Шар школа архитектурного развития: ШАР: ШКОЛА АРХИТЕКТУРНОГО РАЗВИТИЯ — Главная

Содержание

ШАР: ШКОЛА АРХИТЕКТУРНОГО РАЗВИТИЯ — Главная

Творчество — социальная суть человека

По рейтингу ФОРБС Школа архитектурного развития входит в десятку самых интересных художественных студий Москвы

ШКОЛА АРХИТЕКТУРНОГО РАЗВИТИЯ вошла в ТОП-7 Архитектурных школ Москвы: https://letidor.ru/obrazovanie/stroit-i-tvorit-top-7-arkhitekturnykh-shkol-dlya-detei.htm 

 

ШКОЛА АРХИТЕКТУРНОГО РАЗВИТИЯ (ШАР):

развитие творческих способностей и созидательного потенциала, осуществляет практическое введение в методологию творчества, формирует личностные качества творцов, основы взаимоотношения с архитектурной средой и профессионального архитектурного творчества.

 

 СТРУКТУРА ШАР:

 

ПРИЕМ в ШАР : 

осуществляется по результатам собеседования с просмотром портфолио: с десяток творческих работ ребенка (в любых направлениях и техниках) за прошедшие 1-2 года, выполенных ребенком самостоятельно

.

Собеседование проводится по «Графику собеседования»,  а во время учебного процесса  —  в дни и часы занятий (предварительно записываться на собеседование не нужно). 

ГРАФИК СОБЕСЕДОВАНИЯ:

ФИЛИАЛ на м. Партизанская

СЕНТЯБРЬ 2021: СУББОТА (18-00 — 20-00) — 4, 11, 18

ФИЛИАЛ на м. Калужская

СЕНТЯБРЬ 2021: ВОСКРЕСЕНЬЕ (18-00 — 20-00) — 5,12, 19

Собеседование можно пройти в любом из двух филиалов, не зависимо от места занятий

 

ЛЕТНЯЯ ШКОЛА (ИЮНЬ-ИЮЛЬ 2021 г.)

Курсы:
* ПРОСТРАНСТВЕННОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ
* ЖИВОПИСЬ
* АРТ-ГРАФИКА
* АРХИТЕКТУРНЫЙ РИСУНОК + ПЛЕНЭР
* АКАДЕМИЧЕСКИЙ РИСУНОК (ПОДГОТОВКА К ВСТУПИТЕЛЬНЫМ ИСПЫТАНИЯМ В АРХИТЕКТУРНЫЕ ВУЗЫ: 

рисунок гипсовой головы — А3; композиционный рисунок — А3; архитектурное черчение — А3

Для записи в Летнюю школу присылайте на электронную почту Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript. ЗАЯВЛЕНИЕ в свободной форме, в котором должно быть указано полное ФИО ребенка, дата рождения, ФИО родителя, контактный телефон и выбранный курс. 

 

ВСЕ МЕРЫ АНТИВИРУСНОЙ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ СОХРАНЯЮТСЯ (!):

— измерение температуры,

— масочный режим,

— социальная дистанция и др.

     

 
Учебный график ШАР:

2021-2022 уч.год 

уч.

направ

ления

***

уч. месяцы

 

Измайловский

филиал

калужский

филиал

Учебное

 направление

часы занятий

(по дням недели)

часы занятий

(по дням недели)

  пн вт ср чт пт сб вс пн вт ср чт пт сб вс

1.1

окт-май

ШАР: Довузовское креативное развитие  
 
                      10-17

1.2

окт-май

ШАР: Довузовское креативное развитие           10-17                

1.3

окт-май

ШАР: Довузовское креативное развитие             10-17              

2

окт-май

ШАР:

Предбакалавриат

17-20   17-20   17-20                  

3

окт-июнь

ШАР:

Магистратура

17-20   17-20   17-20                  

4

окт-июнь

ШАР:

Ассистентура

17-20   17-20   17-20        
 
       

5

окт-май

ШАР: Доп.образ-е «Дизайн

интерпространств»

  17-20   17-20                    

6

окт-май

ШАР:

Мастер-классы

          10-15               10-15

7

окт-май

ШАР: Дистанционное образование

(электронно)

10-20 10-20 10-20 10-20 10-20 10-20 10-20              

8

июнь

ШАР:

Летняя школа

17-20 17-20  17-20 17-20 17-20 17-20

 

 

МАГИСТРАТУРА — АССИСТЕНТУРА:

(второй уровень высшего образования — третий уровень высшего образования)

Программа — АРХИТЕКТУРНАЯ ПЕДАГОГИКА: подготовка архитектурно-педагогических кадров для вузов, колледжей, школ и дошкольных учебно-воспитательных заведений

Срок обучения:  2 года — МАГИСТРАТУРА; 3 года — АССИСТЕНТУРА

Предварительная подготовка — базовое образование по направлению «АРХИТЕКТУРА»: Бакалавр — для МАГИСТРАТУРЫ; Магистр — для АССИСТЕНТУРЫ 

Форма обучения — очно-заочная

Условия приема — собеседование (с портфолио)

График собеседования — в течении всего учебного года:

— по субботам (10-00 — 17-00час., «Измайловский»)

— по воскресеньям (10-00 — 17-00час., «Калужский»)

 

 

ДИСТАНЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ:
  • это — удобные для учащихся современные способы освоения навыков и получения знаний;
  • это — возможность самостоятельного построения индивидуальных образовательных траекторий;
  • это — возможность совмещения основной занятости (учебы или работы) с онлайн-курсами;
  • это — возможность использование всех информационных ресурсов ШАР.

Наименование курсов:
  1. архитектурный рисунок;
  2. академический рисунок;
  3. архитектурное черчение;
  4. пространственное моделирование;
  5. история архитектуры;
  6. современная архитектура
  7. пространственная колористика и другие курсы.

 Организация Дистанционного Образования

   

МАСТЕР-КЛАССЫ

Метод пространственного творчества по глубине его внедрения в учебный процесс в нашей школе развития не имеет аналогов в современной педагогической практике.

Освоение метода пространственного творчества (как ребенком, так и взрослым человеком) является первым и основным условием становления творческой личности

Мастер-классы — это проба своих творческих способностей человеком, своеобразное самотестирование творческих возможностей в процессе соприкосновения с носителем архитектурного творчества.

В Школе Развития можно приобрести Подарочные сертификаты на посещение мастер-классов здесь.

Сертификаты действительны 6 месяцев со дня приобретения, а выбор времени занятий — за учащимися.

 

     

ЗАНЯТИЯ в ШАР проводятся:

Калужский филиал (в Московской финансово-юридической академии по адресу: метро Калужская; ул. Введенского, дом №1) — воскресенье,

Измайловский филиал (в Российской международной академии туризма по адресу: метро Партизанская; Измайловское шоссе, дом. 71, корпус 4 Г-Д) — суббота, воскресенье.

 

 

 КОНТАКТЫ:

Тел.: +7 (495) 506-93-41

Почтовый адрес: Россия, 101000, Москва, а/я № 745

 

СХЕМА ПРОЕЗДА

Наша группа в Контакте ссылка

Наша группа в Фейсбуке ссылка

Наш аккаунт в инстаграм

Мы на YOUTUBE

ШАР: ШКОЛА АРХИТЕКТУРНОГО РАЗВИТИЯ — Преподаватели

ФИО преподавателя

Квалификация, степень, звание, должность

Предметы


АШМАРИНА
Ирина Николаевна

архитектор,
профессор кафедры «Рисунок» МАРХИ,
старший преподаватель ШАР

  • Арт-графика
  • Рисунок концептуальный


ВАЧЬЯНЦ
Анна Михайловна

архитектор,
кандидат педагогических наук,
старший преподаватель ШАР

  • История архитектуры

  • Современная архитектура

  • Концептуальный рисунок

ГЛУЩЕНКО
Фадей Николаевич

архитектор,
преподаватель ШАР

  • Академический рисунок — 1


ГОРЕЛОВА
Вера Игоревна

бакалавр архитектуры,
преподаватель ШАР

  • Эргономика пространства
  • Пространственная колористика

ГУБЖОКОВ
Станислав Николаевич

Скульптор,
преподаватель ШАР


ЕРЫШЕВ
Виктор Павлович

архитектор,
доцент кафедры «Основы архитектурного проектирования» МАРХИ,
член Союза архитекторов России,
старший преподаватель ШАР

  • Мерное моделирование
  • Функциональное моделирование
  • Концептуальное моделирование


ЖИЛКИНА
Зоя Викторовна

кандидат архитектуры,
профессор кафедры «Рисунок» МАРХИ,
старший преподаватель ШАР

КУЗНЕЦОВА
Елена Сергеевна

скульптор,
педагог Московского городского дворца детского и юношеского творчества,
старший преподаватель ШАР

КУЗЬМИНА
Татьяна Викторовна

архитектор,
старший преподаватель ШАР

  • Академический рисунок — 1
  • Архитектурное черчение — 2

КОВАЛЁВА
Дарья Михайловна

архитектор,
старший преподаватель ШАР

  • Академический рисунок — 2


МАРКИНА Вера Юрьевна

архитектор, член Союза архитекторов России, старший преподаватель ШАР


ПАШКОВА-МАРКАРОВА 
Евгения Викторовна

художник-дизайнер,
старший преподаватель ШАР


ПАВЛОВ
Алексей Николаевич

архитектор,
старший преподаватель ШАР

  • Композиционное моделирование
  • Концептуальное моделирование


СВИСТОВА
Ирина Юрьевна

архитектор,
старший преподаватель ШАР

СИКСТЕЛЬ
Александр Константинович

кандидат архитектуры,
профессор кафедры «Основ архитектурного проектирования» ГУЗ,
старший преподаватель ШАР

  • Академический рисунок -1
    Концептуальное моделирование


СИПКИН
Павел Андреевич

архитектор,
старший преподаватель ШАР

  • Академический рисунок -2


Соловьёв
Леонид Александрович

бакалавр архитектуры, преподаватель ШАР

  • Мерное моделирование
  • Архитектурное черчение — 2

СОКОЛОВА
Ольга Юрьевна

кандидат педагогических наук, старший преподаватель ШАР

  • Интеграция
  • Цветопластическое моделирование
  • Перцептуальный рисунок

ТАРАБАНОВ
Константин Александрович

бакалавр архитектуры,
преподаватель ШАР

ТАРАСОВА
Ольга Юрьевна

архитектор,
старший преподаватель кафедры «Основ архитектурного проектирования» МАРХИ,
старший преподаватель ШАР

  • Архитектурная графика
  • Архитектурное черчение -1,2

ТУРКИНА
Елена Александровна

архитектор,
старший преподаватель ШАР


ЧЕРНАЯ
Валентина Ивановна

художник,
педагог Московского городского дворца детского и юношеского творчества,
старший преподаватель ШАР

  • Арт-графика
  • Рисунок концептуальный

ШАР: ШКОЛА АРХИТЕКТУРНОГО РАЗВИТИЯ — О нашей Школе

ШКОЛА АРХИТЕКТУРНОГО РАЗВИТИЯ (ШАР) 

Школа Архитектурного Развития (ШАР) — для школьников 1-11 классов и дошкольников с 4-6 лет. Развивает творческий потенциал учащихся. В школе – 10 творческих уровней, более 25 архитектурно-художественно ориентированных учебных курсов: интеграция, арт-графика, архитектурная графика, скульптура, пространственная колористика, рисунок перцептуальный, рисунок академический, архитектурное черчение, история архитектуры, современная архитектура, эргономика пространства, пространственная комбинаторика, пространственное моделирование и др. 

На уроках в нашей Школе лепят, рисуют, клеят из бумаги, конструируют из макарон и разноцветных лоскутков, пуговиц, зубочисток. ШАР сознательно противопоставляет свой метод художественным школам: в них, считают педагоги, детей не заставляют ни думать, ни творить, а учат лишь отражать действительность, а здесь они сами создают свои реальности. Причем такие, чтобы не разваливались, — это же архитектура.

В конце занятий — мероприятие, которое заставит поволноваться за душевный комфорт ребенка: всей группой безжалостно обсуждают каждую работу и ставят ей оценку по 10-балльной шкале. Николай Метленков, директор ШАР, считает эту экзекуцию крайне полезной: «Так развивается способность формировать и отстаивать свое мнение. Профессия наша ведь очень конкурентная. Надо сразу привыкать».

У нас 10 уровней, примерно соответствующих классам в средней школе. Содержание уровней включает проблемную тематику, например: «Петля в архитектуре и пространстве», «Мерное моделирование», «Эргономика пространства» и т. д.

Методика первых 4-х уровней преследует цель развития пространствоорганизующего эмоционального мира ребенка, синкретизма и образности менталитета, и строится в первую очередь на средствах художественного творчества, искусства, интуиции. Методика старших уровней преследует цель развития пространствоорганизующей логики, аналитизма и теоретических начал в менталитете, и строится на средствах в первую очередь научного творчества, науки, техники, рациональности. Здесь дети изучают более академические курсы и готовятся к вузу (преподают педагоги из МАРХИ).

Периодичность занятий:

для каждого учебного направления — индивидуальна, например, для «Довузовского креативного развития»  — 1 раз в неделю — или по субботам, или по воскресеньям: две пары (по 95 минут каждая) — для учащихся младших уровней, и три пары — для учащихся старших уровней. Периодичность занятий для всех учебных направлений см. «Учебный график» на «Главной».

Слайд шоу занятий в Школе Архитектурного Развития:

[spvideo]https://youtu.be/AYzEJVkTqXQ[/spvideo]

Учебные курсы Школы Архитектурного Развития:

1-й уровень:

  • Интеграция;
  • Цветопластическое моделирование.

