Севгу подслушано: Институт информационных технологий и управления в технических системах

Содержание

Институт информационных технологий и управления в технических системах

Институт информационных технологий и управления в технических системах

Направления подготовки

Бакалавриат:

Магистратура:

Аспирантура

  • 09.06.01 — Информатика и вычислительная техника
  • 01.06.01 — Математика и механика

 Институт информационных технологий и управления в технических системах — ведущий образовательный и научно-исследовательский центр в области IT-индустрии в Крыму, осуществляющий фундаментальную  подготовку  по программам  бакалавриата, магистратуры и аспирантуры  в области информатики и вычислительной техники, информационных систем и технологий, компьютеризированных систем автоматического управления.

 

Образовательная и научная работа, которую ведет институт, была начата в 1967 году в Севастопольском приборостроительном институте. С того момента было подготовлено более 11 000 высококлассных IT-специалистов, и можно по праву сказать, что институт стоял у истоков создания в стране направления информатики, автоматики и вычислительной техники.

Педагогический коллектив института составляют как заслуженные ученые, готовые передать студентам свой опыт, так и молодые педагоги, способные подготовить выпускника к работе в соответствии с самыми актуальными тенденциями времени. В институте работают 14 профессоров и 44 доцентов. Сотрудники Института постоянно повышают свою квалификацию, проходя стажировки в России и за рубежом, издают совместные учебные пособия.

 Директор института – кандидат технических наук, доцент Владимир Николаевич Бондарев, автор более 100 научных и учебно-методических работ.

 

Интервью с В.Н. Бондаревым: «Я сделал этот выбор 40 лет назад»
Аристократическое лицо, во взгляде — не цифры и микросхемы, а теплота и мудрость. Общаясь с директором Института информационных технологий и управления в технических системах Владимиром Николаевичем Бондаревым, невольно задаешь себе вопрос: а точно ли техническая у него специальность?..

Читать полностью

В настоящее время в Институте информационных технологий и управления в технических системах по пяти направлениям бакалавриата и по шести направлениям магистратуры обучается более 900 студентов.

Молодые специалисты, закончившие институт, составляют достойную конкуренцию выпускникам ведущих вузов страны. Они востребованы не только в России, но и в странах ближнего и дальнего зарубежья. В Крыму выпускники института трудятся во многих учреждениях и предприятиях: «1С-Рарус», «Таврида-Электрик», «Импульс-2», «Алвион Европа», SevStar, «Севтелеком», «Крымтелеком», КБ радиосвязи, Морской гидрофизический институт, завод «Фиолент», Правительство Крыма, Правительство Севастополя, Банк РНКБ, Банк «Россия» и др.

Сегодня Институт информационных технологий и управления в технических системах интенсивно развивается, в том числе благодаря сотрудничеству с ведущими российскими и международными компаниями. За последние три года Институтом было получено 7 грантов Российского фонда фундаментальных исследованийНа базе института создаются новые учебно-научные лаборатории, в которых ведется работа по приоритетным направлениям подготовки бакалавров и магистров.

День открытых дверей Института информационных технологий и управления в технических системах для абитуриентов, поступающих в бакалавриат

Интервью с директором Института Бондаревым Владимиром Николаевичем

День открытых дверей Института информационных технологий и управления в технических системах для поступающих в магистратуру

Поминутное содержание видео по направлениям подготовки

Общую информацию о программах магистратуры, которые реализуются в Институте информационных технологий и управления в технических системах можно получить на 06:13 минуте от начала трансляции, по направлениям подготовки:

09.04.01 Информатика и вычислительная техника на 14:00 минуте;

09.04.02 Информационные системы и технологии на 46:00 минуте;

09.04.03 Прикладная информатика на 24:25 минуте;

09.04.04 Программная инженерия на 17:10 минуте;

15.04.06 Мехатроника и роботехника и 27.04.04 Управление в технических системах на 01:05:41 часе».

 

Жизнь института

с этим может справиться big data

Как студенты восприняли дистанционное обучение и как оно изменило их жизнь? Ответы на эти вопросы дал проект команды «Образование в условиях коронавируса: большие данные как инструмент измерения реакции общества». Университетский консорциум больших данных представил результаты исследования на форуме «Открытые данные-2020», который в эти дни проходит в Севастопольском госуниверситете.

Рабочая группа проекта, в которую входят вузы — участники консорциума — проанализировала сообщения студентов 309 российских университетов из 80 регионов, которые молодежь оставляла в неофициальных университетских сообществах (например, «Подслушано в…») во «ВКонтакте» и Facebook. Задачей было определить эмоциональную тональность сообщений и найти различия между ситуациями в разных регионах. Всего было проанализировано более двух миллионов сообщений.

Исследование проводились в период, когда все вузы страны находились на дистанционном обучении из-за пандемии новой коронавирусной инфекции.

«Данные показали, что студенты, в принципе, довольно лояльно отнеслись к переходу на дистанционный формат, а большинство проблем носили организационный характер. Но основная сложность том, что дистанционное обучение нарушило личные связи между людьми. Студентам в период пандемии не хватало общения», – рассказал Вячеслав Гойко, директор Центра прикладного анализа больших данных ТГУ. Проект был инициирован Томским государственным университетом при поддержке Минобрнауки РФ. Над проектом работали специалисты из ТГУ (Томск), МГУ, ВШЭ, САФУ, СВФУ, ВятГУ, ТГУ (Тольятти), СевГУ, ЧГУ, АлтГУ и других российских вузов.

Результаты проекта стали точкой отсчета для проведения круглого стола, посвященного проблемам и перспективам образования в условиях коронавируса. Участие в обсуждении приняли проректор Томского государственного университета Евгений Луков, научный руководитель Института образования ВШЭ Исак Фрумин, ректор Севастопольского государственного университета Владимир Нечаев, ректор Северо-Восточного федерального университета Анатолий Николаев, ректор Вятского государственного университета Валентин Пугач, ректор Чеченского государственного университета Заурбек Саидов, ректор Алтайского государственного университета Сергей Бочаров, ректор Тольяттинского государственного университета Михаил Криштал, советник президента Российского Союза ректоров Райфа Биткова.

Кластер индустриальных партнеров представляли президент АО «Крибрум» Игорь Ашманов, генеральный директор Фонда содействия изучению общественного мнения «ВЦИОМ» Константин Абрамов, руководитель проектов компании «Форексис» Шамиль Мусин, директор по развитию компании Megaputer Intelligence Евгений Соломатин. Модератором выступил Михаил Мягков, председатель совета Консорциума, научный руководитель Центра прикладного анализа больших данных ТГУ.

Источник: https://www.tomsk.ru/news/view/156348-pomoch-razvitiyu-obrazovaniya-v-epohu-covid-19-s-etim-mozhet-spravitsya-big-data

Как big data может помочь развитию образования в эпоху COVID-19

Команда Университетского консорциума больших данных представила результаты проекта «Образование в условиях коронавируса: большие данные как инструмент измерения реакции общества» на форуме «Открытые данные-2020». Форум проходит 20 и 21 августа в Севастопольском госуниверситете.

Рабочая группа проекта, в которую входят вузы – участники консорциума –проанализировала сообщения студентов 309 российских университетов из 80 регионов, которые молодежь оставляла в неофициальных университетских сообществах (например, «Подслушано в…») во «ВКонтакте» и Facebook. Задачей было определить эмоциональную тональность сообщений и найти различия между ситуациями в разных регионах. Всего было проанализировано более 2 млн сообщений.

Исследование проводились в период, когда все вузы страны находились на дистанционном обучении из-за пандемии новой коронавирусной инфекции. 

Данные показали, что студенты, в принципе, довольно лояльно отнеслись к переходу на дистанционный формат, а большинство проблем носили организационный характер,

– комментирует Вячеслав Гойко, директор Центра прикладного анализа больших данных ТГУ. – Но основная сложность том, что дистанционное обучение нарушило личные связи между людьми. Студентам в период пандемии не хватало общения.


 – Этот год сам предложил нам повестку, связанную с коронавирусом. Нам пришлось работать, во-первых, быстро, во-вторых, дистанционно. Возникла идеальная площадка для решения методических проблем. Новые исследовательские технологии позволяют комбинировать достижения точных наук  и гуманитарную социальную составляющую. Будущее социологических исследований мы видим в синтезе этих направлений. Формируется научная школа», — сказал на открытии форума ректор СевГУ Владимир Нечаев

Проект «Образование в условиях коронавируса: большие данные как инструмент измерения реакции общества» был инициирован Томским государственным университетом при поддержке Минобрнауки РФ. Над проектом работали специалисты из ТГУ (Томск), МГУ, ВШЭ, САФУ, СВФУ, ВятГУ, ТГУ (Тольятти), СевГУ, ЧГУ, АлтГУ и других российских вузов.

Результаты проекта стали точкой отсчета для проведения круглого стола, посвященного проблемам и перспективам образования в условиях коронавируса. Участие в обсуждении приняли проректор Томского государственного университета Евгений Луков, научный руководитель Института образования ВШЭ Исак Фрумин, ректор Севастопольского государственного университета Владимир Нечаев, ректор Северо-Восточного федерального университета Анатолий Николаев, ректор Вятского государственного университета Валентин Пугач, ректор Чеченского государственного университета Заурбек Саидов, ректор Алтайского государственного университета Сергей Бочаров, ректор Тольяттинского государственного университета Михаил Криштал, советник президента Российского Союза ректоров Райфа Биткова

.

Кластер индустриальных партнеров представляли президент АО «Крибрум» Игорь Ашманов, генеральный директор Фонда содействия изучению общественного мнения «ВЦИОМ» Константин Абрамов, руководитель проектов компании «Форексис» Шамиль Мусин, директор по развитию компании Megaputer Intelligence Евгений Соломатин. Модератором выступил Михаил Мягков, председатель совета Консорциума, научный руководитель Центра прикладного анализа больших данных ТГУ.

Фото предоставлены пресс-службой СевГУ

Татьяна Стёпина, Севастополь, Россия, ВКонтакте, 21 лет, id157108560

Черный список СЕВАСТОПОЛЬ
Черный список СЕВАСТОПОЛЬ — это список заведений, мест, компаний, магазинов с некачественными товарами, с грубыми продавцами, тараканами и т.д. Увы, но вряд ли найдётся человек, которого в нашем городе не обхамили, не обсчитали, не обманули. К сожалению, подобные ситуации уже стали закономерностью. Есть ВЫХОД, если каждый человек, ставший свидетелем отвратительного отношения к людям, будет писать нам, то каждая компания, вплоть до маленького магазина, будет бояться попасть в «ЧС — Севастополь». Иначе, клиентов у них будет гораздо меньше. Или не будет вообще! И тогда они ради профилактики постараются улучшить нынешнее положение вещей! Мы хотим, чтобы люди просто уважали людей только за то, что они люди!

Dr
DR — это больше, чем просто паблик. Это комьюнити, которое существует и радует вас больше 7-ми лет. Мы любим и ценим каждого подписчика. Это не просто красивые картинки и музыка. DR — место, где ты почувствуешь себя уютно и комфортно. Stay safe and feel comfortable Love u.

Подслушано в СевГУ (СевНТУ)
Здесь вы можете поделиться любыми секретами, ситуациями, мнениями из жизни вас и нашего университета. Анонимность гарантируется. Наш Аск ask.fm/podslyshanoSevNTY Правила: http://vk.com/topic-62430121_31360971 Хештеги: #РасписаниеСевГУ #НеделяСевГУ #РаспечаткаСевГУ #СтиркаСевГУ #ПреподавателиСевГУ #ПроблемаСевГУ #ЛевакиСевГУ

Стандартное отклонение
Стандартное отклонение — научно-популярный образовательный паблик; площадка для общения и поддержки потребителей психиатрической помощи. Психиатрия и психология. Доступно и с юмором. Проект ОООИ «Новые возможности». Мы в других соцсетях: https://www.instagram.com/standartdeviation/ https://t.me/stdeviation

несвоевременные размышления

ForPost — Новости Севастополя и Крыма

ForPost — Главный новостной паблик полуострова. Вся правда о том, что и почему происходит в Севастополе и Крыму.

Cringe
Переводы и оридж

Среднестатистическая мерзость
Это не постирония, мать вашу! P.s. За ссылки на персонажей в комменты бан навсегда

Литература
Серьезно и не очень о литературе. Оставайтесь дома и читайте много прекрасных книг!

Даниил Хармс
Нужно ли человеку что-либо помимо жизни и искусства? Я думаю, что нет: больше не нужно ничего, сюда входит всё настоящее. Паблик посвященный литературе и искусству

Самый грустный
Если вам нравится наш паблик, пожалуйста, подпишитесь на уведомления.

Прояснилось.
Найди нас в Telegram — https://t.me/proyasnilos

СЕВАСТОПОЛЬ ОБЪЯВЛЕНИЯ СЕВАСТОПОЛЯ
Севастополь объявления барахолка северная сторона доска недвижимость куплю продам

🐳 ПОДСЛУШАНО В СЕВАСТОПОЛЕ
🥇 Лучшая группа про Севастополь! Без политики. 📩 Пишите в «Предложенные новости» свои истории, смешные случаи, новости и др. Заходи к нам в: » Instagram: instagram.com/ohsevastopol » Telegram: t.me/ohsevastopol

my astrology
Самый посещаемый проект связанный с астрологией и гороскопами в ВКонтакте. Входим в ТОП-15 по посещаемости среди всех сообществ.

Тамара, какого хрена?
Всем привет. Меня зовут Тамара, многие меня знают как Одонату. Сейчас я попытаюсь объяснить, куда вы попали. В апреле 2015 года я обнаружила, что личные страницы ВКонтакте имеют ограничение по количеству символов на один пост, а я не вмещаю все, что я хочу сказать миру, в эти несколько тысяч дозволенных символов. И я завела эту группу. Получилось что-то среднее между личным дневником и трибуной для вещания городу и миру. Вполне возможно, что вы уже встречали меня в сети, просто не знали об этом. Пишу я ебко и задорно, поэтому частенько куски меня оседают в разных краях интернета. Например, радостно расползся текст о Хокинге (https://vk.cc/7QbzMM), текст про отцов и детей (https://vk.cc/6d9XDe), восторженный текст про айтишечку периода первичного накопления профессионального капитала (https://vk.cc/7Tpj7H). Было еще много чего веселого: например, про лунного кролика (https://vk.cc/7TpPxL), солнечного разъебая (https://vk.cc/7TpjAP) и курсы игры на волшебной флейте (https://vk.cc/4P6qKG). Иногда я езжу в Москву и делаю там что-то между стендап-шоу и литературными вечерами. Там весело. Иногда я никуда не езжу и делаю то же самое дома в Питере. Все встречи – бывшие и будущие – можно увидеть в боковом меню. Еще можно подписаться на соответствующую рассылку. У меня есть свой мерч, и по мотивам некоторых моих текстов можно купить наклеек, значков и кружечек. Для самых ярых фанатов и целые футболки есть. Все это можно найти в разделе товаров. Все тексты в группе – мои. Все мысли в текстах – мои. Все шишки и грабли – мои. Распространяются по GNU GPL на ваш страх и риск. В текстах много мата, правды и батхерта. Я не люблю сглаживать углы и быть удобоваримой. Если вас это не пугает – я буду рада вас видеть в подписчиках. Если вас что-то не устраивает, ну что ж, «добро пожаловать отсюда» – интернет большой, всем хватит места. Зеркала: facebook.com/0d0nata/ https://t.me/od_tkh

Маргинальная поэзия
#символизм #дадаизм #декаданс #абсурдизм #проклятыепоэты #сюрреализм #стихи #литература #маргиналы #авангард #футуризм #модернизм #реализм #битники #Рембо #Верлен #Малларме #Лотреамон #Арагон #XIXвек #абсент #Франция #Бодлер #наркотики #поэзия #Тракль #вино #упадок #антиистеблишмент #контркультура #зеленыйчас #Нуво #Кро #ХХвек #Париж #самоубийцы #алкоголики #опиум #морфий #Арто #Жарри

Автошкола ГОСАВТОШКОЛА Севастополь
Приходи в ГОСАВТОШКОЛУ и будь всегда в теме: 🔸Выбирай класс рядом с домом или работой 🔸Подружись с инструктором по вождению 🔸Садись за руль комфортной и современной Kia Rio 🔸Создавай персональный график занятий 🔸Получай гарантию и возможность рассрочки 🔸Сдавай экзамен с первого раза и покоряй новые вершины 🔸Поздравляем! Ты — Водитель! Адреса наших филиалов: 📍ЦУМ (пр. Гагарина, 10В, ТЦ Волна) 📍Северная сторона (ул. Богданова, 33) 📍Площадь Ушакова (ул.Очаковцев, 39/ Шмидта, 6) 📍5-ый микрорайон (ул. Косарева, 46Б/ ост. А. Маринеско) 📍Бухта Омега (пр. Героев Сталинграда, 67) 📍Автовокзал (ул. Ревякина, 1) 📍Студгородок (ул. Вакуленчука, 35А). 📍ТЦ Московский (пр. Генерала Острякова, 64) 📍Генерала Хрюкина (пр. Генерала Острякова, 121г) 📍Проспект Победы (пр. Победы, 1А) Отдел маркетинга +7978 992 0107 Задать вопрос и записаться можно по телефону +79789921111 или онлайн vk.me/gosavtoschool ➡[id14632295|связаться с руководителем]

Поэтапная миграция в Европу: Перикизи Оздамара и трансгендерные травмы | Аксин

Поэтапная миграция в Европу:
Перикизы Оздамара и трансгендерные травмы

Джоселин Аксин
Университет Северной Каролины в Гринсборо

Abstract
Исследование Джоселин Аксин основано на турецко-германских исследованиях с акцентом на транснациональную память. Она публиковала статьи Эмине Севги Оздамар о роли турецких газет в «Die Brücke vom Goldenen Horn» и «Bitteres Wasser».D. из Вашингтонского университета в Сент-Луисе в 2014 году с диссертацией о репрезентациях памяти в турецко-немецких романах Зафера Ченокака, Араса Орен, Феридуна Заимоглу и Эмине Севги Оздамар. Джоселин начала изучать турецкий язык в качестве аспиранта по программе немецкого языка в Вашингтонском университете и получила стипендию от Американского исследовательского института в Турции для углубленного изучения турецкого языка в Университете Богазичи (Босфорский университет). Проведя почти восемь лет в Стамбуле, где она защитила диссертацию и работала учителем языка, Джоселин переехала в Гринсборо, штат Нью-Йорк.C. и присоединился к немецкой программе в UNCG в качестве лектора в 2018 году.


Биография
В этой статье исследуется взаимосвязь миграции, языка и травм в пьесе Эмине Севги Оздамар «Перикизы» (2010). В частности, в нем утверждается, что Оздамар использует уникальные для театра медиальные элементы, чтобы позиционировать миграцию как источник травмы и как катализатор для взаимодействия с травматическими семейными историями нескольких поколений. При этом Оздамар использует пьесу, чтобы прокомментировать роль театра как средства, позволяющего использовать способы воплощенного повествования в ответ на неудачный, непонятый или украденный язык.Пьеса, включенная в более широкие рамки «Одиссеи» Гомера, предполагает, что опасный опыт миграции одноименного рассказчика служит одновременно источником травм и точкой доступа к травматической истории ее семьи. Театр дает голос и видение этой сложной многослойной истории о нескольких поколениях, которая разворачивается через поколения, культуры и географические границы.


В 2010 г. шесть городов в Рурский район Германии в совокупности служил европейской столицей Культура.Одним из мероприятий, запланированных по этому случаю, был так называемый Odyssee Europa , для написания которого было выбрано шесть авторов пьесы, переосмысляющие миф об Одиссее. Каждый спектакль разыгрывался в другой город или населенный пункт Рурской области, а также рекламные материалы включена карта, на которой города региона изображены как архипелаг острова, напоминающие об эпическом путешествии Одиссея. Эмине Севги Оздамар была среди этих шести авторов, и ее пьеса, названная Perikızı , является спектакль-мечта ( Traumspiel ), который следует по пути одноименной женщины главный герой, который путешествует из Стамбула в странную, мифологизированную Европу (Германия) с надеждой работать в театре.Как отмечает Лиззи Стюарт в глава ее диссертации по Perikızı , Одиссея как тема «предоставила образ европейской идентичности, связанной с Древней Грецией, предполагаемый «Происхождение» западного театра и демократии, характеризуемое космополитическим свобода передвижения и мысли »[1] Тем не менее, проект также вызвал серьезную критику за его несколько наивный характер. празднование миграционного опыта и его последующая неудача различать разные формы миграции, проблемно исключая экономическая миграция, туризм и убежище.Также была высокая цена билетов. отмечен критиками, которые указали на различия между состоятельной аудиторией участники, которые могли позволить себе цену за вход и предмет пьесы, как Per ikızı , что в конечном итоге изображает миграцию в более неоднозначном и тревожном свете. Наконец, интерактивный характер производства для Odyssee Europa (на Schlosstheater Moers (режиссер Ульрих Греб) пригласил публику «мигрировать». с главным героем через различные области рабочего пространства, что позволяет членов аудитории, чтобы подключиться на физическом уровне через пассивную форму участие в игре, но проблематично поощряя подавляющее большинство состоятельные члены аудитории, чтобы разыграть опыт миграции.[2]

Özdamar’s вклад в проект Odyssee-Europa в значительной степени переделывает и адаптирует материал из ее ранних романов на сцену, главным образом опираясь на Die Brücke vom Золотой рог (1998 г.). Научный прием прозы Оздамара часто отметила присущую ее романам театральность [3] и, конечно, Сама Оздамар не новичок на сцене, поработав актрисой, драматург и драматург в Германии и Турции после учебы актерского мастерства в драматическая школа в Стамбуле.Ее опыт работы с Бенно Бессоном, Матиас Лангхоф и другие деятели восточно-германского театра, в то время как использованные в Volksbühne, послужили материалом для ее третьего романа « Seltsame». Стерн Старрен цур Эрде , и она является автором как минимум шести пьес [4], одна из которых до ее карьеры писателя. Короче говоря, театральность Одзамар в ней проза, а также ее театральные постановки получили значительную научное внимание. Точно так же было отмечено, что интертекстуальная природа работ Оздамара заставляет их мигрировать на структурном уровне, в дополнение к тематизация истории миграции в пределах Турции ( Karawanserei ) и из Турции в Европу ( Die Brücke vom Goldenen Horn ) на текстовом уровне.[5]

Özdamar’s трактовка миграции в ее ранних произведениях прозы описывалась по-разному. как «определяется не исключительно или даже не в первую очередь как потеря, исключение и дискриминации, но любовью, желанием и свободой воли », и в качестве примера «Продуктивные измерения текстовых элементов в движении, а не восстановление утраченных историй »[6] Однако в ее интерпретации Perikızı , Стюарт отмечает, что изображение миграции Оздамара в пьесе «мрачнее и более травматично »[7] чем в более ранних романах, и указывает на «рефункционализацию текстовых сценарии, которые в своем первом воплощении в романах Оздамара включить турецкого автора как в немецкий Alltag, так и в немецкую историю.»[8] Конечно миграция как тема изображена через более темную линзу в Per ikızı : вступительный спор героини с родителями более затяжной, чем в роман, и разрыв с ними болезненнее; поездка в Германию несет Perikızı через адский пейзаж разоренного войной, а проститутки, с которыми она купе не сочувствует ее мучительной тоске по дому; и в Германии она окружена турецкими националистами, с одной стороны, и коренными Немцы, которые не могут освободиться от клише, окружающих иммигрантов и с другой — миграция.Пьеса также более автобиографична, [9] как Оздамар использует Perikızı, чтобы поразмышлять о тревожном приеме авторы меньшинств в Германии в целом, и на ее собственном мучительном опыте во время спора о плагиате с Заимоглу в в частности. [10] Далее я утверждаю, что позиции Оздамара Перикизы миграция как источник травм и как продуктивная среда для вовлечения с травматическими семейными историями, полученными из разных поколений. Кроме того, я предлагаю Одзамар использует пьесу, чтобы прокомментировать роль театра как средства массовой информации. позволяет использовать способы воплощенного повествования в ответ на случаи неудач, неправильно понят или украден язык.Встроено в рамки Homer’s Odyssey , Perikızı’s путешествие в Европу несет в себе следы неизбежности: как показывает концовка пьесы, только через миграцию главный герой может получить доступ к знаниям травмирующей истории ее семьи. Театр это комплексно озвучивает. многослойная история о нескольких поколениях, которая разворачивается между поколениями, культурами и географические границы.

Özdamar на первый план театр и театральность сразу с первой сцены пьеса, поскольку Перикизы репетирует строки из сцены из « Сон в летнюю ночь» Шекспира дома в Стамбуле.Perikızı’s бабушка подслушивает, как она произносит строки из спектакля, и по ошибке предполагает, что это собственные мысли Перикизы, на что героиня поясняет: «Mein Mund, der so spricht, ist nicht meiner» ( Peri kızı , 274). Это, казалось бы, безобидное высказывание об актерском искусстве могло бы, если бы трактуемые по-разному, служат лейтмотивом лечения травм в пьесе, поскольку она предвещает несколько инцидентов, в которых Перикизы необъяснимо обнаруживает, что пересказывает бабушкины сказки в голос бабушки.Происходит первый случай чревовещания. сразу после того, как бабушка пересказала свою травмирующую историю смерть мужа во время Первой мировой войны. Всего одна страница после бабушкиного монолога, Перикизы дословно пересказывает ту же историю в голос бабушки. По окончании эпизода сбитый с толку Перикизы просыпается, как будто из транса, спрашивая: «Warum rede ich wie meine Großmutter? Mein Mund ist nicht mehr der meine »(281). Отражая ее более раннее объяснение бабушке процесса произнесения строк из драматического текста Перикизы заявление после этой первоначальной передачи голоса предлагает новый уровень смысла для идея говорить слова другого другим голосом.Больше никогда просто отсылка к театру, Perikızı’s чревовещательское повторение бабушкиной истории предполагает, что это травмирующее эпизод из жизни бабушки передался последующим поколениям семья до некоторой степени. Стюарт отмечает, что этот эпизод «рисует линии травмирующего отношения »[11] и связывает это с обсуждением Кадера Конука «образно связанных переживаний эмпатического страдания »[12] Эпизод также может быть косвенно связан с концепцией Марианны Хирш. пост-память, [13] в котором последующие поколения «вспоминают» травмирующие события, которые они не личный опыт, обычно за счет некоторой работы воображения чтобы заполнить пробелы, которые неизбежно возникают из-за отсутствия непосредственного опыт мероприятия.В году поколение пост-памяти: письмо и Визуальная культура после Холокоста , Хирш характеризует такие постмемориальные работают как стремление «реактивировать и заново воплощать более отдаленные политические и памятники культуры, реинвестируя их в резонансные индивидуальные и семейные формы опосредствования и эстетического выражения »(33). И все же Хирш хорошо осознавая, что для того, чтобы пост-память функционировала, она должна быть опосредована в каким-то образом: «разрыв между поколениями, — отмечает она, — это разрыв между память, находящаяся в теле, и опосредованные знания тех, кто родился после »(80).Затем Хирш спрашивает, какие медиа-функции должны решить эту проблему. разрыв, отмечая, что память «сильно опосредована такими технологиями, как литература, фотография и свидетельские показания »(33). Хотя Хирш не упоминает театр как средство выполнения задач пост-памяти, пьеса Оздамара оказывается идеальным средством для этого. Сочетание визуальных элементов с текстом и звуком, Özdamar использует Peri kızı для прокомментировать семейные травмы поколений, включая смерть муж бабушки во время Первой мировой войны и депортация армянских соседей та бабушка была свидетельницей в детстве.Perikızı’s чревовещание отличается от работы по запоминанию, выполненной Хиршем. поколения после Холокоста в той мере, в какой ему не хватает творческого измерения в диегетический уровень: Perikızı просто пересказывает ту же историю теми же словами и тем же голосом, что зрители услышали от бабушки несколько минут назад. Но на структурном уровне Передача голоса Перикизы функционирует как устройство, которое позволяет Оздамару предположить наличие травмирующего наследия, которое прошло. В своем резюме объяснения Фрейдом травмы в г. Принцип удовольствия , Кэти Карут определяет психологическую травму — «рана. нанесен не телу, а разуму »(Карут, 3) — как событие, которое был «испытан слишком рано, слишком неожиданно, чтобы быть полностью известным», и поэтому недоступно сознанию, пока оно снова не навяжет себя, неоднократно, в кошмарах и повторяющихся действиях выжившего »(4).В Perikızı есть что-то жуткое. странный речевой акт, предполагающий такую ​​же запоздалость и повторение которого Фройнд (и Карут) говорят: Perikızı’s слова непроизвольны, как будто ее одолевает сила, которая требует от нее говорить. Согласно постановкам сцены, Перикизы внезапно говорит (plötzlich) «im Duktus der Großmutter». Die Sätze der Großmutter platzen aus ihr heraus »(280). Ее реакция в конце речь — одна из недоумений и беспокойства — также предполагает, что речь вне ее контроля.Когда она снова приходит в себя, Перикизы немедленная реакция — как можно скорее отбыть в Германию, объяснив: «Ich wollte nie, dass Großmutters Nacht sich so tief in mich setzt. [. . . ] Ich will nicht mit den Toten leben. Ich will frei sein, ich will leben. [. . . ] Großmutter lebt in einem Alptraum, ich will meinen Traum leben “ (281). Несмотря на то что Поначалу кажется, что миграция Перикызы вызвана ею. желание избежать травмирующих историй своих предков, своего опыта в Германии фактически приблизить ее к прошлому.Неизбежность ее противостояние с прошлым — параллель, проведенная непосредственно из истории Одиссей, чье путешествие является результатом божественных махинаций, а не личный выбор — здесь присутствует визуальное и акустическое сходство между слова «Травма» и «Травма» [14]: Перикизы сначала бежит в Германию, чтобы осуществить свою мечту («Травма»), но обнаруживает, что старые травмы мигрируют вместе с ней в дополнение к новые, с которыми она сталкивается после приезда.

Наверное наиболее широко известный голос о травмах, особенно в работах Оздамара Ясемин Йылдыз, чья глава о «Mutterzunge» в « Beyond the Mother» Язык выявляет следы травмы, присутствующие в буквальном переводе Оздамара. переводы с турецкого на немецкий.[15] Опираясь на Кэти Карут, Йылдиз позиционирует немецкий язык как сайт потенциальное восстановление после травм, нанесенных турецким государством левым активисты в конце 1960-х и 1970-х, даже цитируя отрывок из Сельтсаме Sterne , в котором рассказчик описывает себя как «unglücklich in meiner Sprache. Wir sagen seit Jahren nur solche Sätze wie: Sie werden sie aufhängen. Wo waren die Köpfe? Man weiß nicht, wo ihr Grab ist. Die Polizei hat die Leiche nicht freigegeben! Die Wörter sind krank.»[16] слова рассказчика перекликаются с благодарственной речью Оздамара после получения Премию Шамиссо около четырех лет назад, когда она заявляет: «Damals bedeutete in der Türkei Wort gleich Mord. Man konnte wegen Wörtern erschossen, gefoltert, aufgehängt Верден »[17] и снова в своей речи о вручении премии Клейста 2004 года, где Оздамар осуждает цензура, которая имела место в Турции после переворота 1971 года: «Путчтен 1971 года die Militärs in der Türkei. Жандармы и полиция камен in die Häuser und verhafteten nicht nur die Menschen, sondern auch die Wörter.Alle Bücher wurden vorsichtshalber zu den Polizeirevieren gebracht. Damals bedeutete in der Türkei Wort gleich Mord »[18]. Пока что если немецкий иногда служил оздоровительным языком для Оздамара, он не всегда было так. В интервью Зиглинде Гейзель в Neue Zürcher Zeitung от 2008 года, Оздамар объясняет свое литературное возвращение на турецкий язык. в Kendi Kendinin Terzisi bir Kambur (2007) по мотивам полемика о плагиате с Феридун Заимоглу и ее последующие чувства отчуждение от немецкого языка: «Plünderung meines Феридуна Займоглу Buchs [.. . ] hatte mich für eine Zeit der deutschen Sprache entfremdet. [ . . . ] Um diese Lähmung zu entkommen, bin ich in die türkische Sprache zurück эмигрант ».

Это связь между языком, травмой и миграцией приобретает дополнительное измерение в Perikızı в виде физического переживания, которые делятся между персонажами. Помимо голоса передача, которая происходит, когда Perikızı пересказывает бабушкины сказки голосом бабушки, Перикизы и ее альтер-эго Койчхен тоже испытывает кровотечение из носа, как и бабушка. всякий раз, когда она сталкивается с травматическими воспоминаниями о прошлом.Во-первых В сцене спектакля у бабушки идет сильное кровотечение из носа. рассказывает о смерти своих армянских соседей за много десятилетий до этого. В тропа с кровотечением из носа встречается несколько раз на протяжении всего спектакля, но, в конце концов, переезжает в Перикызы, когда она сталкивается с волком в Германии который крадет ее стихотворение и выдает его за свое. Как Одиссей на его путешествий, Перикизы встречает множество чудовищных существ на ее путешествие по гротескной версии мира грез Германии, которую Оздамар строит в спектакле.Помимо рассказа об Одиссее, намек на сказки изобилуют в Perikızı as а также в драматических произведениях Оздамара в целом: как Karagöz в Аламании (1982) и Kelo ğlan in Alamania (1991) берет свои названия от традиционных турецких фольклор, и название Perikızı («Фея» по-турецки) потенциально может быть отсылкой к одному из наиболее известных часто цитируемые интертексты: сказочная пьеса Шекспира, В летнее время. Ночной сон .Действительно, роль королевы фей Титании — самой себя Своего рода «сказочная девушка» — это та, что Perikızı репетирует и надеется изобразить. [19] В своем обсуждении антиутопии конца двадцатого и начала двадцать первого века представления сказок в изобразительном искусстве, Джек Зайпс утверждает, что такие темные представления известных сказок функционируют как своего рода столкновение — одно что «необходимо встряхнуть мир и обострить наш взгляд. В этом отношении, современные сказочные произведения, хотя часто и антиутопические, по-прежнему пульсируют утопический пыл.»[20] По словам Зипеса, это резкий контраст между гротескными антиутопиями. представлены в произведениях искусства, которые он анализирует, и в воспоминаниях зрителей о идиллические версии тех сказок, которые вызывают шок или «столкновение», как Зипс называет это, что заставляет зрителей критически относиться к понятиям счастья и столкнуться с собственной реальностью, глядя на изображения.

Если такое исчисление происходит в Perikızı , это происходит во время сцены между главным героем и Волком — тонко завуалированная карикатура на Заимоглу, которого сопровождает три миньона, Schuldgefühl-Giganten.Эти гиганты — апологеты интеллектуалов, которые ухватываются за любой предлог, чтобы воспеть хвалу Волку, чтобы оправдать его за преступление плагиата. Perikızı’s из носа идет кровь, как у бабушки после того, как Волк заставляет ее носить платок и бьет ее. Когда она сразу начинает пересказывать бабушкин рассказ о армянские соседи голосом бабушки Койчхен [21] — альтер-эго кто сопровождает Перикызы в ее путешествиях и переводит ее турецкие стихи на немецкий — тоже испытывает кровотечение из носа.Перикизы, Койчхен и бабушка, таким образом, связаны травматическим опытом, но взаимозаменяемость их психосоматических симптомов (носовые кровотечения) и повторяющиеся чревовещательные монологи предполагают, что существует трансгенерационный элемент к переживаниям персонажей травм. Этот аспект подчеркивается более широкий исторический уровень в пьесе, когда призрак Перикызы Дед по отцовской линии, погибший в Первой мировой войне, является ей во сне и признается, что он и другие призраки семьи сопровождали ее в своем путешествии все это время, отмечая, что «Wir Toten begleiten das Kind und sehen mit ihm, was aus diesen Ländern geworden ist, für die damals so viele гесторбен синд.Wir Waren Die, Die Perikızı erwählt haben, den Weg mit uns zu gehen »(312). Хотя Перикизы изначально надеется избежать травмирующего прошлого своих дедушек и бабушек, утверждение предполагает, что ее одиссея на самом деле в первую очередь мотивирована необходимостью противостоять семейной травме, связанной с несколькими поколениями. Как путешествие Одиссея, Миграция Перикызы в Европу несет в себе следы судьбы: хотя она якобы предпринимает свое путешествие, чтобы сбежать из давление семьи, это в конечном итоге их травматическое наследие, которое соблазняет Перикизы Германия, по крайней мере, так подсказывает призрак ее деда.Роль миграция в тексте — и действительно, его связь с памятью и травма — двоякая: с одной стороны, изображается сама миграция как травматично. Перикизы встречает несколько гнусных персонажей с момента ее отъезда в Германию до ее возвращения в бабушка в финальной сцене спектакля. Совершенное травматическое насилие против нее завершается кражей ее художественной / интеллектуальной собственности Волк, когда он утверждает, что Перикизы поэзия как его собственная. Тем не менее, миграция также действует в пьесе, чтобы привести Перикызы в контакт с травматическими семейными историями, которые включены в более крупный история помолвки между Турцией и Германией.Парадоксально, но это очень рассказы о том, что Перикизы пытался сбежать, эмигрировав в Германию. Как призрак деда подсказывает, что именно эта попытка сбежать из травматического прошлого семьи, которое ускорило ее неизбежную конфронтацию с этим. Как отмечает Кадер Конук в своем обсуждении Seltsame Sterne starren zur Erde , стипендия с начала 2000-х гг. сопротивлялась тенденции к сократить «культурное производство турецких немцев в ограниченных рамках. трудовой миграции и востоковедных стереотипов [.. . ] Этот сдвиг должен произойти в часть к [. . .] изменения в характере турецко-немецкой литературы подробнее в целом »[22] Как это отражено в работе Оздамара, а также в работах многих других Турецко-немецкие авторы, [23] более глубокие сложности и история турецко-германских отношений значительно предшествовали трудовой миграции 1960-х годов. Историк Ульрих Трумпенер прослеживает влияние Германии в Османской империи с 1830-х годов. отмечая подготовку османских офицеров и другие предпринятые попытки немецкой политической и военной элитой для модернизации Османской армии и оказывать влияние на османское общество.Трампенер также отмечает выдающуюся роль играли немецкие инженеры, финансисты и военнослужащие в строительство Багдадской железной дороги, явно ссылаясь на проект как на пример « pacifique ». [24] В том же духе Мальте Фурманн [25] прослеживает долгую историю полуколониального участия Германии в Османской империи Империя, ссылаясь на влиятельную историческую фигуру Вильгельма Леопольда Кольмара Freiherr von der Goltz (1843-1916), или «Goltz Pascha», как его называли Османы.Гольц был прусским фельдмаршалом и военным историком, служившим в Османской империи до Первой мировой войны, и ему было поручено модернизация Османской армии. Позже он вернулся в Османскую империю. во время Первой мировой войны и командовал 5-й Османской армией, которая провел кампании в Месопотамии. [26] Сообщается, что Гольц также одобрил приказы, данные ему Энвер-пашой в 1915 г., который потребовал насильственного переселения армянского населения с востока Анатолия в качестве меры предосторожности против возможности того, что они примут сторону Россия в случае вторжения.Однако позже Гольц принял меры, чтобы остановить депортации угрозами отставки. Полностью ли он понял истинное значение депортации как геноцида остается вопросом для дебаты. [27] Принимая во внимание эту долгую историю турецкого / османско-германского вмешательства, это неудивительно обнаружить следы турецко-германских отношений в на первый взгляд несвязанные исторические события, затронутые в пьесе Оздамара, в том числе геноцид армян и «Waffenbruderschaft» (братство по оружию) во время Первая мировая война в лице Перикизы умерший дедушка, и не удивительно, что Перикизы повторно встречает эти травмы именно в Германии, как она и пыталась беги от них: невольно соблазненная призраками прошлого своей семьи, Перикизы отправляется в путь в Германию только для того, чтобы обнаружить ту же травму. истории еще раз, в дополнение к травматическим последствиям сама миграция в воплощении Волка.

Özdamar’s использование театра как посредника в этой истории травмы поколений приводит к вопрос о том, что делает театр идеальным средством для исследования такой сети пересекающихся и расходящихся травмирующих переживаний? Как объясняет Оливия Лэндри в своем обсуждении политического театра, материальности театра, в сочетании с его непосредственностью позволяют непредсказуемым обменам между исполнители и зрители. В театре, как говорит нам Ландри, «кризис становится аффективно ощутимым.»[28] Театр «возвращает нас к голосам, историям и телам [. . . ] таким образом, чтобы они стали ближе к новой аудитории и группам, где открываются и обретают форму беспрецедентные социальные отношения »[29]. «Голоса, истории и тела» Лэндри, тщательный анализ Лиззи Стюарт первые две постановки спектакля в Schlosstheater Moers и Ballhaus Наунинштрассе дает представление о физических и визуальных измерениях выполнили работу, отметив, что первоначальное производство для Odyssee Europa проект в Schlosstheater Moers был поставлен таким образом, чтобы усилить сексуально насильственные элементы пьесы, многие из которых явно не упоминается в драматическом тексте.Например, постановка Моерса поставила сцена между Перикызы и Schlager певец Хейно, чтобы предположить, что Перикизы изнасилован певцом за занавеской. Производство также устранило лейтмотив кровотечения из носа в пользу большего количества прямое насилие: после того, как голова Перикызы насильно покрытый, Волк кусает ее, оставляя кровавые следы, заметно контрастирующие с белая ткань, которая связывает ее (Стюарт, 246-7). Напротив, драматический текст просто заявляет, что Перикизы, уже скованный от предыдущей встречи, является заставляли носить платок (326, 331).Производство Ballhaus также подчеркнуло сексуальное насилие, хотя сцена изнасилования у Майкла Ронена (Ballhaus) постановка была более явной, чем постановка сцены между Перикызы и Хейно в первой постановке Moers. В адаптации Ронена изнасилование совершил газетчик, сменивший Волка в Ballhaus производство. Перикизы появляется с потоком крови вниз по ее ногам после жестокой встречи с газетчиком, так что производство эффективно заменило текстуальное насилие акта волка плагиат в драматическом тексте с сексуальным насилием в инсценировке версия в Ballhaus (Стюарт, 263–65).В обеих постановках визуальный элемент крови на Перикызы голова или ноги создают физический образ, который соединяет травмирующие переживания сексуального насилия в значительно различающейся манере из драматического текста.

Неизбежно, любая постановка спектакля требует творческих решений со стороны режиссера которые могут сопротивляться или переосмысливать намерения драматического текста, так же как Решение Оздамар перепрофилировать материал из Brücke и других ее романы в спектакль для театра — это не просто повторение этого материала, но его повторная постановка.Хотя, безусловно, есть травмирующие элементы, присутствующие в Brücke , особенно в отношении романа 1968 года. как в Германии, так и в Турции, тема семейных трансгендерных травма, которая проявляется в Perik ızı , является не главная забота более раннего романа. Я предлагаю перформатив, визуальные и слуховые элементы театра особенно подходят Оздамару. задача представления сложных травматических переживаний, охватывающих поколения и пересекать географические границы.Как утверждает Клаудия Брегер во введении к ней исследование, Эстетика повествовательного перформанса (2012), «мы можем лучше всего понять сложные процессы творческого творчества, формирования идентичности и критику в современной культуре, изучая продуктивное взаимодействие, и совпадение разных повествовательных и перформативных форм »(7). Ссылаясь на театр как «место слияния повествования и перформанса» (18), Брегер, в диалоге с Эрикой Фишер-Лихте ( Ästhetik des Performativen , 2004; на английском языке, The Transformative Power of Performance (, 2008)), подчеркивает воплощенная природа театрального повествования.Театр не просто развивают «вымышленный мир», а скорее создают «материальность», выделяя «телесное существо-в-мире актеров» [30]. Воплощенная непосредственность театрального представления — по сравнению Брегером с тем, что Ролан Барт назвал «излучение реальности» [31] в Camera. Lucida — создает то, что Фишер-Лихте описывает как «интенсивный опыт настоящее »[32] это выходит за рамки простого мимесиса или внешнего вида. Воплощенная природа физического присутствие также выходит за рамки слов или драматического текста.Это важно для играть как Perik ızı , что на первый план выходит проблема безмолвия или языковой неспособности. Связано непосредственно к переживаниям персонажей травм, кровотечению из носа, которое Перикизы, Käuzchen и опыт бабушки создают визуальный образ их унаследованных травмы, представленные зрителю в непосредственной физической форме, но эти психосоматические и чревовещательные акты также предполагают, что воплощенные / пережитые истории служат средством, когда традиционные способы изложения посредством языка провалился.Язык изображается как особенно проблемный в Перикизы. встреча с Волком, который крадет ее слова, заявляя, что ее стихотворение принадлежит ему собственный. Она отвечает на плагиат и физическое насилие Волка. что следует за ним чревовещанием повторяя рассказ бабушки еще снова, пока у Койчхена идет кровь из носа. В свете кражи ее слов Перикизы словесный арсенал ее подвел, но выразительные силы ее тела не выдержали. форма психосоматических носовых кровотечений и чревовещательных монологов все еще средство, с помощью которого она может рассказать свою историю.Кража языка — это тема, которая отражается на протяжении всей пьесы, но особенно важно в Сцена плагиата между Волком и Перикизы. В в середине интервью Schuldgefühl-Giganten Волк замечает Перикызы за работой над стихотворением. Вырвав это у нее рука, он читает это вслух. Стихотворение в тексте на турецком языке — одно из несколько примеров турецкого языка в пьесе — но Оздамар избегает настоящего турецкого написание / орфография в пользу германизированного написания турецких слов:

“Стамбул da atschı atschı, atschı tschekmek

Taschın üstünde bir yalnız adam, kör.

Surlar

Тамирли ташлар

Тамирсиз insanlar

Йол Tozunda dönen bir dönen

Бир umutusuzluyun atschik bej tscheketi

Tasch üzerine tschökme tschökme özlemiyle giden

Ayakabılar. Intsche mermer koltuklar

Парк da uzanmısch bir büyükanne

Ики kız Torun. Mermere oturmamısch »(329 — 30) [33].

Германизированное написание и случайное соблюдение немецкой орфографии (заглавные буквы в именах «Торунь» (внук) или «Тоз» (пыль)) предполагает, что Волк читает с Немецкий акцент, когда он читает стихотворение, понятие, которое сразу же подкрепляется после прочтения, когда он спрашивает Перикызы: «Был heißt das? » на что она отвечает: «Es ist türkisch.Затем Волк просит краткое содержание стихотворения, к которому Перикизы неохотно подчиняется, после чего кладет стихотворение в карман и самодовольно объявляет: «Das ist von mir». Чтобы добавить оскорбления к ране, Волк позже бросает стихотворение в цилиндр и вдыхает через него кокаин, прежде чем покинуть сцена, в которой Перикизы испытывает кровотечение из носа и чревовещатель повторяет бабушкин травматическая история армянских невест из ее села. Хотя Перикизы не дословное повторение бабушкиного рассказа sequitur мало что сходство с более явным плагиатом Волка, темой украденного язык тем не менее заслуживает внимательного изучения, особенно в этом ключевая сцена.Хотя можно утверждать, что Перикизы сама виновна в краже языка, когда присваивает бабушкины рассказы как реакция на ее собственный травматический опыт, ее поступок как-то отличается от кражи Волка. Во-первых, Перикизы — это не контролируя ее монологи. Они представлены в тексте как инстинктивные реакции на травмирующие переживания, поэтому слова сами по себе так мало значат: бабушкины рассказы — подробности реальных событий в них — не имеют четкой связи с Перикизы переживания; скорее, они просто сигнализируют о наличии травмы.Перикизы находится в состояние, подобное трансу, когда она повторяет заезженные фразы, которые предъявляются в тексте как унаследованный физический словарь. Это особенно подчеркивается когда кровотечение из носа у бабушки переходит на Перикизы и затем к Койцхену: тропический образ кровотечения из носа — в дополнение к повторению «сценарий» бабушки — передается через непосредственных членов Перикизы. семья. Волк тоже крадет язык, но его воровство очевидно и намеренно, тогда как Перикизы никогда не проходит слова бабушки как ее собственные.В самом деле, она, кажется, не подозревает, что произнесла их. Это пример языкового акта, который функционирует как коммунальное ритуал, тогда как Волк сознательно крадет индивидуальное художественное выражение. Оздамар использует понятие общей физической лексики, унаследованной от бабушка, чтобы утверждать, что травматический опыт может передаваться из поколения в поколение и географии. Более того, она предполагает, что именно эта история — одна из личные рассказы о травмах десятилетней давности, которые уходят корнями в исторические акты политическое насилие — идеально подходит для показа в театре, с его элемент воплощенного «присутствия», который позволяет телам говорить, когда слова терпят неудачу.

игра заканчивается на двусмысленной ноте, поскольку Perikızı и бабушка разыгрывает вариант начальной сцены. Perikızı однажды снова репетирует свои строки из Сон в летнюю ночь , а бабушка предупреждает ее об опасностях переезда в чужую страну. Бабушка читает конец стихотворения Эдже Айхана, открывшего пьесу, тем самым предлагая что сюжет замкнулся, и Перикизы заканчивает пьесу одним последним словом: «Großmutter». Эта последняя строка пьесы предполагает, что Перикизы вернулась из своей кошмарной Одиссеи; действительно, включение Оздамаром отрывка из стихотворения Константина Кавафи, «Итака» представляет собой явную параллель с путешествием Одиссея.Цитата из Немецкий перевод стихотворения, избранные строки Оздамара подчеркивают значение путешествия по моменту возвращения:

«Итака» шляпа dir eine schöne Reise beschert.

Оно Ithaka wärest du nicht aufgebrochen.

Jetzt Hat es dir nichts mehr zu geben.

Und auch wenn du es arm findest, шляпа Ithaka

Dich nicht enttäuscht Weise geworden, mit solcher Erfahrung

Begreifst du ja bereits, было Ithaka bedeutet.«

Концовка тоже подсказывает, на возможность того, что события пьесы были сном — маловероятный сценарий для такого изощренного писателя, как Оздамар. Тем не менее, когда мы вспоминаем это пьеса имеет подзаголовок «Ein Traumspiel», а мечта той бабушки в начальная сцена предвещает Грядущее путешествие, мотив сновидения кажется удачным. Конечно, сказочный эпизоды не являются чем-то необычным в творчестве Оздамара — эпизоды магического реализма в Karawanserei или Die Brücke vom Goldenen Horn легко найти разум.Лиззи Стюарт читает отсылку к сновидению как «мифологизацию миграции »с одной стороны, а также как предположение, что« настоящая история лучше всего рассказывается через искажающие линзы мира снов »(261). Через В своем творчестве Оздамар демонстрирует склонность смотреть на вещи — часто самые обычных вещей — через линзу, которая слегка наклонена, что позволяет ей видеть необычное в самых банальных вещах. [34] Связь между сновидениями и травмой также рассматривается Фрейдом в работе Beyond. Принцип удовольствия , где он отмечает, что «сны, происходящие в травматических неврозы имеют свойство многократно возвращать пациента в ситуация его аварии »(13).Особое понимание Фрейда состоит в том, что цель сновидения — восстановить пропущенную или отсроченную реакцию на первоначальную травмирующее событие: «эти сны пытаются справиться с раздражителем. ретроспективно, развивая тревогу, упущение которой было причиной травматический невроз »(Фрейд, 32). Карут, резюмируя Фрейда, утверждает, что это не сама угроза, которая травмирует, а тот «факт, что, не будучи испытанный во времени, он еще не полностью известен »(Caruth, 62). Смотря на гротескный мир грез Perik , это можно интерпретировать пьесу как комментарий травматического характера миграции, а также предположение, что травматические истории могут быть изучены и выздоровел через призму миграции.Наверное, самый травматичный опыт для Перикизы — это кража ее творчества Волком, когда он выдает ее стихи за свои собственные. Она отвечает словарь травм, который она узнала от бабушки: кровотечение из носа и многократный пересказ событий из прошлого. И все же одиссея Перикизы в Германию также завершает полный круг истории семьи: невольно Перикизы принимает во внимание зов призраков, которые побуждают ее посетить эту чужую землю с ее связью с Турция возникла задолго до трудовых миграций 1960-х годов.Чтение Peri kızı рядом Карут, утверждающий, что «теория индивидуальной травмы содержит суть травмы большой истории »(Caruth, 71), можно очертить нити индивидуальной травмы, истории и миграции, все которые переплетаются на сцене, где чревовещательные голоса и окровавленные тела актеры добавляют физический язык телесного присутствия к этому Traumspiel проект по выявлению семейных линий травмирующего опыта, который впервые стал виден в странных сумерках мира снов.

Особая благодарность:

Автор хотел бы выражаем благодарность Гизем Арслан, Сюзанне Риннер, Дидем Уджа, Мерт Бахадыр Рейсоглу, анонимный обозреватель и редактор Джеффри Либретт, все кто читал и комментировал более ранние версии этой статьи. Большое спасибо как хорошо для Лиззи Стюарт, которая любезно предоставила мне копию своей диссертации Глава о Perikizi .



[1] Стюарт, «Выполнение разнообразия», 236.

[2] Безусловно, любое обсуждение театральная работа предполагает осознание того, что драматический текст и исполненный версии пьесы — это две разные вещи. В своей работе над Perik Лиззи Стюарт прослеживает различные воплощения пьесы, адаптированной постановщиками Шлостеатра. Моерс (Odyssee-Europa) и Ballhaus Naunynstraße (Almancı! 50 Jahre Scheinehe). [2] Спектакль с тех пор ставился на других площадках и вошел в постоянный репертуар Ballhaus.Хотя художественный выбор разные режиссеры в разных постановках — увлекательный аспект пьеса, которая напоминает нам о театре как о живой, динамичной среде, фокусе об отдельных производствах выходит за рамки данной статьи. Как таковой, Я ограничусь своими наблюдениями прежде всего драматическим текстом.

[3] См. Б. Венкат Мани, «Хорошая женщина из Стамбул »(35) за« различные элементы нескольких театральных традиций. . . Западные и незападные; » Видеть Кадер Конук о «inszeniertes Sprechen» в «Identitätssuche ist ein private» archäologische Graberei; См. Также: Эла Гезен, «Постановка Берлина», Моника Шафи, «Talkin‘ Bout My Generation »и Соня Клок,« Orientalisierung der DDR? »

[4] Карагез в Аламании (1982), Кел оглан в Аламании (1991), Ноахи (2003?), Peri kızı (2010), Sterben in der Fremde (2011), а также драматические монолуги «Karriere einer Putzfrau — Erinnerungen an Deutschland »и« Der Hof im Spiegel », которые позже были опубликованы как короткие рассказы в Mutterzunge (1990).Видеть: Лиззи Стюарт и фрауке Маттес (2016) «Введение: Эмине Севги Оздамар в 70, » Oxford German Studies 45: 3, сноска 17. См. Также:« Эмине Севги. Özdamar »на verlagderautoren.de.

[5] См. Maha El Hissy, Getürkte Türken , 96 — 98.

[6] См. Элизабет Миттман, «Небесный Желания »5; и Гизем Арслан, «Анимационный обмен», 191.

.

[7] Стюарт, «Выполнение разнообразия», 231.

[8] Лиззи Стюат, «Разнообразие исполнения», 242.

[9] В отличие от автофиксации, которая характеризует романы Оздамара, как обсуждают многочисленные исследователи, в том числе Элизабет Боа («Автобиографические выдумки Оздамара») и Аннет Виршке ( Schreiben как Selbstbehauptung ).

[10] Споры о плагиате между Оздамар и Займоглу получили значительное внимание критики, научных и в противном случае. Видеть: Dayıolu-Yücel, «Die Plagiats-Debatte um» Zaimoglus Leyla und Özdamars Karawanserei — Kulturelles Kapital oder geistiges Eigentum? »

[11] Стюарт, «Выполнение разнообразия», 245.

[12] Конук, «Взяв на себя немецкий и турецкий История: «Seltsame Sterne» Эмине Севги Оздамар, 244.

[13] Хирш, Поколение пост-памяти Письмо и визуальная культура после Холокоста , 2012.

[14] Я благодарен Гизем Арслан за звонок мое внимание к этой игре слов.

[15] Йылдыз, За пределами родного языка: Постмонолингвальное состояние , 152 — 60.

[16] Seltsame Sterne , 23.

[18] Цитируется по: Angela Weber, Im Spiegel der Migrationen , 225.

[19] Многое было написано об Оздамаре. использование интертекстов и количество присутствующих интертекстовых ссылок в частности, в Perikızı значительно: в дополнение к Пьеса Шекспира и Гомера Одиссея , пьеса Оздамара содержит ссылки на Hölderlin’s Hyperion , Heine’s Deutschland. Эйн Wintermärchen , певец Schlager Heino, стихи Константина Кавафи, as а также собственные произведения Оздамар, в том числе три романа из ее берлинской трилогии ( Karawanserei , Die Brücke vom Goldenen Horn, и Seltsame Sterne ), кроме того к сборнику рассказов Der Hof im Spiegel .Смотрите также: Лисбет Миннард, новых немцев, новые голландцы (Глава 3, стр. 69-105) и Лесли. Адельсон, Турецкий поворот .

[20] Джек Зайпс, Непреодолимая фея Сказка , 136.

[21] Эль-Хисси отмечает использование Оздамаром антропоморфизированные фигуры животных в ее ранних театральных работах ( г. Карагёз в Alamania и Kelo ğ lan в Alamania ), где они функционируют как «ein Stilmittel des Karnevalesken, das [.. . ] surreales Geschehen markiert »(101 — 02). Говорящий кот Текир ( Kel oğl an ) функционирует как брехтский «Figur der». Verfremdung », принимая на себя повествовательный голос в пьесе и сообщая непосредственно с аудиторией. Как и маленькая сова Койчхен из Perik ızı , Текир также берет на себя роль переводчик между персонажами на сцене, которые не говорят на одном языке. Я также благодарен Сюзанне Риннер за то, что она указала, что «Кауз» несет двоякое значение слов «сова» и «странный старик» («эйн комиссер кауз»).Конечно, этот Койчхен из пьесы Оздамара — странная птица, но я полагаю, что уменьшительно-ласкательное «-chen» придает этому рассказчику / переводчику определенную прелесть. кто говорит за Перикизы, когда не может говорить за себя.

[22] Конук, «Взяв на себя немецкий и турецкий История », 233.

.

[23] На ум приходит Зафер Шенокак с такими произведениями, как Алман Тербиеси (2007)

[24] Трампенер, «Германия и конец Османская империя »в Великие державы и конец Османской империи , 112.

[25] Фурманн, «Приключения Германии в Ориент, 132.

.

[26] См .: Британская энциклопедия (11 th ред.), «Гольц, Кольмар, Freiherr von der», Cambridge University Press.

[27] Hull, Absolute Destruction: Военное дело Культура и методы ведения войны в имперской Германии , 276 — 7.

[28] Ландри, «Постановка греческого лишения свободы», или Когда уличная политика встречается с театром », 10.

[30] Брегер, К эстетике Повествовательный перформанс (26), цитирующий книгу Фишера-Лихте Ästhetik des Перформативный .

[31] Барт, Camera Lucida , 88.

[32] Фишер-Лихте, Преобразующий Мощность производительности , 96.

[33] Следуя турецкой орфографии, стихотворение читал бы: «İstanbul’da acı acı, acı çekmek / Taşın üstünde bir yalnız adam, kör. / Сурлар / Тамирли ташлар / Тармирсиз инсанлар / Йол тозунда денен бир dönen / Bir umutsuzluun açık bej ceketi / Taş üzerine çökme çökme özlemiyle giden / Ayakkabılar. Ince mermer koltuklar / Park’ta uzanmış bir büyükanne / İki kız torun.Mermere oturmamış ».

[«Страдание Страдание, страдание в Стамбуле / Человек один на скале, слепой. / Стены / Отремонтированные камни / Неремонтированные люди / В пыли дорожных поворотов и Вращение / Бежевая бежевая куртка безнадежности / Туфли, идущие по камням желая рухнуть. / Узкие мраморные стулья / Бабушка, лежащая в парк / Две внучки. Они не сели на мрамор.]

[34] Йылдыз обсуждает аналогичную характеристику в работах Йоко Тавада, отмечая, что Игривое использование языка Тавадой «обещает новые восприятия и переживания. Вместо того, чтобы чувствовать себя исключенным из-за этой языковой непрозрачности, фигура Тавады стремится считать это состояние продуктивным »( Beyond the Mother Tongue, , 118).


Процитированные работы

Адельсон, Лесли А. Турецкий поворот в современной немецкой литературе: к новому Критическая грамматика миграции . Palgrave Macmillan, 2005.

.

Арслан, Gizem. «Анимационный обмен: стратегии перевода в книге Эмине Севги Оздамар Strange» Звезды смотрят на Землю Глобальный Юг , т. 7, вып. 2, 2014, стр. 191–209.

Барт, Роланд. Камера Люцида: размышления о фотографии . Хилл и Ван, 1981.

Удав, Элизабет. «Автобиографические беллетристики Оздамара: транснациональные и литературные. Форма.» Немецкая жизнь и письма , т. 59, нет. 4. 2006. С. 526–39.

Брегер, Клаудиа. Эстетика повествовательного перформанса. Транснациональный театр, Литература и кино в современной Германии .Государственный университет Огайо Пресс, 2012.

Карут, Кэти. Невостребованный опыт: травмы, рассказ и история . Джонс Hopkins University Press, 1996.

Чисхолм, Хью, редактор. «Гольц, Кольмар, Freiherr von Der». Британская энциклопедия , 11-е изд., Cambridge University Press.

Dayıolu-Yücel, Ясемин. «Die Plagiatsdebatte um Zaimoglus Leyla und Özdamars Karawanserei — Kulturelles Kapital oder geistiges Eigentum?» Alman Dili ve Edebiyatı Дергиси.Studien zur deutschen Sprache und Literatur , vol. 20, 2008, стр. 113–28.

Эл Хисси, Маха. «Немецко-турецкий театр. Anfänge und Herausforderungen ». Getürkte Тюркен: Karnevaleske Stilmittel im Theater, Kabarett und Film Deutsch-Türkischer Künstlerinnen und Künstler , Transcript Verlag, 2012, стр. 85–144.

Фишер-Лихте, Эрика. Преобразующая сила производительности . Рутледж, 2008.

Фрейд, Зигмунд.«За гранью принципа удовольствия». Стандартное издание Полное собрание психологических работ Зигмунда Фрейда под редакцией Джеймса Стрейчи, т. 18, Хогарт, 1953.

Fuhrmann, Мальте. «Приключения Германии на Востоке: двойственная история. Полуколониальные запутывания ». Немецкий колониализм: раса, холокост и Послевоенная Германия , под редакцией Фолькера Лангбена и Мохаммада Саламы, Колумбия University Press, 2011, стр. 123–45.

Гейзель, Зиглинде.«Эмиграция in die deutsche Sprache». Neue Zürcher Zeitung , 11 октября 2008 г., с. п. разбит на страницы.

Гезен, Эла. «Постановка Берлина: Seltsame Sterne Starren zur Erde Эмине Севги Оздамар». Немецкий Обзор исследований , т. 38, нет. 1. 2015. С. 83–96.

Хирш, Марианна. Поколение письма на запоминании и визуальной культуры после Холокост . Columbia University Press, 2012.

Корпус, Изабель В. Абсолютное разрушение: военная культура и методы ведения войны в Имперская Германия . Cornell University Press, 2005.

Клок, Соня. «Orientalisierung der DDR?» Spuren von DDR-Literatur und антифашистская традиция в сельтсаме Стерн (Emine Sevgi Özdamar) Starren zur Erde ». NachBilder der Wende , под редакцией Инге Стефан и Александра Таке, Böhlau-Verlag, 2008.

Конюк, Кадер. «Identitätssuche ist ein private archäologische Graberei.Эмине Севги Özdamars inszeniertes Sprechen ». Aufbrüche. Kulturelle Produktionen von Migrantinnen, Schwarzen und Jüdischen Frauen in Deutschland , под редакцией Кэти С. Гелбин и др., Ульрике Хелмер, 1999.

—. «Знакомство с немецкой и турецкой историей: Сельтсаме Эмине Севги Оздамар. Sterne ». Europa im Nahen Osten — Der Nahe Osten in Европа , под редакцией Анжелики Нойвирт и Гюнтера Сток, Академия Верлаг, 2010. С. 221–42.

Ландри, Оливия.«Инсценировка лишения права владения Грецией, или когда уличная политика встречает Театр ». Транзит , т. 10, вып. 2. 2016. С. 1–15.

Мани, Б. Венкат. «Хорошая женщина из Стамбула: Die Brücke vom Эмине Севги Оздамар. Goldenen Horn ». Gegenwartsliteratur, ein germanistisches Jahrbuch , т. 2, 2003, с. 29–58.

Миннаард, Лисбет. Эмине Севги Оздамар «Я не знала, что твой паспорт — это тоже твой Дневник’.» New Germans, New Dutch , Amsterdam University Press, 2008, стр.69–105.

Миттман, Элизабет. «Небесные желания и земные миграции: любовь, поэзия и свобода воли. в Özdamar’s Seltsame Sterne Starren Zur Erde ». Транзит , т. 11, вып. 1. 2017. С. 1–17.

Özdamar, Эмине Севги. Die Brücke vom Goldenen Horn . Кипенхойер и Витч, 1998.

—. «Perikızı: Ein Traumspiel». Theater Theatre: Aktuelle Stücke 20/10 Odyssee Европа , Fischer Taschenbuch Verlag, 2010 г.

—. Seltsame Sterne Starren zur Erde . Кипенхойер и Витч, 2003.

Шафи, Моника. «Talkin’ Bout My Generation: Воспоминания о 1968 году в недавних немецких романах ». Немецкая жизнь и письма , т. 59, нет. 2, 2006.

Стюарт, Лиззи. «Исполнение разнообразия: Perikızı Эмине Севги Оздамар». турецко-немецкий Сценарии постмиграции: мимесис и миметизм в пьесах Эмине Севги Оздамар и Феридун Займоглу / Гюнтер Зенкель , Эдинбургский университет, 2014 г.

Стюарт, Лиззи и фрауке Маттес. «Введение: Эмине Севги Оздамар, 70 лет». Оксфорд Германистика , т. 45, нет. 3.

Trumpener, Ульрих. «Германия и конец Османской империи». Великие державы и Конец Османской империи , под редакцией Мэриан Кент, 2-е изд., Фрэнк Касс, 1996, стр. 107–36.

Вебер, Анжела. Im Spiegel der Migrationen Transkulturelles Erzählen und Sprachpolitik bei Emine Sevgi Özdamar .Стенограмма, 2009.

Виршке, Аннет. Schreiben как Selbstbehauptung: Kulturkonflikt und Identität in den Веркен фон Айсель Озакин, Алев Текинай и Эмине Севги Оздамар . IKO Verlag für Interkulturelle Kommunikation, 1996.

Йылдыз, Ясемин. За пределами родного языка: состояние постмонолингвизма . Издательство Fordham University Press, 2012.

Зипес, Джек. «Сказочные коллизии, или взрыв жанра». The Irresistible (Непреодолимый) Сказка , Princeton University Press, 2012, стр.135–55.

(PDF) Раса, разнообразие и лидерство в сфере обучения и навыков

87

Институциональная норма и профессиональный идеал. Когда прибывают черные и этнические меньшинства

, «вежливый язык» используется для маскировки таких убеждений. Одна из причин

того, что этот опыт расизма является трудным для участников, состоит как раз в том, что

, увековечивающие его, позиционируют себя как «над» расизмом, как «зная

, в чем заключаются проблемы».Тем не менее, для сотрудников по вопросам этики чернокожих и меньшинств это

часто воспринимается как «профессиональная» или «политкорректная», примерно

создает образ «хорошей» или «хорошей» организации, а не

, влияющее на перемены. такой персонал.

Персонал из числа чернокожих и этнических меньшинств может быть оценен как «человеческий ресурс», что

позволяет организациям утверждать, что они разнообразны, но это не означает, что они

получают значительную поддержку.Или мы можем утверждать, что сама «поддержка»

, когда дана, может сама поставить черных и персонал меньшинства проблематичным образом,

, даже когда она «имеет хорошие намерения». То есть поддерживающие практики также могут служить для

увековечивания расизма и, в частности, воспроизводства белизны. На практике

, тогда они часто используют сам язык условного гостеприимства, в

которым другим «оказываются» поддержка, сострадание и, следовательно, они оказываются в положении

долга:

Второй вид оценки, который У меня там был … с моим линейным менеджером

, который тоже был очень хорош, и он был превосходным, и как раз в конце

, когда он закончился, я даже не думаю, что это должно было быть частью этого, она сказала мне:

«О, есть еще одна вещь», она сказала: «Я думаю, ты должен быть более заметным

в организации».И я сказал «видимый? Я захожу в 7, ухожу в 7, я

в каждом комитете, бла, бла, бла ‘, и она сказала:’ ну нет, это не так,

она сказала, [директор] никогда тебя не видит ‘ . И я сказал: «Ну вот, он назначил мне встречу с

, а я никогда не приходил или?» И она сказала: «Ну нет,

он не очень часто бывает, поэтому он не видит, и это не помешало бы иногда лизать какую-нибудь задницу

, чтобы добраться туда, где ты хочешь быть ». И это было почти так, как если бы с вами

обращались иначе, чем с другими, и я сказал ей: « Ну, вы знаете, я на самом деле считаю этот разговор немного дискриминационным, тон этого разговора

, и я не думаю, что что у нас будет это с другим разработчиком

, и я чувствую, что это потому, что я черный человек и будучи черным человеком, и совсем

большой черный человек, я не вижу, что меня нельзя видеть «Я сказал:« и я не думаю, что мы

должны вести этот разговор ».Я помню, как вы знаете, в конце я вышел, и я сказал: «Я хотел бы посмотреть, как вы собираетесь это написать»,

и ушел. И это было почти как «о Боже, мне очень жаль, мне очень жаль», и

, затем она написала это, и я вроде как отправил свои комментарии, а затем она сказала

«нам нужно идти. за кофе и разрешите это », и она сказала, что то, что она получила

, извлекла из того, что она сделала, что вы не можете сделать это в контексте, когда вы

работаете с чернокожим персоналом, чей опыт дискриминации был x, y

и з.И она на самом деле вернулась и сказала: «Я держу руку вверх, я держал ее

совершенно неправильно». (Менеджер среднего звена, ACL)

Этот пример указывает на парадоксальное качество расизма, которое отмечает, что тело участника

видно в рамках ее организационного контекста, а также на невидимость

ее профессиональных достижений. Ее расовая видимость

(уже продукт расизма) одновременно затмевает ее идентичность как профессионала

, помещая ее в ситуацию, когда

белых членов организации ожидают от нее воспроизведения ее собственного подчинения с помощью

». [ing] какая-то задница, чтобы «войти» / стать инсайдером.Другими словами, этот

явно призван стать «онтологически замешанным» (Puwar, 2004: 126-

Microsoft Word — 05-Littler.docx

% PDF-1.3 % 1 0 объект > эндобдж 4 0 obj > эндобдж 2 0 obj > транслировать 2016-06-27T09: 31: 49ZWord2016-06-27T14: 38: 32 + 01: 002016-06-27T14: 38: 32 + 01: 00Mac OS X 10.9.5 Quartz PDFContextapplication / pdf

  • Microsoft Word — 05-Littler. docx
  • uuid: c3845df1-6b24-4b60-a7e9-e1970c3d31b5uuid: 0d36cfec-eaa1-43aa-91e5-72dbb9487b5a конечный поток эндобдж 3 0 obj > эндобдж 5 0 obj > эндобдж 6 0 obj > эндобдж 7 0 объект > эндобдж 8 0 объект > / XObject> >> / Аннотации [37 0 R 38 0 R 39 0 R 40 0 ​​R 41 0 R 42 0 R] / Родитель 5 0 R / MediaBox [0 0 595 842] >> эндобдж 9 0 объект > эндобдж 10 0 obj > эндобдж 11 0 объект > эндобдж 12 0 объект > эндобдж 13 0 объект > эндобдж 14 0 объект > эндобдж 15 0 объект > эндобдж 16 0 объект > эндобдж 17 0 объект > эндобдж 18 0 объект > эндобдж 19 0 объект > эндобдж 20 0 объект > эндобдж 21 0 объект > эндобдж 22 0 объект > эндобдж 23 0 объект > эндобдж 24 0 объект > эндобдж 25 0 объект > эндобдж 26 0 объект > эндобдж 27 0 объект > эндобдж 28 0 объект > эндобдж 29 0 объект > эндобдж 30 0 объект > эндобдж 31 0 объект > эндобдж 32 0 объект > транслировать xVr6 + ʦHd «: *` $ «&

    Универсальные меры предосторожности | Журнал этики

    Корпус

    г.Турнофф приехал в отделение неотложной помощи городской больницы для лечения лихорадки и лимфаденита. Фрэнк, студент третьего курса-медика, изучил анамнез и медосмотр и обсудил случай с лечащим врачом, доктором Андерсоном. Они решили, что г-на Турноффа следует госпитализировать для внутривенного введения антибиотиков.

    Медсестра г-на Турноффа, Сьюзен, болтала с ним, вставляя ему капельницу. Из-за его моложавой внешности и того, что он проверил семейное положение «холостого» в приемном листе, Сьюзен спросила его: «Итак, у вас есть девушка, с которой вам нужно связаться, чтобы ее приняли?» Мистер.Турнофф сообщил Сьюзан, что на самом деле у него был парень в течение 5 лет и что он уже сказал ему, что собирается в больницу.

    Затем Сьюзен вышла из комнаты и рассказала своей коллеге Анне об обмене. «Вам лучше использовать с ним барьерные меры предосторожности. У него может быть ВИЧ», — сказала Анна.

    «У кого есть ВИЧ?» — спросила медсестра, подслушивая их разговор.

    «Парень из комнаты 3», — ответила Анна. «Он говорит, что он гей и у него лимфаденит».

    «Ну, мы не знаем наверняка», — объяснила Сьюзен.

    «Лучше защита от износа, когда вы входите туда», — проинструктировала Анна.

    Затем Сьюзен заметила, что капельница в комнате мистера Турноффа подает звуковой сигнал. Прежде чем войти в комнату, она надела желтое покрывало и маску. В комнате она надела две перчатки, а мистер Турнофф с любопытством наблюдал за ней. Починив капельницу, она вышла из комнаты и позвонила в палату, где принимал мистера Турноффа. Она сообщила принимающей медсестре, что пациент гей и что меры предосторожности в отношении ВИЧ в порядке. Она сказала, что на ней было платье, маска и двойная перчатка, «потому что мало ли.«Медсестры палаты обсудили ситуацию между собой и решили следовать рекомендациям Сьюзен. Контактные и респираторные меры предосторожности были вывешены для всех людей, входящих в палату.

    На следующее утро в палате Фрэнк, студент-медик, снова посетил мистера Турноффа. Знак предосторожности озадачил Фрэнка. Он проверил карту и не увидел приказа о мерах предосторожности, поэтому решил, что это ошибка. Он вошел в комнату без каких-либо барьеров и провел медицинский осмотр. ДокторЗатем Андерсон присоединился к Фрэнку у постели больного; Доктор Андерсон также не был одет в защитную одежду.

    Доктор Андерсон объяснил, что титры ВЭБ г-на Турноффа снова стали очень высокими, что позволяет предположить, что вирус Эпштейна-Барра был причиной его нынешней инфекции. Г-н Турнофф был счастлив услышать, что не происходит ничего более серьезного, чем моно. «Я точно думал, что происходит что-то ужасное! Сюда входили все медсестры в халатах, масках и нескольких парах перчаток. Они казались очень сдержанными, как будто они не хотели меня трогать.Когда я спросил почему, мне не ответили. Мне было интересно, умираю ли я », — объяснил он.

    Доктор Андерсон пожала плечами и сказала, что у нее нет объяснений поведению медсестер. Затем доктор Андерсон и Фрэнк вышли из комнаты. Фрэнк спросил доктора Андерсона о поведении медсестер и о предупредительной табличке на двери пациента. «О, вы знаете, медсестры. Иногда они слишком остро реагируют на пациентов, которые, по их мнению, могут быть инфицированы ВИЧ», — пренебрежительно сказала она.

    «Но в прошлом месяце у пациента были анализы, которые дали отрицательный результат.Его лечащий врач вчера отправил по факсу его лаборатории, — настаивал Фрэнк.

    «Знаете, иногда это просто не имеет значения. Люди здесь слишком остро реагируют на пациентов-геев. Мы мало что можем с этим поделать», — ответил доктор Андерсон.

    «Но вы слышали пациента. Его действительно беспокоило то, что с ним обращались как с прокаженным. Я не понимаю. — разочарованно сказал Фрэнк.

    «Ну, ты же студент-идеалист, не так ли? Что тебе сказать? Делай, что хочешь.Дайте мне знать, если вы что-нибудь узнаете, — смеясь, сказал доктор Андерсон.

    Комментарий

    Этот случай поднимает несколько этических проблем, с которыми обычно сталкиваются врачи. Как найти баланс между заботой о пациенте и защитой себя от вреда? Может ли информация о пациентах, которая может потребоваться для защиты поставщиков медицинских услуг от вреда, быть передана другим? Какая информация должна быть раскрыта пациентам? Что делать, если вы наблюдаете непрофессиональное поведение?

    Защита от вреда

    По понятным причинам клиницисты могут беспокоиться о том, как защитить себя от инфекции.Их обязанности по уходу за пациентами могут подвергнуть их риску. Хотя у них есть этическое обязательство действовать в наилучших интересах пациентов, находящихся под их опекой, им не нужно пренебрегать собственной безопасностью и благополучием [1]. Меры предосторожности против инфекции уместны, но они должны быть разумными в данных обстоятельствах.

    В данном случае некоторые меры предосторожности, которые были приняты медсестрами, не были оправданы с учетом того, как передается вирус иммунодефицита человека (ВИЧ).ВИЧ не передается при случайном контакте, но требует обмена жидкостями организма [2]. ВИЧ не распространяется по воздуху, поэтому респираторные меры предосторожности не потребовались. С другой стороны, укол иглой может передавать ВИЧ, поэтому разумно надевать перчатки при (повторном) введении внутривенного вливания. Даже если медсестры считали все принятыми ими мерами предосторожности необходимыми для защиты от инфекции, это не делает их действия разумными. В деле Bragdon v Abbott Верховный суд США рассмотрел, какие доказательства риска требует Закон об американцах с ограниченными возможностями, чтобы разрешить ограничения на уход за ВИЧ-инфицированным человеком.В этом случае дантист согласился лечить ВИЧ-инфицированного пациента только в больнице, основываясь на своем убеждении, что в больницах есть меры безопасности, недоступные в его кабинете, которые снизили бы риск заражения ВИЧ. Суд пришел к выводу, что оценка риска должна основываться на «объективной научной информации», а не на профессиональном (и ошибочном) суждении стоматолога [3].

    В данном случае реальный риск заражения ВИЧ был низким. Медсестра предположила, что пациент может быть ВИЧ-инфицированным, на основании его сексуальной ориентации.Однако его риск заражения ВИЧ зависит от его поведения, а не от его сексуальной ориентации. Действительно, если у пациента и его друга 5 лет были взаимно моногамные сексуальные отношения, вероятность того, что пациент инфицирован ВИЧ, может быть довольно низкой. Его медицинские записи подтверждают, что его недавний тест на ВИЧ был отрицательным.

    Осторожность — не всегда проблема. Однако в этом случае действия медсестры оказали на пациента негативное влияние. Поскольку медсестры подошли к нему полностью в халатах, масках и перчатках и не хотели прикасаться к нему, пациент забеспокоился и пришел к выводу, что он более серьезно болен, чем он.Этой проблемы можно было бы избежать, если бы медсестры объяснили пациенту причины принятия мер предосторожности. Необходимость объяснять свои действия также могла заставить медсестер критически задуматься о том, какие меры предосторожности действительно необходимы.

    Доступ к конфиденциальной информации

    Этот случай также поднимает вопрос о том, кто должен иметь доступ к конфиденциальной информации о пациентах. Конфиденциальность важна для хорошего ухода за пациентами; это позволяет пациентам делиться личной информацией, относящейся к их лечению.Конфиденциальность особенно важна в контексте ВИЧ из-за стигмы, связанной с ВИЧ / СПИДом, и потенциальной дискриминации и других социальных повреждений. В результате информация о ВИЧ / СПИДе получает даже большую защиту, чем другая медицинская информация [4]. Однако поставщикам медицинских услуг может потребоваться доступ к конфиденциальной информации о пациентах, чтобы защитить себя. Хотя информация о ВИЧ-инфекции пациента может быть передана в медицинскую бригаду, такая информация должна быть ограничена теми, кто непосредственно ухаживает за пациентом и, следовательно, должен знать.Случай предполагает, что медсестра подслушала комментарии медсестры пациента о возможности заражения ВИЧ. Хотя младшей медсестре может потребоваться знать эту информацию из-за своего положения, то, как она узнала об этом, служит напоминанием о риске непреднамеренного разглашения конфиденциальной информации о пациенте. Некоторые больницы внедрили программы, в том числе плакаты и открытки, чтобы напоминать персоналу о необходимости избегать конфиденциальных разговоров в общественных местах.

    Альтернативы врачу

    Лечащий врач мог предпринять несколько шагов, чтобы улучшить ситуацию.Во-первых, она могла бы обратиться к ситуации с пациентом, который был явно расстроен тем, как с ним обращались медсестры. Доктор Андерсон мог бы отреагировать на беспокойство пациента, не одобряя поведения медсестер. Например, она могла бы извиниться за то, что меры предосторожности вызвали беспокойство пациента, и объяснить, что медсестры предпринимают шаги, чтобы защитить себя от инфекции. Во-вторых, она могла использовать этот случай как возможность обучить медсестер и других сотрудников. Возможно, медсестры неправильно понимают, как передается ВИЧ.Такое обучение может проходить в неформальной обстановке, в ходе бесед с глазу на глаз или посредством формальных тренингов для всего персонала. Лечащему врачу не нужно брать на себя ответственность за обучение, если она доводит проблему до сведения руководителей отделения.

    Роль студента-медика

    Будучи студентом-медиком, Фрэнк может чувствовать себя бессильным исправить ситуацию, но есть некоторые шаги, которые он может предпринять; Фактически, он уже сделал первый шаг, упомянув об инциденте своему лечащему врачу.Студентам-медикам важно задавать вопросы, когда они сталкиваются с обстоятельствами, которые доставляют им дискомфорт. В некоторых случаях студенты-медики могут неправильно понять ситуацию, потому что они не полностью понимают медицинские обстоятельства. Например, они могут неправильно рассматривать неблагоприятное событие в результате вмешательства как «ошибку». Общение с лечащими врачами может устранить такие недопонимания. В данном случае присутствующий подтвердил опасения Фрэнка, но не пожелал действовать.Фрэнк может неохотно обсуждать эту ситуацию с другими врачами из-за опасений, что лечащий врач может неправильно понять его усилия и отомстить ему. Одним из подходящих способов для Фрэнка является обсуждение с директором по работе с делами. Директор делопроизводства может способствовать дальнейшим обсуждениям с присутствующими, если желает, или использовать кейс анонимно в обучении.

    Список литературы

    1. Ло Б. Разрешение этических дилемм: руководство для врачей. Филадельфия, Пенсильвания: Липпинкотт, Уильямс и Уилкинс; 2005 г.

    2. ВИЧ и его передача. Национальный центр профилактики ВИЧ, ИППП и туберкулеза, отделы ВИЧ / СПИДа, профилактики, центры по контролю и профилактике заболеваний. Доступно по адресу: www.cdc.gov/hiv/pubs/facts/transmission.htm. По состоянию на 11 августа 2005 г.

    3. Брэгдон против Эбботта , 524 US 624, 648-649 (1998).

    4. Байер Р. Политика общественного здравоохранения и эпидемия СПИДа: конец исключительности ВИЧ? N Engl J Med. 1991; 324 (21): 1500-1504.

    Цитата

    Виртуальный наставник. 2005; 7 (10): 670-673.

    DOI

    10.1001 / virtualmentor.2005.7.10.ccas3-0510.

    Люди и события в данном случае вымышленные.Сходство с реальными событиями или именами людей, живых или мертвых, совершенно случайно. Точки зрения, выраженные в этой статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и политику AMA.

    Информация об авторе

    • Лесли Э. Вольф, доктор медицинских наук, магистр здравоохранения , является доцентом Программы медицинской этики и Центра исследований по профилактике СПИДа Калифорнийского университета в Сан-Франциско.

    po — Перевод на турецкий — примеры английский

    Эти примеры могут содержать грубые слова, основанные на вашем поиске.

    Эти примеры могут содержать разговорные слова, основанные на вашем поиске.

    Говорят — любой, кто сможет победить po до заката, станет воином дракона.

    Mesele şu ki — güneş batmadan önce Po’yu yenebilen kişi, yeni ejder savaşçısı olacak.

    Зарекомендовал себя достойным соперником мастера по .

    Kendini Üstad Po’ya karşı ispatlamış durumda.

    просто вернитесь к po и принесите мне молоток.

    Sadece Po’ya dönüş ve bana bir çekici al

    Симпатичный, дружелюбный, немного полненький по .

    Sevgi dolu, arkadaş canlısı, hafif kilolu Po .

    Майкл, невежливо напоминать бедным людям, что они по

    Майкл, факир инсалара факир олдуклары хатирлатман хич кибар де …

    Да по , что-то очень не так.

    Evet, Po , Bir şeyler gerçekten ters gidiyor.

    Помоги мне рот по , Дэррил.

    Enemi kapalı tutmamda banaardım et, Darryl.

    Вы думаете, как по itician, Джимми.

    Боксер. Дрессировал и по кен.

    Боксёр. o po ken ile çalışmış.

    Документальные мегаструктуры National Geographic — Плотина Три ущелья — крупнейшая в мире po

    National Geographic — Mega Yapılar Dünyanın En Der

    Я слышал, как po и мастер Чао планирует мою пенсию.

    Usta Chao ve Po’nun emekliliğim hakkında konuştuklarını duydum.

    Обучите меня бороться с Тонгом по .

    Тонг Po’yla dövüşmek için eğit beni.

    Или, может быть, вы пришли сюда из-за своего хозяина Тонг по .

    Yada buraya Üstadından dolayı geldin, Tong Po .

    Мастер po с радостью принял ваш вызов.

    Üstad Po meydan okumanı memnuniyetle kabul etti.

    Значит, твоя девушка не позволит тебе драться с Тонгом по .

    Böylece kız arkadaşın Tong Po’yla dövüşmene izin vermiyor.

    Брат последнего человека, погибшего от руки Тонг по .

    Тонг Po’nun öldürdüğü son adamın kardeşi.

    Но у вас есть и хорошая сторона, po .

    Ама ий бир тарафин да вар По .

    Приносим извинения за сомнения, po .

    Senden şüphe ettiğimiz için bizi affet, Po .

    Но этот по делает то, что хочет.

    Ama bu Po ne isterse onu yapar.

    Брак мы оформляли много лет назад, по .

    Evlenmenize çok önceden karar vermiştik, po .

    Предпосылки

    Популяция и методы выборки

    Данные были собраны с февраля по сентябрь 2014 г. в Масеру и Мапутсо в Лесото и с июля по декабрь 2011 г. в Манзини, Свазиленд.Участников набирали лично, используя выборку, управляемую респондентами (RDS) [26,27]. Методы отбора проб подробно описаны в [28]. Вкратце, первоначальный набор или «семена» набирали сверстников, которые затем набирали дополнительных сверстников и так далее, пока не был достигнут желаемый размер выборки. Каждый рекрутер мог нанять до трех сверстников. В Масеру 9 семян набирали участников посредством до 13 волн начисления, а 7 семян в Мапутсо набирали участников до 17 волн. В Свазиленде 5 семян набирали участников с помощью до 14 волн начисления.Во всех исследовательских центрах было достигнуто равновесие по нескольким социально-демографическим характеристикам, включая возраст, сексуальную ориентацию и образование. Равновесие определялось с использованием двух критериев: (1) близкое приближение (± 0,03) доли выборки и соответствующей равновесной пропорции [26], и (2) сравнение необходимого количества волн пополнения, оцененных с помощью инструмента анализа выборки, управляемой респондентами (RDSAT). ) с фактическим количеством волн пополнения в выборке RDS [29]. В частности, количество волн пополнения, оцененных для достижения равновесия в RDSAT, должно быть меньше, чем количество волн в выборке RDS, чтобы равновесие можно было рассматривать.

    МСМ имели право на участие, если они были в возрасте 18 лет и старше, имели при рождении мужской пол, могли дать информированное согласие и сообщили, что имели рецептивный или инсертивный анальный половой акт с другим мужчиной в течение последних 12 месяцев. Никаких исключений не делалось на основании этнической принадлежности, гендерной идентичности или истории тестирования и диагностики ВИЧ.

    В Свазиленде 4 участника не ответили на вопрос, касающийся встреч с партнерами в Интернете, и были исключены, в результате чего окончательная выборка составила 322 человека.Все участники из Лесото ответили на вопрос, касающийся встреч с партнерами онлайн (n = 530). Участникам была возмещена сумма, эквивалентная примерно 10 долларам США, за их время и дорогу к месту проведения исследования. Кроме того, участникам была выплачена компенсация в размере примерно до 2 долларов США за каждого отвечающего критериям участника, которого они наняли для участия в исследовании. Все участники предоставили информированное устное согласие до сбора данных. Сбор данных был одобрен Наблюдательным советом Школы общественного здравоохранения Блумберга Джонса Хопкинса, Национальным комитетом по этике медицинских исследований Лесото и Комитетом по научной этике Министерства здравоохранения Свазиленда.

    Сбор данных и основные меры

    Во время ознакомительного визита обученные интервьюеры провели структурированную анкету, включающую темы по демографии, социальной стигме и негативному опыту с медицинскими работниками и другими членами общества, социальной сплоченности, психическому здоровью и употреблению запрещенных веществ, сексуальному анамнезу, а также знания, отношение и поведение, связанные с ВИЧ. Основной интересующей переменной результата было то, сообщил ли участник о встрече в Интернете с новыми сексуальными партнерами-мужчинами.В Лесото это измерялось вопросом: «Где (в каком месте) вы встречаетесь с новыми сексуальными партнерами-мужчинами?» Участникам был зачитан список возможных мест, и те, кто ответил утвердительно на вопрос «онлайн», были отмечены как встречающиеся в сети с мужчинами-партнерами по сексу. Участники могли выбрать более одного места. В Свазиленде участников спросили: «За последние 12 месяцев как часто вы использовали Интернет для поиска сексуальных партнеров-мужчин?» и варианты ответа были «не пошел», «раз в месяц меньше», «примерно раз в неделю», «несколько раз в неделю», «примерно раз в день» и «несколько раз в день».Те, кто сообщил, что когда-либо встречался с партнером в Интернете, были отмечены как встречающиеся в Интернете с мужчинами-половыми партнерами.

    Стигма измерялась серией вопросов «да» или «нет», которые оценивали, чувствовал ли участник когда-либо исключенный из семейных собраний, что члены семьи сплетничали или делали дискриминационные замечания, отвергались друзьями или боялись ходить в общественных местах, потому что об их гендерной идентичности или сексуальной ориентации, и знали ли они о безопасных местах в своем сообществе для общения с другими МСМ или когда-либо подвергались пыткам из-за своей гендерной идентичности или сексуальной ориентации.Пытки могут включать как физическое насилие, такое как избиение или принуждение к сексу, так и словесные оскорбления. В Лесото участников дополнительно спросили, слышали ли они когда-нибудь, как кто-то говорил дискриминационные вещи о МСМ, не чувствовали ли они себя защищенными со стороны полиции, или когда-либо подвергались словесным оскорблениям или шантажу из-за своей гендерной идентичности или сексуальной ориентации [19-21,30] . Стигма в сфере здравоохранения измерялась путем опроса участников, избегали ли они когда-либо (только в Лесото) или боялись обращаться в медицинские учреждения, потому что были обеспокоены тем, что кто-то может узнать, что они занимаются сексом с мужчинами, или если они когда-либо чувствовали, что это не так. хорошо лечились в поликлинике, потому что кто-то знал, что у них был секс с мужчинами.

    В Лесото депрессия оценивалась с помощью анкеты о здоровье пациентов [31], а положительный результат скрининга определялся как получение 10 или более баллов. В Свазиленде на положительный скрининг депрессивных симптомов указывает ответ «да» на вопрос: «Было ли у вас грустное настроение или депрессивное настроение в течение более 2 недель за последние 3 года?» суицидальные мысли оценивались, спрашивая участника, чувствовал ли он когда-нибудь, что хочет покончить с собой. В обеих странах употребление наркотиков оценивалось, спрашивая участника, вводил ли он какие-либо запрещенные наркотики или употреблял ли неинъекционные наркотики, которые не были прописаны ему по состоянию здоровья в течение последних 12 месяцев.

    Уровень знаний о ВИЧ был оценен путем опроса участников, какой тип секса подвергает их наибольшему риску заражения ВИЧ, какой тип анального секса (т. Е. Вставляющий или рецептивный) подвергает их наибольшему риску заражения ВИЧ и какая самая безопасная смазка для использования во время анального секса. секс. Отношение к ВИЧ измерялось путем выяснения, беспокоились ли они о ВИЧ в последние 12 месяцев. Наконец, поведение, связанное с ВИЧ, измерялось путем опроса участников, проходили ли они когда-либо тестирование на ВИЧ (в Лесото) или тестировались в течение последних 12 месяцев (в Свазиленде), имели ли они какие-либо незащищенные анальные половые отношения (рецептивные или инсерционные) в последние 12 месяцев. месяцев, если они имели коммерческий секс (например, секс в обмен на наркотики или деньги) с партнером-мужчиной в течение последних 12 месяцев, и сколько мужчин-партнеров для анального секса у них было за последние 12 месяцев.

    После заполнения анкеты обученные медсестры-консультанты выполнили забор крови для тестирования на ВИЧ с помощью экспресс-теста «Определить» (Alere). Если результат теста положительный, образец затем тестировали с помощью экспресс-теста Unigold (Trinity Biotech). Подтверждающее тестирование проводилось для противоречивых или неопределенных экспресс-тестов на ВИЧ в соответствии с национальными руководящими принципами [32,33].

    «Я сообщил полиции об убийстве Динка», — свидетельствует свидетель


    «Я сообщил полиции об убийстве Динка», — свидетельствует свидетель.

    Фетхие Четин, соучастник дела об убийстве турецко-армянского журналиста Динка, сказала, что к новому заявлению свидетеля Озена следует отнестись серьезно.Она указала, что на предстоящем слушании будет просить суд расследовать заявление Озена.

    Эрхан Озен , предполагаемый член антитеррористического подразделения жандармерии (JITEM) , был заслушан в качестве свидетеля по делу об убийстве Гранта Динка . Турецко-армянский журналист Динк, основатель газеты «Армениан Агос», был убит перед своим офисом в Стамбуле 19 января 2007 года. Озен заявил: «Я сообщил об убийстве Динка через 155 [номер телефона экстренной помощи в Турции]», — пригрозил Эренерол. Динк »и« Я спрятал фотографии офиса «Агоса» в пекарне ».

    JİTEM — неофициальное крыло турецкой жандармерии, созданное в конце 1980-х годов для борьбы с этническим сепаратизмом на юго-востоке.

    Совместный поверенный по делу об убийстве Гранта Динка, Фетхие Четин , указал, что заявления Озена следует рассматривать с осторожностью, заявив, что к каждому из них следует относиться серьезно.

    Озен в настоящее время содержится в тюрьме Амасья (северная Анатолия) по обвинению в грабеже, которое относится к 2006 году. Газеты Milliyet и Vatan сообщили о заявлении Озена, сделанном на слушании в Высоком уголовном суде Амасьи 23 июля 2010 года.По всей видимости, Озен утверждал, что работал в JITEM с 1997 года и что организацию возглавлял бригадный генерал, который является свидетелем по делу Эргенкона и имя которого он не может назвать.

    Озен ответил на личные вопросы, заданные ему следующим образом:

    * Эрхан Тунчел , Осман Хаял и Ясин Хаял (главные подозреваемые в убийстве Динка) были агентами, работавшими на JITEM в Черноморском регионе. Я слышал их разговоры, связанные с заговорами против таких людей, как премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган (религиозный лидер) Фетулла Гюлен (покойный председатель BBP) Мухсин Языджиоглу , Джак Камхи (журналист) Мехи и Грант Динк.Убийство Динка было темой с 2003 года.

    * Я встретил двух человек, псевдонимы iran и Yusuf , в армии в 2004 году, которые предложили мне присоединиться к JITEM. Мы привезли Динка на кладбище иностранцев в Халыджиоглу по указанию Чирана, Юсуфа и Севги Эренерола , представителя Турецкой православной церкви. Динк и Эренерол разговаривали в машине с тонированными стеклами. Позже мы выехали из Динка в Меджидиекёй (районы Стамбула). Динк, похоже, очень нервничал.

    * Был репортер по имени Inci , который также участвовал в убийстве (бизнесмена) Узеира Гариха . Он был замаскирован под рабочего в массажном кабинете «Принцесса Голубая луна» в одном километре от газеты «Агос». Оттуда он проследил за приходом и уходом Динка.

    * В 2005 году мне приказали сфотографировать офис «Агос». Некоторые фотографии я спрятал в тайнике соседней Якутской пекарни.

    * Я решил покинуть организацию, когда они хотели использовать также мою жену, как они это сделали в случае с Фадиме Шахин.После этого вся моя семья оказалась под угрозой. Собственно, именно по этой причине я сообщил в полицию о заговоре с убийством Динка. Я позвонил 155 в 2005 году и сообщил в полицию о заговоре с целью убийства.

    * До убийства от имени Огюн Самаст в интернет-кафе Критик, где Самаст проводил время, заявили, что планировалась акция против миссионера в Малатье.

    Адвокат Четин: Заявления должны быть исследованы


    Адвокат Четин побеседовал с Маркаром Эсеряном из газеты «Тараф».Она сказала, что пекарня, в которой Озен якобы прятал фотографии с Агоса, действительно существовала. Однако за это время его снесли, а на его месте построили новое здание.

    Динк написал о том, что ему угрожали, в статье, озаглавленной «Почему я стал мишенью», однако он не упомянул Эренерол. Четин добавила, что это оставило в ее голове вопросительный знак.

    Четин утверждал, что к заявлению Озена следует относиться с осторожностью, но к нему следует относиться серьезно.«Поскольку это новое заявление, мы поднимем его на ближайшем слушании. Мы будем просить суд расследовать каждое заявление».

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *