, сотни других диалектов по-прежнему считаются частью обширной географической области, где говорят на русском языке. Эта территория «теперь простирается от Кенингсберга [Калининграда] до Диомеда в Беринговом проливе и от Северного полюса (наблюдательные посты) до персидской границы» (Кипарский 20). Эта огромная языковая традиция, охватывающая большую часть земного шара, представляет собой столетия языковых изменений.Обсуждая некоторые из этих изменений более подробно, я надеюсь дать некоторое представление о сложности и богатой истории русского языка.

Письменный язык

Развитие системы письма, используемой восточными славянами, имеет историю запланированных языковых изменений и реформ. Этот процесс перехода от зарождения письменности к современной системе письма можно объяснить, процитировав четыре важных события. К ним относится «рождение» кириллицы в 862 году нашей эры.D., набор из 13 реформ -х годов века, известных как Второе южнославянское влияние, реформы Петра Великого 18 -го века и коммунистические реформы 1917 года.

Хотя разные люди утверждали иное, Сокольский отмечает, что восточные славяне явно не имели письменности и не были широко грамотными. Первая попытка создания системы письма была разработана в 862 году фессалоникийскими монахами Кириллом и Мефодием. По поручению византийского императора нести Евангелие славянскому населению, эти миссионеры начали с перевода Библии и других религиозных книг на народный язык.Кирилл и Мефодий, знакомые с диалектом славянского языка, на котором говорят в Македонии, создали алфавит, основанный на фонематических свойствах этой формы славянского языка (26-28). По этой причине предком старославянского языка (OCS, древнейшая письменная форма общеславянского) был македонский диалект (Матфей 75).

Несмотря на некоторые разногласия в прошлом, большинство ученых теперь полагают, что система письма, созданная Кириллом и Мефодием, была сложным глаголическим алфавитом (см. Приложение B).Происхождение кириллической системы (см. Приложение C), гораздо более простого алфавита, основанного в основном на орфографии греческого, иврита и коптского языков, менее определенно. Сокольский постулирует, что эта система была создана другим человеком после смерти Кирилла и Мефодия, возможно, епископом Климентом (30). Мэтьюз, однако, утверждает, что Кирилл сам «должен был изобрести ее [кириллическую систему] до своего отъезда с … Мефодием» из их миссионерских путешествий по землям славян (68). Однако, помимо вопроса о том, кто создал кириллицу, основная часть системы сохранилась до наших дней и служит орфографической основой для нескольких языков мира в дополнение к русскому, включая украинский, болгарский и монгольский.

На протяжении всей истории русского языка и его предшественников письменная форма языка претерпела несколько радикальных изменений, отчасти из-за постоянного напряжения между письменным и устным языками. Как рассказывает Сокольский, после падения Византийской империи в 1453 году большое количество византийских и болгарских ученых эмигрировало в Москву. Заметив несоответствия и безудержную «русификацию» религиозных текстов и записей, первоначально написанных в OCS, эти ученые попытались стандартизировать письменный язык.Их целью было противодействовать «искажению» оригинального языка. Основным результатом этих реформ, известных как «Второе влияние южных славян» (первое — влияние македонского диалекта), было восстановление многих архаических выражений, которые были модернизированы, повторное введение фонем / d / и / ts /, и противодействовать замене OCS «» (major jus , произносится / u / на русское «y», которое стало символом фонемы / u / (102-3).

Еще один пример запланированной смены языка проходил в 18 веках при Петре Великом.По словам Сокольского, Петр хотел «распространить грамотность среди населения. С этой целью он ввел в 1708-1710 годах новый, более простой и легкий алфавит», известный как «гражданский алфавит» ( гражданский грамота ). Его изменения включали удаление нескольких греческих букв, написав «

». «(/ i /) как» i «и отказ от акцентных знаков и титула , которые были надстрочными знаками, обозначающими аббревиатуры (Сокольский 117). Хотя алфавит OCS остается официальным алфавитом Русской Православной Церкви, изменения в Орфографическая система, установленная Петром Великим, в целом осталась неизменной в нерелигиозных писаниях по сей день.

Сокольский также отмечает, что некоторые незначительные орфографические изменения, призванные упростить и модернизировать «Петерс» гражданский штат , были введены коммунистическим правительством в 1917 году. Среди прочего, «

» «( tvjerdy znak ,» твердый знак «), потерявший свою звуковую ценность из-за фонологического изменения, был исключен.» «( jat , первоначально произносимое примерно как / то есть: /), также слилось с фонемой / je / («e»), вызывая путаницу в правилах написания.Таким образом, символ jat был удален, и все экземпляры фонологического / je / были представлены орфографически как «e» (Sokolsky 141).

Таким образом, несмотря на желание ученых 13 -го -го века и других сохранить русскую систему письма в соответствии с OCS, в последнее время их усилиям противодействовали движения к упрощению и попытки сохранить письменный и разговорный языки более тесно. связанные с. Из-за этого факта, а также из-за того, что церкви сохраняют традиционную OCS, в России сегодня по сути два разных письменных языка, которые не являются взаимно понятными.Однако обе системы письма послужили ценными источниками подсказок об истории русского языка.

Фонологические и фонетические системы

Хотя фонологические и фонетические системы русского языка с момента его зарождения в индоевропейском языке претерпели множество изменений, я должен ограничить свое обсуждение несколькими из них. больше принципиальных сдвигов звука. Наиболее интересные и важные звуковые изменения происходят между общеславянским и древнерусским языками.К ним относятся потеря глухих гласных, известных как jers , рост «акандже» (изменение безударного произношения гласных) и палатализация велар.

В общеславянском языке были две глухие гласные, известные как «джерс» (рус. glukhije ). Орфографически они были представлены как «

«и»

«и произносится примерно как / u / и / i / соответственно. Как отмечает Кипарский, мы можем сказать, анализируя тексты, датируемые второй половиной десятого века, что эти буквы уже менялись,« часто меняясь местами ».. . часто опускается в определенных позициях »(97). В конце концов, в определенных средах, jers становились настолько слабыми, что они вообще не произносились в конечной позиции слова или интерконсонантно в определенных слогах. В других местах изменение было более постепенным. Как Кипарский заявляет, что «потеря медиального слабого и началась не ранее 1100 г., а завершилась к определенному времени в 13 столетии [ури]». «Сильные» или акцентированные джерси не исчезли, а были преобразованы в / о / и / e / соответственно (102).Хотя слабые джерси больше не произносятся в современном русском языке, «мягкий знак» () по-прежнему записывается многими словами, указывая на «мягкость» или палатализованный характер предшествующего согласного. В результате орфографических реформ 1917 г. слово или «жесткий знак» было отменено в большинстве слов (Сокольский 117), но остается в нескольких отдельных словах.

В древнерусском языке фонема / о / произносилась как [о] в любой среде. Однако где-то в 13 и 14 веках «безударное о стало произноситься как а» (Сокольский 54).Мэтьюз утверждает, что это изменение распространялось постепенно, начиная с диалектной вариации, обнаруженной в центральной России (очевидно, считавшейся «провинциальной»), и медленно продвигалось среди населения, пока не стало частью стандартного диалекта. В 17 гг. В московском диалекте «какое-то время не существовало общепринятой нормы произношения» безударного / о / (168). К 18 векам, однако, даже Петр Великий произносил безударные / o / as / a /, о чем свидетельствуют его «частные письма [которые] написаны не слишком аккуратно» (170).К концу 18 -го -го и началу 19-го -го года чрезвычайно консервативная грамматика Академии Ломоносова содержала правило произношения для akanje : «Буква o без ударения произносится во многих словах, как буква a в обычном. разговора, чтобы смягчить артикуляцию (Матфей 174). Сегодня / о / произносится как // в большинстве безударных слогов, «с вариантами, в зависимости от до- или посттонического положения безударного слога» (Кипарский 142) .

