Профессия социология это – что за профессия и где можно работать?

Содержание

📌 СОЦИОЛОГИЯ ПРОФЕССИЙ - это... 🎓 Что такое СОЦИОЛОГИЯ ПРОФЕССИЙ?

- специальная социологическая теория,  содержание которой - состояние и тенденции изменения профессиональной структуры общества , отношение людей к сфере профессий , выраженное в оценочных суждениях и профессиональном поведении. Объектом С.П. выступает профессиональная структура  общества, сформированная в процессе профессионального разделения труда. Предмет С.П. - проблема соответствия запроса на те или иные профессии в обществе и стремления членов общества к овладению этими профессиями.

В данном ракурсе можно говорить о престиже профессий и, соответственно, о профессиональной ориентации молодежи. Престиж профессий понимается как отражение социальной политики и как прямой перенос государством социального признания на определенные социальные слои.  Это - относительно стабильное явление, что позволяет разрабатывать шкалы престижа, служащие своеобразным стандартом той или иной общественной системы. Основы формирования престижа профессий позволяют выявить соотношение его шкалы распространенностью этих профессий в обществе. Известно мнение о двух пирамидах: наиболее высоки престижные оценки сравнительно редких профессий и более низким престижем пользуются массовые профессии. Очевидно, для цивилизованного общества необходимо, чтобы престиж творческих работников, ученых был высоким, чтобы наукой и художественным творчеством занимались наиболее способные в этом отношении люди, поэтому они и пользуются относительно большим социальным признанием. В то же время массовые профессии требуют, как явствует из их названия, привлечения гораздо больших трудовых ресурсов. Молодежь, не имея собственной практики в избираемой сфере труда, заимствует шкалу престижа профессий из окружающей среды.

Поэтому, воздействовать на профессиональную ориентацию молодежи можно через изменения шкалы престижа профессий занятого населения. Хотя тяга к той или иной профессии у молодежи формируется стихийно, под воздействием духовной жизни общества, более всего на нее влияют родительская среда, система образования,  контакты в мире труда, профессиональная консультация и специальная пропаганда через средства массовой информации. 

В С.П. для процесса приобретения профессии и включения человека в профессиональную среду существует особый термин - "профессионализация". Объективные условия профессионализации - это прежде всего уровень общественного разделения труда и соответствующее ему богатство форм квалификации. Профессия определяет специализированное место работника в системе производства, но в свою очередь определяется глубиной функциональной специализации. Имея объективную производственную основу, профессионализация означает интенсивный рост специфических личностных ориентаций, "привязывая" каждого работника к конкретному виду деятельности. Углубляя специальную подготовку, человек развивает свою заинтересованность в данной работе, стремится к повышению содержательности труда. Поэтому профессионализация, если рассматривать ее как общее явление, представляет собой реальный прогресс в области отношения к труду. Значение профессионализации для отдельного работника может быть представлено не только как освоение той или иной профессии, но и как процесс его вхождения в определенную профессиональную группу и как развитие специфических признаков такой группы.

Профессиональная группа - это совокупность людей, объединенных одной и той же близкой по содержанию профессией. Профессиональная группа обладает признаками социальной группы, добавляя к ним общность профессиональных характеристик ее членов. Включение человека в профессиональную группу означает не только завершение цикла профессионального развития, но и усвоение профессиональной культуры . Совокупность взаимосвязанных профессиональных групп образует профессиональную структуру предприятия (учреждения). Исследование профессиональной структуры не может быть плодотворным без анализа профессиональных перемещений, изменений, или - в более общей формулировке - профессиональной мобильности .

Одним из важных направлений социологических исследований в рамках С.П. является исследование профессиональной адаптации - процесса включения и освоения работником условий профессиональной деятельности и норм отношений в профессиональной группе. Иначе говоря, профессиональная адаптация есть единство активных и пассивных форм связи человека со средой, приспособление среды к человеку и человека к среде. Она делится на первичную (вхождение молодых работников в профессиональную сферу) и вторичную (приспособление ко всем последующим изменениям в профессии или освоение новых профессий). Изучение процессов и механизмов профессиональной адаптации является методом повышения эффективности работы профессиональных групп и должно быть поставлено на серьезную научную основу. Основным законом, в рамках которого системным образом организуется категориальный аппарат С.П., является закон перемены труда  , непреложное требование которого - ускоряющаяся подвижность трудовых функций и создание новых универсальных профессий.

Г.Н. Соколова

Социология: Энциклопедия. — Минск: Интерпрессервис; Книжный Дом. А.А. Грицанов, В.Л. Абушенко, Г.М. Евелькин, Г.Н. Соколова, О.В. Терещенко. 2003.

sociology_encyclopedy.academic.ru

это какой специалист? Профессия социолог. Известные социологи

Сегодня существует множество вакансий, о которых люди знают далеко не все. И если с профессиями «сантехник» или «учитель» все предельно ясно, то далеко не все смогут ответить на вопрос о том, кто такой социолог. Это человек, который занимается социологией. На большее в основном и рассчитывать не стоит.

Кто это такой?

В самом начале нужно сказать о том, что социология – это предельно новая и весьма активно развивающаяся отрасль гуманитарного знания. Объектом ее исследования является общество в целом. Уже исходя из этого можно понять, что представляет собой профессия «социолог».

Это работа для человека, который при помощи самых различных методов исследования (наиболее распространенные – опрос и анкетирование) и математической обработки полученных данных делает определенные выводы. Чаще всего целью исследования становятся самые различные процессы развития общества или настроений некоторых групп населения. После полученных результатов социолог также должен дать определенные рекомендации по поводу того, как можно справиться с существующей проблемой.

Если говорить в общем, то социолог – это в некотором смысле уникальный и многогранный ученый, который должен владеть не только гуманитарными знаниями и иметь навыки психолога, чтобы общаться с людьми. Он обязательно должен иметь еще и математические способности, чтобы правильно обрабатывать результаты полученных исследований.

Что делает социолог?

Что предполагает собой профессия «социолог»? Чем может заниматься человек, который претендует на данную должность?

  1. Опрос населения. Он может проводиться самыми разными методами. Это может быть анкетирование, интервью, глубинное интервью, беседа и т. д. Прежде чем опрашивать население или определенную группу людей, социолог самостоятельно составляет опросник.
  2. Когда вся информация получена, данный специалист должен обработать всю информацию. Часть работы делается вручную, часть – на компьютере при помощи специальных программ. Например, SPSS или OSA.
  3. На основании полученных результатов социолог должен сделать определенные выводы относительно настроев населения.
  4. Далее же этот специалист должен предоставить пути выхода из сложившейся ситуации или дать рекомендации по борьбе с данной проблемой.

Можно сделать небольшой вывод о том, что социолог – это человек, который старается изменить общество в лучшую его строну. Результаты же некоторых исследований нередко становятся основой определенных проектов или акций, которые проводят различные правительственные и общественные организации.

Качества, которыми должен обладать социолог

Профессия «социолог» предполагает наличие у отдельного человека спектра определенных личностных и трудовых качеств:

  1. Данный специалист должен обязательно иметь научный склад ума. Ведь социология – это не только прикладная наука. Грамотно составить опросник и предварительно проанализировать настрои общества сможет далеко не каждый человек.
  2. Творческий подход к работе. При проведении исследования мыслить логически и структурно мало. Иногда социологам нужно принимать нестандартные решения.
  3. Социолог должен быть усидчивым, щепетильным. Ведь после проведения исследования нужно обрабатывать огромное количество информации. А для этого потребуется много времени и труда.
  4. Данный специалист также должен иметь навыки психолога. Ведь опрашивать иногда нужно и «трудные» категории населения. К примеру, наркоманов или заключенных. А к таким людям надо находить определенный подход.
  5. Широкий кругозор также необходим социологам. Они должны видеть мир или ситуацию в разных проекциях, относясь ко всему безоценочно и беспристрастно.
  6. Ну и самое главное: социолог полностью берет на себя ответственность за результаты исследования. Об этом нужно помнить.

Где может работать данный специалист?

Где может трудиться социолог? Работа может найтись в следующих организациях:

  1. Консалтинговых компаниях или аналитических социологических центрах.
  2. В муниципальных и государственных органах власти.
  3. В кадровых службах.
  4. В организациях, которые занимаются рекламой или связями с общественностью.
  5. В СМИ.
  6. В различных маркетинговых отделах на любом уважающем себя предприятии.

Социология и ее родители

До 18 века именно философия считалась «наукой наук» и занимала ведущее место. Однако постепенно от нее начали ответвляться экономика, историография, правоведенье. А на рубеже 18-19 веков возникла наука об обществе, которая и была названа социологией.

Отдельно хочется рассказать о том, какие люди, известные социологи, развивали данную область знания еще до того, как она была выделена в отдельную науку:

  1. Огюст Конт. Его еще называют «отцом социологии». Он рассматривал общество как некий двойственный организм, одна часть которого является продолжением биологического ряда. Другая же являлась чем-то новым, общественно-человеческим (термин О. Конта).
  2. Обязательно нужно несколько слов сказать и о таком французском ученом, как Эмиль Дюркгейм. В своих трудах он описал множественные методы исследования, которыми социология пользуется и сегодня.
  3. Герберт Спенсер являлся последователем Огюста Конта и далее развивал теории эволюции относительно человеческого общества. Стоит сказать, что на его мнение и труды сильно повлияла теория Чарльза Дарвина.
  4. Томас Гоббс, английский исследователь, впервые создал договорную теорию происхождения государства. В противовес ему шла теория французского ученого Ж. Ж. Руссо, который говорил о том, что государство является следствием именно неравенства в обществе.
  5. Иные известные социологи, которые развивали данную науку еще до ее появления: Дж. Локк, А. Смит, Ф. Тённис, Ч. Ламброзо и т. д.