2-й уровень:

  • Артграфика;
  • Мерное моделирование.

3-й уровень:

  • Пластическое моделирование;
  • Скульптура.

4-й уровень:

  • Структурная комбинаторика;
  • Тектоническое моделирование.

5-й уровень:

  • Функциональное моделирование;
  • Эргономика пространства;
  • Пространственная колористика.

6-й уровень:

  • История архитектуры;
  • Композиционное моделирование;
  • Перцептуальный рисунок.

7-й уровень:

  • Концептуальный рисунок;
  • Концептуальное моделирование;
  • Современная архитектура.

8-й уровень:

  • Академический рисунок-1;
  • Академический рисунок-2;
  • Архитектурная графика-черчение.

9-й уровень:

  • Академический рисунок-1;
  • Академический рисунок-2;
  • Архитектурное черчение.

10-й уровень:

  • Академический рисунок-1;
  • Академический рисунок-2;
  • Архитектурное черчение.

Группы для взрослых учащихся:

  • Цифровая фотография;
  • Рисунок;
  • Живопись;
  • История архитектуры.

ШАР: ШКОЛА АРХИТЕКТУРНОГО РАЗВИТИЯ — Методика развития детей

«Саморазвитие — высшая форма образования»

Школа архитектурного развития курируется Проблемной научно-исследовательской лабораторией «Развитие архитектурного образования» Учебно-методического объединения по образованию в области архитектуры Министерства образования и науки РФ (руководитель — профессор Н.Ф.Метленков).

Школа является базовой в системе креативного образования довузовской молодежи. Реализует практическое введение учащихся в методологию творчества. Ориентирует на развитие творческого созидательного потенциала, личностных качеств творцов, основ взаимоотношения с архитектурной средой.

Креативный дидактический подход Школы наследует 250-летний опыт Российского художественно-архитектурного образования детей и подростков в студиях и базируется на социально-философских, психологических и педагогических изысканиях ученых разных стран (Л.Н.Толстой, Л.С.Выготский — Россия, А.Бергсон, Ж.Пиаже — Франция; В.Гете и Р.Штайнер — Германия и др.) и современных теоретико-методологических принципах построения творческого созидательного образования.

Ядром образовательного процесса выступает пространственное творчество — процесс преобразования архитектурных пространств, развивающий творческий потенциал учащихся: преобразовывая архитектурные пространства доступными средствами, учащиеся тем самым преобразовывают и себя в творческом созидательном отношении, становясь творческими, социально активными, эмоционально и интеллектуально развитыми, чувствующими и понимающими пространственную гармонию.

Проблемы решаемые школой.

1. Социальный заказ на творческого человека

В наши дни в довузовских учебных заведениях (детсады, учебно-воспитательные комплексы, школы, гимназии, лицеи, колледжи) учат учащихся различным видам деятельности (технической, языковой, литературной, математической, естественнонаучной и т.д.), но творчеству специально не учат. В то время как творчество является видовой характеристикой человеческого бытия. И без творческого образования у человека любая осваиваемая деятельность осваивается и осуществляется как правило репродуктивно, на исполнительском уровне. Вследствие этого, стагнируется процесс духовного становления личности, против чего человек в любом возрасте всегда явно или неявно протестует, чаще скрыто (нервными потрясениями и болезнями — депрессиями, стрессами, неврозами и т.д.), что позже проявляется на социальном уровне различными антисоциальными формами в виде социальной пассивности, гражданской безответственности, репродуктивного мышления, исполнительства, потребительства, то есть как раз в виде качеств, противоположных и особо востребованных сегодня в обществе — творческой ментальности и творческой созидательной деятельности, нравственной социальной активности и гражданской ответственности.

На основе результатов проводимых нами в течении более тридцати лет педагогических экспериментов по разработке, апробации и внедрению модели творческого образования, было установлено, что в творческом образовании ядром учебного процесса должен быть творческий процесс, в частности процесс пространственного творчества, ориентированный на развитие у учащихся их природных качеств — качеств творческих личностей.

2. Творческое образование и архитектура

Архитектура издревле была одним из первичных видов творчества: той созидательной деятельностью, посредством которой человек приспосабливал для себя и постоянно совершенствовал природные пространства (пещеры, гроты, землянки и т.д.). Но главное, что в этом процессе человек не только преобразовывал пространства своего бытия, но тем самым он изменял и самого себя: человек преобразовывал пространства своего бытия, а этот процесс преобразования пространств в свою очередь преобразовывал и самого человека, делая его более творческим (умелым, мыслящим).

И сегодня архитектура не утратила свою роль первичного творчества: человек, как и прежде, преобразовывая пространства своего бытия, тем самым преобразовывает и себя, и в первую очередь, повышает свой творческий потенциал. В этом смысле, архитектура как вид пространственного творчества помогала и помогает человеку становиться творческим. Особенно ценна эта ее роль сегодня, когда активно становящаяся постиндустриальная цивилизация требует человека с еще более мощным творческим и гражданским потенциалами. Поэтому, именно такие возможности архитектуры и востребуются сегодня для целей воспитания творческих личностей, для развития в каждом человеке его природных творческих начал. Этим объясняется беспрецедентное внимание сегодня, в 21 веке, к творческому образованию, и в первую очередь, к архитектурному.

3. Метод творческого образования

Творческое образование – весьма специфический процесс, имеет определенные закономерности. Ядром этого процесса является творческая созидательная деятельность детей, в рамках которой дети создают собственноручно сообразно своим возрастным возможностям свои личностные пространства и изменяют их. А вместе с этим, иногда незаметно для себя, а иногда и очевидно — они изменяются и сами. Они становятся социально активными, более сообразительными, изобретательными, то есть — творческими.

Погружение в творческую деятельность начинается с освоения простейших пространств, сомасштабных своему возрасту, росту, динамике, и средств их создания и преобразования. Среди таковых пространств наиболее доступными на начальном этапе предстают: «мерные пространства», «тектонические пространства», «функциональные пространства», «композиционные пространства», «концептуальные пространства». Последовательно осваивая такие качества архитектурных  пространств, учащиеся все более погружаются в мир фундаментальных для человеческого бытия закономерностей построения не только архитектурных, но и вообще — социальных пространств  (статических, динамических, иерархических и др.).

Создавая свои персональные пространства, учащиеся знакомятся не только с технологическим инструментарием творческого процесса, но и с теоретическими основами творческого созидательного метода архитектора, а так же и с элементарными знаниями об архитектурной среде. Ведь погружение в творчество происходит методом «преобразования», главным образом, архитектурных пространств (улиц, площадей, городских центров или города в целом) и в частности методом их «обживания», методом «приспособления» их для собственных утилитарных и духовных потребностей (в соответствии со своими индивидуальными предпочтениями). А такие знания – знания архитектуры «изнутри» — нужны каждому культурному человеку, поскольку в архитектурной среде живет именно каждый человек, независимо от его профессии.

Реализуемый в Школе метод творческого образования представляет собою по сути процесс пространственного моделирования. Он ориентирует не только и не столько на освоение собственно Архитектуры и архитектурного Метода в их профессиональном смысле, сколько прежде всего, на развитие у учащихся творческого потенциала, общекультурного метода творчества, и личностных качеств творцов. В этом смысле, реализуемый в Школе метод принципиально отличается от методов, которые сегодня достаточно широко распространены в художественных студиях. Большинство из них обучают детей для обучения по сути профессиональному проектированию, как бы заранее готовя из детей будущих архитекторов, художников, дизайнеров. А в этом случае такие методы представляют собой методы до-профессиональной подготовки или профессиональной пропедевтики.

А таким образом разбуженное и развитое творчество, как ведущая составляющая жизнедеятельности Личности, Творца, Мыслителя, Гражданина, само по себе несравнимо ценнее любого специалиста, в том числе и архитектора, художника, дизайнера. Творческое бытие, сформированное у ребенка, становится его атрибутивной характеристикой как творческой личности. А с творческим образованием человек ценен в любой профессии, а не только в архитектуре или дизайне. Особенно творческая образованность начинает повсеместно востребоваться сегодня, в период становления постиндустриальной по сути своей творческой цивилизации.

Метод пространственного творчества по приоритетности, по широте и глубине его внедрения в учебный процесс в Школе не имеет аналогов и в зарубежной педагогической практике.

Учебно-методическое обеспечение:

— Метленков Н.Ф., Степанов А.В. Архитектура: Учебное пособие для общеобразовательных школ. — 2-е изд., перераб., доп. — М., 2003. — 323 с.: ил.

— Учебные программы по каждому курсу.

ШАР- Школа Архитектурного Развития Videos

Videos by ШАР- Школа Архитектурного Развития. Развитие творческих способностей детей.

КАТАЛОГ УЧЕБНЫХ КУРСОВ ДИСТАНЦИОННОГО ОБРАЗОВАНИЯКаталог включает аннотированное представление 10 творческих уровней.Каж…

Летняя Школа ШАР приглашает на занятия с 1 июня 2020 года.#конкурс #ярисуюлето #награда #диплом грамота #летняяшкола #ри…

Пленэр 2020, Занятие №6.Тема «Оси в пространстве». Атриум музея современного искусства «Гараж», Москва.Ученики ШАР, VI у…

Приглашаем 20 марта на ПЛЕНЭР 2020, Москва.Тема занятий 5.1 «Мой двор»Место проведения: Музей современной истории России…

Приглашаем 13 марта на ПЛЕНЭР 2020, Москва.Тема занятий «Доминирующий объем и его окружение»Место проведения: Московский…

Приглашаем 6 марта на ПЛЕНЭР 2020, Москва.Тема занятий «Объемы в пространстве». Модуль №4 «Единство разнообразия».Место…

#пленэрОсваиваем навыки архитектурного рисунка.По программе «ШАР» январь-май, один раз в неделю.По пятницам, с 16:00 до…

Приглашаем на занятия выходного дня и онлайн обучение:Преподаватель Соколова Ольга Юрьевна.Курс знакомит с основными сре…

Конструирование из бумаги.#пленэр #архступени #скетчинг #ярисую #графика #современнаяживопись #живописьакварелью #зарисо…

Конструирование из бумаги.#пленэр #архступени #скетчинг #ярисую #графика #современнаяживопись #живописьакварелью #зарисо…

Конструирование из бумаги.#шар #архитектурнаяшкола #школаархитектурногоразвития #школаархитектуры #архитектура #образова…

Формирование графических навыков архитектора.Приглашаем на занятия выходного дня и онлайн обучение.#видео #видеошар #вид…

Пространственные модели. Коллективная работа учеников ШАР.#моделированиеарки #архитектура #дети #коллективноетворчество …

Совместная работа группы учеников Школы Архитектурного Развития

Архитектурная графика.Приглашаем на занятия выходного дня и онлайн обучение.#art #artwork #artoftheday #шар #artstagram …

Video Production ШАР представляет работы учеников Школы.#шар #архитектурнаяшкола #школаархитектурногоразвития #школаархи…

Тень в большом городе

Творческий перерыв в процессе обучения.#шар #архитектурнаяшкола #школаархитектурногоразвития #школаархитектуры #архитект…

Формирование графических навыков архитектора.Приглашаем на занятия в Летнюю школу «ШАР-2020».Формат занятий — cтудия, ма…

Формирование графических навыков архитектора.Школа архитектурного развития (ШАР), Москва.Приглашаем на занятия выходного…

Концепт-графика — элективный курс.
Творческий процес.

2019-2020 учебный год. Концепт-графика — элективный курс.#шар #архитектурнаяшкола #школаархитектурногоразвития #школаарх…

ОБЪЯВЛЕНИЕ:Объявляется набор на занятия «ЛЕТНЯЯ ШКОЛА ШАР-2020»- интенсивное погружение в культуру архитектурного творче…

Творческий видеоролик учащихся Школы Архитектурного Развития.#видео #видеожара #видеошар #видеоблогеры #видеоуроки #виде…

Школа Архитектурного Развития «ШАР»

Профессиональные преподаватели обучаются детей с 1 по 11 классы, осуществляют довузовую подготовку. Проводятся занятия по арт-графике, скульптуре, архитектурной графике, интеграции, пространственной колористике, перцептуальному рисунку, академическому рисунку, архитектурному черчению, истории архитектуры, современной архитектуре, эргономике пространства, пространственной комбинаторике, пространственному моделированию. В школе есть экстерн-группы для взрослых.

Направления:

  • Архитектурно-дизайнерское проектирование интерьерных пространств (художественный язык — рисунок, живопись, скульптура, арт-графика и др.)
  • Цифровой язык, компьютерное проектирование и визуализация — ArchiCAD, 3D studio Max и др.
  • Архитектурный рисунок
  • Живопись
  • Цифровая фотография
  • История архитектуры

[divider color=»#f5f5f5″ margin_top=»25″ margin_bottom=»25″ center=»yes»]

[divider color=»#f5f5f5″ margin_top=»25″ margin_bottom=»25″ center=»yes»]

[icon_list_item title=»Адрес» title_color=»#333″ title_size=»18px» icon=»licon: map-pin» icon_color=»#06af84″ icon_size=»64″ icon_border=»0px solid #cccccc» icon_shadow=»0px 0px 0px #444444″ icon_align=»left» connector=»yes»]

Москва, ул. Введенского, 1 (учебный корпус МФЮА)

[/icon_list_item]

[icon_list_item title=»Метро» title_color=»#333″ title_size=»18px» icon=»licon: compass» icon_color=»#06af84″ icon_size=»64″ icon_border=»0px solid #cccccc» icon_shadow=»0px 0px 0px #444444″ icon_align=»left» connector=»yes»]

Калужская

[/icon_list_item]

[icon_list_item title=»Телефон/факс» title_color=»#333″ title_size=»18px» icon=»licon: smartphone» icon_color=»#06af84″ icon_size=»64″ icon_border=»0px solid #cccccc» icon_shadow=»0px 0px 0px #444444″ icon_align=»left» connector=»yes»]

8 (495) 506-93-41

[/icon_list_item]

[icon_list_item title=»Сайт» title_color=»#333″ title_size=»18px» icon=»licon: webpage-img-txt» icon_color=»#06af84″ icon_size=»64″ icon_border=»0px solid #cccccc» icon_shadow=»0px 0px 0px #444444″ icon_align=»left»]

http://shar-shar.ru

[/icon_list_item]

[heading heading=»h3″ color=»#33a87f» size=»18″ line_height=»18″ margin=»30″]Отзывы и комментарии[/heading]

[load_module]

Школа архитектурного развития ШАР » » Москва.дети городской портал

ШКОЛА АРХИТЕКТУРНОГО РАЗВИТИЯ (ШАР):
развитие творческих способностей и созидательного потенциала, осуществляет практическое введение в методологию творчества, формирует личностные качества творцов, основы взаимоотношения с архитектурной средой и профессионального архитектурного творчества.