Палатализация велярных согласных / k /, / g / и / x / — еще одно важное изменение в фонологической истории русского языка. Как указывает Мэтьюз, «общеславянские веляры были твердыми [то есть не палатализированными] … и начало их палатализации в древнерусском языке можно наблюдать спорадически в XI веке» (156). Об этом изменении свидетельствуют тексты, в которых символ «» (/ /), ранее записанный после этих велярных согласных, начал заменяться гласной переднего ряда «

«. «(/ i /), показывая палатализацию предыдущего согласного (156).Это изменение постепенно перешло в язык с 11 -го -го до 14-го -го веков, когда «обычно предполагается, что … процесс был завершен и использование for стало традиционным» (Matthews, 163). В современном русском языке после велярных согласных идут исключительно гласные переднего ряда, что указывает на завершение процесса палатализации.

Конечно, это далеко не исчерпывающее обсуждение всех фонологических и фонетических изменений в истории русского языка.Я надеюсь, однако, что он послужит образцом некоторых звуковых изменений, которые произошли между общеславянским и древнерусским языками, а также основой для дальнейшего исследования этой темы.

Исторические рефлексы в современной лексике

История слов, из которых состоит современный русский язык, чрезвычайно сложна. Сложная сеть лексических единиц отражает сложную историю самих восточных славян, уходящую корнями как в прошлое, так и в настоящее.Сокольский делит русский лексикон на четыре группы, которые я хотел бы кратко обсудить: «Общеславянские слова, восточнославянские, чисто русские слова и слова, заимствованные из других языков» (85).

Сокольский цитирует русского лингвиста Трубачева, который, по-видимому, утверждает, что конкретный русский словарь содержит 3191 слово общеславянского происхождения. Эти слова отражают темы природы, тела, социальных отношений и работы и, кажется, имеют родственные связи в славянских языках (86-7).Они отражают неизменные элементы мира говорящих, передаваемые от родителей к детям на протяжении веков, так что сегодня русский русский использовал бы очень похожую форму для таких слов, как «земля», «дождь», «сердце», «сосед» и « зерно »как его славянские предки до 5 -го века (Сокольский 85-6).

Другая группа слов, которые Сокольский указывает как составляющие часть современного русского лексикона, имеет восточнославянское (древнерусское) происхождение. Эти слова являются общими для русского, белорусского и украинского языков сегодняшнего дня, но отсутствуют в западных и южных группах славянских языков.Эти слова включают в себя семейные отношения, животных, цвета и слова для обозначения времени, такие как «сегодня», «после» и «сейчас» (88). Однако большая часть слов в современном русском языке считается «чистым» русским языком (Сокольский 88). Многие из них включают слова, придуманные в советское время, особенно сокращения и соединения, которые процветали в эпоху бюрократического языка (143).

Многие слова в русском языке были заимствованы из разных языков на разных этапах истории.Первыми князьями государства, известного как Русь, были викинги из Скандинавии, правившие веками. Хотя несколько мало используемых слов, таких как « кнут » для хлыста, происходят из языка викингов, большая часть скандинавского влияния сохраняется только в таких именах, как «Игорь», «Ольга» и «Олег» (Сокольский, 89). От татарского нашествия и контроля над Русью (которое длилось с 1240 по 1480 год) очевидны и другие пережитки. Слова «кирпич», «охрана» и «деньги», среди прочего, сохранились в русском языке сегодня (Сокольский, 89).

Когда князь Владимир «крестил» Русь в православие в 988 году, было принято значительное количество греческих слов, обозначающих религиозные идеи и предметы, такие как «Евангелие», «икона», «монастырь» и «ангел» (Сокольский 89). Другой важный источник заимствований, на который указывает Сокольский, возник во время культурных реформ Петра Великого. Поскольку выпускалось большое количество книг по новой для России тематике, переводчики часто предпочитали просто копировать иностранные слова вместо того, чтобы искать подходящие аналоги на русском языке.Это привело к «битве … против чрезмерного употребления иностранных слов. Даже Петр Великий был вынужден приказать одному из своих послов ограничить использование иностранных слов» (122). Особенно восхищались французским языком, который в 18 и 19 веках считался модным и превосходящим русский язык. Эта «галломания» оставила свой след в словах «рассказ (здания)», «вагон» и многих других (128).

Конечно, русский язык позаимствовал слова из бесчисленного множества других языков, но они оказали основное влияние.Вместе эти слова общеславянского, восточнославянского, чисто русского и иностранного происхождения составляют богатый и сложный лексикон, который я считаю одним из самых захватывающих аспектов современного русского языка.

Заключение

По мере того, как я пытался более внимательно изучить историю и происхождение русского языка, я чувствую, что пришел к лучшему пониманию этого сложного и интригующего фрагмента русской культуры. Хотя я рассмотрел лишь несколько аспектов системы письма, фонологических и фонетических изменений и исторических рефлексов в современной лексике, я только начал поверхностно касаться истории этого языка.Я надеюсь, что мой краткий обзор, по крайней мере, заинтересует читателя побольше узнать о корнях русского языка, чтобы лучше понять его.

Приложение А

Источники: Кипарский 17-19, Сокольский 19, 91-2.

Приложение B

Приложение C

Процитированные работы

Кипарский Валентин. Историческая грамматика русского языка: развитие звуковой системы .Анн-Арбор: Дж. И. Пресс (Ардис), 1979.

Мэтьюз В. К. Историческая грамматика русского языка . Лондон: Атлон Пресс, 1960.

Сокольский А.А. История русского языка . Мадрид: Самоиздание, 1965.

История русского языка | Учите русский язык | StudyRussian.com

История русского языка

История русского языка

В шестом веке нашей эры славянский народ переселился из старой Польши.Славяне расширились на запад до реки Эльбы и на юг до Адриатического моря, где они постепенно заняли большую часть Балкан (более подробное описание истории России). К X веку возникли три славянские языковые группы: западная, южная и восточная. Восточно-славянский язык дал начало современным языкам, известным как украинский, белорусский и русский. Славянские языки сохранили много общих черт, особенно в грамматической структуре, поэтому отдельные группы могли использовать один общий письменный язык.Этот язык был известен как старославянский или старославянский (язык использовался только в письменной форме). В девятом веке два миссионера — Константин (который на смертном одре принял монашеское имя Кирилл) и Мефодий — были обязаны записывать Священные Писания на старославянском языке и проповедовать христианство народу Моравии. Перед тем, как они отправились в Моравию, Константин изобрел славянский алфавит, ныне известный как кириллица. Кириллица в значительной степени основана на греческом алфавите, при этом было изобретено около десятка дополнительных букв для обозначения славянских звуков, которых нет в греческом (руководство по русскому произношению и кириллице)

Английский / русский / английский электронный словарь

В России кириллица впервые была написана в раннем средневековье четкими и разборчивыми уставами (большими буквами).Позже появилась последовательность курсивных форм. В начале восемнадцатого века, при Петре Великом, формы букв были упрощены и упорядочены, а некоторые из них были удалены только из греческого. Дальнейшие ненужные буквы были удалены в 1918 году, оставив алфавит таким, каким он является сегодня.