Американская социология

Большой вклад в развитие данной науки внесли и американские социологи.

  1. Т. Парсонс. Пытался понять все аспекты социального мира, а особенно то, как соотносятся современные достижения с общественной жизнью.
  2. Р. Мертон. Изучал социальную структуру и ее влияние на социальное действие.
  3. Э. Мейо. На основании хотторнских экспериментов начал говорить о природе человеческих отношений и неформальных связей.
  4. А. Маслоу. Является основателем всем известной пирамиды иерархии потребностей человека.
  5. Иные американские социологи, которые также развивали социологию как науку: А. Смолл, Дж. Г. Мид, У. Томас и др.

Социологии России, которые развивали данную науку

Отдельно надо рассказать о социологах России, которые активно развивали данную науку на протяжении последней пары веков.

  1. М. М. Ковалевский. Позитивист, последователь Огюста Конта. Он одним из первых применил научно-исторический метод, который помог ему исследовать возникновение и развитие множественных общественных явлений.
  2. П. И. Мечников. Он является не только географом, но и крупным специалистом в социологическом знании. Ученый исследовал то, как зависит общество от гидрологического фактора (рек, морей, океанов).
  3. А. И. Стронин, П. Ф. Лилиенфельд. Последователи Герберта Спенсера, которые смогли выйти за классические рамки аналогий «общество-организм». Рассматривали общество уже как некое «социальное тело».
  4. К. М. Тахтарев. Одним из первых в России начал применять в социологии эмпирические методы – наблюдение, эксперимент. Он говорил, что без математики социология просто не сможет функционировать.
  5. П. А. Сорокин. Сильно поспособствовал ускорению процесса институционализации социологии как науки. Всемирную известность ему принесла теория социологической стратификации, в которой общество рассматривалось с точки зрения горизонтальной и вертикальной мобильности.
  6. Иные российские социологи, которые внесли также огромный вклад в данную науку: С. А. Муромцев, Н. А. Коркунов, Н. И. Кареев, Я. Л. Лавров, Я. К. Михайловский и др.

Современные российские социологи

Отдельно также надо рассмотреть современных российских социологов, которые и по сей день развивают данную науку.

  1. Борис Дубин. Социолог, поэт, переводчик. Исследовал молодежь России, отечественную социологическую, политическую культуру, постсоветское гражданское общество. Издал множество трудов.
  2. В. А. Ядов, А. Г Здравомыслов. Эти социологи занимались социальными проблемами, которые касались труда и досуга.
  3. В. Н. Шубкин и А. И. Тодороский. Исследовали проблемы деревни и города.
  4. Широко известен, как и Борис Дубин, социолог Ж. Т. Тощенко. Изучал социальное планирование, социальное настроение. Написал важнейшие труды по социологии и социологии труда.

Иные современные русские социологи: Н. И. Лапин, В. Н. Кузнецов, В. И. Жуков и др.

fb.ru

Профессия в вопросах и ответах: социология :: Федеральный образовательный портал

Никита Покровский, Заведующий кафедрой общей социологии факультета социологии ГУ-ВШЭ

— Никита Евгеньевич, какие мифы о профессии социолога существуют в обществе?

— Сейчас многие считают, что социологи — это те, кто проводят опросы: интересуются, где вы отдыхали, сколько вы зарабатываете, на какой машине ездите, верите ли в будущее России и так далее. На самом деле это всего лишь внешние признаки узкого сегмента профессии. Ведь никто не говорит, что врачи — это только те, кто берет кровь на анализ или снимает электрокардиограммы, и в этом вся медицина. Современная медицина подразумевает комплексную диагностику организма. Можно сказать, что в этом плане социологи близки к докторам, только мы диагностируем болезни общества, а не людей.

— Где сейчас востребованы социологи?

— Они востребованы как по своей узкой специальности — в компаниях, занимающихся исследованием общественного мнения, в социологических отделах государственных институтов, в маркетинговых отделах корпораций, — так и везде, где необходима социальная аналитика и консультирование.

Если рассматривать специальность более широко, то люди, получившие социологическое образование, как правило, обладают хорошими аналитическими способностями и востребованы в журналистике, политике, рекламе, на госслужбе и в других сферах жизни общества.

— Насколько привлекательна профессия социолога с точки зрения потенциального абитуриента?

— Подобные вопросы мне часто задают родители абитуриентов на дне открытых дверей нашего факультета. Но, на мой взгляд, говорить человеку при поступлении, где он будет работать и сколько зарабатывать после выпуска — это своего рода абсурд. Те, кто хорошо владеет своей профессией, хорошо зарабатывают и устраиваются в жизни, будь они социологи или геологи. Если бы мы готовили плохих специалистов, которые бы не были востребованы на рынке труда, нас бы уже давно закрыли.

Мало того, сейчас есть бесконечное множество разных источников информации и средств её поиска. Если наш будущий студент не может сам составить модель, хотя бы приблизительную, своего развития в профессии и ничего не знает о ней, он нам просто не интересен. Все равно многих таких потом придется отчислять.

На мой взгляд, проблемы трудоустройства как таковой нет вообще. Есть проблема студентов, которые не знают, чего хотят от жизни, а даже если и знают, не умеют этого добиваться. Наш факультет дает им возможность общаться с людьми, работающими, так сказать, на передовой в своей области. Кем же надо быть, чтобы упустить возможность с ними пообщаться и предложить сделать совместный проект или программу?

На факультете преподают все без исключения лидеры российской социологии всех поколений. У нас постоянно проводятся онлайн телеконференции с ведущими социологами России и других стран, у студентов есть все возможности выезжать за границу и изучать социологию и иностранные языки в лучших университетах мира. Что еще можно помыслить? По моим понятиям, это просто рай земной для формирования молодого профессионала. Так что все возможности для обучения и последующего трудоустройства есть, осталось ими с умом воспользоваться.

Не буду скрывать: многим студентам все это просто не нужно. В этом-то и вопрос. Их мысли направлены на что-то иное. И как столяр не может изготовить хорошую мебель из плохой древесины, так и вуз не может из плохого студента сделать хорошего в один присест — хотя небольшой шанс всегда есть. Надежда, как известно…

— Сейчас на позиции, где нужен социолог, работодатели часто берут людей без социологического образования. Почему так происходит?

— Многие из них выбирают сотрудников скорее по умению быстро учиться, приспосабливаться к новым условиям труда или выкручиваться из сложных ситуаций. И, увы, мало кому интересно, знает ли человек классику социологии и тонкости различных методик. На мой взгляд, это вызвано несколькими причинами.

Первая заключается в том, что сегодня в вузах по всей стране преподаются две совершенно разные социологии. Хотя одну из них назвать таковой можно только с натяжкой. Студенты вместе с преподавателями размышляют там о судьбах мира и России «вообще», о том, как все могло бы быть, если бы все было по-другому, чем есть. Но там не занимаются анализом реально существующей обстановки в стране и мире, не чувствуют дыхание реального социума. В результате после выпуска такой человек совершенно не готов к работе социолога: в него с университетской скамьи закладывались неправильные представления о профессии.

А вторая, другая, социология, которую преподают в вузах, старается соответствовать мировым стандартам и передовым достижениям социальной науки.

У работодателя от всех этих хитросплетений голова пухнет и складывается ощущение, что где бы человек ни учился, его все равно придется переучивать. В этом смысле борьба за научную репутацию факультета социологии — чрезвычайно важное дело.

Еще одна причина неясного положения профессии социолога на рынке труда связана с общей спецификой этого рынка в России. У рынка профессий довольно низкая требовательность к качеству. Сейчас компаниям в основном необходим «офисный планктон», потому что действительно креативной работой занимаются в небольшом числе мест. В областях, не связанных с отдельными специальностями, само качество образования уже не так востребовано, и многие идут на неплохо оплачиваемые места в офисах, где особое умственное напряжение и глубоко освоенная профессия не нужны. Работодателю в таком случае не важно, какой вуз и по какой специальности ты окончил.

— Может ли как-то повлиять на эту ситуацию изменение содержания образования?

— На данный момент, думаю, нет, потому что, по моему убеждению, изменения в образовании начинают происходить только тогда, когда происходят изменения в обществе, а не наоборот.

Сейчас общество вполне устраивает, что на конвейерах вузов серийно производятся тысячи выпускников, бОльшая часть которых заполняет офисы российских и иностранных компаний у нас в стране. И пример тому – работа десятков и сотен тысяч выпускников не по специальности. Что это за рынок труда, который заглатывает сотни тысяч выпускников, с легкостью помещая их на сугубо профессиональные места, но… но по другой специальности? Как все это понимать социологически?

Это не просто «временные трудности» роста и вялотекущего кризиса. Это новая реальность образования не только в России, но и в мире, где созданием по-настоящему нового занимаются всего лишь небольшие группы специалистов, а остальным хватает общего образования в любой области, чтобы заниматься чем угодно. В таких условиях вести высокопрофессиональную подготовку в вузе непросто. Не вполне ясно, чему учить. Согласитесь.

— Насколько в этом плане оправдано совмещение работы и учебы?

— По-моему, тут все ясно и так. С точки зрения подготовки высококлассных специалистов такое совмещение абсолютно не оправдано и просто невозможно. С точки зрения общего образования по общим предметам для общих целей с неопределенными задачами — вообще все возможно.

Несмотря на то, что около 90 процентов студентов дневных отделений вузов параллельно работают, это полностью противоречит принципам, заложенным в фундаментальном образовании.