СТРУКТУРА ШАР:

ШКОЛА — для детей и подростков;
ПРЕД-БАКАЛАВРИАТ- для абитуриентов;
МАГИСТРАТУРА — АССИСТЕНТУРА — для соискателей Второго и Третьего уровней ВО;
ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ — для соискателей Второго высшего образования;
МАСТЕР-КЛАССЫ: ЛАБОРАТОРИЯ ТВОРЧЕСТВА — для всех;
ДИСТАНЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ — для всех.
ЛЕТНЯЯ ШКОЛА — для всех.

Школа архитектурного развития «ШАР» открылась в Москве в 2004 году.
Для детей от 6 до 15 лет здесь проходят учебные курсы по следующим направлениям:
— скульптура,
— пространственная колористика,
— интеграция,
— арт-графика,
— архитектурная графика,
— перцептуальный рисунок,
— академический рисунок,
— архитектурное черчение,
— современная архитектура,
— история архитектуры,
— эргономика пространства,
— пространственная комбинаторика,
— пространственное моделирование
и многое другое.

Обучение: очное и дистанционное

Для взрослых и молодежи открыты экстерн-группы и ПРЕД-бакалавриат.
Педагоги школы — профессорско-преподавательский состав Московского архитектурного института. Учащиеся ежегодно принимают участие во всероссийских и международных конкурсах и фестивалях.

В Измайловском филиале работает МУЗЕЙ ЖИВОГО ТВОРЧЕСТВА (пространство креативного саморазвития)

ЗАНЯТИЯ в ШАР проводятся:

Калужский филиал (в Московской финансово-юридической академии по адресу: метро Калужская; ул. Введенского, дом №1) — воскресенье,
Измайловский филиал (в Российской международной академии туризма по адресу: метро Партизанская; Измайловское шоссе, дом. 71, корпус 4 Г-Д) — суббота, воскресенье.


Архитектура Чикаго: иллюстрированный справочник

Чикаго — это постоянно бьющееся архитектурное сердце Америки: от разработки скромного дома в форме воздушного шара до строительства небоскреба — Чикаго является местом рождения некоторых из самых знаковых и новаторских зданий, которые когда-либо видела страна.

Наш доступ к природным ресурсам Среднего Запада обеспечил нам множество строительных материалов, включая древесину из Мичигана, известняк из Индианы и Джолиета, штат Иллинойс, и кирпичи из карьеров в пригородах на юге и западе.Чикаго вырос из бревенчатого форта возле озера Мичиган и устья реки Чикаго в шумный мегаполис середины 19 века, но большая часть города была разрушена за два дня во время Великого пожара 1871 года.

Чикагские архитекторы, перестроившие город, были удивительно новаторскими, с достижениями в области инженерии, такими как противопожарная защита и современные каркасные стальные конструкции, как и иммигранты из рабочего класса, которые создали наши местные жилые стили, основу нашего жилищного фонда. Конечный результат? Чикаго — город сверхвысоких небоскребов и полос бунгало, и оба они одинаково важны для его повествования.

Хотя ни один список не может включать все, вот образец архитектурных стилей и типов, определяющих Чикаго, и то, как их идентифицировать.

1. Чикагская школа

Этот смелый коммерческий стиль архитектуры появился через десять лет после Великого Чикагского пожара 1871 года, когда здания, построенные сразу после быстрой перестройки города, стали непригодными для поддержки процветающего центра города.Чикагская школа стала кульминацией своевременных и новаторских инженерных технологий, таких как внедрение гидравлического лифта, который позволил увеличить высоту здания до шести этажей. Усовершенствованные методы строительства фундамента также помогли архитекторам вывести строительство на новую высоту на болотистой местности Чикаго, а стальные каркасы, заменившие железный каркас, сделали возможным небоскреб — эти стальные и стеклянные конструкции были гибкими с точки зрения плана этажа и практически пожаробезопасными.

Но именно детали и изюминки — художественный подход — этих высоких зданий сделали чикагскую школу культовой. Такие архитекторы, как Burnham & Root и William Le Baron Jenney, добавили нежные естественные формы в интерьер, украсив карнизы и входы цветами, листьями, венками и лентами. Луи Салливан взял те же формы и усовершенствовал их, добавив геометрические формы, покрывая фасады кружевными изгибами рулетки.

Как идентифицировать: Здания Чикагской школы можно отличить по их коренастому виду, значительной высоте, облицовке из кирпича и декоративным карнизам.Многие из них имеют окна Чикаго, фиксированные центральные стеклянные панели, обрамленные двумя более узкими стеклянными створками, заполняющие отсеки, которые часто повторяются по горизонтали и вертикали.

Примечательные примеры: Reliance Building (Burnham & Root, Charles B. Atwood), Monadnock Building (Burnham & Root), Carson Pirie Scott & Company Building (Louis Sullivan)

2. Коттедж рабочего

В рекламе 1883 года, напечатанной на английском и немецком языках, эти дома называются «Самыми красивыми кирпичными коттеджами в Чикаго».«Для тех, кто остался, это все еще верно. Изначально построенные в рабочих и средних кварталах Чикаго, рабочие коттеджи отличаются скромными размерами и размерами, часто с остроконечными крышами и боковыми парадными входами, уравновешенными окнами. Хотя форма со временем мало изменилась, их легко украсить точеными итальянскими деталями под линией крыши или вокруг дверного проема или резными перемычками из известняка и панелями из художественного стекла. Гибкость и доступность со временем хорошо послужили рабочим коттеджам, позволяя владельцам вносить изменения в зависимости от моды или потребностей, облицовывая многих пермастоном или добавляя красочные навесы.

Как идентифицировать: Коттеджи для рабочих обычно идентифицируются по их небольшому размеру и фронтальному фронтону, они могут быть одно- или двухэтажными, причем первый часто находится ниже уровня улицы. Из-за своего размера и общей доступности коттеджи для рабочих всегда были гибкими в соответствии с потребностями и желаниями своих обитателей, что сделало возраст и тип отделки, и даже облицовочный материал и окна, поперечным сечением материалов во времени.

Примечательные примеры: Коттеджи для рабочих расположены в таких районах, как Бриджпорт, Задняя часть дворов, Старый город, Три-Тейлор и Пльзень.

3. Серые камни

Серый камень может быть архитектурой Чикаго в ее истинной, самой самодельной форме, представляющей переход города от быстрой утилитарной перестройки после Великого пожара 1871 года к энергии, выработанной во время Всемирной выставки 1893 года; он ознаменовал переход от реактивного здания после пожара к активным попыткам модернизировать дизайн города, поскольку он привлек больше внимания всего мира.Хотя это не совсем стиль, а скорее общий тип, серый камень настолько распространен в Чикаго, что заслуживает отдельной категории, несмотря на то, что он построен в разных стилях, таких как романское возрождение, стиль прерий и королевы Анны.

Первичный материал для серых камней Чикаго происходит из пояса Салемского известняка времен Миссисипи около Бедфорда, штат Индиана, почти в 250 милях к югу от городской черты. Его угрюмый серый оттенок замечательно сочетается с цветом, а также невероятно прочен.Грейстоуны выдерживают суровую зиму Чикаго, но также допускают сложную резьбу, такую ​​как особняк Дьюис в Линкольн-парке, или имеют однородную гладкость или рустикальную отделку. Грейстоуны есть практически в каждом районе, от Логан-сквер до Гарфилд-парка и Вудлона, как дома для элиты или квартиры для рабочего класса Чикаго.

Как идентифицировать: Серый камень Чикаго обычно идентифицируется по цвету серого камня, которым он известен, часто устанавливаемого в виде больших прямоугольных или квадратных кирпичей, которые могут быть гладкими или шероховатыми и естественными.Он мог иметь богато украшенный внешний вид или выглядеть просто без орнамента. Большинство из них представляют собой двух- или трехквартирные дома с блоком на каждом этаже.

Примечательные примеры: Swift Mansion, King-Nash House, Dewes House и весь район North Lawndale

4. Бунгало

Бунгало — это типично Чикаго. Они настолько распространены, что целые кварталы, заполненные бунгало, были отмечены как непригодные для присвоения статуса достопримечательности, когда город обследовал районы между 1983 и 1994 годами.Сейчас этот тип находится под защитой 13 различных исторических районов, внесенных в Национальный реестр исторических мест. Поскольку многие бунгало сосредоточены в воротах недалеко от городской черты, они составляют треть односемейного жилого фонда Чикаго и продолжают привлекать внимание среднего класса, как и в начале 20 века. Чикагские бунгало характеризуются низкими крышами с широкими свесами — отличительной чертой дизайна, которая стала угрожать, когда домовладельцы добавили вторые этажи в натуральную величину, или «поп-топы».”

Как идентифицировать: Чикагское бунгало отличается широким передним фасадом, низкой крышей, широкими свесами и симметричным слуховым окном. Бунгало часто занимают полтора этажа над цокольным этажом, с большим окном впереди и боковым входом. Хотя план этажа имеет несколько отклонений, бунгало могут быть облицованы практически любым материалом, от кирпича до терракоты, и имеют элементы дизайна, вдохновленные движением декоративно-прикладного искусства или другими более классическими стилями.

Примечательные примеры: Бунгало расположены в таких районах, как Брейнерд, Чатем и Белмонт-Крейджин.

5. Международный стиль / Miesian Modern

Когда Людвиг Мис ван дер Роэ прибыл в Чикаго после бегства из нацистской Германии в 1938 году, Иллинойсский технологический институт все еще оставался Институтом брони, а занятия проводились в массивном романском терракотовом замке.К 1960-м годам Мис разработал новый стиль в IIT и в Чикаго (у нас больше проектов Миса, чем в любом другом городе) и расчистил путь другим архитекторам, чтобы отказаться от довоенной модели Чикаго и построить конструкции, покрытые стеклом и сталью. . Влияние Miesian — то, что стало Miesian Modern — заставляет задуматься о скромном здании IBM Building, обтекаемых башнях, спроектированных самим архитектором на 860-880 North Lake Shore Drive, и невысоких угловатых зданиях на территории кампуса IIT.

Как идентифицировать: Аутентичное здание в международном стиле / Miesian Modern имеет целью добиться пропорций и масштабирования парка в рамках сетки, выполненной из стали и стекла.Эту оригинальную формулу скопировала корпоративная Америка, создав множество стальных и стеклянных ящиков, которые мы знаем сегодня, которые не соответствуют строгим принципам Мис. Самые чистые здания этого стиля демонстрируют простоту своего дизайна и, как правило, имеют хорошую осанку, как будто они позируют для фотографии, положив руки на бедра.

Примечательные примеры: 860-880 North Lake Shore (Ludwig Mies van der Rohe), S.R. Краун Холл (Людвиг Мис ван дер Роэ), Внутреннее стальное здание (Скидмор, Оуингс и Меррилл)

6.Постмодернизм

Постмодернистская архитектура Чикаго вдохновлена ​​будущим и прошлым, а также его собственными историческими достопримечательностями. Существует абстрактно-патриотический Центр Джеймса Р. Томпсона, отталкивающийся от классических форм по форме, но дурацкий со своей функцией, поскольку это правительственное здание, которое также является торговым центром (или это торговый центр, который является правительственным зданием?). В Библиотеке Гарольда Вашингтона стеклянная и алюминиевая крыша покрыта сложными металлическими завитками, в том числе гигантскими совами, сжимающими книги когтями, пальметтами и салливанскими цветами, которые вот-вот взлетят над слоеным пирогом архитектурных стилей.На далеком северо-западе Даннинга архитектор Бертран Голдберг спроектировал высокотехнологичную пирамиду для колледжа Райт в качестве нового кампуса городских колледжей Чикаго в 1992 году. Самым дерзким из всех может быть улица Стэнли Тайгермана на Ист-Лейк-стрит, 60, гараж для самостоятельной парковки, в котором нет ничего особенного. Не похоже на гараж, а на передок роскошного автомобиля.

Как идентифицировать: Постмодернизм определяется его необычными формами, творческим использованием цвета и игрой на архитектурных традициях. Они могут явно выражать свое использование, например, гараж, который выглядит как автомобиль, или могут иметь архитектурные компоненты, которые находятся вне своей оси или перевернуты.Постмодернистская архитектура восстала против чистых линий международного стиля, поэтому будьте внимательны к противоположности «меньше да лучше».

Примечательные примеры: Центр Джеймса Р. Томпсона (Гельмут Ян), 60 Ист-Лейк-Шор Драйв (Стэнли Тайгерман), Библиотека Гарольда Вашингтона (Хаммонд, Биби и Бабка), Библиотека колледжа Райт (Бертран Голдберг)

7.Ар-деко

У подножия каньона на Ласалл-стрит находится обтекаемое, ступенчатое здание Чикагской торговой палаты. Построенное в 1930 году и спроектированное Holabird & Root, фирмой, ответственной за многие достопримечательности Чикаго в стиле ар-деко, сооружение венчает огромная статуя Цереры, богини зерна, высотой 40 футов. В то время как многие здания в стиле ар-деко в Чикаго построены из известняка из Индианы, вздымающаяся башня здания Carbide & Carbon Building облицована зеленой терракотовой плиткой и украшена 24-каратными золотыми вставками, которые якобы напоминают бутылку шампанского.Позже ар-деко прибыл в такие районы, как Польский треугольник, с небольшими коммерческими витринами, такими как Starsiak Clothing Building, построенный в 1936 году, и Chicago Bee Building в Бронзевилле, который теперь является филиалом публичной библиотеки Чикаго.

Как идентифицировать: Чистые, обтекаемые линии преобладают в чикагском стиле ар-деко. И формы здания, и орнамент поднимаются вверх, создавая вертикальные силуэты, которые часто отображаются в контрастной терракоте.

Известные примеры: Carbide & Carbon Building (Burnham Brothers), Здание Чикагской торговой палаты (Holabird & Root), Civic Opera Building (Graham, Anderson, Probst & White), Palmolive Building (Holabird & Root), Starsiak Clothing Building (Архитектор неизвестен), Chicago Bee Building (Эрол З.Смит).

8. Prairie School

В то время как Дэниел Бернхэм и Эдвард Х. Беннетт стремились к классической архитектуре и гармоничному общественному пространству европейских городов, чтобы создать свой План Чикаго в 1909 году, Фрэнк Ллойд Райт проектировал новый дом для Фредерика С. Роби в Гайд-парке. Дизайны Райта создали радикальную «новую школу Среднего Запада», которую историки позже окрестили школой прерий, определяемой широкими низкими карнизами, горизонтальными линиями и отказом от исторических стилей.Архитектурные фирмы, такие как Wright’s, George W. Maher, Dwight Perkins и Schmidt, Garden & Martin, спроектировали жилые дома, школы и парковые здания, имитирующие плоские плоскости прерий Среднего Запада, предвещая грядущее современное движение.

Как идентифицировать: Здания Prairie School вдохновлены ландшафтом Среднего Запада, поэтому они часто лежат низко и плоско, с широкими карнизами и акцентом на горизонтальность. Их цвета и текстуры приглушенные и землистые.

Примечательные примеры: Роби Хаус (Фрэнк Ллойд Райт), Рат Хаус (Джордж У.Махер), Государственная средняя школа Карла Шурца (Дуайт Х. Перкинс), Павильон эллинга Гумбольдт-Парк (Хью-Гарден)

9. Поздний модернизм

Вы видите поздние модернистские здания Чикаго в снежных шарах, напечатанные на чочках, резиновых магнитах и ​​рюмках. Вместе они определяют очертания Чикаго (виден силуэтом на фоне озера Мичиган), но также достаточно отличительны, чтобы их можно было идентифицировать самостоятельно (обычно на больших сумках или кофейных кружках).Этот стиль включает в себя несколько крупных игроков: супервысокие здания, такие как Центр Джона Хэнкока и Уиллис-Тауэр, здание Crain Communications с ромбовидной вершиной, красный пожарный центр CNA и пышную башню Лейк-Пойнт (единственное здание к востоку от Лейк-Шор-Драйв) .

Как идентифицировать: Архитектура позднего модерна Чикаго подчеркивает форму и узор культовых зданий. Как и в международном стиле, стекло и сталь являются основными материалами, но вместо акцента на пропорции внутри сетки акцент делается на здании как единственном спроектированном объекте.

Примечательные примеры: Центр Джона Хэнкока (Скидмор, Оуингс и Меррилл), Центр CNA (Грэм, Андерсон, Пробст энд Уайт), Уиллис-Тауэр (Брюс Грэм и Фазлур Хан), Crain Communications Building (А. Эпштейн и сыновья), Башня Лейк-Пойнт (Шиппорейт и Генрих)

10. Современное тысячелетие

Millennium Park открылся в июле 2004 года с превышением бюджета и отставанием от графика, но для жителей Чикаго, которые раньше знали Петлю к востоку от Мичиган-авеню как гравийную стоянку, разделенную пополам железнодорожными путями, и для посетителей со всей страны, массовые гражданские усилия был выстрелом в руку для Чикаго 21-го века.В парке есть абстрактные скульптуры (Облачные ворота Аниша Капура, Коронный фонтан Жауме Пленсы) и уличная ленточная ракушка Фрэнка Гери, выполненная из холодного металла, обрамленная драматическими перьями челки и подчеркнутая решеткой, простирающейся по длине лужайки. По мере того, как репутация парка укреплялась, он создавал эффект ореола, создавая новый тип архитектуры, известный как Millennium Modern. Этот район стал магнитом для международных имен, а также сделал международных имен чикагских архитекторов, таких как Джин Ганг.Застроенная среда Чикаго — это испытательная кухня для супервысоких зданий, холмистых башен, а также для спорных мегапроектов, таких как Lincoln Yards и The 78, на которые сильно повлиял Millennium Modern. Самые креативные из этих ранних структур — наши нынешние и будущие ориентиры.

Как идентифицировать: Millennium Современная архитектура возникла в результате широкого спектра влияний, вобрала в себя творческий подход к построению форм и широко использовала природный мир, например волны Aqua и завитки Притцкеровского павильона.Ищите изогнутые металлические башни из парящего стекла с зазубринами и достаточно высокой высоты, чтобы они действительно касались будущего.

Известные примеры: NEMA Chicago (Рафаэль Виньоли), Aqua (Studio Gang), Vista Tower (Studio Gang), Павильон Джея Притцкера (Фрэнк Гери), One Bennett Park (Роберт А.М. Стерн)

Изобретая социальную прессу

Приглашая атмосферу к столу с архитектурой
‌Nerea Calvillo

Построение социального

В STS (наука, технологии и общество) и феминистских исследованиях технонауки было много дискуссий о том, как социальное можно переопределить, расширив его до более чем людей, от инклюзивного приглашения в парламент вещей (Latour 1993) до более беспорядочных и более запутанных способов сосуществования (Haraway 2003: 1991).В этом контексте в этой главе спрашивается, могут ли и как другие дисциплины внести свой вклад в эту дискуссию, в частности, обсуждая попытку в области архитектуры построить социальное с воздуха. Архитектура — это дисциплина, которая демонстрирует опыт управления инертными существами, не относящимися к людям, и в то же время глубоко переплетается с социальным, поскольку она строит пространства из материалов для проживания людей. Вопрос, который я хочу исследовать здесь в ответ на тему этого выпуска, касается способов, которыми архитектура формулирует эти отношения.Может ли, например, архитектура конструировать, облегчить или спроектировать социальное, или это «просто» его вместилище, без собственного участия? В частности, может ли архитектура как практика спроектировать социальные связи, необходимые для хорошей жизни (например, Braidotti 2012)?

Архитекторы давно думали, как изобрести социальное через здания1. Однако у этого подхода есть некоторые проблемы. Чтобы раскрыть их, возьмем в качестве эталона утопические проекты, направленные на создание социалистических и коммунистических обществ, таких как жилые кварталы в девятнадцатом веке или коммунальное жилье в начале двадцатого.Эти проекты предполагали прямую причинно-следственную связь между пространственной организацией и социальным, посредством чего определенная материальная конфигурация могла бы улучшить конкретное человеческое поведение и даже построить сложные социальные организации, такие как, например, социализм (например, Buchli 1998). Однако принципиально важно то, что и архитектура, и социальное были задуманы как статические материалы: архитектура как то, что касается зданий как законченных и стабильных объектов, а социальное — как единый и неизменный набор социальных отношений.

Исследования архитектуры продемонстрировали, что этот причинный и статический способ изобретения социального через здания не увенчался успехом, отчасти потому, что он не принимал во внимание подвижность социального (например, Guggenheim 2014; Vanderburgh and Russell Ellis 2001) и отчасти потому, что у него было узкое понимание того, что такое архитектура, ограничивая его искусственной средой. Один из способов отойти от этой структуры — снизить ожидания от архитектуры и перейти от построения социального к содействию социальности.Другой путь — получить более процессуальное и экспериментальное понимание изобретения социальных отношений с / через здания, где архитектурная практика может извлечь уроки из STS и феминистских исследований.

Французский социолог науки и философ Бруно Латур (Bruno Latour, 2005) разработал понятие «социотехнических сборок», чтобы подчеркнуть, что вещи являются не только материальными сборками, но также состоят из социальных сущностей, которые их используют, производят или представляют, как а также институты, контракты, люди, нечто большее, чем люди, и так далее, распределенные в пространстве и времени.Рассмотрение антропогенной среды как социотехнической совокупности расширяет число действующих лиц, участвующих в создании этих зданий такими, какими они должны быть, включая социальные сущности, с которыми они уже связаны, а также неизбежно подразумеваемые связанные темпоральности. Недавняя работа в STS, вдохновленная ANT (Теория акторной сети), предоставляет отчеты о материальном участии (Marres 2012; Marres and Lezaun 2011), которые признают роль искусственной среды, то есть то, что она может « делать » по отношению к вовлечению действующие лица в сообществах, проблемах и общественности.С этой точки зрения, вещи (и, следовательно, здания) приобретают свои агентские и политические возможности в зависимости от того, как они используются, что подразумевает, что социальные аспекты, которым способствуют здания, не могут быть полностью предопределены, например архитектурным дизайном, и обязательно являются экспериментальными.

Чтобы оценить этот сдвиг в сторону процесса, а также способность архитектурной практики создавать социальные аспекты, в этой главе я предлагаю подумать и работать с динамичным и, казалось бы, нематериальным материалом: воздухом.Хотя воздух в значительной степени игнорировался на протяжении всей истории архитектуры (Banham 1969), в течение 1960-х и 1970-х годов наблюдалось распространение надувных конструкций, в которых воздух использовался для исследования легкости, эфемерности, прозрачности и транспортабельности новых пластиков. Это имело место в контексте попытки предложить новые образы жизни, которые были бы ближе к повседневной, популярной культуре и могли бы тем самым способствовать политическому сопротивлению (Dessauce 1999; Topham 2002). Обсуждаемый здесь проект, хотя и разделяет определенные эстетические качества с предыдущими проектами, был задуман иначе.Во-первых, Polivagina не задумывалась как решение проблемы воздуха через ее структурные возможности, но использовала ее невидимость и динамизм, чтобы дестабилизировать архитектурную практику, требуя трансформации методов, техник, материалов и форм организации. Во-вторых, он признает, что социальное — это не просто результат обитания надувных конструкций: воздух уже социальный. Немецкий философ и теоретик культуры Питер Слотердейк в своей работе о социальных пенах (2005) предполагает, что социальность — это не только человеческий обмен информацией (Wakeford, 2011), но и пена, которая включает людей, структуры, а также воздух и климат, которые объединяет их.Если это так, то учет воздуха в архитектуре смещает внимание за пределы границ, таких как стены и крыши, на то, что находится между ними, работая с влажностью, давлением, запахом, токсичностью и дыханием.

Однако, когда Слотердайк обсуждает архитектуру, он делает прямое преобразование пены в физические ограждения, где архитектура становится набором контейнеров в различных масштабах, от клетки до города. В этом прямом переводе утеряны три потенциала его конкретного предложения о том, как объединить людей и нечто большее, чем люди.Во-первых, атмосфера, создаваемая этими архитектурами, почти не описывается, и поэтому невозможно проследить их участие в построении социальных сообществ. Во-вторых, Слотердайк фокусируется на архитектурных объектах как на законченных и стабильных объектах и ​​мало ценит создание самой архитектуры как пространства, в котором рождаются социальные связи. И, наконец, социальные эффекты зданий описаны в общих и репрезентативных терминах. Например, Слотердайк описывает квартиру как символ индивидуализма общества, но не уточняет отношения между материальными совокупностями и конкретными практиками, которые заставляют его прийти к такому выводу.Чтобы проверить потенциал концептуального предложения Слотердейка, в этой главе эти недостатки рассматриваются с помощью трех шагов. Во-первых, вместо того, чтобы использовать метафорическое прочтение архитектуры Слотердайком как ограждения, он использует его понятие «воздушный дизайн» (2005: 140), чтобы думать об архитектуре не просто как об оболочке для управления климатом, но как о фактическом дизайне атмосферы, в которой воздух — не только кондиционер, но и материал для построения определенных форм социальности.Во-вторых, он рассматривает процесс архитектурного проектирования и строительства в качестве основного объекта исследования социального проектирования. Наконец, в главе предлагается концептуальная структура для описания (или ощущения) последствий строительства: социальных сообществ, возникающих во время заселения атмосферного пространства, которые являются спонтанными, хрупкими и постоянно трансформируются.

Два преимущества дает переосмысление архитектуры как имеющей дело с атмосферой (или атмосферными сборками), а не с объектами.Во-первых, такая переоценка дестабилизирует традиционные способы практиковать архитектуру, что, как и в случае аварии и поломки инфраструктуры, делает видимыми их возможности и противоречия (Star 1999). Включение воздуха в качестве строительного материала и объекта дизайна превращает дизайн из попытки контролировать возможности будущего здания и регулировать его обитателей в экспериментальную установку, допускающую неопределенность. Дизайн здесь больше не связан с принятием решения о том, как создать форму и собирать компоненты, а скорее задуман как практика, связанная с тем, как проектировать процесс строительства в качестве эксперимента.Второе преимущество этой переоценки состоит в том, что она открывает пространство для экспериментов с дизайном социальных сетей, которые не обязательно происходят только после завершения проекта, но постоянно развиваются и трансформируются. Таким образом, «создание архитектуры» — это уже не процесс, который заканчивается строительством здания, а постоянная сборка материалов, людей, идей и так далее (Guggenheim 2009; Yaneva 2009). Другими словами, архитектура рассматривается как непрерывное трехмерное материальное изобретение социального.Этот подход, опирающийся на STS и Sloterdijk, может начать описывать, как социальное может быть (частично) спроектировано с помощью материи и атмосферы.

Конструирование с использованием гелия и воздуха

Это умозрительное предложение является частью текущего исследовательского проекта, основанного на практике, который будет проиллюстрирован в повествовательных и визуальных средствах посредством инсталляции «Поливагина фанатских бунтов» (Поливагина) .2 Проект был разработан. от C + arquitectos — офиса, которым руководит автор этой статьи — для арт-мероприятия Fan Riots, куратором которого является Иван Лопес Мунуэра для SOS4.8 музыкальный фестиваль в Мерсии3. Поливагина стала исследованием того, как серьезно относиться к применению (атмосферного) не человека в архитектуре, взяв в данном случае воздух и гелий в качестве основных материалов для строительства. Это решение было принято как интеллектуальный вызов, но также потому, что оно помогло удовлетворить многие требования куратора, существующего здания, строительных норм и климата. Примеры включают необходимость полностью преобразовать пространство площадью семьсот квадратных метров 2 , которое нельзя было коснуться4; проводить арт-инсталляции, перформансы и круглые столы; «привлечь» тусовщиков, чей основной интерес на фестивале может заключаться не в искусстве; иметь дело с ограниченным бюджетом; и работать в течение двух дней для создания проекта и пяти часов для его демонтажа.Эти условия, кажущиеся почти противоречивыми, можно было собрать только с помощью легкой конструкции или какой-нибудь надувной лодки, но это привело бы к превышению бюджета проекта. В связи с этим мы задали себе следующие вопросы: обязательно ли подразумевает воздушное проектирование создание контролируемой оболочки (например, упомянутых Слотердейком)? Каковы пределы атмосфер? Нужны ли им постоянные физические границы?

Из-за всех этих ограничений мы пригласили гелий, обычный элемент атмосферы, известный своей легкостью, в качестве нашего главного гостя и поместили его в обычный объект: полиамидный шар.Это приглашение не было мирным, так как гелий приносили в газовых баллонах и под давлением вдавливали в воздушные шары. Однако это было необходимо, так как только в таком закрытом помещении он мог выполнять свою структурную функцию. Даже в замкнутом пространстве газы — в данном случае гелий — по сравнению с кирпичом, камнем или бетоном имеют совершенно разные свойства: они текучие и могут двигаться, изменяться и реагировать. Газы по своей природе летучие, и по этой причине их трудно контролировать. Архитекторы, обычно обучающиеся механике, а не термодинамике, в большинстве случаев не подготовлены или не оснащены для работы со своими свойствами.Это, конечно, не означает, что нет предыдущих ссылок или существующих центров экспертизы: как показывают вышеупомянутые надувные проекты в архитектуре, искусстве и промышленности, архитекторы разработали методы, позволяющие поддерживать большие мембраны надутыми. Поливагина, однако, представляла собой проницаемую мембрану, состоящую из микронадутых единиц, а не капсулу, заполненную структурно кондиционированным воздухом. Таким образом, воздушные шары-контейнеры, используемые в «Поливагине», добавляли дополнительную сложность и техническую сложность.Поскольку воздушные шары не используются в архитектурном строительстве, производители не предоставляют требуемых технических спецификаций, в которых указывается, как они работают (например, насколько они поднимают), отсутствуют строительные нормы и правила, регулирующие их использование, и имеется мало или отсутствует опыт в как собрать воздушные шары в таких условиях.

Рис. 2.1 Баллоны с гелием, используемые для надувания воздушных шаров (фото: Nerea Calvillo)

Под влиянием этих неопределенностей мы сформулировали проект как «космополитический эксперимент» (Hinchliffe et al.2003), чтобы изучить другие способы познания, которые могут позволить иной состав мира. С этой целью мы задались вопросом, как мы можем задействовать этих невидимых агентов в проекте таким же образом, как Hinchliffe et al. пришлось решить, как побудить водяных полевок — неуловимых животных, которых они пытались обнаружить, — поселиться на их городских территориях. Мы сделали это, приняв во внимание влияние гелия с материальной точки зрения, изучив его материальные характеристики, изучив небольшие различия между свойствами и атрибутами газа, потому что «эта открытость к различиям, возникающая из более слабого смысла, знание вокруг, а не знание о нем, является жизненно важным средством, позволяющим допустить нечеловеческие знания » (Hinchliffe et al.2003: 653). Учитывая это, мы собрали истории, опыт и знания о гелии из областей, не относящихся к архитектурному строительству, используя экспертов по дизайну и оформлению корпоративных конференций или опираясь на наш собственный опыт детских дней рождения или свадебных каталогов. Собрав эти знания, мы затем протестировали несколько небольших прототипов дома, посчитав веса, время подъема, попробовав способы склеивания, прикрепления, склеивания или связывания их вместе; пока мы начинаем понимать, как настроить три взаимосвязанных и процессуальных аспекта аэростатических вещей: охват, инфляцию и плавучесть (McCormack 2009).Настроение достигалось постепенно, поскольку архитекторы стали более чувствительны к очень небольшим изменениям количества впрыскиваемого гелия при ощущении натяжения растягивающегося полиамида или к неожиданной хореографии, которую воздушные шары инициировали в ответ на тонкие потоки ветра, например, открытая дверь.

Вместо того, чтобы пытаться ограничить возможности воздушных шаров, мы стремились исследовать и использовать их: создать больше запутанных ситуаций и больше средств борьбы с этим газом путем увеличения числа задействованных агентов, в том числе не только людей, таких как многочисленные добровольцы фестиваля, которые присоединились к конструкция — но и другие газы.Оказавшись на месте, нам пришлось пригласить естественный воздух для наполнения воздушных шаров. Поскольку воздух тяжелее гелия, он может противодействовать непредсказуемо высокой подъемной способности гелия в диалоге, в котором мы, люди, стали только посредниками. Теперь вопрос заключается в том, привели ли эти встречи с нечеловеческими существами к новым отношениям и способам становления между людьми и более чем людьми. Наблюдая за тем, что происходило в процессе проектирования и строительства, можно утверждать, что в том, как практикуется архитектура, произошли различные изменения.Кроме того, процесс проектирования также привел к результатам или желаемым социальным условиям, которые были задуманы и предвосхищены архитекторами, в то время как другие светские люди возникли неожиданно.

Эффекты при создании архитектуры

Первый эффект от принятия во внимание атмосферы, не связанной с человеческим фактором, состоит в том, что это требует концептуального и практического изменения того, что означает архитектурный дизайн. Вместо того, чтобы быть процессом, который определяет, как вещи собираются до строительства (или даже во время строительства), учет воздуха заставляет весь процесс стать экспериментальным.Объект дизайна — это сам эксперимент, а не формальная конфигурация. Вместо того, чтобы определять каждую деталь конструкции (что является тенденцией, к которой продолжает двигаться архитектурная практика), необходимо определить условия экспериментов, переход от чертежей к протоколам, аналогичный сдвиг, который произошел в музыке в 1970-х гг. Джон Кейдж и его современники. В Поливагине дизайн экспериментальной установки подразумевал определение фиксированных элементов (количество баллонных арок), что означало случайное заполнение, распределение времени, труда и учебных процессов для студентов, с которыми мы строили установку, и принятие отказа. , даже несмотря на стресс и болезненность, как часть процесса.Этот шаг к дизайну экспериментальной среды требует переопределения того, что означает контроль в дизайне, и подталкивает к решению неопределенности, превращая дизайн в перформативную и возникающую практику, стирающую границы между дизайном и строительством, заменяя воплощенные движения в пространстве рисунками и модели.

Новые социальные связи между людьми возникли в процессе строительства. Пока мы разрабатывали экспериментальную установку, неожиданно высокая грузоподъемность гелия каждую ночь разрушала наши куполообразные сборки.Из-за нехватки времени и нашей неспособности управлять воздушными шарами пришлось скорректировать социальную организацию команды, и произошло перераспределение власти и принятия решений. Архитекторы больше не объясняли, что и как строить, и даже не согласовывали задачи. Группа распалась на небольшие, самоорганизованные и постоянно меняющиеся экспериментальные группы, которые принимали решения и делились своими открытиями самостоятельно.

Фиг.2.2 Празднование строительства первой арки сооружения (фото: Nerea Calvillo)

И все же, хотя это может резонировать с практикой совместного проектирования, совместного проектирования или совместного проектирования, это архитектурное взаимодействие было другим процессом: было ни общее понимание между различными заинтересованными сторонами того, что происходило (например, Kvan 2000), ни понимание организационных контекстов, в которых эта форма кооперативного дизайна (например, Сучман и др.2003 г.). Кроме того, в отличие от совместного проектирования или совместного проектирования (например, Sanders and Stappers 2008; Wilkie 2011), мы разрабатывали не для будущих пользователей. В этом космополитическом эксперименте решения не обсуждались и не согласовывались. Вместо этого он превратился в распределенный, неотслеживаемый процесс принятия решений, в котором не было времени для соглашений или обсуждений, и который включал агрессивные моменты, слезы и много стресса. Иерархия разделения труда между дизайнерами и производителями исчезла из-за отсутствия экспертов; участники процесса приобрели соответствующие знания, навыки и опыт.Возможно, и если мы думаем об этом проекте с точки зрения участия в проектировании и участия человека / большего, чем человека, мы на самом деле спроектировали его совместно с гелием и воздухом, позволив им говорить как «мы», коллективно адаптированные к одному. Другой.

Рис. 2.3 Сборка различных куполов (фото: Nerea Calvillo)

Рис. 2.4 Процесс сборки воздушного шара (фото: Nerea Calvillo)

Тот факт, что команда стала группой «создателей», а также посредников с воздухом коснулось не только социальной структуры строительства, но и самой строительной техники.Вместо того, чтобы бить, ломать и собирать материалы с помощью инструментов, (человеческое) тело стало основным инструментом для строительства с помощью воплощенных практик прикосновения, удерживания, ловли, подъема, объятия и так далее с помощью домашних инструментов, таких как ножницы, лента и шнурок. Если «материальность вещей, которые становятся легче воздуха, порождает особые способы восприятия» — или ощущения — аэростатического пространства (McCormack 2009: 27), и относится к движению и привилегированной точке зрения (Adey 2010; McCormack 2009), то ощущение пребывания с воздухом было более интимным, нерепрезентативным и воплощенным.Повторяя особые движения, которые строители небоскребов в начале двадцатого века разработали для того, чтобы строить, когда висит в воздухе (McCormack 2015a), мы разработали свои собственные движения, не для того, чтобы находиться в воздухе, а для того, чтобы быть в воздухе: удерживать его с помощью руками, толкая его коленями, смещая грудью. Практика сборки материалов была заменена практикой ухода за мягкими материалами.

В этом контексте человеческие тела, как Hinchliffe et al. (2003) в своем космополитическом эксперименте предлагают научиться подвергаться воздействию (Latour 2004) газов, чтобы стать экспериментальным инструментом, обученным измерять, например, насколько поднимается 45-сантиметровый воздушный шар в зависимости от его формы аналогичным образом. поскольку тела химиков девятнадцатого века стали эпистемическими инструментами, которые обеспечивали определенные типы знаний (Roberts 1995).В самом деле, поскольку сила или маневренность, обычно необходимые для других типов строительства, не требовались, другие типы тел могли участвовать в сборке установки, таким образом переопределяя, кто может участвовать в процессе строительства.

Космополитический эксперимент имел и другие эффекты, такие как увеличение числа задействованных агентов и перераспределение агентств и властных отношений, создание новых социальных сообществ посредством этого расширения. Опять же, возвышающая сила гелия, его сопротивление ограничению и общая непокорность (Tironi and Calvillo, 2016) вызвали самые большие конфликты и споры.Очень медленно 90-сантиметровые воздушные шары тянули всю конструкцию вверх, пока самые высокие части куполов не достигли точки, где они сработали лазерным детектором в потолке, активировав пожарную тревогу. Этот инцидент, произошедший за три часа до открытия, вызвал целый институциональный конфликт, в котором участвовали охранники здания, институциональные представители культурного комплекса, воздушные шары диаметром 90 см, организаторы фестиваля и мы сами. Техники городского совета предложили технические решения по опусканию конструкции, но шары достигли равновесия, и мы потеряли над ними контроль, поэтому не было возможности сбить их без демонтажа всей конструкции.Другой вариант, лопнувший большие воздушные шары, хотя и приемлемый с нашей стороны, был отвергнут промоутерами фестиваля, которые сделали упор на эстетику и решили настаивать на административном решении. Таким образом, после двух часов телефонных звонков и встреч вопрос был передан муниципальным и региональным властям, которые столкнулись с вопросами безопасности, эстетики, бюджета и времени.

Рис. 2.5 Практика ухода за воплощенным материалом (фото: Nerea Calvillo)

Рис.2.6 Пожарные, которые заменили детекторы дыма и которые в процессе взяли на себя роль наблюдения за выставкой, а также сделали селфи (фото: Нерея Кальвилло)

Было принято решение заменить лазерный детектор дыма всей бригадой. пожарных, которые стали главными надзирателями здания, мероприятия и установки. Достаточно интересно, что это не только перераспределило властные отношения — теперь пожарные могли решать, что произойдет, а что нет, — но также превратило недавно привлеченных представителей контроля и власти в самих людей, поскольку теперь пожарные взяли на себя управление селфи, прослушали круглые столы и посмотрели сами произведения видеоарта.Таким образом, конфликт может вызвать появление других форм временной социальности, увеличивая количество вовлеченных агентов, заставляя людей из разных контекстов собираться вместе и обсуждать такие вопросы, как правила проведения публичных мероприятий, протоколы институциональной безопасности, бюджеты пожарных и так далее. В течение этого процесса могут происходить перераспределения и формироваться временные сообщества.

Последствия: Атмосферные настройки

Выше мы обсудили, как посредничество между людьми и другими существами через атмосферные элементы в архитектуре превращает процесс проектирования и строительства в космополитический эксперимент, который влияет на то, как проектируется дизайн. практикуется, и способствует созданию или возникновению определенных социальных отношений между людьми и более чем людьми.Тем не менее, проектирование социальных сетей не заканчивается производственным процессом, поскольку «среда обитания» проекта также включала в себя производство социальности. Теперь мы перейдем к оценке того, как установка, однажды построенная и установленная, могла стимулировать и способствовать этим социальным отношениям. Для этого мы рассмотрим установку как экспериментальное устройство само по себе, «поскольку экспериментальные устройства не являются инструментами нормативного вмешательства, они сами по себе обладают важными моральными и политическими качествами» (Marres 2012: 3).

Чтобы обнаружить эти способности, и, следуя антропологу Кэтлин Стюарт (2011), мы можем рассматривать социальность, созданную Поливагиной, как «атмосферные настройки». Концепция Кэтлин Стюарт полезна, потому что она учитывает временные, иногда сознательные, а иногда и бессознательные адаптации и передачи эффектов не только между людьми, но и с другими людьми: «интимный композиционный процесс пребывания в пространствах, несущих жесты, жесты, миры». . Здесь вещи имеют значение не потому, что они представлены, а потому, что у них есть качества, ритмы, силы, отношения и движения »(там же: 445).Концепция Стюарта также интересна, потому что она не только учитывает производство эффектов, но также является своего рода материей или созданием мира, которое включает воздух, пространство, людей и других, и может быть истолковано как порождающее социальность в мире. пространственная пена.

Рис. 2.7 Атмосферные настройки внутри Поливагина во время выступления (фото: Нерея Кальвилло)

Внутри Поливагина из-за нестабильного равновесия между воздухом и гелием кожа двигалась, разбивалась и становилась несшитой; он был живым, производил странность и хрупкость, создавал атмосферу внимания и коллективного ощущения участия в чем-то эфемерном или не полностью законченном, переходном пространстве, удерживающем напряжение структуры, которая вот-вот саморазрушится на глазах зрителей.Однако именно эта коллективная и неопределенная сонастройка (Anderson 2009) с газами является причиной того, что « размножающиеся маленькие миры всех видов, которые формируются вокруг условий, практик, маний, умиротворений, сцен поглощения, стилей жизни, форм привязанности (или непривязанности), личности и воображаемые образы »(там же: 446) можно было почувствовать.

Мое внимание к живости и творческой способности воздуха до сих пор оставляло без внимания еще одну материальность: воздушный шар как «устройство для создания атмосферных вещей» (McCormack 2015b), а точнее его полиамид.Здесь я хочу утверждать, что настройка этой световой пленки с ее механической прочностью, барьерными свойствами и отражающей серебряной отделкой способствовала формированию публики вокруг конкретных вопросов. Вспоминая рассказ Кэтлин Стюарт о различных способах, которыми красный цвет играл роль в материальном, эмоциональном и символическом Новой Англии (Stewart 2015), отражательная способность серебристого материала умножалась, как калейдоскоп, по всему пространству. Он рассеивал свои границы, отражал свет, скрывал украденные объятия и искаженные улыбающиеся лица; он увеличивал число поклонников Майкла Джексона до бесконечности, напомнил кому-то Фабрику Уорхола и заставил нас желать Серебряных облаков Уорхола — таковы были неожиданные эффекты этого серебристого материала.Люди, которые посещают музыкальные фестивали, в основном ходят на концерты, и все же этот цвет, казалось, привлекал меломанов. Инсталляция была определена как «крутое» место для селфи для саморепрезентации и коллективности, распространения из уст в уста и привлечения людей. Посетители фотографировали себя в разных местах, определяя предпочтительные места в зависимости от интенсивности и цвета света, открытость сетки или легкость, с которой они могли фотографировать друг друга.Этот эффект был разработан и спланирован как своего рода практическая эстетика, «вовлеченная в обдумывание и разработку способов сенсорного и аффективного восприятия мира» (McCormack 2015b: 105), а также как обозначение «возможных мест для экспериментов с опытом» ( там же: 106). Предполагалось, что, оказавшись внутри, посетители смогут пообщаться с произведениями искусства и присоединиться к круглым столам и представлениям, и это действительно произошло. Посетители, которые никогда не сталкивались с подобным контекстом, не только слушали, но и участвовали в дебатах.Необычность пространства и тот факт, что они населяли его по-своему, давали им возможность, как упомянул один из посетителей, задавать, задавать вопросы и высказывать свое мнение. Таким образом, посетители, включая посетителей фестиваля, а также уборщиков, пожарных, техников и охранников, в некоторой степени благодаря полиамиду, занимались различными проблемами, включая, помимо прочего, эмансипацию фанатов и квир-политику, создавая « новые совместные пространства экспериментов. единение, новые формы ассоциации »(там же: 105).Однако, что важно, это не привело к созданию нового парламента. Эта настройка происходила в определенные моменты и посредством временных и хрупких взаимодействий, неподконтрольных никакому контролю.

Рис. 2.8 Посетители настраиваются на воздушные шары и арт-инсталляции (фото: Нерея Кальвилло)

И все же в фан-бунтах участвовала не только человеческая публика. Можно утверждать, что отчасти успех этого появления публики был обусловлен открытием архитектуры обычному и банальному.В первую очередь на это повлияло присутствие воздушных шаров (см. Topham 2002), но игривость также появилась с переходами людей в пространстве, трансформируя способ, которым обычно занимаются искусство: танцы перед произведениями искусства или поцелуи во время просмотра видео о трансгендерный опыт. Игровые практики стали реконтекстуализированными, гибридизующими институционализированные форматы культурного обмена. Эти практики гибридизации имели место и наоборот: смещение инсталляции к основным сценариям привело к появлению творческих практик.Пока инсталляция демонтировалась, воздушные шары обрели свое обычное состояние, их вынесли на веревку и раздавали страстным поклонникам, танцующим на главной сцене. Здесь возникли неожиданные (для архитектурной инсталляции) настройки атмосферы: люди испытывают радость от подарка-сюрприза, делятся воздушными шарами как коллективным угощением среди своих друзей и творчески превращают их в шляпы, футболки или маски. Некоторые даже забрали их домой, расширив физическую сеть фестиваля на домашние пространства.

Рис. 2.9 Меломан, позирующий с воздушными шарами, переделанными в платье (фото: Нерея Кальвилло)

Выводы

Работа с воздухом — это упражнение в эмпирических размышлениях, где STS используется в архитектурной практике и которая включает в себя разработку более технологичного способ понять, как социальные сети могут быть спроектированы с помощью зданий. Сосредоточившись на материальных, технических и символических свойствах газов, процессе проектирования и строительства Поливагина и социальных аспектах, возникших во время его использования, мы смогли определить, что архитектура — это не только здания, но и все различные процессы. которые составляют социотехнические сборки в постоянном преобразовании, а также то, что установка могла бы сделать по отношению к социальному.Движение, нестабильность и поток воздуха распределяли иерархические роли и создавали коллективный эффект внимания. Легкость воздуха позволила другим телам и практикам участвовать в строительстве. Отсутствие истории или технических характеристик воздушных шаров превратило процесс проектирования в лабораторию. Это также позволило другим людям участвовать в коллективном влиянии празднования, привнося банальность и повседневность в художественный и академический контекст5. Наконец, что не менее важно, сопротивление гелия ограничению или одомашниванию вызвало споры, которые увеличили число вовлеченных актеров. в процессе и преобразовал сам процесс из контекста дизайна и производства в институциональный и политический контекст.

Этим социальным отношениям способствовала не конкретная форма или пространственная организация, как пытались другие архитектурные проекты, а работа с атмосферными материалами. Несмотря на то, что в отчетах о материальном участии было продемонстрировано, что более, чем люди, не обладают внутренним политическим и социальным агентством и что они могут получить его только в определенных условиях (Marres 2012), случай с Поливагиной показывает, что агентство Эти газы стали очень активными именно потому, что были динамичным, редким и неожиданным гостем.

Как упоминалось во введении, переход от архитектуры как объекта к динамической атмосфере имеет двоякое преимущество. Во-первых, он дестабилизирует архитектурные практики, превращая их в космополитические эксперименты. Некоторое время ученые, интересующиеся ANT, использовали экспериментальный подход к зданиям (Guggenheim 2009; Marres 2012). Эта глава, однако, демонстрирует, что атмосферные подходы к экспериментам должны учитывать строящиеся здания и признавать отсутствие порядка, в котором собираются идеи, материалы и действующие лица.В случае с Поливагиной воздействие воздуха требует для этого не только различных рекомбинаций материи, людей и идей, но и различных практик. Таким образом, речь идет не об изменении порядка материалов (как в других описаниях архитектуры) или порядка, в котором участвуют люди (как в практике совместного проектирования, где пользователи также участвуют в начальных этапах проектирования), а о поиске новые практики строительства и проживания, такие как горизонтальные и самоорганизованные строительные бригады или игривое зрелище.И все же это экспериментирование приобретает свой политический потенциал не за счет вариаций, как предлагает Маррес для демонстрационных устройств (2012), а за счет принятия неопределенности, которая имеет сильные последствия в архитектурной практике, где проект нельзя предсказать или заранее определить, но он перформативен и неперспективен. -представительный.

Второе преимущество перехода к динамической атмосфере заключается в том, что он открывает пространство для проектирования социальных сетей (например, на этапах проектирования и строительства) и других типов аффектов с материальными объектами (например, атмосферных настроек).Но, что наиболее важно, он предлагает возможность создания желаемых социальных групп с политическими и / или преобразующими способностями. Строительство с помощью воздуха требует феминистских или квир-строительных практик, в которые каждый может внести свой вклад и в которых практика сборки заменяется практикой заботы. Чтобы лучше понять эту взаимосвязь между более чем людьми и социальными сообществами, я хотел бы предложить одну последнюю гипотезу: космополитический эксперимент может быть лучше истолкован как процесс дружеского общения, как временное сожительство с более чем людьми.Что, если в манифесте о видах-спутниках Харауэя (2003) мы представим, что гелий и воздух стали нашими видами-компаньонами?

Газы — это не собаки или другие традиционные виды-компаньоны, но размышление о них с использованием концепции Харауэя может помочь нам сделать два предположения. Первый состоит в том, чтобы думать о наших отношениях с воздухом — о составе газов и частиц (и любого другого материала, если на то пошло) — не как о чем-то, чем нужно управлять, а как о материале, с которым у нас есть интимные телесные и эмоциональные связи. настройки (Чой 2010; Шапиро 2015).Второе предложение состоит в том, чтобы увидеть, как в архитектуре могут быть способы взаимодействия с не людьми, кроме контроля и приручения, но вместо этого через процессы взаимного обучения и обучения, которые должны быть затронуты, где ценность взаимодействия не зависит на экономии привязанности. Потому что, как утверждает Харауэй в своем сосуществовании собаки и человека, «ценность и жизнь собаки не зависят от восприятия человеком того, что собаки любят их. Скорее, собака должна делать свою работу »(2003: 38), и это именно то, что делали гелиевые шары.Несмотря на то, что мы установили какой-то физический и химический эффект, своего рода «анимацию» (Chen 2012) с гелиевыми шарами, они не отреагировали на нашу заботу, а продолжали подниматься, разрушая установку. И все же временные, хрупкие и мгновенные моменты равновесия могут быть достигнуты, если постоянно смотреть на то, что возникает из отношений, что может бросить вызов моделям социальности именно потому, что мы к ним не привыкли. Каждому нужно научиться взаимодействовать, и в этом процессе могут возникнуть новые отношения.Перефразируя Харауэя, возникает вопрос: «Как можно научиться этике и политике, приверженным процветанию значительной инаковости, если серьезно относиться к воздушно-человеческим отношениям?» 6 (Haraway 2003: 3).

Итак, приглашение атмосферных не только людей к столу архитектора может быть средством предложить другой взгляд на то, как социальность может быть облегчена с помощью атмосферы. Он также может внести свой вклад в СТС, показывая, как работа с воздухом может изобрести социальное способами, невозможными без вмешательства с конкретными материалами, и как социальность может быть спроектирована не посредством дискурса или человеческих взаимодействий, а через человеческое и нечто большее, чем человеческое. атмосферы.Уровень разработки и контроля этого процесса все еще остается неопределенным и требует дополнительных экспериментов.

Благодарности

Ранняя версия этой статьи была представлена ​​на Третьей обычной встрече социологов в Мадриде в 2015 году. Я благодарен аудитории за комментарии. Я также хотел бы поблагодарить Марину Фернандес, моего мужественного коллегу по космополитическому эксперименту; Ивану Лопесу Мунуэре за ввод в эксплуатацию, а также за его поддержку и доверие к проекту; и Мигеля Меса дель Кастильо и команды студентов-архитекторов из Аликанте за участие в эксперименте с энтузиазмом и терпением.Я также благодарен редакторам этой книги и двум анонимным рецензентам за их полезные комментарии.

Примечания

1 Представления архитекторов о том, как изобретать социальное, менялись на протяжении всей истории. Например, в период барокко архитектура была инструментом представления власти. С приходом нового государства и изменениями в обществе в конце девятнадцатого века и начале двадцатого, архитектура должна была сопровождать и представлять социальные изменения, такие как модернизация и индустриализация, как широко обсуждал Ле Корбюзье.В 1970-х годах более скромная волна в Европе была сосредоточена на маломасштабной архитектуре, исследуя через дизайн, как небольшие дизайнерские решения влияют на то, как люди населяют пространство (например, работы Херцбергера в Нидерландах или Смитсонов в Соединенном Королевстве).

2 Имя Поливагина было выбрано как намек на Pussy Riot, но также в связи с переформулировкой идеи влагалища как спорного пространства, разработанного феминистками в 1970-х годах (см. Munuera, 2014).

3 Он был спроектирован в C + arquitectos Нереей Кальвилло с Мариной Фернандес и построен группой студентов архитектурной школы Университета Аликанте на мастерской под руководством Мигеля Меса дель Кастильо.

4 Так были задуманы и построены «гибкие» здания в 1990-х годах.

5 Что потребует, по сути, других этических и эстетических способов оценки архитектуры.

6 «Собака-человек» в оригинале.

Ссылки

Адей П., Воздушная жизнь: пространства, подвижности, воздействия (Лондон: Wiley-Blackwell, 2010).

Андерсон Б., «Аффективная атмосфера», «Эмоции, космос и общество», 2 (2009), 77–81.

Банхэм, Р., Архитектура хорошо закаленной окружающей среды (Лондон: The Architecture Press, 1969).

Брайдотти, Р., Теория кочевников: портативная Рози Брайдотти (Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета, 2012).

Бучли В., «Коммунальный дом Наркомфина Моисея Гинзбурга в Москве: борьба за социальный и материальный мир», Журнал Общества историков архитектуры, 57 (1998), 160–81.

Чен М. Ю. Анимация. Биополитика, расовые взгляды и квир-влияние (Дарем и Лондон: Duke University Press, 2012).

Чой, Т., «Обоснования воздуха», в издании К. С. Раджана, «Живой капитал: биотехнологии, этика и управление на мировых рынках» (Дарем: Duke University Press, 2010), стр. 121–54.

Дессау, м., Надувной Момент. Пневматика и протест в 68-м (Нью-Йорк: Princeton Architectural Press, 1999).

Фариас, И., «Planes Maestros como Cosmogramas: La Articulación de Fuerzas Oceánicas y Formas Urbanas Tras el Tsunami de 2010 en Chile», Revista Pléyade (2014), 119–42.

Фуко, М., Vigilar y castigar: Nacimiento de la prisión (Мадрид: Siglo XXI, 2010).

Гуггенхайм, М., «Построение памяти: архитектура, сети и пользователи», Исследования памяти, 2 (2009), 39–53.

—— «От прототипирования к аллотипированию», журнал «Экономика культуры», 7.4 (2014), 411–33.

Харауэй Д., обезьяны, киборги и женщины: новое изобретение природы (Нью-Йорк: Чампман и Холл, 1990).

—— Манифест видов-компаньонов. Собаки, люди и значительные отличия (Чикаго: Prickly Paradigm Press, 2003).

Хинчлифф, С. и др., «Городские дикие объекты: космополитический эксперимент», Environment and Urban Planning D: Society and Space, 23 (2003), 643–58.

Кван, Т., «Совместное проектирование: что это такое?», Автоматизация в строительстве, 9 (2000), 409–15.

Латур Б., Мы никогда не были современными (Кембридж: издательство Гарвардского университета, 1993).

—— «Как говорить о теле? Нормативное измерение научных исследований », Body & Society, 10 (2004), 205–29.

—— Повторная сборка соц. Введение в теорию акторов-сетей (Oxford: Oxford University Press, 2005).

Лопес М., И., «Fan Riots», Arquitectura: Revista del Colegio Oficial de Arquitectos de Madrid (2014), 20–5.

Маррес, Н., Материальное участие: технологии, окружающая среда и повседневная общественность (Лондон: Palgrave Macmillan, 2012).

Маррес, Н. и Дж. Лезаун, «Материалы и устройства общественности: введение», Экономика и общество, 40 (2011), 489–509.

Маккормак, Д. П., «Атмосферные хореографии и тела с кондиционированием воздуха», в В. Хантере, ред. «Перемещение мест». Исследование танцевального представления в конкретных местах (Лондон, Нью-Йорк: Routledge, 2015a), стр. 79–94.

—— «Устройства для работы в атмосфере», в П. Ванни, ред. Непредставительные методологии (Лондон, Нью-Йорк: Рутледж, 2015b), стр. 89–111.

—— «Аэростатическое пространство: вещи, становящиеся легче воздуха», Труды Института британских географов, 34 (2009), 25–41.

Робертс, Л., «Смерть чувственного химика:« Новая химия »и трансформация чувственной технологии», Исследования по истории и философии науки, Часть A 26 (1995), 503–29.

Сандерс, Э. Б. Н. и П. Дж. Стапперс, «Совместное творчество и новые ландшафты дизайна», CoDesign, 4.5 (2008), 5–18.

Шапиро, Н., «Подстройка к атмосфере: внутренний формальдегид, телесные рассуждения и химическое возвышенное», Культурная антропология, 30 (2015), 368–93.

Слотердейк, П., Эсферас III (Барселона: Сируэла, 2005).

Стар, С. Л., «Этнография инфраструктуры», American Behavioral Scientist, 43 (1999), 377–91.

Стюарт, К., «Атмосферные особенности», Окружающая среда и городское планирование D: Общество и космос, 29 (2011), 445–53.

Зачман, Л., Дж. Бломберг и Р. Тригг, «Возвращение к работе: обновление старых программ для совместного проектирования», в М. Кинг и др., Редакторы, «Компьютеры и дизайн в контексте» (Кембридж: MIT Press, 2003), стр.267–87.

Тирони М. и Н. Кальвилло, «Вода и воздух: территории, тактика и элементарный текстиль городской космополитики», в И. Фариасе и А. Блоке, ред., «Городская космополитика» (Лондон, Нью-Йорк: Routledge, 2016. С. 207–24.

Топхэм, С., Взрыв. Надувное искусство, архитектура и дизайн (Лондон: Prestel, 2002).

Вандербург, Дж., Д. Рассел и У. Эллис, «Диалектика детерминации: утверждения социальной истины в архитектурном письме, 1970–1995», в A.Пиотровски и Дж. У. Робинсон, редакторы, Дисциплина архитектуры (Миннеаполис: Университет Миннесоты, 2001), стр.103–126.

Уэйкфорд, Н., «За пределами личности. Замена сетевого общества социальной пеной: революция в корпоративной этнографии? », Ethnographic Praxis in Industry Conference Proceedings (2011), 240–55.

Уилки, А., «Режимы дизайна, логика пользователей», Athenea Digital, 11 (2011), 317–34.

Янева А., Сделано в Управлении столичной архитектуры: этнография дизайна (Роттердам: 010 Publishers, 2009).

Радикальный мир надувной архитектуры

Написано Шэрон Фрэнсис

Ниже приводится отрывок из книги Шэрон Фрэнсис «Пузырьковая архитектура и дизайн», опубликованной издательством Phaidon

Надувные замки и плавучие бассейны могут быть популистским лицом удара предметов, но мир надувных лодок намного богаче.

Инновационные, революционные и часто авангардные надувные конструкции по самой своей природе являются выражением прогресса — переосмыслением традиционных форм.Эта обманчиво простая технология, оказавшая влияние в авиации на протяжении более двух столетий, была в авангарде архитектурных движений в последние десятилетия, позволяя использовать передовые художественные практики и символизируя технологический утопизм.

Сегодня «пузырчатую структуру» можно увидеть в таких непостоянных конструкциях, как Big Air Package — художественной инсталляции, которая на мгновение была самой большой самонесущей надувной оболочкой в ​​мире — и столь же прочной, как купола Британии. Проект Эдем.Благодаря новаторским новым материалам и технологиям, взорванная архитектура вскоре может сделать Луну или Марс нашим домом.

«Биомы» проекта «Эдем», расположенного в Корнуолле, на юго-западе Англии Авторы: Hufton + Crow

Путешествие до сих пор было наполнено радикальными экспериментами, потенциал которых остается реализованным лишь частично.

Первый надувной воздушный шар был изобретен в Париже 18 века, который тогда был культурным эпицентром «Просвещения». Французские братья Жозеф-Мишель и Жак-Этьен Монгольфье создали этот первый воздушный шар в 1782 году, сжигая солому и шерсть для нагрева воздуха под большим легким мешком из бумаги и ткани.

Год спустя первый пилотируемый, не привязанный самолет пролетел над Парижем около 15 минут. Пройдет более 150 лет — после взлета Цеппелина и резкого падения во время катастрофы в Гинденбурге в 1937 году — до того, как надувная лодка спустится на Землю во время Второй мировой войны.

Рождение пузырьковой текстуры

На полях сражений в Европе 23-й штаб специальных войск США, известный как «Армия-призрак», организовал более 20 массовых обманов с использованием надувных танков и мощных усилителей, чтобы создать впечатление, что союзные силы действовали. сильнее, чем они были на самом деле.

Вдали рождались не менее гениальные изобретения, поскольку первые базовые надувные конструкции создавал американский инженер Уолтер Берд.

Pneumapolis был частью фестиваля 10 Senses в Валенсии, Испания (2018) Предоставлено PlastiqueFantastique

Первоначально созданный для американских вооруженных сил, его «обтекатели» — структурные, водонепроницаемые кожухи — использовались для защиты антенн радаров. В послевоенные годы Bird разработала надувные лодки, в том числе навесы для хранения, теплицы и навесы для бассейнов.

В рамках сотрудничества с ведущими архитекторами в конце 1950-х он работал с легендарным архитектором Фрэнком Ллойдом Райтом, который в то время отдыхал от наблюдения за строительством Гуггенхайма в Нью-Йорке. Их прототип надувной деревни «Fiberthin Air Houses», задуманный как доступные дома, был построен из нейлоновой ткани с виниловым покрытием и поддерживался воздухом низкого давления от вентиляторной системы отопления и охлаждения.

С приходом шестидесятых годов дешевый массовый пластик стал широко доступным, и молодые радикальные архитектурные группы воспользовались творческим потенциалом надувных технологий.

Используя разноцветные воздушные шары для вечеринок в форме колбасы, дизайнер Сын Джин Ян хотел «превратить простой процесс изготовления, основанный на личных детских воспоминаниях, в процесс промышленного изготовления мебели». Предоставлено: Сынджин Ян

Дико творческие проекты Archigram «Cushicle» и «Suitaloon», разработанные в 1964 и 1967 годах соответственно, предложили новые отношения между человеком и городом — костюмы, когда они надуты, позволяли людям нести полную среду на себе. их тело.

Воспользовавшись желанием мгновенно получить личное пространство в часто загруженном, переполненном мире, Анна Мария Корнелия создала Life Dress. Предоставлено: Анна Мария Корнелия

Опережая свое время в рассмотрении экологических проблем, в начале 1970-х годов архитектурная группа Ant Farm предложила недорогую, мобильную и почти мгновенную «капсулу чистого воздуха», в то время как Spatial Effects экспериментировала со своей «Waterwalk». серия плавучих надувных лодок.

Bubbletecture сегодня

В то время как простые надутые конструкции с одинарной мембраной остаются в сфере временной архитектуры, различные двустенные мембраны стали частью более постоянных строительных систем.

Возведенный на острове Далиова на реке Одра во Вроцлаве, Польша, этот изящный павильон назван NAWA, спроектирован студией Zieta Prozessdesign. Кредит: Prozessdesign

Среди них панели из ETFE (этилентетрафторэтилен). Пластик на основе фтора, прочный, пригодный для вторичной переработки, очень прозрачный, устойчивый к коррозии и очень легкий по сравнению со стеклянными конструкциями.

Его истинный потенциал был продемонстрирован в проекте Eden Project, разработанном Grimshaw Architects в 1998 году.Allianz Arena, построенная архитектурной фирмой Herzog & De Meuron для чемпионата мира по футболу 2006 года в Германии, и Water Cube, построенный для летних Олимпийских игр 2008 года в Пекине, еще больше повысили популярность этой технологии.

Недавно авантюрная новая постройка Diller Scofidio + Renfro, The Shed в новом жилом комплексе Hudson Yards в Нью-Йорке, демонстрирует потенциал архитектуры пузыря, позволяющий трансформировать крупные здания. Центр искусств стоимостью 475 миллионов долларов имеет телескопическую внешнюю оболочку, сделанную из систем ETFE, которая скользит по рельсам на прилегающую площадь, удваивая площадь здания.Надувные изделия также могут быть незамедлительным и недорогим решением в чрезвычайных ситуациях, как показывает обогреваемый корпус для бездомных Майкла Раковица paraSITE.

Концертный зал «Арк Нова», созданный японским архитектором Аратой Исодзаки и британским скульптором Анишем Капуром Авторы: Asahi Shimbun через Getty Images

Впечатляющий, мгновенный и мобильный, Арк Нова, созданный в сотрудничестве архитектора Арата Исодзаки и художника Аниша Капура, предоставил мобильный перформанс и выставочное пространство для объединения сообществ, которые все еще восстанавливаются после разрушений, вызванных сильным землетрясением и цунами в Японии в 2011 году.

Искусство и трепет

Некоторая надувная архитектура стремилась расширить границы достижимого, в то же время вызывая трепет и восторг. Монументальный проект художника-эколога Христо «Большой воздушный пакет» был удивительным и хрупким, а работа коллективов Penique Productions, таких как El Claustro, стремится сформулировать архитектурные детали пространств, в которых они обитают.

Roomograph был разработан художником Алексом Шведером для парка скульптур и музея deCordova в Линкольне, штат Массачусетс, в 2011 г. Авторы: Clements / Howcroft Fine Art Photography

«Проект RedBall» Курта Першке представляет собой серию вмешательств, в которых вклинивается гигантская сфера. и втиснутые в различные архитектурные контексты, изменяя восприятие застроенной среды с помощью юмора и удивления.

Начавшийся в 2001 году, текущий проект RedBall — это временное художественное мероприятие, путешествующее по миру, в котором огромная красная виниловая сфера втиснута в неожиданные пространства Авторы: Курт Першке

Plastique Fantastique «Звук света» использует технологию для захвата световых волн, преобразовывая их в звуковые волны чтобы создать уникальный, насыщенный цветами звуковой ландшафт, а Osmo от Loop.pH предоставил горожанам переносную проектируемую вселенную, состоящую из почти 3000 звезд. «Гомогенизирующий и преобразующий мир» TeamLab (верхнее изображение) погружал посетителей в массу гигантских, меняющих цвет плавающих сфер, которые обменивались данными друг с другом по беспроводной сети.

Новый рубеж

В рамках конкурса, поддержанного НАСА, архитектурная фирма Foster + Partners создала концептуальную модульную среду обитания для Марса. Предлагаемое жилище построено роботами до прибытия космонавтов.

Надувные лодки быстро развертываются полуавтономными ботами и обеспечивают устойчивость, несмотря на неровные грунтовые условия. Компоненты, напечатанные на 3D-принтере, сделанные из выкопанной почвы и горных пород, завершают строительство.

Разработанный датскими архитекторами BIG, Skum назван по датскому слову «пена». Авторы: Расмус Хьортшой.

Ученые НАСА, работающие в сотрудничестве с исследователями из отдела сельского хозяйства Университета Аризоны в Тусоне, США, разработали надувную марсианскую теплицу. прототип, позволяющий выращивать овощи в глубоком космосе.

Возможности для будущего развития и использования, как в цифровую эпоху, так и за ее пределами, имеют потенциал для расширения, поскольку новые горизонты, материалы и процессы стремятся использовать универсальный, легкий и устойчивый характер надувных изделий.

Зарекомендовав себя в сфере исследований и экспериментов — от самых первых шагов авиации до ультрасовременной моды — взорвавшаяся часть служит разрушению традиционных форм и представлений.

Bubbletecture: надувная архитектура и дизайн , опубликованное Phaidon, уже доступно.

Обзор движения Баухаус | TheArtStory

Красный воздушный шар (1922)

Художник: Пауль Клее

Пауль Клее был одним из самых талантливых и загадочных художников, связанных с Баухаусом, провидцем, чьи работы сочетали в себе потрясающие формальные новшества с любопытной первозданной невинностью. На этом полотне 1922 года тонкие полупрозрачные геометрические формы — квадраты, прямоугольники и купола — выделены в градациях основного цвета. В центре вверху плавает единственный красный кружок, который при осмотре оказывается титульным воздушным шаром.Этот наглядный пример демонстрирует причудливое, ассоциативное использование Клее геометрических композиционных аранжировок, которыми прославился Баухаус. В уникальной идиоме художника акцент беспокойно смещается между абстрактным и образным, между повествовательной ассоциацией и эзотерическим символизмом. Светящиеся формы, напоминающие витражи, расположены асимметрично, чтобы создать визуальный ритм, проводимый вертикальными, горизонтальными и диагональными линиями, который кажется одновременно упорядоченным и спонтанным.

Родившийся в Швейцарии в 1879 году, Клее был связан с различными экспрессионистскими и модернистскими группами в Северной Европе в 1900-1910-х годах, в том числе с группой Der Blaue Reiter, прежде чем занять пост в Баухаусе в 1921 году, преподавая фрески, витражи. , переплетное дело и другие предметы. Он опубликовал свои художественные лекции в книге Pädagogisches Skizzenbuch ( Pedagogical Sketchbooks ) (1925) из серии Bauhausbücher. Известно, что эта работа, начавшаяся с фразы «[активная линия на прогулке, свободное передвижение без цели», стала чрезвычайно влиятельной, установив, как выразился критик Марк Хадсон, «репутацию Клее как одного из великих теоретиков. современного искусства…. [поскольку] он пытался проанализировать каждую последнюю перестановку своих блуждающих линий. «Для Клее линия, развивающаяся из одной точки, была автономным агентом, спонтанным, который своим движением выковал развитие плана. Эта метафора Поскольку прорастание композиционных форм стало фундаментальным принципом философии дизайна Баухауза, оказав влияние на многих современников Клее, в том числе на Анни Альберс и друга Клее на всю жизнь Василия Кандинского.

Присутствие Клее в Баухаусе с 1921 года до его отставки в 1931 году опровергает стереотипы учреждения как чрезмерно озабоченного рациональностью и сухими формальными методами.Работы Клее — сложные и примитивные, образные и потусторонние — оказали заметное влияние на более поздних художников в Америке и Европе, включая Джексона Поллока, Адольфа Готлиба, Роберта Мазервелла, Кеннета Нолана, Нормана Льюиса и Уильяма Базиотеса. Как писал Клемент Гринбург в 1957 году, «почти все, осознавая это или нет, учились у Клее».

shepherd studio представляет гигантскую надувную лодку, которая парит над Нотр-Дамом

Несмотря на постановление сената Франции о восстановлении собора Нотр-Дам до «последнего известного визуального состояния», shepherd studio представляет свою концепцию временной реконструкции культового ориентир. предложение, озаглавленное «Божественное вмешательство», предусматривает огромный надувной воздушный шар, защитный слой, который будет располагаться на вершине готического памятника. не задумываясь как постоянное решение, гигантская надувная лодка будет подниматься в небо ночью и спускаться вниз только днем.

Все изображения любезно предоставлены shepard studio

Радикальное видение студии shepherd сильно контрастирует с консервативным контекстом и противоречит принятому в понедельник 27 мая 2019 года решению уважать первое крыша и шпиль. вместо этого воздушный шар в форме пузыря принимает первоначальный объем конструкции и превращает ее в фантастическую надувную лодку, находящуюся на вершине престижного собора.

shepherd studio — это мультисервисная дизайн-студия, целью которой является создание творческих схем, которые варьируются от архитектурных, пространственных, цифровых и продуктовых проектов. методология студии включает междисциплинарный образ мышления, стремясь актуализировать возможности человеческого воображения посредством аналитического, рационального и логического исследования.практика также работала над рядом проектов жилищного, социального и культурного развития между Бахрейном и Великобританией.

информация о проекте:

название проекта: ‘божественное вмешательство’

местоположение: собор нотр-дам, париж, франция

дизайн: shepard studio

designboom получил этот проект из нашей рубрики « DIY submissions », где мы приглашаем наших читателей представить свои собственные работы для публикации.Смотрите больше проектов, представленных нашими читателями здесь.

отредактировал: lynne myers | designboom

Премьерный магазин воздушных шаров в Нью-Йорке, Balloon Kings®, представляет франчайзинговое предложение на IFE 2019

Автор: Balloon Kings | 1023 акции 74 чтения

28 мая 2019 г. // Franchising.com // Нью-Йорк, Нью-Йорк — Balloon Kings®, нью-йоркский розничный продавец воздушных шаров с полным спектром услуг, специализирующийся на размещении воздушных шаров и декоре для мероприятий и в особых случаях, будут представлены на стенде № 641 во время Международной выставки франчайзинга с 30 мая по 1 июня 2019 года в Javits Center в Нью-Йорке.International Franchise Expo — крупнейшая выставка франчайзинга в стране, привлекающая более 20 000 посетителей, которые испытают более 400 национальных и международных возможностей франчайзинга. Balloon Kings® будет представлен предпринимателям и будущим владельцам бизнеса как часть павильона Franchise Growth Solutions LLC.

Бизнес, который взрывается

Основатель

Balloon Kings ®, Джин Нифенекер, которого ласково называют «Король Джин», очень рад представить свою концепцию национальной и даже международной аудитории.«Все знают, что это не вечеринка без воздушных шаров», — заявляет король Джин. «В Balloon Kings® мы выводим украшение воздушных шаров на новый уровень, чтобы сделать любое мероприятие поистине особенным». Он добавляет. «Мы знаем, что универсальная привлекательность искусства воздушных шаров в сочетании с приятным бизнесом, которым легко и весело управлять, требует небольшого капитала для начала и, как правило, дает высокую прибыль, что привлечет предпринимателей».

Король розничной торговли воздушными шарами

На своем веб-сайте и в магазине, расположенном в Вест-Сайде Манхэттена, Balloon Kings® предлагает более семидесяти семи 100% натуральных биоразлагаемых латексных красок и самый большой розничный выбор неаллергенных и перерабатываемых воздушных шаров из майларовой фольги в трехсторонней зоне — многие из которых Сделаны в Америке.Balloon Kings® использует долговечные продукты от ведущих производителей, таких как Qualatex, Anagram и Betallic, чтобы сделать любое событие особенным: дни рождения, бар / бат-мицвы, помолвки, свадьбы и юбилеи, детские души, гендерное выявление, праздники и сезон. Balloon Kings® создает индивидуальные аранжировки для использования на выставках и корпоративных мероприятиях, а также для таких знаменитостей, как Карди Би, Ким Кардашьян, Дэйв Чаппель и Пэрис Хилтон. Профессионально обученная команда дизайнеров предлагает как заранее спроектированные воздушные шары, так и индивидуальные проекты, созданные в сотрудничестве с клиентами.

Balloon Kings® И FGS

Компания

Balloon Kings® объединилась с экспертом в области франчайзинга Гэри Очкиогроссо, основателем Franchise Growth Solutions, LLC, чтобы расширить бизнес-модель Balloon Kings® под ключ. Franchise Growth Solutions LLC (FGS) — это нью-йоркская организация по стратегическому маркетингу, развитию и продажам франчайзинга, которой руководит ветеран индустрии франчайзинга Гэри Оккиогроссо. Г-н Очкиогроссо сыграл важную роль в успешном запуске таких признанных на национальном уровне брендов, как Ranch * 1, Desert Moon Fresh Mexican Grille и мультибрендового франчайзера TRUFOODS, LLC.FGS регулярно использует IFE, чтобы представить самые горячие новые возможности франчайзинга предпринимателям, стремящимся к бизнесу, и разработчикам франшиз, состоящих из нескольких подразделений.

О компании Balloon Kings®

? Balloon Kings® — ведущая компания по поставкам воздушных шаров в Нью-Йорке, предлагающая индивидуальные и готовые букеты, композиции и конструкции из воздушных шаров. Balloon Kings® использует только продукцию высочайшего качества, разработанную с учетом расширенного выбора цвета и материала, долговечности, более длительного времени плавания и чувствительности к окружающей среде.Ведущее предприятие розничной торговли компании расположено в Верхнем Вест-Сайде Манхэттена, а веб-сайт — www.balloon-kings.com

.

О компании Franchise Growth Solutions, LLC

Franchise Growth Solutions, LLC — это организация по стратегическому планированию, развитию франшизы и продаж, предлагающая франчайзинговые продажи, концепцию и развитие бренда, стратегическое планирование, недвижимость и архитектурное развитие, управление поставщиками, генерацию потенциальных клиентов, а также рекламу, маркетинг и PR, включая социальные сети.Проверенная система Franchise Growth Solutions «Coach, Mentor & Grow®» позволяет как франчайзерам, так и потенциальным франчайзи быстро расти. Членство в клиентском портфеле Franchise Growth Solutions только по рекомендации.

Контакт для СМИ:

Гэри Очкиогроссо
Решения для развития франшизы
917.99 1.2465
gary@balloon-kings.com

ИСТОЧНИК Balloon Kings®

###

Комментарии:

Пожалуйста, включите JavaScript, чтобы просматривать комментарии от Disqus.комментарии предоставлены

West Side Rag »Вкус UWS вернулся, представлены новые рестораны

Опубликовано 16 августа 2021 г. в 17:34 автором West Sider


Воздушный шар! Предоставлено Taste of the UWS.

Вкус Верхнего Вест-Сайда, ежегодный фестиваль еды, который служит витриной для местных ресторанов, возвращается в октябре после перерыва в прошлом году из-за коронавируса. Хотя последние полтора года были разрушительными для местных ресторанов, также открылось несколько новых заведений, и многие из них, как ожидается, будут представлены на фестивале.

Он состоится 1 и 2 октября под шатром во дворе школы на Коламбус-авеню между 76-й и 77-й улицами. Организаторы требуют доказательства вакцинации для участия и говорят, что правила, связанные с Covid, будут обновляться по мере приближения мероприятия.

«Это под открытым небом, хотя и под навесом», — сказал организатор мероприятия и ресторатор Дон Эванс.

Люди, которые уже купили билеты на мероприятие 2020 года, могут использовать их на мероприятии в этом году, сказал Эванс.«Практически никто не попросил вернуть свои деньги» после того, как это мероприятие было отменено из-за Covid, сказал он. Это означает, что уже учтено несколько сотен билетов, поэтому он ожидает, что мероприятие может быстро раскупиться.

В этом году на мероприятии «Гриль в городе», проводимом в первый вечер, будет пивной сад и не менее 27 ресторанных киосков. Среди них несколько новых мест, таких как «Словенско-американская горячая точка Пекарна и Гвадалахарская« дыра в стене »Ковача».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.