В России старославянский язык оставался письменным до середины XVIII века. К этому времени возникла потребность в письменном языке, который был бы ближе к образованной устной норме.Знаменитый М. В. Ломоносов, в честь которого назван МГУ, выделил три стиля:

  • 1) Высокий стиль — церковнославянский, для поэтики и религии.
  • 2) Средний стиль — для лирической поэзии, прозы и науки.
  • 3) Низкий стиль — используется в личной переписке и в тихой комедии.

Средний стиль, сочетающий в себе черты восточнославянского и церковнославянского языков, стал стилем, который лег в основу современного литературного языка.В середине 1800-х годов государственным языком стал стандартный русский язык, основанный на московском диалекте. Сегодня русский язык является важнейшим из славянских языков и одним из основных языков мира. Это также один из официальных языков Организации Объединенных Наций. По данным недавней переписи, 153 миллиона человек назвали русский своим родным языком, а еще 61 миллион указали, что свободно говорят на нем как на втором языке. Число русскоговорящих во всем мире может составлять около 220 миллионов.
Русский язык позволяет интересно обращаться к людям, с которыми вы только что познакомились. Имя человека сочетается с измененной формой имени его или ее отца. Если мужчину зовут Иван, а имя его отца тоже Иван, вы бы назвали его Иван Иванович (Иван, сын Ивана), а если бы у Ивана была сестра, ее бы звали Наташа Ивановна (Наташа, дочь Ивана). ). Суффиксы -ovich и -ovna всегда добавляются к имени отца, а не к имени матери.

Недавним источником интереса является транслитерация кириллицы в языки с компьютерной кодировкой (например, KOI-8, cyrillic windows-1251). Чтобы узнать больше о русификации вашего компьютера и инструкциях по использованию кириллицы в Windows и вашем интернет-браузере, посетите страницу Павла Городянского о проблемах русификации и транслитерации в Интернете.

Если у вас есть какие-либо вопросы относительно русского языка, не стесняйтесь размещать свое сообщение на нашей доске объявлений.

Краткая, но подробная история русского языка

Русский язык — индоевропейский язык, на котором говорят на большой территории Северной Европы. История русского языка берет свое начало в 11 веке, когда многие люди, жившие на территории, которая сейчас занимает территории России, Украины и Белоруссии, говорили на языке, называемом славянским. Славянский — мать многих языков, на которых сейчас говорят в этой области. Одна из них была русской, и позже она была дополнена новой лексикой, привезенной из Западной Европы.Русский язык приобрел большую популярность и стал официальным языком Советского Союза. Прогресс в области технологий и науки сделал русский язык одним из самых популярных языков во всем мире.

Русский язык

Русский язык — популярный язык, на котором говорят во многих регионах, расположенных на северо-востоке Европы; в странах России, Белоруссии, Южной Осетии, Казахстана, Киргизии и Абхазии. История русского языка — это результат поступательной эволюции самого языка.

Русский язык приобрел популярность в ХХ веке, когда научные и политические достижения России были широко известны во всем мире. Русский сейчас занимает 7-е место по популярности среди носителей языка. Есть также другие языки, которые менее популярны; они являются производными от русского языка и используются в сельских районах Северо-Восточной Европы.

История русского языка

Русский язык очень известен во всем мире из-за своей истории, а также из-за того, что у него есть собственный эксклюзивный алфавит, берущий свое начало в кириллице; старый алфавит, который используется для перевода Библии славяноязычным людям.Русский язык приобрел огромную популярность в период своего культурного развития, и теперь он занимает 4-е место в мире по распространенности.

История русского языка начинается в 14 веке, с феодального распада, который вызвал большие перемены в обществе. В те годы центром славянского языка была религия, а русский язык был сформированным языком, который заимствовал лексику и словесные конструкции из других германских языков, а затем из турецкого и монгольского.

Позже, в 15 веке, в Москве начали говорить по-русски, о чем нет никаких упоминаний до 10 века. Именно в этот период русский и украинский языки считались двумя разными языками.

Россия стала большой империей благодаря одному из величайших императоров Петру I (на самом деле он был известен как Петр Великий), который не только начал процесс расширения, но и начал реформу алфавита, которая предусматривала модернизацию русского языка. ; он превратил его в один из символов Российской империи.

ХХ век принес в империю технологические и политические изменения. Русский язык стал цениться среди иностранцев. К языку пришлось добавить новые словарные слова; особенно новые английские слова, которые нужно было адаптировать к русскому алфавиту. Как видите, русский язык претерпел множество изменений. В ближайшие годы, похоже, появятся и другие корректировки.

Школа русского языка | Языковые школы Мидлбери

Познакомьтесь с русским языком и культурой — от устного перевода стихов и изучения балалайки до обсуждения постсоветской политики и овладения этикетом — в школе русского языка Кэтрин Вассерман Дэвис.

Проведите лето в Школе русского языка, и вы испытаете единственный самый эффективный метод быстрого овладения языком: среду полного погружения с Language Pledge® — обещание читать, писать, говорить и слушать только на своем языке. учиться.

Признанная одной из лучших программ русского языка в мире, Школа русского языка Кэтрин Вассерман Дэвис предлагает уникальное сочетание культурного и языкового погружения с 1945 года. Каждая программа открыта для студентов, недавних выпускников, аспирантов других учебных заведений и профессионалов. , и учащиеся на протяжении всей жизни.

Опции программы на русском языке

Выберите программу, исходя из вашего уровня владения русским языком и целей обучения.

  • 8-недельная программа погружения для начинающих и продвинутых студентов, которые в первую очередь хотят как можно быстрее улучшить свои языковые навыки.
  • Несколько вариантов программ для студентов, желающих получить ученую степень или курсы повышения квалификации в определенных областях содержания.
  • Курс повышения квалификации для выпускников школ с русским языком обучения или других студентов с прочным знанием русского языка, которые отдалились от языка в течение некоторого времени, от нескольких лет до нескольких десятилетий.
  • Продвинутый онлайн-курс для студентов, которые хотят «глубоко погрузиться» в продвинутую тему и изучить тонкости ее использования образованными носителями русского языка.
  • 2-недельный институт СТАРТАЛК для учителей русского языка для действующих и будущих учителей русского языка.

Живой на языке

Во время занятий по русскому языку наши преданные своему делу преподаватели помогут вам открыть для себя язык, который является живым и постоянно меняющимся, помогая вам обрести уверенность и инструменты, необходимые для перехода на новый уровень.

За пределами классной комнаты вы можете выбрать одно из совместных занятий, посвященных изучению исторической и современной русской культуры. Каждое занятие призвано помочь вам пополнить словарный запас и развить культурную беглость.

Финансирование

Благодаря поддержке щедрых спонсоров (включая выпускников языковых школ) и стремлению Миддлбери предоставить возможность как можно большему количеству студентов, мы рады предложить финансовую помощь с учетом их потребностей, а также стипендии и стипендии на основе заслуг.