Совмещать полноценную работу с полноценной учебой невозможно — как правило, работа идет в ущерб занятиям, потому что работодатели не будут платить своим сотрудникам, если они не выкладываются на 100-120 процентов. В результате студенты приходят на лекции после рабочего дня «на фирме» полностью выжатыми, как лимон, или как минимум невыспавшимися.

И это весьма парадоксальная ситуация: сначала молодые люди абитуриентами пытаются поступить, прикладывая для этого неимоверные усилия, в лучшие вузы страны, чтобы там учиться, а потом вместо того, чтобы впитывать знания, как губка, и брать от вуза все возможное и невозможное, отодвигают учебу в сторону и идут работать на очередную пресловутую «фирму». Это как раз прямая дорога к пополнению рядов «офисного планктона» после выпуска и ко всякого рода комплексам неполноценности, которые возникают потом («зачем я в этом мире?», «почему мир так несправедлив со мной?», «все вокруг не такое и неправильное» и так далее).

Фундаментальное образование, не полученное лет в 17-20, практически невозможно наверстать позднее. Последующая профессиональная подготовка с пропущенной фундаментальной стадией всегда будет отличаться неполноценностью. Таково, увы, правило.

Совмещение студентами работы и учебы сказывается и на жизни преподавателей, которые теперь вынуждены нередко работать по вечерам, делая вечерние занятия такими же полноценными и нагруженными. К примеру, у нас на факультете все аудитории часто заняты до половины одиннадцатого вечера, в том числе и студентами, магистрами дневных отделений, особенно на старших курсах.

Однако посмотрим на ситуацию несколько под другим углом зрения. Если несанкционированная и не предусмотренная учебным планом вуза «внешняя» занятость студентов приобрела прямо-таки обвальные масштабы, значит, за этим что-то стоит, это не просто так, «мелочи жизни». Значит, в этом скрыт какой-то весьма серьезный хронический процесс, который нельзя проигнорировать, сославшись на традицию «правильного» образования. И детский аргумент студентов «нам надо на что-то жить» меня лично не слишком убеждает.

Студентам всегда и во все времена надо было на что-то жить. Мне кажется, они не просто хотят жить и выживать – но сразу же включить на полные обороты машину личного потребления, «здесь и сейчас», еще будучи студентами. И тут действительно нужны иные доходы.

В итоге, думается, речь идет о серьезнейшем системном изменении не только самого образования, но и рынка труда и самих профессий. Образование волей-неволей должно вписываться в новую сетку ценностных ориентаций. Иного пути нет. Сегодня востребованы какие-то иные специалисты (не с точки зрения новых специальностей), а с другими навыками и по-другому настроенными мозгами.

На мой взгляд, мир меняется комплексно и по всем линиям. И в данный момент мы обсуждаем лишь одну из многих ипостасей этого изменения. Поэтому вопрос не ставится так, что студенты, мол, «пошли плохие». Скорее всего, не они плохие, а мир переустроился иным образом.

— Может ли бакалавриат стать решением проблемы «офисного планктона»?

— Частично появление бакалавриата смогло решить проблему офисной рабсилы. Но такой подход наносит урон профессиональному образованию. Особенно в точных, инженерных и медицинских специальностях. Ведь не стоит забывать, что помимо «офисного планктона» необходимо готовить и специалистов высокого уровня, которые будут запускать ракеты и внедрять пресловутые инновации.

Помимо этого стоит принимать во внимание, что бакалавриат и магистратура еще «не созрели». Сама идея разделения высшего образования на общее и более специализированное и фундаментальное совершенно правильна, но до сих пор она весьма спорно реализуется на практике.

Во многих случаях вузы просто «отрезают» последний год и перебрасывают его в магистратуру, растягивая на два года, хотя на самом деле должна происходить внутренняя перенастройка всего образовательного комплекса.

Необходимо не просто создавать другие, новые курсы, но и преподавать их по-другому. А такое сейчас происходит не всегда, и не по вине профессоров или заведующих кафедрами, а скорее по вине студентов, потому что они не знают, что за четыре года бакалавриата им надо быстро получить не только теоретические знания, но и овладеть практическими умениями и навыками. Они все это время ждут чего-то, томятся мечтами о том, как им на голову с неба свалятся выгодные предложения работы или хорошее замужество, на худой конец.

— Но многие из них могут потом пойти в магистратуру…

— Магистратура тоже не панацея. Сейчас магистранты — это в основном «перезревшие», но «недобродившие» бакалавры, у которых нет четкой мотивации и сформировавшегося представления, что они пришли получать высококачественное профессиональное образование. Это нередко по-прежнему взгляд и нечто, а не борьба за знания и место в профессии. Мобилизованность внутреннего Я минимальная. Таково мое впечатление.

Вторая часть контингента магистерских программ — это выпускники бакалавриата, которые поступают в магистратуру на другую специальность.

К нам «на социологию» приходит много выпускников: экономистов, журналистов, историков, политологов, пиарщиков. Зачем они это делают? Они не нашли себя в своей специальности и хотят ее сменить. Почему не нашли себя? Как правило, они не блестяще учились на своих прежних факультетах, и им кажется, что от перемены мест слагаемых сумма изменится, то есть, получив другую специальность, они сразу станут успешными.

Но проблема в том, что если человек не реализовал себя на своем месте, то в большинстве случаев он уже нигде себя не реализует. Скажем так: истина не вовне, а в тебе самом. Такие люди думают, что они решат свои жизненные проблемы внешними способами, и в этом их глубочайшая ошибка.

— Много ли тех, кто приходит в магистратуру, уже поработав какое-то время по специальности?

— Это скорее тренд стабильного западного общества, где человек может поработать, взять ипотеку, создать семью, остепениться и, находясь на новом уровне социальной лестницы, пойти в университет получать образование. В России такая схема не работает. У нас человек, который уходит из высшей школы, уходит обычно навсегда, потому что жизнь закручивает его таким образом, что ему становится не до учебы. К тому же способность получать знания — это своего рода спорт, где важны тренировки. Если не поучиться какое-то продолжительное время, мозг уже не может снова настроиться на полноценное обучение. Поэтому так важно развивать идею непрерывного образования, когда оно в разных формах идет в течение всей жизни.

Беседовала Анна Козлова

Текст интервью на РИА "Новости"

ecsocman.hse.ru

Что такое «Социология» | Факультет социологии Санкт-Петербургского государственного университета

Декан факультета социологии СПбГУ
Николай Генрихович Скворцов

Доктор социологических наук, профессор кафедры сравнительной социологии

"Сегодня доверие общества к нашей науке становится все выше. Данными, которые дает социология, трудно манипулировать: это факты, полученные в результате глубокого изучения реально протекающих общественных процессов. Задача социологии проста: понимать, объяснять, предсказывать. Однако практическая польза от полученных результатов может быть огромной."

Социолог - профессия XXI века 

Думаю, не слишком ошибусь, если скажу, что слово «социология» у многих ассоциируется сегодня главным образом с телевизионными передачами, страницами газет или сайтами Интернета, где сообщается о результатах проведенных социологических опросов по тем или иным проблемам. Темы опросов могут быть самыми разнообразными - от рейтинга политиков до степени удовлетворенности работой городского транспорта, - но, социолог представляется, прежде всего, человеком с анкетой в руках, который подходит к вам на улице или звонит в вашу квартиру со словами: "Здравствуйте! Мы проводим социологический опрос на тему..."          

Что же, социологические опросы, действительно, являются частью социологии. Более точно - это один из способов получения социологического знания. Однако социология как наука отнюдь не сводится только к ним.
Что же такое современная социология и чем она занимается? По определению, социология есть наука об обществе. Но сказать лишь так - недостаточно: ведь общество изучают и другие науки - история, юриспруденция, демография и др. В отличие от них, социология рассматривает общество как целостную систему функционирования социальных общностей (к ним относятся, например, семья, население города, молодежь, человечество и т.д.), изучает отношения, существующие между этими общностями, а также исследует и объясняет поведение людей в обществе. Социология изучает социальные нормы, ценности, роли, статусы, предпочтения, общественное мнение и многие другие явления, из которых складывается то, что мы называем "социальной жизнью".

Интересно ли работать социологом? Да и еще раз да! Ведь социолог имеет совершенно уникальную возможность получать информацию ,так сказать, из первых рук. В процессе проводимого исследования социолог непосредственно общается с людьми, собирает и обобщает полученные данные. На основании этих данных социолог получает новое знание. Представьте себе, что вы единственный обладатель этого нового знания, которое затем будет доведено до других людей - через статьи, книги, средства массовой информации и коммуникации.

Перспективно ли сегодня получить образование социолога?  Уверен, что в XXI  веке социология будет занимать особое место среди других социальных и гуманитарных дисциплин. Дело в том, что современное общество становится все более и более сложной системой. Наш мир глобален и взаимосвязан. Мы множество раз являлись свидетелями того, насколько события, случившиеся в одной части света,  влияют на происходящие в другой. Объяснить и понять современное общество может только наука, имеющая целостный, интегративный взгляд на него. Именно таковой и является социология. Общество не может быть безразличным к науке, которая это общество изучает и которая служит его так сказать "зеркалом". На социологию сегодня возлагается  особая миссия - с одной стороны, помочь обществу ...  с другой стороны, помочь человеку более успешно адаптироваться к этому сложному и постоянно меняющемуся миру.

"Социологи - ... они вообще все знают. И знают точно лучше других".
Из беседы В.В. Путина с участниками 10 Всероссийского молодежного форума "Селигер - 2014"


"Изучать и анализировать общество — это побольше, чем читать ему мораль".  Винсент Ван Гог


"Фактов не существует - есть только интерпретации". Фридрих Ницше     

Что такое "социология"

Хохлова А.М., к.с.н., доцент кафедры социологии культуры и коммуникации СПбГУ, научный руководитель программы магистратуры "Международная социология" (International sociology)

Термин «социология» в последние десятилетия остается на слуху: на исследования социологов ссылаются политики, журналисты и бизнесмены; социологи выступают главными экспертами в изучении общественного мнения. Так чем же в реальности занимаются социологи и какова специфика их профессии?

Самое общее определение гласит, что социология – это наука об обществе. Общество же понимается не просто как механическая сумма не взаимодействующих друг с другом людей, но как форма объединения людей, предполагающая существование у них общих интересов и ценностей. Более того, общество определяет и отражает наш жизненный опыт – особенно опыт общения с окружающими людьми. Общество проявляется в том, какие решения мы принимаем и какие выборы делаем, в наших действиях и нашем бездействии, в правилах, регулирующих наше поведение в школе и дома, на работе и на отдыхе. Мы говорим языком общества, когда обсуждаем теракты во Франции и полученную на экзамене двойку, когда спорим с друзьями или признаемся в любви. Мы, разумеется, живем в обществе, но одновременно общество живет в нас в виде представлений о том, как устроена повседневность, что такое справедливое общественное устройство, как относиться к неравенствам. Оно живет в нашем сознании в виде ожиданий о том, как будут вести себя окружающие (родители, друзья, преподаватели, прохожие на улице и соседи по отелю на отдыхе) и в виде наших собственных предполагаемых реакций на их поведение.

Одних социологов интересуют общие закономерности формирования и изменения человеческих обществ. Они считают, что в фокусе внимания социологии должен находиться социальный порядок, организующий и координирующий жизнь всех членов общества без исключения. Другие социологи, напротив, исходят из того, что каждый член общества уникален, и задаются вопросом о том, как, несмотря на глубокие личностные различия, люди все же способны понимать друг друга. В своих исследованиях они концентрируются на том, какие смыслы люди приписывают социальному миру, в котором живут: как интерпретируют действия окружающих и собственное поведение, и как, подчиняясь социальному порядку или сопротивляясь ему, они служат воспроизводству этого порядка или его изменению.

Что объединяет и тех, и других социологов, так это чувствительность к социальным изменениям. Социологи первыми реагируют на общественные потрясения и кризисы: именно они указывают на новые глобальные риски и задумываются о последствиях масштабных миграций; анализируют межэтнические конфликты и пытаются предугадать последствия политических реформ. При этом они руководствуются двумя основными принципами. Во-первых, говоря языком выдающегося американского социолога Питера Бергера, они стремятся обнаружить общее в частном. Например, они хорошо осознают, что в положении конкретного жителя Зауралья, живущего от зарплаты к зарплате и не способного позволить себе не только отпуск за границей, но и мясо к обеду, скорее всего, виноваты не только нерадивость и лень этого россиянина, но и общая структура социальных неравенств, сложившаяся в обществе. Возможно, причиной бедности этого жителя, как и тысяч других, стала бедность семьи, в которой он родился, а отсюда – ограниченный доступ к высококачественному образованию, необходимость рано выйти на рынок труда, низкая квалификация и скромные доходы. Во-вторых, как замечает Джон Масионис, социологи учатся искать необычное в банальном. Так, они верят, что научный интерес может представлять любая форма поведения людей и групп: от вооруженных межнациональных конфликтов до мирного хозяйствования пенсионера на дачном участке, от судьбоносного решения старшеклассника, куда поступать после окончания школы, до того, какие качества мы приписываем «настоящим мужчинам» и «настоящим женщинам». Ведь в каждой рутине, в каждой привычке, в каждой «само собой разумеющейся» реакции собеседника кроются следы социальной структуры, учащей нас, как должно поступать, думать и чувствовать.

Социология богата теоретической рефлексией, но одновременно она является принципиально эмпирической наукой. Учиться социологическому анализу исключительно по книгам, не взаимодействуя с людьми, – все равно что слыть музыкальным критиком, никогда не прослушав ни одной симфонии. При этом репертуар методов, доступных социологам, очень широк. Помимо опросов общественного мнения, которые в первую очередь ассоциируются у населения с социологическими исследованиями, ученые используют возможности глубинных интервью, предполагающих свободную доверительную беседу с представителями тех или иных категорий людей; включенного наблюдения, при котором исследователи стремятся максимально включиться в интересующую их группу, посмотреть на нее «изнутри»; визуальных методов, связанных со сбором и анализом фото- и видеоматериалов; количественного и качественного анализа текстов (от публикаций СМИ до дневниковых записей; от писем до пабликов в социальных сетях) и мн. др.

Разнообразны и возможности трудоустройства профессиональных социологов. Они могут выбрать академическую карьеру, а могут – предпочесть работу в государственных организациях и частных компаниях, правительственных структурах или НКО. В любом случае им пригодятся такие неотъемлемые от профессии социолога качества и навыки, как чувствительность к изменениям в поведении и мнениях людей, способность налаживать диалог с представителями различных социальных классов и субкультур, готовность при необходимости становиться их «рупором», донося их потребности и беды до властей и социальных служб, умение собирать и анализировать информацию с применением различных методов и техник, вовремя прогнозировать конфликты и бороться с назревшими социальными проблемами. Социолог – это отличная профессия для творческого и неравнодушного человека, с живым интересом относящегося к уникальным жизненным опытам людей, умеющего прислушиваться к мнению окружающих, готового путешествовать из одного социального мира в другой и не боящегося трудностей полевой работы.


Энтони Гидденс, Социология, "Введение в социологию"

"Книга написана с верой в то, что социология призвана играть ключевую роль в современной интеллектуальной культуре и занимать центральное место среди социальных наук. ...

Социология предлагает отчетливую и чрезвычайно яркую перспективу понимания человеческого поведения.

Изучая социологию, мы поднимаемся над нашей собственной интерпретацией мира, чтобы взглянуть на социальные воздействия, формирующие наши жизни. При этом социология не отвергает и не умаляет значение индивидуального опыта. Наоборот, мы учимся лучше понимать самих себя и других людей, тем самым, развивая в себе способность восприятия космоса социальной деятельности, в которую мы вовлечены."

 

Из аннотации Олимпиады школьников СПбГУ по профилю "Социология"

Социология – инструмент для эффективной деятельности и поведения в современной жизни; позволяет анализировать и понимать, как устроен окружающий социальный мир, чтобы действовать в нем максимально результативно. «Видеть окружающий мир в фокусе социологии» - значит не только фиксировать факты, но и уметь их применять для анализа социальных явлений и процессов.
Социологический взгляд на мир отличается от обычных представлений. Это, прежде всего, - способность замечать общее в частном. Социологическое мышление возникает тогда, когда мы начинаем понимать, как общие категории влияют на нашу частную жизнь, «видеть необычное в банальном». Такой подход можно назвать социологическим воображением — умением абстрагироваться от своего опыта повседневной жизни.


О социологии и современном обществе

Савин С.Д., к.с.н., доцент кафедры социологии политических и социальных процессов СПбГУ

Чтобы понять, что такое социология и чем она занимается, надо сначала сказать несколько слов о том, что такое общество.

Не углубляясь в философские вопросы сущности общества, в споры номиналистов и реалистов о том, существует ли вообще общество или есть только наши представления о нем, возьмем за основу научную точку зрения, что общество представляет собой сложную самоорганизующуюся систему, обладающую огромным количеством свойств и характеристик. Это система более сложная, чем биологический организм или какая-либо техническая система, и управлять ею как машиной не получится. Тем не менее, чем лучше мы знаем эти системные свойства и характеристики общества, социальные связи и взаимодействия, тем эффективнее происходит и развитие самого общества.

Каждая наука об обществе имеет свой предметный взгляд на этот сложный объект. Каждая изучает свою часть, элемент общественной жизни или специфические общественные отношения: экономические, политические, правовые, международные. И для профессионала в каждой из этих областей общество как бы преломляется через его предметный взгляд. Для экономиста весь мир – прежде всего, экономика, для политолога – политика и т.д. Зачастую это не дает возможности комплексно понять какую-либо социальную проблему, ведет к одностороннему взгляду. Грубо говоря, юристу все хочется ограничить законом, и он искренне удивляется, когда его благие правовые меры не действуют. Курить, пить, ругаться запретили, а все равно многие почему-то курят, пьют и ругаются. Значит, этого мало для решения проблемы. Надо подключать знания из области социологии права и других областей социологического знания.

Социологический взгляд на общество и его проблемы более широкий и в то же время достаточно конкретный.
Во-первых, социология отвечает на вопрос, что такое современное общество, в каком типе общества мы живем. От ответа на этот вопрос зависит понимание тех или иных социальных проблем, алгоритмы их решений.
К какому типу, например, отнести современное российское общество? Мы живем еще в индустриальном или уже в постиндустриальном обществе, или каком-то переходном? Что такое модернизация для России, о которой многие говорят, но вкладывают в это разные смыслы? Принимая общество как систему разных сфер общественной жизни, понимая его структуру, социология дает ответы и о путях, направлениях его развития.

Во-вторых, социология изучает социальную структуру: связи, взаимодействия между элементами общественной системы. Как взаимосвязаны политика и экономика, духовная и социальная сфера, как власть взаимодействует с гражданским обществом, как трудовые отношения влияют на экономическое развитие? Понимая, что каждый элемент общества обладает в нем определенной функцией, что все они взаимодействуют, влияют друг на друга, мы исключаем риск поддаться соблазну и сделать поспешные выводы о том, что все зависит только от экономики или только от политики.

Существуют разные виды социальных структур: институциональная, социально-классовая, социально-стратификационная, социально-демографическая, социально-территориальная, социально-профессиональная, этническая и др. Каждый индивид обладает в этих структурах определенной социальной ролью и социальным статусом. Социология изучает, с  одной стороны, как эти социальные структуры определяют условия жизни людей, специфику социальных проблем, а с другой стороны - как ведут себя люди для реализации своих целей, интересов, потребностей. Она анализирует социальное поведение. Какие мотивы движут людьми, какие ценности формируют нашу личность, что такое группы интересов, их столкновения, конфликты? Все это в совокупности мы называем изучением социальных процессов.
И вот такого рода закономерности социолог выявляет и в экономической сфере, и в политической и в духовной (сфере культуры). Социологическое знание подразумевает знание основ политики, права, экономики, управления, культуры. Социолог специализируется в области экономической социологии, социологии права, социологии международных отношений и др. Через призму социологического знания каждое явление жизни этих сфер рассматривается не изолированно, а во взаимосвязи с другими явлениями, в многообразии факторов, влияющих на них, функций, которые выполняют социальные субъекты.

 

"СОЦИОЛОГИЯ" ГЛАЗАМИ СТУДЕНТОВ

ЖИЗНЬ НА ФАКУЛЬТЕТЕ

НАШИ ВЫПУСКНИКИ

 

ПРИМЕРЫ ТЕМ НАУЧНЫХ СЕМИНАРОВ СОВЕТА МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ФАКУЛЬТЕТА СОЦИОЛОГИИ СПбГУ

 

 

 

 

Просмотров: 46748

soc.spbu.ru

СОЦИОЛОГИЯ ПРОФЕССИЙ это что такое СОЦИОЛОГИЯ ПРОФЕССИЙ: определение — Социология.НЭС

СОЦИОЛОГИЯ ПРОФЕССИЙ

отрасль социологии, предмет к-рой - состояние и тенденции изменения профессиональной структуры об-ва, отношение людей к сфере профессий, выраженное в оценочных суждениях (вербаль-но) и соц. поведении. С.п. рассматривает профессиональную структуру в единстве с соц. структурой об-ва (см. Профессия). В этом смысле предмет С.п. составляет также ее соц.-профессиональная структура. С.п. тесно связана с социологией труда (см.) и изучает ряд пограничных с нею проблем - профессионально-трудовую адаптацию, отношение к профессиональному труду, квалификации,экономике и организации производства со стороны занятых в нем работников. В СССР С.п. разрабатывалась с первых лет Советской власти (первоначально - в рамках проблематики научн. организации труда - НОТ). В 60-70-е гг. большинство исследований было посвящено престижу профессий, профессиональной адаптации профессиональной ориентации молодежи, профессиональному росту работников. В меньшей степени были распространены монографии, исследования социологич. проблем конкретных профессий и специальностей. Лишь в 80-е гг. стали изучаться социологич. проблемы отдельных профессий интеллигенции (врачей, учителей, инженерно-технич. кадров и др.). Особое место занимают социологич. исследования профессионального труда работников науки, их профессиональной мобильности. Отождествление С.п. с социологич. исследованиями в отраслях народного хоз-ва (промышленности, сельского хоз-ва, торговли и т. п.) представляется неправомерным. С.п. отличается, напр., от социологии промышленности, во-первых, тем, что ее объектом являются социологич. проблемы не всех вообще работников данной отрасли, а только составляющих ее профессий; во-вторых, тем, что в рамках ее изучаются социологич. проблемы профессий, выходящие за пределы отдельной отрасли производства. Вместе с тем связь С.п. с "отраслевыми" исследованиями очевидна. Лит.: Подмарков В.Г., Сиземская И.Н. О профессиональной структуре советского общества. М., 1969; Титма М.Х. Выбор профессии как социальная проблема. М., 1975; Кугель С.А. Профессиональная мобильность в науке. М., 1983; Титма М.Х., Тальюнайте М.Й. Престиж профессий. Вильнюс, 1984; Кревневич В.В. Социальные последствия автоматизации. М., 1985. Ф.Р. Филиппов.

Оцените определение:

Источник: Российская социологическая энциклопедия

СОЦИОЛОГИЯ ПРОФЕССИЙ

специальная социологическая теория, содержание которой - состояние и тенденции изменения профессиональной структуры общества , отношение людей к сфере профессий , выраженное в оценочных суждениях и профессиональном поведении. Объектом С.П. выступает профессиональная структура общества, сформированная в процессе профессионального разделения труда. Предмет С.П. - проблема соответствия запроса на те или иные профессии в обществе и стремления членов общества к овладению этими профессиями.

В данном ракурсе можно говорить о престиже профессий и, соответственно, о профессиональной ориентации молодежи. Престиж профессий понимается как отражение социальной политики и как прямой перенос государством социального признания на определенные социальные слои. Это - относительно стабильное явление, что позволяет разрабатывать шкалы престижа, служащие своеобразным стандартом той или иной общественной системы. Основы формирования престижа профессий позволяют выявить соотношение его шкалы распространенностью этих профессий в обществе. Известно мнение о двух пирамидах: наиболее высоки престижные оценки сравнительно редких профессий и более низким престижем пользуются массовые профессии. Очевидно, для цивилизованного общества необходимо, чтобы престиж творческих работников, ученых был высоким, чтобы наукой и художественным творчеством занимались наиболее способные в этом отношении люди, поэтому они и пользуются относительно большим социальным признанием. В то же время массовые профессии требуют, как явствует из их названия, привлечения гораздо больших трудовых ресурсов. Молодежь, не имея собственной практики в избираемой сфере труда, заимствует шкалу престижа профессий из окружающей среды. Поэтому, воздействовать на профессиональную ориентацию молодежи можно через изменения шкалы престижа профессий занятого населения. Хотя тяга к той или иной профессии у молодежи формируется стихийно, под воздействием духовной жизни общества, более всего на нее влияют родительская среда, система образования, контакты в мире труда, профессиональная консультация и специальная пропаганда через средства массовой информации.

В С.П. для процесса приобретения профессии и включения человека в профессиональную среду существует особый термин - "профессионализация". Объективные условия профессионализации - это прежде всего уровень общественного разделения труда и соответствующее ему богатство форм квалификации. Профессия определяет специализированное место работника в системе производства, но в свою оче

voluntary.ru

Социология профессий и социология как профессия

За свою вековую институциональную историю социология успела опробовать целый ряд вариантов легитимации. В зависимости от эпохи и страны необходимость социологической науки и социологического образования обосновывалась по-разному. Последнюю широкую дискуссию о raison d’être социологии развернул британско-американский марксист Майкл Буравой: с его точки зрения, в американской социологии, которая задает тон социологическим практикам во всем мире, доминирует профессиональная модель легитимации [1]. И хотя сам Буравой настроен примирительно, заявляя, что профессионализм должен оставаться ядром дисциплины, его рассуждения позволяют поставить под вопрос фигуру социолога как профессионала.

Еще сильнее влияние профессиональной модели на российскую социологию: язык профессионализации остается для соцфаков и их внешней среды (абитуриентов, инспекторов от государства, работодателей) наиболее удобной базой для взаимодействия. Дискурс о социологическом образовании организуется вокруг неизменной оппозиции «теории и практики»: обучение должно давать «теоретическую базу», которая будет затем эффективно конвертирована в «практические навыки», чтобы обеспечить конкурентную позицию на рынке труда людей со специальными компетенциями — профессионалов. Выбирая факультет, абитуриент желает знать, во-первых, есть ли гарантии того, что он получит хорошо оплачиваемую работу и карьерную перспективу уже во время обучения и после его окончания, а во-вторых, как полученное образование позволит ему максимизировать свой человеческий капитал с тем, чтобы затем получить работу «по специальности».

Эта модель, однако, заметно сбоит на всех участках. Для начала, профессию «социолог» трудно обнаружить в самом важном для студента рубрикаторе — перечне вакансий кадровых агентств. Соцфаки решают эту проблему по-разному: кто-то делает ставку на выпуск социальных работников, кто-то — маркетинговых исследователей, другие заявляют в качестве будущих работодателей абстрактные «центры социологических исследований». Однако в любом случае выясняется, что даже со всеми оговорками объем преподаваемого «теоретического знания» бессовестно огромен для того ограниченного набора монетизируемых «компетенций», которые удается набрать в университете. Кроме того, все эти рынки труда предъявляют ограниченный спрос на новых молодых специалистов. Социологическое образование не умещается в рамки профессионализации, но модель индустриальной экономики, в которую нужно встроиться, миновав транзитную зону социализации в университете, все же остается главным инструментом согласования интересов факультета и его контрагентов.

Концепция социологии как профессии в США отнюдь не была первым и естественным способом самоопределения социологии, и даже в период ее господства она всегда имела много противников. Ее становление связано с деятельностью ряда фигур, задававших тон в американской социологии довоенного и послевоенного периодов, наиболее значимой из которых был Толкотт Парсонс. Более того, даже для Парсонса идея профессиональной социологии сочеталась со смежными стратегиями легитимации — в первую очередь, с «прикладной социологией» Пола Лазарсфельда. И все же можно выделить здесь несколько ключевых компонентов концепции социолога как профессионала, что позволит раскрыть основной замысел Парсонса, связать его с социальным контекстом и проследить некоторые неизбежные следствия.

Вклад структурного функционализма Парсонса в академическое бессознательное отечественной социологии не подлежит сомнению: он больше, чем, например, вклад марксизма любого толка. У нас нет задачи установить, в какой степени именно этим объясняется задействование профессиональной модели легитимации. В то же время содержание знания невозможно отделить от его функции: все, что принимается за позитивное социологическое знание, несет на себе отпечаток определенного убеждения в том, для чего нужна социология.

***

Чтобы определить социологию как профессию, Парсонсу потребовалось создать целую дисциплину — именно его нередко называют основателем социологии профессий. До Парсонса дискуссия о профессиях определялась противопоставлением этики профессионализма капиталистической этике: расцвет профессий с их ценностной ориентацией и жесткими правилами входа в группу не укладывался в общую логику развития современных обществ в направлении целерационального ведения дел и индивидуалистической морали [2]. Поэтому профессии рассматривались либо как рудимент, либо как свежая альтернатива капитализму.

Парсонс поспешил отказаться от такой теоретической рамки. Во-первых, он заключил, что между профессиями и бизнесом в действительности больше общего, чем кажется, так что оба вида деятельности способствуют развитию капитализма: «противопоставление бизнеса профессиям, которое обычно делалось на основании проблемы корыстного интереса, не отражает всей полноты картины» [3]. Во-вторых, он сразу отверг оппозицию капиталистического эгоизма и профессионального альтруизма: с точки зрения Парсонса, человеческие мотивы всюду одинаковы, а различаются только способы институциональной организации, которые производят разное поведение. Стремление к успеху присутствует как у дельцов, так и у профессионалов, просто успех в этих случаях по-разному регулируется с нормативной точки зрения [4].

В целом, Парсонс выделил три элемента, которые объединяют бизнес и профессии:

1. Институциональная рациональность: если искать объяснение поведения не на уровне рациональных мотивов, а на уровне институтов, то обнаружится, что как профессии, так и бизнес представляют собой характерные проявления современной цивилизации с ее ростом институциональной рациональности. Причем рациональное основание профессиональной деятельности обеспечивается наукой, и чем больше профессия связана с «разработкой и применением» науки, тем более она рациональна.

2. Функциональная специализация: если бизнес предполагает замену отношений статуса отношениями контракта, то профессии сводят профессиональное взаимодействие к области технической компетентности профессионала.

3. Универсализм в противовес партикуляризму. Здесь стоит отметить, что Парсонс видит серьезную угрозу для профессий в контакте со структурами, обладающими институциональным устройством, основанным на партикуляризме, и полагает, что их следует ограждать от такого контакта [5]. При этом Парсонс признает, что развитие торгашества и мошенничества также представляет собой опасность, однако она связана не с тем, что профессионалы перенимают чуждые им ценности бизнеса, а с разрушением нормативной интеграции как в бизнесе, так и в профессиях.

Как и любая деятельность в рамках функционалистской теории, профессия может быть осмыслена только в связи с ее значением для более крупной социальной системы. Позднее Парсонс определит профессию следующим образом: «профессия — это род занятий (occupational role), организованный вокруг владения (mastering) некоторым участком культурной традиции общества, а также фидуциарной ответственности за нее, включая ответственность за ее поддержание и дальнейшее развитие» [6]. Здесь заложен принцип меритократии: профессионал ощущает себя важным обществу и вправе требовать от него сообразно своей значимости.

Профессии, далее, характеризуются «ученостью» (т.е. профессия, в отличие от ремесла, обладает интеллектуальным содержанием, «выходящим за пределы сиюминутных практических требований конкретной профессиональной функции» [7]) и «либеральностью» (фундаментальностью образования). Можно видеть, как задается концентрическая структура профессии: ядро профессиональной деятельности образуется научным знанием. Кроме того, центральное положение в структуре любой профессии занимает функция учителя как транслятора знания из когнитивного ядра профессии к ее прикладным областям (периферийным в смысле близости к «практике»). Учитель закрывает разрыв между «академическим» и «практическим». В медицинской профессии, которая стала для Парсонса первым объектом исследования, это достигается наложением «практики» на процесс обучения: как профессор, так и студент вовлекаются в процесс лечения, и для профессора это выступает условием его развития как ученого. Профессия оказывается комфортной средой для распространения и циркуляции рациональности. Наиболее рационализированной областью является научное ядро (ведь именно наука представляет собой рациональность par excellence), из которого рациональность излучается на периферию практики; напротив, с периферии в центр поступают эмпирические данные, которые подвергаются научной обработке и способствуют дальнейшей рационализации мира.

***

Следует обратить внимание, что к концу 1930-х годов, когда Парсонс закладывает основы своей социологии профессий, сама социология в США, в целом, уже прошла процесс институционализации как научной дисциплины: она располагала по меньшей мере двумя собственными научными журналами и ежегодно производила более сорока обладателей научных степеней. Всего этого удалось достичь без активного обращения к риторике профессионализации: ни в Чикаго, ни в Колумбийском университете, ни в Северной Каролине, где возникли первые социологические факультеты, социология не презентовалась как профессия [8].

Начиная с 1930-х разрастающаяся дисциплина вынуждена искать стабильные источники поддержки: в США усиливаются сциентистские тенденции, и работающая на широкую публику социология выходит из моды [9]. Частные фонды все менее склонны финансировать социальную науку, которая находится в двусмысленном отношении к естествознанию. Задача социологии состояла в том, чтобы не оказаться выброшенной из академической сферы волной сциентизма, и поэтому активно велась работа по доказательству научного статуса дисциплины. Так, в 1947 году Рид Бейн, который впоследствии сам заведовал отделом поэзии в The Humanist, в статье «Социология как естественная наука» недвусмысленно высказывался об исключении социологии из сферы естествознания как о распространенном предрассудке: «Большинство по-прежнему очень смутно представляет себе, что такое научная социология. Те, кто плохо информирован, путают ее с социализмом, социальной работой, социальным реформаторством, контролем за уровнем рождаемости и разводов, сюсюканьем с разбойниками, а также вообще со всем, что люди одобряют или порицают» [10]. Бейн также напирал на значение социологии для контроля над послевоенным миром: «Научный социальный контроль, основанный на научной социологии, внезапно стал для мира самой насущной проблемой и главной надеждой. Срочно обучать лучшие умы мира фундаментальной и прикладной социальной науке, выделять миллиарды на это, а не на авианосцы и атомные бомбы — только так можно остановить явное сползание к трагедии Первой Ядерной Войны» [11].

Начинается поиск новых моделей легитимации, который продолжится и в послевоенный период. Обретение легитимности должно обеспечивать дисциплину ключевыми ресурсами — в том числе, финансированием. В 1930 году Фонд Рокфеллеров выделяет большой грант ($ 875 000) на исследование промышленных рисков Гарвардскому университету в лице психолога Элтона Мейо и биолога Лоуренса Хендерсона, людей, которые слабо ассоциировались с зарождающейся самостоятельной социальной наукой. В этом случае, как и в других проектах, поддержанных Фондом Рокфеллеров, интерес грантодателя был связан с полезностью получаемого знания, и для ученых это означало появление шанса на новое позиционирование социологии. Однако, несмотря на выраженную прикладную ориентацию проекта, он не повлек за собой институциональных последствий, не стал прецедентом функционирования новой схемы организации социальной науки. Фонд Рокфеллеров предполагал, что получаемое знание будет впоследствии распространяться через профессиональные школы Гарварда, однако результаты работы проекта не дали технологий, которые можно было бы встроить в программы обучения и в производственный процесс. Иными словами, в проекте изначально отсутствовало понимание того, как научное знание должно организовывать практику профессионалов [12].

Тем не менее, благодаря этому проекту возникает идея встраивания социологии в процесс профессионального образования: такая схема позволила бы снизить зависимость от средств, которые фонды выделяют на исследования, и опереться на образовательные бюджеты. Однако для этого требовалось создать интерфейсы между социологией и смежными областями деятельности. Именно в это время вызревает концепция «социологии как профессии»: ее начинает разрабатывать Парсонс, ближайший помощник Хендерсона в Гарварде.

Случай опробовать институциональные возможности этой концепции выпал, когда встала задача получения средств от Национального научного фонда (National Science Foundation, NSF) на развитие социальной науки. Проект создания фонда с целью централизованной поддержки научных исследований был озвучен в 1945 году, и через год ведущая координирующая организация в области социальных наук в США того времени, Общественный совет по исследованиям в области социальных наук (Social Science Research Council, SSRC), заказала Парсонсу отчет для NSF, в котором он должен был обосновать необходимость финансирования социологии.

Задача Парсонса состояла в том, чтобы встроить социологию в сциентистский дискурс — это позволило бы избежать создания отдельного фонда поддержки социальных наук и последующей маргинализации социологии [13]. Парсонс вскоре начал публиковать свою позицию в серии статей, используя аргументы, похожие на аргументы Бейна: во-первых, социальные проблемы послевоенного времени ничуть не менее серьезны, чем проблемы взаимодействия с природой, и для контроля социального порядка так же необходимо использовать научный подход, как и для контроля над природой. Во-вторых, наука представляет собой единый рациональный проект познания, недоступного здравому смыслу. Парсонс также указывал на то, что современные социальные науки сформировали единое сообщество, а дисциплинарные споры и споры между «школами» уже решены. Кроме того, Парсонс активно приводил примеры прикладной эффективности социальных наук, в особенности в исследовании морального духа собственной армии и армии противника в годы войны [14]. Парсонс стремился представить современное общество как профессиональную структуру, организованную вокруг устоявшегося разделения научного труда и научной экспертизы, — это позволило бы продемонстрировать, что целостная структура такого рода немыслима без социологической науки.

Однако Парсонсу не удавалось добиться большого успеха: конгрессмены и сенаторы высказывались неблагоприятно по вопросу финансирования социальных наук. Как заявил один из них, республиканец К. Браун, «обычному американцу не нужно, чтобы вокруг него крутились какие-то эксперты, которые будут решать, как ему жить. Если в Конгрессе почувствуют, что этот закон нужен, чтобы создать организацию, в которой будет множество женщин с короткими волосами и мужчин с длинными волосами, лезущих в личные дела каждого и интересующихся, любит ли он жену или нет, то закон этот не пройдет через Конгресс» [15]. Подготовленный Парсонсом проект обоснования не получил поддержки и в самом SSRC: 69 членов Совета оценили его и подвергли критике. Проблема состояла в том, что текст был слишком сложен [16], в то время как Парсонс и здесь считал, что ориентироваться следует не на обывателя, а на экспертную аудиторию, которая уже разделяет ценности науки. В итоге текст так и не был официально опубликован, Парсонс не стал его переделывать, а социальную науку не поддержали в NSF именно из-за ее несоответствия канонам науки [17].

Несмотря на неудачу, проект Парсонса заметно повлиял на послевоенную репрезентацию социологии. В нем была разработана идея легитимации социологии как экспертного ядра системы технократического управления, развитие которой неизбежно вследствие общей рационализации жизни. Позже Парсонс использовал модель социолога-эксперта, вокруг которого выстраивается профессиональная деятельность, при создании специализированных экспертных организаций (таких как Центр русских исследований в Гарварде в 1948 году) с небольшой аудиторией и государственной поддержкой. Таким образом, социологи могли входить в разные профессии в качестве экспертов — за счет этого финансирование социологии удавалось подать как финансирование самих этих профессий [18].

***

На протяжении десяти — пятнадцати послевоенных лет модель социологии как профессии набирала силу и становилась ведущим инструментом легитимации социологии. По мере того как ослабевало влияние чикагской социологии и усиливались позиции Гарвардского и Колумбийского университетов, профессиональная социальная структура превращалась в основную рамку для обсуждения вопроса о месте социологии в обществе. Задача Парсонса состояла в том, чтобы, опираясь на разработанную им теорию профессий, предложить ответ на вопрос о том, какое положение в мире профессий занимает социология. К 1959 году решение было готово: по заказу Американского социологического общества Парсонс подготовил и представил на его ежегодном заседании отчет «О проблемах, с которыми сталкивается социология как профессия».

Доклад был выдержан в триумфальном тоне: он демонстрировал, что социология состоялась как профессия, организованная вокруг научной дисциплины. Если кратко обобщить рассуждения Парсонса, то можно зафиксировать, что для определения социологии в терминах профессий он формулирует требования отделения социологии от ряда областей, с каждой из которых она должна иметь выстроенный интерфейс взаимодействия. Эти требования можно назвать «императивами закрытия» — всего Парсонс указывает четыре таких императива, которые должна выполнять социология.

1. Закрытие от паранауки — установление канона научной адекватности и объективности. Для Парсонса решение этой задачи связано с «созданием действующего профессионального кодекса обращения с определенной интеллектуальной предметной областью» [19]. Этот кодекс, свод методических правил, должен создать основания для экспертного социологического знания и обеспечить соответствие запросам сциентизма.

2. Закрытие от других наук — дифференциация собственной предметной области. Парсонс констатирует, что социологии в короткие сроки удалось получить собственное место в системе разделения научного труда, а также заработать престижное положение в иерархии наук. Интересно, однако, что его беспокойство вызывают междисциплинарные исследования: с одной стороны, они очевидным образом необходимы, с другой — они угрожают научной и профессиональной автономии. Парсонса успокаивает лишь то, что умножающееся число случаев междисциплинарного сотрудничества не обнаруживает никакого устойчивого образца — если бы такой образец сложился, это означало бы разрушение дисциплинарной сетки. В отсутствие такого образца всегда сохраняется возможность точно указать, что именно социология дает другим дисциплинам и что получает от них [20]. Такая фиксация социологического вклада позволяет лишний раз акцентировать дисциплинарные границы.

3. Закрытие от практики. Здесь Парсонс явно указывает на веберовский принцип свободы от ценностных суждений как критерий разделения социологии и практической деятельности (а также социальной политики). Он с сожалением замечает, что специфика американской социологии традиционно предполагала тесную связь с филантропией, религиозным подвижничеством, community service и социальной работой. Тем не менее, с точки зрения Парсонса, и здесь удалось добиться прогресса и отделить собственно социологию от исследования социальных проблем [21].

4. Закрытие от «ненаучных аспектов культуры» — философии, религии, литературы, искусства. Признавая исторический долг социологии перед немецкой идеалистической философией с ее склонностью к обозрению Weltanschauungen, Парсонс настаивает на необходимости решения проблемы отделения от «философской матрицы», поскольку эта проблема «существенно влияет на положение и поведение соответствующих профессиональных групп» и является «источником напряжения» [22].

В чем смысл этих императивов закрытия, которым социология, по мнению Парсонса, успешно следует? Во всех четырех компонентах заметно влияние веберовской концепции рациональности, квинтэссенцией которой является научное познание мира. Создавая перегородки, Парсонс стремится отделить более рациональное от менее рационального, ядро рационализации от периферии, которая рационализируется позднее. Благодаря размещению социологии в точке пересечения линий рационализации, Парсонс рассчитывает создать для нее «монополию» на рациональность: если научное методическое познание социального порядка с целью его дальнейшего регулирования — это квинтэссенция современного рационального мира, то описываемая в таких терминах профессия получает максимальное значение в современном обществе в силу его устройства. Динамика модернизации предполагает, что в дальнейшем влияние социологии (если ей удастся занять данную позицию) будет только усиливаться.

Этот замысел позволяет осмыслить предлагаемую Парсонсом стратегию профессионализации социологии, которая имеет три уровня.

1. Основной точкой институционализации социологии является университет. Здесь социология, несколько запоздавшая в своем развитии в сравнении с другими науками, выравнивается с ними за счет одновременного учреждения профессионального образования — факультетов и исследовательских центров, которые позволяют выполнять две «базовые функции профессии» (sic!) — «продвижение собственной дисциплины и подготовку ее кадрового ядра» [23].

2. Вклад в идеологию, который Парсонс видит в выработке «общего определения ситуации». Он полагает, что после войны возникает «новая идеологическая эра», когда социология перенимает у психологии и экономики положение ключевого поставщика знания для формирования идеологии. В этом же контексте он обращает внимание на идеологическое значение преподавания социологии профессионалам-несоциологам. Это, в свою очередь, позволяет дополнительно закрепить статус социологии не только как главного проводника идеологии, но и за счет формирования у профессионалов представления о современном обществе как обществе, где социология наконец стала царицей наук. Как предполагает Парсонс, «вероятно, есть связь между этим социологическим уклоном идеологических проблем и консолидацией социологической профессии в обществе» [24].

3. Социология должна обладать выраженной прикладной функцией; основными сферами потенциального привлечения профессиональных социологов являются маркетинговые исследования и организация труда на производстве. Здесь, однако, Парсонс вынужден признать наличие проблемы: в 1952 году из обладателей степени PhD по социологии 86% шли работать в колледжи и университеты, а из выпускников магистратуры — 69% [25]. Такой профиль занятости делает социологию гораздо более похожей на гуманитарные дисциплины, чем на медицину и право, на которые Парсонс хотел бы ориентироваться. Он, впрочем, видит значение трудоустройства выпускников в профессиональные школы в том, что это позволяет поддерживать концентрическую структуру профессии — готовить практиков (тем самым обеспечивая науке защиту от практики) и в то же время следить за ситуацией во внешнем мире.

Тот факт, что социологическое образование готовит главным образом тех, кто осуществляет социологическое образование, — не случайность, а неизбежное следствие парсонсовской модели социологии как профессии. Ориентированная на экспансию рациональности, эта модель систематически производит профессионалов, готовых к работе в условиях высокой рациональности и потому предсказуемо выбирающих для построения карьеры наиболее привычную для себя среду. Закрытие социологии, построение шлюзов между ней и инородными средами, способными нарушить целостность профессии, приводит к неспособности воспринять собственные требования этих сред — они могут рассматриваться только как объекты, подлежащие обследованию и дальнейшей рационализации.

В результате способность социологов-профессионалов к адаптации в таких средах оказывается в зависимости от шансов навязать этим средам социологическую рациональность — недаром Парсонс считает одной из важнейших задач профессиональной ассоциации социологов лоббирование номинации «социолог» в описаниях вакансий [26]. В противном случае даже в потенциально благоприятных средах (таких как маркетинговые исследования) социолог может устроиться лишь в той мере, в которой он подчиняет свои технические навыки собственной рациональности данной среды — а значит, перестает быть профессионалом в парсонсовском понимании, так как перестает продвигать социологическую рациональность. В остальных же случаях трудоустройство вообще не является результатом систематического социологического образования: в интервью российских выпускников это обычно обозначается выражением «работаю не по специальности».

***

Предложенная Парсонсом модель «социологии как профессии» получила признание в американской академической социологии. В том же 1959 году после доклада Парсонса Американское социологическое общество было переименовано в «ассоциацию», и хотя формально причиной называлась неблагозвучность исходного акронима, в этой смене названия, по-видимому, велика роль парсонсовской концепции: согласно ей, профессионалам надлежит объединяться в ассоциации для защиты коллективных интересов.

У этого переименования были и противники, которые одновременно противостояли профессиональной модели. Одним из них выступил чикагский социолог Эверетт Хьюз, развивавший собственную социологию занятий (occupations). Для Хьюза профессии представляют собой род занятий, основанный на эзотерическом знании, и хотя в целом занятия тяготеют к профессионализации, это не всегда желательная стратегия. Так, профессионалы противоположны интеллектуалам: если для первых знание существует для практики, то для вторых — наоборот. В то время как профессионалы образуют гильдии, интеллектуалы составляют ученые общества. Профессионализация интеллектуалов ведет к тому, что они начинают пользоваться в своей деятельности дисциплинарным языком и тем самым навязывают этот язык своему объекту. С точки зрения Хьюза, социолог не может быть профессионалом уже потому, что он не обслуживает какой-то один институт, но перемещается между институтами, занимает позицию маргинала и потому обязан сохранять чувствительность к разным языкам [27].

Другие направления атаки на модель Парсонса были связаны с критикой его сверхоптимистичной трактовки теории рационализации Вебера и веберовской доктрины «свободы от оценки» [28]. И хотя в дальнейшем оппозиция Парсонсу только возрастала, все же парсонсовская модель стала наиболее влиятельным подходом к легитимации американской социологии в течение длительного послевоенного периода. Успех концепции социологии как профессии зависел от действенности социальной теории Парсонса — в первую очередь, от его философии рационализации и социологии профессий, которые составили когнитивный фундамент проекта легитимации.

Однако ставка Парсонса на продвижение социологии через укрепление рациональной профессиональной структуры и экспансию через экспертные аудитории не сыграла и, по-видимому, не могла сыграть. Серьезные успехи в академической институционализации социологии и обретении уверенного положения в системе наук компенсировались изоляцией социолога-профессионала. Те профессионалы, которые должны были стать его главной аудиторией, были слишком малочисленны и рассматривались им скорее как объект изучения и просвещения, чем как активный контрагент. Потребность государства в идеологической поддержке со стороны социологии была преувеличена, а целенаправленные усилия Парсонса в этом направлении в скором времени вызвали ответную политическую реакцию [29]. Возможности же социологии по экспансии собственной рациональной среды, в которой она могла бы чувствовать себя комфортно, оказались ограниченными. В то же время этот проект стоил американской социологии потери поддержки широкой публики, к которой она апеллировала на ранних этапах своего становления [30]. Современные дискуссии о возможности публичной социологии во многом представляют собой попытки справиться с институциональным наследием профессионального проекта.

Недостаток исторической рефлексии по поводу способов собственной легитимации ставит социологию в положение, когда le mort saisit le vif — отыгранные идеи контрабандой проникают в сегодняшнюю практику. Представление о социологии как профессии, построенной вокруг научной дисциплины, представляет собой лишь один из возможных проектов легитимации, отягощенный специфическим контекстом своего возникновения и особым теоретическим аппаратом социологии профессий. Ценность этого проекта можно оценивать по-разному; для интеллектуальной истории задача-минимум состоит в том, чтобы указать на его границы.

 

 

Примечания

↑1. Буравой М. За публичную социологию // Общественная роль социологии / Под ред. П. Романова, Е. Ярской-Смирновой. М.: ООО «Вариант», ЦСПГИ, 2008. С. 36–39. В качестве других типов легитимации Буравой выделяет управленческий (в русском переводе он назван «прикладным»), публичный и критический.
↑2. Ben-David J. The Sociological Study of Professions // Current Sociology. 1964. Vol. 12. No. 3. P. 248.
↑3. Parsons T. The Professions and Social Structure //Social Forces. 1939. Vol. 17. No. 4. P. 458.
↑4. В этой связи утверждения о том, что Парсонс был воодушевлен альтруизмом профессионалов, скорее затемняют дело. См. у Р. Абрамова: «Явная дифференциация бизнеса и корпуса профессионалов служит для Парсонса хорошим предзнаменованием окончания эпохи “стяжательского капитализма”. Сам американский социолог симпатизировал им же созданному типу профессионального человека, озабоченного альтруистическим выполнением своих обязанностей перед обществом» (Абрамов Р. Профессиональный комплекс в социальной структуре общества (по работам Т. Парсонса) // Социологические исследования. 2005. № 1. С. 55).
↑5. Ibid. P. 463.
↑6. Parsons T. Some Problems Confronting Sociology as a Profession // American Sociological Review. 1959. Vol. 24. No. 4. P. 547–559.
↑7. Parsons T. Remarks on Education and the Professions // International Journal of Ethics. 1937. Vol. 47. No. 3. P. 365.
↑8. Что, конечно, не мешало впоследствии описывать ее становление в терминах профессионализации. См., напр.: Furner M. Advocacy and Objectivity: A Crisis in the Professionalization of American Social Science, 1865–1905. New Brunswick: Transaction Publishers, 2001 [1975].
↑9. Ross D. The Origins of American Social Science. Cambridge: CambridgeUniversity Press, 1991. P. 388–389.
↑10. Bain R. Sociology as a Natural Science // American Journal of Sociology. 1947. Vol. 53. No. 1. P. 9.
↑11. Ibid. P. 15.
↑12. Buxton W., Turner S. From Education to Expertise: Sociology as a “Profession” // Sociology and Its Publics: The Forms and Fates of Disciplinary Organization / Ed. by T. Halliday & M. Janowitz. Chicago: University of Chicago Press. P. 390.
↑13. Parsons T. The Science Legislation and the Role of the Social Sciences // American Sociological Review. 1946. Vol. 11. No. 6. P. 660–661.
↑14. Parsons T. Science Legislation and the Social Sciences // Political Science Quarterly. 1947. Vol. 62. No. 2. P. 247. Парсонс использовал при исследовании морального духа солдат наработки проекта Хендерсона по моральному духу рабочих. В статье военного времени он сравнивал работу социолога-пропагандиста с работой медика (психотерапевта) по нормализации порядка. См.: Parsons T. Propaganda and Social Control // Talcott Parsons on National Socialism / Ed. by U. Gerhardt. N.Y.: Walter de Gruyter, 1993 [1942]. P. 243–274.
↑15. Цит. по: Haney D. The Americanization of Social Science: Intellectuals and Public Responsibility in Postwar United States. Philadelphia: TempleUniversity Press, 2008. P. 33.
↑16. Позже Чарльз Райт Миллс предъявит Парсонсу этот упрек в куда более жесткой форме в своей критике «гран-теории» (Миллс Ч.Р. Социологическое воображение. М.: Nota Bene, 2001. С. 31–61).
↑17. Ibid. P. 37–38.
↑18. Buxton, Turner. Ibid. P. 397–398.
↑19. Parsons. Some Problems Confronting Sociology as a Profession. P. 547.
↑20. Ibid. P. 552–553.
↑21. Ibid. P. 550. Здесь виден след раскола, случившегося в 1953 году, когда из Американского социологического общества выделилось Общество по исследованию социальных проблем, создавшее собственный журнал Social Problems. Несмотря на то что раскол не был полным (многие социологи участвовали в деятельности обеих организаций), в Американском социологическом обществе все же видели необходимость дистанцироваться от нового движения и заявить монополию на «настоящую» социологию.
↑22. Ibid. P. 549.
↑23. Ibid. P. 552.
↑24. Ibid. P. 554.
↑25. Ibid. P. 555.
↑26. Ibid. P. 558.
↑27. Hughes E. Professions // Daedalus. 1963. Vol. 92. No. 4. P. 655–668.
↑28. См., напр.: Gouldner A. Anti-Minotaur: The Myth of a Value-Free Sociology // Social Problems. 1962. Vol. 9. No. 3. P. 199–213.
↑29. Гоулднер А. Наступающий кризис западной социологии. М.: Наука, 2003.
↑30. Buxton, Turner. Ibid. P. 403.

gefter.ru

Профессия Социолог - Описание, история. Где и как получить профессию. Особенности профессии. Важность профессии. "Моя будущая профессия

  История появления профессии СоциологКак возникла профессия? Как развивалась профессия?

Основателем социологии как науки считается Эмиль Дюркгейм, французский ученый. В своих трудах он разработал основополагающие принципы этой науки, дал описание социологическим методам исследований. Это послужило развитию социологии и появлению новой профессии – специалиста, изучающего общество, социолога.

  Значимость для обществаВажность, значение и социальный статус профессии

Важность и востребованность профессии социолога сегодня не нуждается в доказательстве. Их услугами пользуются, в основном, торговые фирмы для исследования покупательской способности и возможности рынка. Во время предвыборных компаний социологи помогают изучить мнения избирателей, чтобы лучше построить свою избирательную стратегию, правильно организовать работу со средствами массовой информации. 

  Особенности профессии СоциологУникальность и перспективность профессии

Социолог должен уметь раскрыть причины различных общественных явлений, проводить грамотный анализ полученных результатов, быстро и эффективно реагировать на изменения, происходящие в структуре общества. Социолог может работать в аналитическом социальном центре, консалтинговой компании, государственных или муниципальных органах власти, кадровых службах, СМИ, в издательском бизнесе, в маркетинговом отделе крупной компании, быть менеджером по связям с общественностью в какой-либо фирме.

 

  "Подводные камни" профессии СоциологВсе за и против профессии. Сложности и особенности.

Положительные стороны профессии социолога зависят от умения и навыков специалиста. Имея достаточно высокую квалификацию, опыт работы, хорошие знания, можно найти работу в крупной компании, которая имеет возможность платить высокие оклады своим сотрудникам. Но, не имея профессионального опыта, трудно найти хорошее место работы.

  Где и как получить профессию СоциологГде обучают профессии?

Стать социологом можно, окончив вуз по специальности «социология». В дальнейшем стоит заниматься самообразованием, повышением уровня знаний, чтобы суметь продвинуться по карьерной лестнице.

1001expert.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о