Вы найдете несколько вариантов, доступных как для программ погружения, так и для программ магистратуры, а также для финансирования определенных языков обучения.

курсов русского языка> Департамент славянских языков и литературы> USC Dana and David Dornsife College of Letters, Arts and Science

Изучать русский язык в USC очень приятно. Уроки очень увлекательные, и я с нетерпением жду их каждый раз, так как чувствую, что прогрессирую с каждым днем.
Константин Трубицкий

Программа русского языка

USC быстро дала мне возможность и уверенность выражать себя на совершенно новом и красивом языке.Теперь у меня есть возможность устанавливать новые связи с людьми из совершенно разных слоев общества, что способствует улучшению среды обучения. Талантливый преподавательский состав чрезвычайно терпелив и профессионален, с многолетним опытом поддержки обучения в классе.
Кристофер Ганнинг

Для начинающего русского студента и новичка в кампусе русский язык был увлекательным, но пугающим занятием. К счастью, мой небольшой класс русских 120 стал сообществом, моим любимым началом моего дня.Я с нетерпением жду русских карточных вечеров и вечеров кино с моими коллегами и консультантами из USC. Русский язык в USC просто напомнил мне то, что я люблю в иностранных языках, — способность уникально общаться с другими.
Логан Кристиансон

Занятия — отличная возможность развить свой русский язык, особенно благодаря многочисленным активным обсуждениям, которые мы проводим в классе!
Влад Вутов

У меня прекрасные отношения с моим русским инструктором, который очень поддерживает мои цели.Изучение русского языка открыло мне дорогу к различным способам мышления о мире, которые действительно находят у меня отклик.
Sabai Gardecki

Всего за три семестра русского я выучил больше, чем за четыре года обучения французскому в средней школе. Это увлекательный язык, полный сюрпризов; тебе никогда не надоест учить русский язык!
Эмили Ид

В

классах русского в USC преподается именно то, как следует преподавать иностранные языки — акцент делается на том, сколько мы можем выучить в течение семестра, а не на нашей успеваемости по некоторым заданиям или экзаменам.Таким образом, напряжение при изучении тонкостей русского языка резко снижается, и класс становится местом, где мы можем выразить себя по-другому, развивая при этом наше понимание языка, который мы изучаем, и культуры людей, из которых он происходит.
Половинчик Матвей

Русский — такой красивый язык, и опыт, который я изучил в Университете Южной Калифорнии, был бесценным. Я обнаружил, что это бросило вызов не только моим навыкам владения новым языком, но и помогло мне переоценить то, как я говорю по-английски, и как актер, артикулированная речь — это моя жизнь.
Кристофер Китинг

Я взял русский язык, не зная, чего ожидать, но спустя почти два года я многое узнал о богатом языке и культуре. Уроки русского языка в USC были глубокими и невероятно полезными, помогая каждому ученику расти и узнавать об удивительной культуре!
Гейдж Бахманн

Знакомство с историей русского языка

Как самый распространенный язык на европейском континенте, русский является славянским языком, на котором в настоящее время говорят около 164 миллионов человек во всем мире.

Райли Карни

Последнее обновление: 26 февраля 2021 г. | 28 апреля 2011 г.

Как самый распространенный язык на европейском континенте, русский является славянским языком, на котором в настоящее время говорят около 164 миллионов человек во всем мире. Как и его родственные славянские языки, русский имеет свои корни в старославянском языке, древнем языке, который послужил основой для многих современных славянских языков.

Только во 2 году н. Э. Начала формироваться окончательная форма русского языка, известная как древнерусский.

Ранняя история русского языка

Начало истории русского языка, которое известно как докиевский период, датируется примерно со 2 г. н.э. до примерно 1400 г. н.э. В течение всего этого периода использовались различные диалектические формы древнерусского языка (также известного как древневосточнославянский или древнерусский). , самые ранние письменные упоминания русских текстов датируются серединой 900-х годов.

Эти ранние записи истории русского языка были найдены на амфорах, вазах с тонким горлышком, используемых для хранения и брожения вин.

Однако по прошествии столетий, когда русские народы вступили в контакт с другими культурами, язык начал приобретать новые языковые особенности, которые в основном пришли из:

  • Алтайские языки (особенно монгольский, когда монголы вторглись в этот район в 1300-х годах)
  • Византийский греческий
  • Готический (на вымершем языке говорят древние готы)
  • Древнескандинавские языки (которые легли в основу современных датского и шведского языков)

Несмотря на эти изменения в устных формах древнерусского языка, основным письменным языком на протяжении всего этого периода оставался старославянский, кодифицированный кириллицей в 800-х гг. До н. Э.Э. Константин и Мефодий — два миссионера, которым приписывают изобретение кириллицы.

Их первоначальная мотивация к созданию письменного стандарта древнерусского языка была связана с их желанием распространить христианство и библейские тексты среди народа Моравии.

Интересно, что кириллица изначально писалась в основном без курсива. Это, однако, изменилось с правлением Петра Великого, который принял курсивный стиль письма и полностью очистил кириллицу от греческих букв.

Среднерусский

Следующая эпоха в истории русского языка началась, когда русские народы свергли правящих монголов в конце 1300-х годов и перенесли свою столицу в Москву.

Хотя основным языком региона оставался церковнославянский примерно до середины 1700-х годов, русские диалекты все еще включали лингвистические особенности других языков, в том числе:

  • Польский
  • Немецкий
  • Греческий
  • Разные западноевропейские языки

К сожалению, большая часть философских и светских сочинений вплоть до 1600-х годов была уничтожена в то время, когда Церковь объявила их еретическими.

Следовательно, эксперты относят начало современной русской литературы к середине 1600-х годов с автобиографии Авакума (революционного религиозного деятеля), а также сборника рассказов, действие которых происходит в Москве.

Современный русский язык

К 1800-м годам правление Петра Великого привело к ряду политических, религиозных и языковых изменений — все они были направлены на секуляризацию и вестернизацию русской культуры.

За этот период в русский язык вошли черты:

  • Голландский, особенно с принятием военно-морских терминов
  • Французский
  • Немецкий
  • Латиница

Греческий словарь, уже включенный в русский язык, был изменен, чтобы отразить пост-ренессансную эпоху (а не ее отличительные византийские черты).

По мере того, как литература продолжала процветать в это время, она включала в себя все больше диалектических черт (вместо просто стандартных форм языка).

К ХХ веку русский язык начал включать в себя различные черты английского языка, поскольку взаимодействие и конкуренция с США лингвистически (а также политически, научно и технологически) оказали влияние на русский язык.

Хотя современный русский язык все еще находится в стадии изменения, статус России как мировой сверхдержавы делает русский язык важным языком как в политических, так и в неполитических кругах.

Русский язык и история Бакалавриат — Ноттингемский университет

Вы должны пройти второй год обучения, что составляет одну треть от вашей окончательной классификации степени.

Вы сможете выбирать из множества дополнительных модулей в истории, охватывающих чрезвычайно широкий хронологический и географический диапазон.

Вы выберете один из двух модулей по русскому языку в зависимости от ваших языковых способностей.

Русский 2 — Начинающие

Этот модуль, основанный на навыках, полученных в русскоязычном 1 для начинающих, поможет вам улучшить свои языковые навыки и обрести уверенность, чтобы к концу года вы были готовы провести время в русскоязычной стране.

Мы сосредоточимся на практическом применении языковых навыков, включая чтение, письмо, понимание на слух и устное общение. На занятиях, семинарах и учебных курсах у вас будет возможность участвовать в обсуждениях, чтобы развить свои разговорные навыки, и на занятиях, которые помогут вам использовать более глубокую грамматику.

Русский 2

Основываясь на навыках русского языка, приобретенных в первый год обучения, этот модуль улучшит ваши языковые навыки и уверенность в себе, чтобы к концу года вы были готовы провести время в русскоязычной стране.

Мы разовьем ваши коммуникативные навыки, включая беглость речи, с помощью классных дискуссий и интересных текстов, таких как газеты, веб-сайты и видео. Вы улучшите свой письменный русский язык и освоите более сложные грамматические темы.

Мы также поможем вам развить навыки перевода с русского на английский и с английского на русский.

Репрессии и сопротивление: диссиденты и ссыльные в русской культуре

Отношения между государством и интеллигенцией в России традиционно были проблематичными, отмеченными репрессиями, гонениями, принудительным и добровольным изгнанием и цензурой.Политическая озабоченность и сопротивление авторитарному государству — центральные темы в русской культурной и литературной традиции, а также определяющая черта в жизни и творчестве многих русских писателей и интеллектуалов.

Мы исследуем культурные традиции и самобытность литературной интеллигенции в русской и советской истории. Мы также рассмотрим различные реакции на опыт преследования со стороны государства в творчестве писателей и художников.

Охватывая обширный период истории России, мы рассмотрим примеры писателей и художников, бросивших вызов государству.

Более широкие вопросы, которые будут обсуждаться, включают роль художника и интеллектуала в русской культуре, миф о преследуемом писателе и сложные отношения между интеллектуалом и массами.

История Югославии и государств-преемников с 1941 г.

Этот модуль охватывает историю Социалистической Федеративной Республики Югославии, образованной после Второй мировой войны.Мы обсудим ключевые экономические и политические факторы создания и распада государства, а также индивидуальность Югославии во время холодной войны.

Другие темы для обсуждения включают гендерное и социальное неравенство, национализм и его рост, а также обстоятельства, связанные с распадом государства в югославских войнах 1990-х годов.

Показ России: кино и общество от царей до Путина

Если вы изучаете русский язык или культурологию Восточной Европы, это необязательный годовой модуль.Он исследует российское общество и культуру, отраженные в популярных и влиятельных фильмах с 1900 года до наших дней, охватывающих множество жанров (включая мелодрамы, биографические фильмы, молодежные фильмы и музыкальные комедии).

Лекции и семинары исследуют исторический контекст и приемы российского и советского кино, а также то, как фильмы создаются технически. Вы развиваете навыки анализа кино в его историческом и социальном контексте, от продуктов бурно развивающейся индустрии поздней имперской России до постсоветских артхаусных фильмов и блокбастеров — с помощью выдающегося наследия советского кино.Все охваченные фильмы доступны с субтитрами, и этот модуль не требует предварительного изучения фильма.

История и культура Древней Руси ок. 800-1400 гг.

Этот модуль знакомит вас со средневековым периодом в истории восточных славян, охватывающим дохристианские времена до монгольских завоеваний и далее.

Посредством лекций и семинаров мы будем изучать политические, культурные и социальные события, уделяя особое внимание работе с первоисточниками в различных средствах массовой информации (включая тексты, живопись и архитектуру).

Модуль основан на выборке первоисточников в переводе, которые вы научитесь оценивать как исторические свидетельства. Он также фокусируется на основных тенденциях в историографии этого периода и на том, как им манипулировали для различных политических целей в наше время.

Европейское немое кино

Этот модуль исследует развитие кино в эпоху немого кино, с момента его изобретения в 1890-х годах до начала 1930-х годов во Франции, Германии и Российской империи / Советском Союзе.Поскольку немое кино было легко переводить и экспортировать из одной страны в другую, оно было в высшей степени транснациональным, и модуль позволит вам увидеть, как кинематографисты из разных стран вступают в диалог друг с другом. Вы сможете сравнить и сопоставить темы и увлечения фильмов, снятых в этих странах, и подумать, как они отражают различные политические и культурные программы.

Первая часть модуля познакомит студентов с историей раннего кино, в первую очередь с его развитием во Франции, с просмотром короткометражных актуальных фильмов, снятых братьями Люмьер и другими.Он рассмотрит практику показа «немого» фильма (особенно то, как он сопровождался музыкой, речью и звуковыми эффектами), и рассмотрит его привлекательность для популярной аудитории, а также его более широкий критический прием. Затем мы рассмотрим ряд фильмов, снятых в эпоху немого кино, которые представляют две основные тенденции:

  • Тенденция к реализму и рассмотрение повседневности
  • Тенденция к фантазии и созданию эффектной новой реальности

Вы познакомитесь с основами киноязыка и вам будет предложено тщательно проанализировать короткие отрывки из фильмов.

Фильмы будут включать (но не ограничиваться ими):

  • Жорж Мельес, Путешествие на Луну (1902)
  • Луи Фейлад, Фантомас серийный (1913)
  • Пол Вегенер, Голем (1920)

Сербский / Хорватский 1: Начинающие

Добро пожаловать на курс изучения сербского / хорватского языков.Этот курс предназначен для абсолютных новичков (мы также приветствуем тех, у кого есть небольшие знания), и к концу года вы перейдете на средний уровень.

В классе вы будете изучать различные аспекты грамматики и лексики в повседневных ситуациях. Мы проведем вас через базовые модели падежей и глаголов, дойдя до более сложных грамматических моментов, таких как модальные глаголы и вербальный аспект.

Но мы будем заниматься не только грамматикой! Как только вы освоите основы языка, мы будем использовать ваши новые навыки для изучения аспектов повседневной и культурной жизни.Мы будем использовать структурированные материалы курса и учебники, но мы также научимся использовать повседневный язык, чтобы убедиться, что у вас есть навыки использования сербского / хорватского языков в реальной жизни.

Сербский / хорватский 2

Этот годичный модуль основывается на навыках, приобретенных на сербском / хорватском 1, с упором на независимое обучение и подготовку.

Модуль развивает способности разбивать сложные языковые структуры, чтобы облегчить понимание и коммуникативные навыки.

Teaching использует материалы из письменных, аудио и видео источников и включает уроки грамматики. Существуют упражнения на понимание, перевод, управляемое сочинение и презентации на изучаемом языке.

СМИ в России

Этот модуль направлен на развитие понимания русскоязычных СМИ с советских времен до наших дней.

Вы исследуете использование русского языка на различных медиа-платформах, включая печатные, радиовещательные, телевизионные и онлайн-СМИ, и будете охватывать такие темы, как реклама, Интернет, музыка, телевидение, радио, журналистика и свобода прессы.

Модуль направлен на развитие навыков перевода и понимания при работе с русскими СМИ. Вы расширите свой словарный запас и приобретете опыт работы с более сложными грамматическими структурами, учитывая стиль и регистр.

Расцвет современного Китая

Этот модуль охватывает историю Китая с 1840-х годов до образования Народной республики в 1949 году. Он рассматривает социальные, культурные, политические и экономические события в этот период с различных точек зрения и подходов.

Модуль фокусируется, в частности, на том, как китайское общество отреагировало на приход « современности » в виде западных держав и Японии на протяжении рассматриваемого периода, а также на том, как различные группы в Китае пытались переделать или переопределить Китай как «современное» национальное государство и общество.

Потребители и граждане: общество и культура в Англии XVIII века

Этот тематический модуль исследует социальный и культурный мир Англии восемнадцатого века в тот период, когда она входит в современный мир.

Области для рассмотрения включают:

  • структура общества
  • построек пола и культуры
  • семейная жизнь и брак
  • городской мир
  • Потребительство и культура
  • пресса и читающая публика
  • преступление
  • социальный протест и рост радикальной политики

История Центральной Европы: от революции до войны, 1848-1914 гг.

Этот модуль призван побудить студентов развить подробное понимание основных политических, социальных и экономических событий в Центральной Европе в период с 1848 по 1914 год.Они должны быть в курсе основных историографических дебатов, касающихся региона и Габсбургской монархии в частности.

В результате изучения истории и аналитического мышления учащиеся должны совершенствовать и развивать ряд интеллектуальных и передаваемых навыков.

Британская внешняя политика и истоки мировых войн, 1895-1939 гг.

Откройте для себя британскую внешнюю политику с последних лет викторианской эпохи до немецкого вторжения в Польшу в 1939 году.

Мы фокусируемся на политике британских правительств, давая исторический анализ основных событий в их отношениях с остальным миром. Сюда входят:

  • Становление согласия
  • Вступление в две мировые войны
  • Умиротворение и отношения с другими великими державами

Мы также обсуждаем более широкие фоновые факторы, которые повлияли на британскую политику, включая имперскую защиту, финансовые ограничения и влияние общественного мнения.

Этот модуль стоит 20 кредитов.

От царя к императору: Россия в период раннего Нового времени 1547–1725 гг.

Этот модуль исследует появление Московской Руси как крупного игрока на европейской арене к началу 18 века.

Осматривает:

  • Быстрая территориальная и расовая экспансия 16 века и ее последствия
  • Первая гражданская война в Московии
  • борьба русской короны за ограничение власти своей аристократии
  • новаторские реформы Петра I
  • — начало медленного продвижения России к вестернизации.

Мир Токугава: 1600-1868 гг.

Этот модуль охватывает два с половиной века в Японии в эпоху раннего Нового времени, когда землей правила династия сёгунских правителей Токугава.Часто характеризуемый как период относительной стабильности, это также было время глубоких социальных, культурных и интеллектуальных изменений. Лекции и семинары обращаются к некоторым историческим силам, которые вместе трансформируют общество и закладывают основы для последующих встреч Японии с современностью. Ключевые темы включают: предпосылки правления Токугавы, механизмы контроля и отношения с лордами даймё; добровольная политика изоляции, торговли и внешних сношений; транспортные сети, классовая мобильность и урбанизация; появление «Плавающего мира» и рост массовой культуры; стихийные бедствия, голод и экономические кризисы; ответы конкурирующих школ мысли на японские, китайские и европейские тексты для решения проблем в японском обществе; «Открытие Японии» и крах мира Токугава.

Вторая мировая война и социальные перемены в Великобритании, 1939–1951: все прошли хорошо?

В этом модуле изучаются и анализируются социальные изменения в Великобритании во время и после Второй мировой войны до конца правления лейбористского правительства Эттли в 1951 году.Ключевые проблемы включают:

  • изменение гендерных ролей и ожиданий
  • Опыт и влияние нормирования, бомбардировок, призыва, добровольной службы и руководства со стороны центрального правительства
  • историографические споры о том, объединилась ли Британия против общего врага
  • пропаганда, массовые коммуникации и управление информацией
  • планирование послевоенного мира, включая создание Национальной службы здравоохранения и реформу системы образования
  • Послевоенное восстановление городов
  • реакции на Холокост, атомное оружие, возвращение военнослужащих, возвращение военнопленных
  • послевоенная экономия
  • изображений периода и построения памяти

Герои и злодеи в средние века

Модуль сравнивает и сопоставляет ключевые исторические, легендарные и вымышленные фигуры, чтобы изучить развитие западных средневековых ценностей и идеологий, таких как монашество, рыцарство и королевская власть.Он исследует, как люди формировали идеальные типы и как они сами стремились соответствовать средневековым архетипам. Бинарные оппозиции между «хорошим» и «плохим» исследуются посредством изучения «плохого царя» и создания злодеев, таких как еврей. Вы будете проводить четыре часа в неделю на лекциях и семинарах.

Культурные истории городской современности, 1840-1900 гг.

Модуль знакомит студентов с историографией культуры о том, как городской модерн изменил повседневную жизнь в британских и европейских городах (охватывающий период 1840-1900 гг.).В частности, он фокусируется на ряде новых пространств, объектов, образов и дискурсивных репрезентаций, с помощью которых люди пытались примириться с быстрыми процессами социальных изменений. Они обеспечивают ряд тематических подходов, которые позволят составить общую картину того, как изменился опыт за этот период. Темы могут включать:

  • процессы «османизации» в Европе и спорная территория бульвара;
  • Развитие картографии, топографии и статистики;
  • Буржуазный дом как место самобытности, смыслы дизайна интерьера;
  • Универмаг и новые оспариваемые объекты потребительской культуры;
  • Фотография как средство идентификации и обнаружения;
  • Культурные значения загрязнения и отходов;
  • Литература о трущобах как источник беспокойства и контроля,
  • Музейная культура, выставки и систематизация имперских знаний.

Освобождение Африки: деколонизация, развитие и холодная война, 1919–1994 гг.

Цель этого модуля — изучить текущие дебаты в историографии о конце европейских империй в Африке и возникновении новой политической системы независимых государств.Особенно ярко будут представлены темы

.
  • Возникновение различных форм африканского национализма
  • продолжающиеся споры о неравномерном экономическом развитии Африки в последние годы империи и первые годы независимости
  • споры вокруг многочисленных колониальных войн, которые велись во время освободительной борьбы
  • значение расы, включая вопрос о европейских поселениях и миграции
  • влияние холодной войны на политику деколонизации.Страны, которые будут изучены особенно подробно, будут включать Египет, Алжир, Гану, Конго, Кению, Анголу, Зимбабве и Южную Африку.

Британская империя от освобождения до англо-бурской войны

В этом модуле изучается история Британской империи с момента окончания работорговли в 1833–1834 годах до Второй англо-бурской войны 1899–1902 годов.Модуль разделен на три основных географических и хронологических раздела. В первой части курса мы обсудим Британский Карибский бассейн, уделяя особое внимание переходу от рабства и периоду нестабильности в последующие десятилетия. Во второй части мы сосредоточимся на Индии и переходе от правления Ост-Индской компании к прямому управлению британским правительством после восстания в Индии (также известного как «Восстание сипаев»). В заключительном разделе мы обсудим участие Великобритании в «Битве за Африку» и подъем «народного империализма» во время Второй англо-бурской войны.На заключительном, предрецензионном собрании класса также будут обсуждаться столичные аспекты империи, рассматривается статус Лондона как «имперской метрополии».

Чужой по соседству: евреи и христиане в средние века

Модуль исследует разнообразие способов взаимодействия евреев и христиан в средние века, пытаясь предложить альтернативные взгляды на евреев как на простых жертв религиозной борьбы или экономической зависти.Мы изучим сложные экономические взаимосвязи между двумя группами, рассматривая новые подходы к роли еврейского ростовщичества и международной торговли и ее связи со структурами власти в обеих общинах. Модуль также исследует важнейшие идеи об антисемитизме и антииудаизме и рассмотрит конкретные примеры нетерпимости и конфликтов между евреями и христианами. Темы для изучения — это массовые убийства евреев в Рейнской области во время Первого крестового похода, преследование евреев во время Черной смерти и выдвижение обвинений в кровавом клевете и ритуальных убийствах.Модуль также исследует внутреннюю жизнь еврейских общин Западной Европы с точки зрения общинной организации и руководства. Мы рассмотрим различия между еврейскими общинами в разных частях средневекового европейского ландшафта в их понимании еврейского закона и традиций, а также в их собственных моделях взаимодействия с христианскими политическими и религиозными властями в разных местах. В то же время мы исследуем общие культурные и религиозные особенности и создание обширных национальных и наднациональных еврейских сетей.Наконец, мы оценим историографию по этому вопросу и изменение взглядов на историю евреев в Европе, проанализировав дебаты, возникшие среди ученых с их собственными идеологиями, методами и подходами.

Секс, ложь и сплетни? Женщины средневековой Англии

Поздняя средневековая Англия была патриархальным обществом.Женщины считались очень важными из-за их роли матерей. Однако средневековые женщины также считались более страстными и сексуальными, чем мужчины; их считали хитрыми и коварными, и считалось, что они проводят большую часть своего времени в сплетнях. Используя широкий спектр переведенных средневековых источников, этот курс задаст вопросы о том, как английские женщины преодолевали эти стереотипные предрассудки и действовали в их рамках. Он будет изучать женщин с точки зрения их развития на протяжении их жизненного цикла от дочерей, находящихся под защитой отцов, до работы, доступной одиноким женщинам, до замужних женщин и закона — матерей, находящихся под «защитой» своих мужей, а затем до вдов. и расширенные возможности, доступные этим женщинам.При этом он исследует ряд аспектов жизни средневековых женщин — от женского благочестия до женщин и работы, средневекового отношения к женщинам и сексу и гендерного средневекового понимания власти и авторитета. Курс позволит студентам восстановить большую часть сущности средневековой жизни. Были ли более поздние средневековые англичанки просто обездоленными или они активно подавлялись в патриархальном обществе? Кроме того, в нем рассматривается степень, в которой основы современного гендерного неравенства были заложены в средние века.

Повесть о семи королевствах: англосаксонская Англия и Англия эпохи викингов от Беды до Альфреда Великого

Обнаружение Стаффордширского клада, крупнейшей из когда-либо обнаруженных коллекций англосаксонского золота, заставило историков переоценить англосаксонский период и задать новые вопросы об этом решающем этапе формирования английской истории.

История большей части этого периода обращений, конфликтов и культурного возрождения задокументирована Бедом, монахом из Уэрмута-Ярроу в Нортумбрии (ок. 673–735). В 793 году мир, описанный нам Бедой, был ввергнут в хаос набегом викингов на островной монастырь Линдисфарн, событие, которое некоторые англосаксы интерпретировали в апокалиптических терминах. Последующее поселение викингов в Северной и Восточной Англии глубоко изменило социальные, культурные и экономические структуры англосаксонских королевств.

Этот курс охватывает период с начала седьмого века до конца девятого, заканчивая правлением Альфреда, единственного английского короля, когда-либо получившего прозвище «Великий».

Международная история Ближнего Востока и Северной Африки 1918-1995 гг.

Модуль предлагает знания о ключевых событиях на Ближнем Востоке и в Северной Африке между крахом Османской империи и появлением политизированной версии ислама.Студенты должны ознакомиться с ключевыми историческими дебатами, окружающими, например, относительное влияние региональных и международных факторов, и начать работу с некоторыми первичными документальными материалами, относящимися к политическим и дипломатическим событиям. Им также будет предложено использовать первичный исходный материал из региона и рассмотреть роль, которую исторические события сыграли в формировании текущих проблем на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Германия и Европа в коротком 20 веке, 1918-1990 гг.

Цель модуля — предоставить знания об истории Германии с конца Первой мировой войны до воссоединения после падения Берлинской стены.Он предоставит перспективу, основанную на роли Германии в европейском (и в целом глобальном) контексте от изгоя до соответствующего участника процесса европейской интеграции. Он будет охватывать процесс демократизации в межвоенный период, национал-социалистическую диктатуру и Холокост, а также фрагментацию после 1945 года до воссоединения. Он также будет включать размышления о двух немецких диктатурах и политике памяти до и после объединения.

Представляя «Британию»: деколонизация Толкина и др.

Царство в условиях кризиса: политика, люди и власть в позднесредневековой Англии

Вы когда-нибудь задумывались, что делает короля «хорошим» или «плохим»?

Мы исследуем позднесредневековое королевство, динамику политики и власти, а также причины, по которым королевская власть была поставлена ​​под сомнение.

Вы исследуете историю позднесредневековой Англии с середины 13 до конца 15 века, когда серия политических кризисов потрясла английскую монархию.

Мы сосредотачиваемся на политических событиях того периода, особенно во времена кризиса, когда монархия столкнулась с противодействием или даже узурпацией. Сюда входят:

  • Симон де Монфор и кризис 1258 года
  • Правление от имени короля: Постановления 1311 г.
  • Показания Эдуарда II (1327 г.) и Ричарда II (1399 г.)
  • Политика и банкротство: Эдуард III и Генрих IV
  • Войны роз (1450-61)
  • Тирания Ричарда III

Однако Англия не существовала изолированно.Вы также исследуете его отношения с Шотландией и Уэльсом, учитывая, как английская власть была навязана подчиненным группам населения и как они сопротивлялись. Примеры из практики включают Роберта Брюса и Ола Глина Дура.

Этот модуль стоит 20 кредитов.

Сексуальность в раннесредневековой Европе

Этот модуль посвящен важному, но давно забытому аспекту жизни на Западе в раннем средневековье — сексуальному поведению и отношению к человеческой сексуальности.Ключевые проблемы включают:

  • древние, средневековые и современные теории сексуальности
  • Христианские представления о семье и браке и вызовы этим
  • регулирование сексуального поведения в соответствии с кодексами законов и книгами о наказаниях, включая насильственные сексуальные действия
  • альтернативной сексуальности

История окружающей среды: природа и западный мир, 1800-2000 гг.

Модуль представляет собой введение в экологическую историю западного мира за последние два столетия.В нем рассматривается история экологических идей и наше меняющееся отношение к животным и природе, а также история воздействия человека на окружающую среду с использованием США, Австралии, Новой Зеландии и Великобритании в качестве тематических исследований. Темы включают историю видов, рост общественных движений, озабоченных окружающей средой, роль государства в защите окружающей среды, историю загрязнения и использования пестицидов; движение за национальный парк и заповедник, а также рост досуга и отдыха на природе.Также будет рассмотрена роль телевидения дикой природы и кинопроизводства по естествознанию.

От Ост-Индской компании до Вест-Индской неудачи: первая Британская империя

Этот модуль освещает ключевые дискуссии и темы в истории «первой» Британской империи 1600–1807 годов.

Темы включают:

  • Торговля на Восток и колонизация на Запад

  • , как британское правительство защитило свою империю и установило внутри нее торговую монополию

  • потери американских колоний

  • Влияние отмены рабства на ценную работорговлю.

Модуль исследует ключевые темы идеологии и идентичности; концепция формальных и неформальных империй, а также причины и последствия исторических изменений.

Викторианцы: жизнь, мысли и культура

Модуль сочетает интеллектуальную, культурную и социальную историю, чтобы произвести обзор культурных тенденций в Великобритании между c. 1830 и 1901. Ключевые темы:

  • Викторианцы, обзор
  • Религия: грех и искупление
  • Бедность
  • Города
  • Санитария
  • Сексуальность
  • Потребительство и массовый рынок
  • Развлечения
  • Evolution

Советское государство и общество

В этом модуле рассматриваются политические, социальные и экономические преобразования в Советском Союзе от Октябрьской революции 1917 года до предпринятых Горбачевым реформ и краха государства в 1991 году.Вы будете смотреть на Россию как сверху вниз (стратегии государственного строительства; лидерство и смена режима; разработка и реализация экономической и социальной политики), так и снизу вверх (развитие общества и меняющиеся структуры и практики повседневной жизни). Обычно вы проводите три часа на лекциях и семинарах каждую неделю.

Европейский фашизм, 1900-1945 гг.

Изучите рост фашистских движений в Европе между двумя мировыми войнами после Первой мировой войны.

Мы уделяем особое внимание случаям Италии и Германии, а также рассматриваем другие случаи для сравнения (например, Испания, Великобритания, Франция и Румыния). Это для того, чтобы понять, почему одни движения были более популярными, чем другие, и могли захватить власть.

Рассмотрим:

  • сущность фашистской идеологии
  • Применение насилия
  • фашизм и мужественность и женственность

Мы также проанализируем практику находящихся у власти фашистских и национал-социалистических правительств, сравнив их с особым упором на репрессии и попытки выстроить «согласие», гендерную политику в отношении «расы» и экспансию через завоевание.

Модуль заканчивается рассмотрением Оси и геноцида во время Второй мировой войны.

Этот модуль стоит 20 кредитов.

Венецианская республика, 1450-1575 гг.

Этот модуль исследует природу Венецианской республики в конце пятнадцатого и шестнадцатого веков.Он исследует конституцию, административную и судебную систему, ее имперскую и военную организацию, но прежде всего сосредоточит внимание на городе и его жителях. Модуль исследует огромный культурный динамизм города (особенно изобразительное искусство от Беллини до Тинторетто и Веронезе), изменение городской ткани, роль ритуалов и церемоний, положение церкви, а также класс и пол.

  • Венеция и международный контекст
  • Венецианская экономика
  • Конституция и администрация
  • Венеция в условиях войны и мира
  • Патриции, граждане и народные классы
  • Женщины в Венеции: жены и работницы, шлюхи и монахини
  • Городская ткань
  • Меценатство и искусство
  • Ремесленники и принтеры
  • Религия и республика
  • Евреи и иностранцы

Деиндустриализация: социальная и культурная история, c.1970–1990

В 1970-х и 1980-х годах важные экономические изменения прокатились по традиционным промышленным регионам по всему Западу, превратив гордые районы в заржавелые пояса менее чем за одно поколение. Когда погас свет на верфях, сталелитейных заводах, угольных шахтах и ​​производственных предприятиях, был разрушен образ жизни миллионов рабочих и их семей, что серьезно отразилось на самобытности, сообществах и городской топографии.В этом модуле изучаются социальные и культурные последствия деиндустриализации на севере Англии, в бассейне реки Рур в Германии и на Среднем Западе Америки с использованием множества разнообразных первичных источников, от правительственных отчетов до популярной музыки, чтобы понять, что это значит для пережить период бурных социально-экономических изменений. Модуль использует тематические подходы, исследуя такие темы, как:

  • Изменения и упадок в традиционных отраслях, таких как угольная, сталелитейная и судостроительная.
  • Политические реакции на промышленные изменения с особым упором на промышленные конфликты из-за закрытия территорий.
  • Влияние деиндустриализации на рабочих физического труда и их образ жизни.
  • Изменение представлений о социальном классе.
  • Массовая безработица и ее социальные и культурные последствия.
  • Пол и идентичность, с особым упором на кризис «мускульной мужественности».
  • Упадок и возрождение городов.
  • Молодежь и молодежные субкультуры в постиндустриальных городах.
  • Культурные репрезентации деиндустриализации с упором на популярную музыку, художественную литературу и художественные фильмы.

«Рабы дьявола» и другие ведьмы: история колдовства в Европе раннего Нового времени

Модуль предлагает обзор истории колдовства и охватывает широкий географический регион от Шотландии до итальянского полуострова и от Испании до России.Такой охват имеет жизненно важное значение, потому что, в отличие от единого богословского подхода к преследованию ведьм в Западной и Центральной Европе, мир восточного православного христианства представлял собой совершенно иную систему верований, которая бросала вызов западному восприятию колдовства как гендерной принадлежности. преступности и не интересовались дьявольским аспектом колдовства. Географическая широта модуля дополняется глубиной тематики по целому ряду первичных источников и тематических исследований, изучающих вопросы религии, политики и социальной структуры.

Бедность, болезни и инвалидность: Великобритания, 1795-1930 гг.

В этом модуле исследуется роль бедности, болезней и инвалидности в формировании жизни между 1795 и 1930 годами и их взаимосвязь с идеями и отношением к здоровью и благосостоянию.Также исследуются изображения бедности, болезней и инвалидности в музеях и на телевидении.

Темы включают:

  • понимание бедности, болезней, инвалидности в эпоху прогресса и реформ
  • проблема нищих? Бедность, закон о бедных и работные дома
  • изучение бедности, болезней и инвалидности: источники и представления
  • город против деревни — здоровая деревня?
  • жилищные условия: трущобы
  • болезнь
  • условия труда
  • инвалидность и глухота
  • «безумие»: психическое заболевание в возрасте разума
  • гигиена и здравоохранение
  • беспорядки и недовольство: сопротивление, бунт и бунты

Правление и сопротивление в колониальной Индии, c.1757–1857

Этот модуль знакомит с историей британской имперской экспансии в Индии с середины восемнадцатого века до восстания 1857 года. Он охватывает:

  • рост торговых отношений с Индией
  • Рост территориального правления посредством войны и переговоров с индийскими правителями
  • Сопротивление имперскому правлению через мятеж
  • споры о сати (жертвоприношение вдовы)

Путешествие и приключения в средневековом мире

Модуль рассматривает людей и места в период c.1150-c. 1250 с точки зрения путешествий. Он смещает фокус взаимодействия христиан / мусульман / евреев / монголов с более традиционных средневековых повествований о конфликтах, крестовых походах и завоеваниях на рассказы о торговле, паломничестве, исследованиях и миссии. На вводных курсах рассматриваются средневековые путешествия и то, что люди в мире, в центре которого находится Средиземное море, знали и думали, что они знают об остальном мире, в том числе о далеких местах, которые лишь немногие люди когда-либо «видели». Темы лекций и семинаров включают: «Путешествие», «Монстры, карты», «Крестовые походы», «Торговцы», «Паломники», «Исследователи», «Посланники», «Миссионеры» и «Убийцы».Примеры взяты из еврейского, мусульманского и христианского опыта.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *