Сколько в самолете пилотов – Какие тайны хранят пилоты, стюардессы и авиатехники, сажая нас в самолет

Содержание

Какие тайны хранят пилоты, стюардессы и авиатехники, сажая нас в самолет

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Неважно, часто вы летаете на самолете или до сих пор ни разу не «прокатились» на нем, — всегда интересно узнать, как устроена работа людей, которые обеспечивают безопасность полета, какие тайны хранят за семью замками пилоты и авиатехники, а главное — как путешествовать в комфорте и без лишних затрат. Некоторые факты не только удовлетворят любопытство, но и, возможно, пригодятся вам в будущем.

AdMe.ru кратко объясняет, как появляются странные правила поведения в самолете, чего можно ожидать от любой авиакомпании, сколько правды в историях опытных авиатуристов и как получить максимум удовольствия, даже если это ваш первый полет.

18. Как узнать, где в данный момент находится самолет, на котором вы летите? Он может уходить с маршрута?

Перед каждым полетом маршрут самолета корректируется в зависимости от погоды или иных условий, а также исходя из рекомендаций диспетчеров.

Даже стюардессы, которые часто работают на одном и том же рейсе, не ответят вам точно на эти вопросы. А к пилотам вас, разумеется, не пустят.

Выход есть: используйте GPS-трекер в телефоне на встроенных картах или в специальном приложении. Он работает без интернета и может определить ваше местонахождение, высоту и даже скорость движения воздушного судна.

17. Что должна делать стюардесса и что входит в обязанности пассажира?

Главная задача стюардессы — это обеспечение безопасности полета. Курс подготовки бортпроводника может длиться 6 недель, и 98 % этого времени уходит на обучение таким навыкам, как тушение пожара на борту, быстрая эвакуация, оказание медицинской помощи, в том числе умение принимать роды и проводить трахеотомию (трахеостомию).

В 99 % случаев работа на борту ограничивается только обслуживанием пассажиров. Но по правилам это не должно быть потенциально опасным для бортпроводника. Например, стюардесса не должна поднимать вашу сумку на багажную полку, потому что это может привести к травме, что окажется критичным, если возникнет аварийная ситуация.

Конечно, экипаж делает все возможное, чтобы вам было комфортно, но именно пассажиры должны подчиняться требованиям командира судна и экипажа, а не наоборот. Кстати, кнопки для вызова бортпроводника тоже созданы для экстренных случаев, а не для того, чтобы просто попросить принести вам плед или стакан сока.

16. Зачем сидеть с пристегнутыми ремнями, если самолет стоит на земле?

Пока самолет полностью не остановится, вы все еще подвержены опасности, и ремень способен спасти вам жизнь. Воздушное судно может выкатиться за пред

www.adme.ru

16 вопросов, волнующих каждого, кто хоть раз летал на самолете

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.

Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Кто-то не может представить свою жизнь без авиапутешествий, другие до ужаса боятся сесть в кресло крылатой машины. Наверняка и у тех и у других накопились каверзные вопросы об устройстве лайнера и тонкостях полета. Почему самолеты не сталкиваются в небе, а их корпус ремонтируют с помощью скотча? Что на самом деле скрывает черный ящик?

Мы в AdMe.ru любим путешествия, а потому разузнали ответы на самые волнующие вопросы у пилотов, стюардесс и авиадиспетчеров.

Есть ли в небе дороги, по которым летают самолеты? Почему воздушные суда не сталкиваются?

Да, для самолетов есть специальные маршруты, которые распределяются по высоте. В одну сторону самолеты летят на четной высоте, а на обратном пути — на нечетной. Разница между ними составляет 1 эшелон, или 300 метров.

Есть особая зона — Reduced Vertical Separated Minima, полеты на ней выполняют по системам GPS либо ADIRS. Ее начальная высота — 8 800 метров, конечная — 12 500 метров. Система Traffic Alert and Collision Avoidance System разводит самолеты, давая одному набор высоты, другому — снижение.

Почему самолеты ремонтируют скотчем?

На растиражированной картинке не изолента, а специальная клейкая лента с алюминиевым покрытием. Она называется speed tape, может растягиваться, выдерживать воздействие широкого спектра температур, обладает сверхпрочными свойствами.

Такая лента нужна, чтобы оперативно залатать некритичные повреждения, пока не будет проведен ремонт. Чаще всего ее можно увидеть на закрылках, обтекателях, створках шасси.

Зачем пристегивать ремни безопасности при взлете и посадке?

www.adme.ru

Кто входит в состав экипажа самолета? Экипаж пассажирского самолета: состав, фото

Экипаж самолета - понятие довольно широкое. Как правило, в его состав входит не только та команда, что поднимается в небо, но и люди, отвечающие за техническое обслуживание борта на земле. Пассажиры не видят последних и зачастую даже не догадываются о том, сколько всего профессионалов работают для того, чтобы борт благополучно доставил их в места назначения.

Пассажирский самолет

История пассажирских самолетов началась в 1913 году в России. В тот год прошли успешные испытания первого в истории человечества пассажирского самолета "Илья Муромец", созданного Игорем Ивановичем Сикорским. Самолет мог перевозить не только пассажиров, но и грузы, а также являлся бомбардировщиком.

С тех пор многое изменилось в данной области. Самолеты, перевозящие пассажиров, стали реактивными, некоторые модели способны преодолевать расстояние свыше 6000 километров. Со временем менялся состав и число членов экипажа.

Весь персонал, который обслуживает рейс, можно поделить на две основные группы:

  1. Персонал "за кадром", куда входят технические специалисты на земле, менеджеры, обслуживающие рейс в аэропорту, диспетчеры и другие служащие.
  2. Экипаж самолета. Состав его зависит от типа воздушного судна. К ним относят капитана, второго пилота, инженера и бортпроводников.

Экипаж, допущенный к полетам, должен быть высококвалифицированным. От навыков этих людей и способности четко выполнять требования безопасности зависят жизни пассажиров, спокойствие на борту и высокое качество обслуживания в полете.

Безопасность полета в целом зависит от профессионализма каждого сотрудника, при этом абсолютно неважно, поднимается он в воздух или работает на земле.

Требования к летному составу

Определившись с тем, кто входит в состав экипажа самолета, рассмотрим профессии более детально.

В советский период непосредственно за полет отвечало три или четыре члена экипажа. Сегодня с этой задачей справляются два-три члена экипажа. За счет развития технических средств полностью вытеснена профессия штурмана из летного состава. Также в кабинах современных летных пассажирских средств редко есть место для бортинженера. Как правило, состав экипажа самолета состоит лишь из капитана корабля и второго пилота, не считая бортпроводников.

В качестве основного требования к пилотам предъявляют так называемый "налет". Этим термином обозначается количество часов, проведенное им в воздухе. Чем выше "налет", тем опытнее он считается. Для капитана воздушного судна минимумом при приеме на работу будет значиться 4000 часов налета. При этом на руках у него обязательно должно быть действующее свидетельство пилота. Командир воздушного судна единолично отвечает за безопасность гражданского борта и принимает любые ответственные решения.

Требования по налету в гражданской авиации применимы и ко второму пилоту. Его должность также называется помощник командира экипажа. В случае прохождения тренировки им на борту, он не может называться вторым пилотом. В кабине обычно второй пилот размещается в правом кресле, а капитан - в левом. Все обязанности между двумя профессионалами четко распределены. Каждый выполняет только свою часть задачи.

Бортпроводники

Стюардессы всегда были гордостью гражданской авиации. Сегодня в состав экипажа самолета в качестве обслуживающего персонала входят не только девушки, но и парни. Задачи бортпроводников обширны:

  • Постоянный мониторинг салона самолета с целью своевременного реагирования на любые внештатные ситуации.
  • Обеспечение безопасности пассажиров.
  • Организация эвакуации и своевременное реагирование на чрезвычайные происшествия, включая панику на борту при сильной турбулентности, задымление и прочие.
  • Обслуживание пассажиров.

В зависимости от типа воздушного судна, на его борту может работать от одного до четырнадцати бортпроводников. Менеджер по обслуживанию часто входит в экипаж пассажирского самолета. Состав его определяется в зависимости от законодательства, типа воздушного судна и дополнительных требований авиакомпании.

В современной гражданской авиации существует конкуренция в классе обслуживания пассажирских перевозок. Так, далеко не редкость нахождение на борту бармена и специально обученного повара. Они также входят в состав экипажа самолета.

Обучение и переподготовка экипажа

Как правило, нигде в мире не требуется наличие лицензии для бортпроводников. Обязательной является подготовка и инструктаж по безопасности. Он включает в себя умение плавать, быстро реагировать на внештатные ситуации, обучение по нормам безопасности полетов. Такое обучение проводится на земле в течение нескольких месяцев, после чего сдается экзамен. Многие авиакомпании пристально следят за тем, чтобы врачи проверяли здоровье сотрудников, входящих в экипаж самолета. Состав (фото представлено), из которого состоит летная комиссия, обязательно включает в себя специалистов, тестирующих пилотов и бортпроводников. Врачи без данной практики в комиссию не допускаются.

С пилотами ситуация другая. Они ежегодно должны проходить переквалификацию, которая включает в себя:

  1. Полетный тест (сдается раз в год).
  2. Тест на полетных иммитаторах (сдается два раза в год).
  3. Курс переподготовки на земле.

Также обязательным для пилотов является прохождение медицинской комиссии. Это же требование предъявляется и к бортинженерам. Для лиц старше 40 лет медицинская комиссия проходится раз в 6 месяцев, для лиц младше 40 лет - раз в год.

Часы работы экипажа

Работа в воздухе всегда связана со стрессом. Именно поэтому у всех лиц, кто входит в состав экипажа самолета, выявляют недосыпание, усталость. Вопрос о том, сколько времени члены команды должны находиться на рабочем месте, регулируется отдельно каждой авиакомпанией, которая опирается на законодательство страны.

Тем не менее этот вопрос остается острым. Это не касается рейсов на небольшие расстояния. А вот с полетами, длящимися по 10-16 часов, вопрос решается индивидуально. Общих правил по норме часов в гражданской авиации до сих пор нет.

fb.ru

За штурвалы российских самолетов посадят летчиков-иностранцев

Герой фильма «Мимино» — летчик из маленького горного селения — сегодня попал бы в большую авиацию в два счета

«МК» неоднократно писал о проблемах гражданской авиации — каторжной работе пилотов, отсутствии полноценного отдыха, жадности и непрофессионализме руководителей отечественных авиакомпаний. Тогда была надежда на то, что кто-нибудь да услышит профессиональных летчиков, которые знают, как облегчить их труд, и самое главное — полеты сделать безопасными. На днях мы пообщались с вице-президентом профсоюза летного состава России, действующим пилотом «Боинга-737» Олегом ПРИХОДЬКО. Изменилась ли ситуация — судите сами.

Нормы труда и отдыха

— Олег Андреевич, изменился ли изнуряющий график работы пилотов, за корректировку которого не первый год выступают пилоты?

— Пока все остается по-старому, хотя Минтрансом подготовлены некоторые изменения. Напомню, что нормы труда и отдыха летного состава регламентирует приказ Минтранса №139 от 21 ноября 2005 года. Согласно этому приказу, норма налета у пилотов гражданской авиации составляет 80 часов в месяц и 800 часов в год. И это предельные нормы по налету. Впрочем, очень скоро усилиями таких авиакомпаний, как «Аэрофлот» и «Трансаэро», и так предельные нормы были пересмотрены и увеличены до 90 часов в месяц и до 900 в год.

В советское время, прежде чем устанавливать какие-либо нормы по труду и отдыху летного состава, проводились исследования. В них были расписаны летные часы даже для конкретных типов самолетов. На одном, к примеру, можно было летать по 80 часов в месяц, на другом — только 60. Это был нормальный научный подход. Сейчас это, к сожалению, никого не интересует.

— Почему пилоты соглашаются с этим графиком? Это ведь изнурительный труд.

— Авиакомпании поступают очень хитро — «стимулируют» пилотов повышением ставки за летный час при налете свыше 80 часов. В некоторых авиакомпаниях устанавливают даже пятикратную оплату за дополнительные часы. Естественно, что всем, кто сопротивлялся, приходится соглашаться, потому что те 10 часов налета от 80 до 90 часов могут составлять половину их заработка. Таким образом летчиков вынуждают работать на износ.

— Удалось ли утрясти ситуацию с ночными сменами?

— Нет. Это парадоксальная ситуация, которую разрулить нам не удалось до сих пор. Напомню, в чем она заключается. Приказ Минтранса №139 предлагает работать летчикам 12 часов днем и 11 ночью. При этом ночное время начинается с 22.00 и длится до 6.00. К примеру, если пилот приходит на вылет в 21.30 и прилетает до 9.30, его рейс считается дневным! Почему это принципиально? Длительный ночной рейс подразумевает усиление экипажа (добавляется один или два пилота) и кратковременный отдых во время полета. То есть каждому члену экипажа разрешается поспать, отдохнуть определенное время, пока кто-то его будет заменять. Так вот многие пилоты этого лишены. Для сравнения: за рубежом если рабочая смена длится больше 8 часов, то вне зависимости от того, дневной это или ночной рейс, добавляются дополнительные члены экипажа.

— Здесь тоже ничего не изменилось... А есть ли какие-нибудь подвижки с полноценным отдыхом пилотов, который постоянно урезали?

— Согласно приказу Минтранса №139, отдых должен составлять как минимум двойную продолжительность полетной смены. Грубо говоря, 8 часов человек работает, значит, 16 часов отдыхает. К сожалению, то, что написано, исполняется не всегда. Даже в самом приказе есть несколько оговорок, согласно которым драгоценные часы отдыха пилотов можно сокращать.

— Что это за оговорки?

— Ну, например, приказ Минтранса допускает сокращение отдыха в транзитных портах, для того чтобы долго не держать экипаж, чтобы самолет не простаивал... Но дело в том, что сейчас у каждой компании есть филиалы по всему миру, откуда выполняются рейсы. И половина экипажей очень часто находится за пределами места постоянного базирования. Получается, в этих местах им можно давать сокращенный отдых. Возможно, в отдельных случаях так можно было бы делать. Но ведь у нас исключение очень быстро становится правилом.

фото: Александр Астафьев

— Минтранс недавно заявил, что собирается решать проблемы, связанные с нормами труда и отдыха пилотов, и собирается внести изменения в «Положение об особенностях режима рабочего времени и времени отдыха членов экипажей воздушных судов гражданской авиации».

— Мы как члены профсоюза летного состава регулярно предлагаем Минтрансу навести порядок с отдыхом, с ночным рабочим временем. На переговорах с участием профсоюзов, руководством авиакомпаний Минтранс рассматривает предложения не только профсоюзов, но и работодателей. А у них они фантастические. Например, «Аэрофлот» недавно предложил норму налета увеличить до 100 часов в месяц и 1000 часов в год. Компания «Трансаэро» пошла еще дальше. Она поддержала «Аэрофлот» по рабочему времени и предложила единственный выходной, который есть у пилотов... выдавать частями. Мол, отдохни 10 часов в воскресенье, а потом еще часов 14 в среду...

— Не может быть...

— Было бы смешно, если бы это не было написано черным по белому. Слава богу, Минтранс отклонил эти предложения и сейчас подготовил ряд изменений в приказ 139, которые должны улучшить некоторые положения этого приказа, хотя одно из главных требований международной организации гражданской авиации — установление норм полетного времени и времени отдыха на основании научных исследований — пока не предусмотрено. Но главная проблема заключается даже не в этом. Если бы строго выполнялись нормы действующего приказа, то ситуация была бы намного лучше. Но у нас авиакомпании часто не выполняют и существующие требования, и есть десятки предписаний прокуратуры и трудовой инспекции с требованием об устранении нарушений по рабочему времени и времени отдыха, в том числе и в ведущих авиакомпаниях.

А ведь у нас практически в каждой авиакатастрофе есть влияние усталости. Катастрофа в Перми: экипаж летал три ночи подряд. Катастрофа в Хабаровске: комиссия так и написала в заключении — отсутствие отдыха. Катастрофа «АТР-72» в Тюмени: экипаж ночью добирался до Тюмени, прилетел, сел и тут же продолжил работу, катастрофа в Казани — по предварительной информации, тоже были нарушения по рабочему времени.

— Сколько в России сейчас пилотов гражданской авиации и сколько должно быть?

— В России сейчас почти 16 тысяч пилотов, выполняющих коммерческие перевозки. Чтобы пилоты не работали на износ, как это происходит сейчас, необходимо увеличить летный состав до 50 процентов. Тогда у нас будут приемлемые условия труда, как, например, в европейских компаниях. Сейчас среди российских пилотов есть расхожая фраза: есть любимая работа, достойная зарплата, но жизни нету.

— Почему, по-вашему, не хватает пилотов гражданской авиации?

— Во-первых, до сих пор сказывается «провал» 90-х годов. Тогда училища выпускали всего по 200 человек в год, а только одной медкомиссией «списывалось» по 800–1000 человек.

Во-вторых, руководство авиакомпаний в первую очередь думает о прибыли и экономит на необходимых затратах на пилотах. Дело в том, что количество командиров действительно нужно было бы увеличить. Но у нас же 800 безработных вторых пилотов! Это выпускники с прошлого года, с позапрошлого. Просто в каждого выпускника авиакомпании нужно вложить немалые деньги, что называется, довести до ума. Кроме того, каждому специалисту нужно дважды в год проходить тренажеры. А это очень дорогое удовольствие. К слову, у себя тренажеры имеют только две авиакомпании — «Аэрофлот» и «Сибирь». Остальные пилоты, чтобы пройти подготовку на тренажерах, летают по всему миру. Кроме тренажеров есть еще теоретическая подготовка, так называемые курсы повышения квалификации, медкомиссии, которые тоже стоят денег. Поэтому эффективным менеджерам, которые сегодня управляют авиакомпаниями, сегодня выгоднее держать меньше пилотов и по максимуму их эксплуатировать.

— А руководство авиакомпаний хочет посадить за штурвалы иностранных пилотов. И этот, мягко говоря, спорный законопроект был даже в скором порядке одобрен в Госдуме в третьем чтении.

— Да. Эту инициативу постоянно проталкивает «Аэрофлот», несмотря на то что уже в этом году по ведущим авиакомпаниям рост авиаперевозок снизился с 30 до 9 процентов.

Мы два года боролись против этого законопроекта, и нам кое-что все-таки удалось сделать. Хотя бы ограничить эту безумную инициативу многочисленными условиями.

— Какими условиями?

— Раньше Минтранс вместе с авиакомпаниями просто предлагали брать всех подряд. Сейчас все-таки согласились набирать иностранцев только на 5 лет, только командиров, которых реально не хватает, и не больше 200 человек в год. Кроме того, претенденты обязаны знать в совершенстве русский язык, пройти все наши медкомиссии, доскональную проверку документов.

— Как вы думаете, эти ограничения будут эффективны?

— Конечно, нет. Все летчики, в отличие от эффективных менеджеров, понимают, что брать человека со стороны и сразу сажать его в кресло командира очень опасно. У нас многие всю жизнь летают вторыми пилотами. Командирами они не становятся, несмотря на то что хорошие специалисты, классные летчики. Просто, чтобы стать КВС, мало быть грамотным пилотом, нужно уметь быстро принимать правильные решения в сложных ситуациях. Ведь очень часто в небе ситуация развивается молниеносно. Как мы можем сажать в кресло КВС человека, который приехал из-за рубежа, которого никто не видел и не знает?

Более того, КВС — это дефицит во всем мире. Посудите сами, кто к нам придет на работу? Только тот, кого по какой-то причине не приняли или выгнали из авиакомпании.

Безопасность полетов

— Насколько серьезно отражается на здоровье пилотов сокращенный отдых?

— Отсутствие полноценного отдыха больше всего влияет на работоспособность. Экипажи не могут полноценно восстановиться после этих полетных смен. Усталость, которая накапливается годами, снять очень сложно. В итоге она со временем переходит в хронические заболевания. При этом к 50 годам пилоты, несмотря на то что в летные училища отбираются только самые здоровые люди, в 5–6 раз чаще болеют сердечно-сосудистыми заболеваниями и в 3–4 раза — желудочно-кишечными. Это все результат непомерных нагрузок на организм, который при этом заставляют работать на износ.

— Состояние здоровье пилотов может отразиться на безопасности полетов?

— Представьте себе ситуацию: человек, который отвечает за 300, а то и 500 пассажиров, внезапно умирает в воздухе.

— Вы, наверное, привели пример исключительного случая?

— В том то и дело, что нет. Действующие пилоты стали умирать чаще. И прямо на рабочем месте. Совсем недавно умер командир компании «Ютэйр». Прилетел в Китай. Там короткий отдых в гостинице. Домой он уже не вернулся. Год назад второй пилот той же авиакомпании умер в воздухе... КВС компании «Аэрофлот-Норд» умер прямо на трапе самолета... В прошлом году КВС умер прямо перед вылетом. Проработал 14 дней подряд, хотя по плану у него должен был быть отпуск. Как правило, несколько смертей в год. И для авиации это слишком много.

— А как же полные медицинские обследования, которые проходят пилоты? Они же должны фиксировать сбои в организме.

— Да, за пилотами очень тщательно смотрит медицина. Ежегодно пилоты проходят полноценную врачебную летную экспертизу. После 50 лет или в случае, если пилот имеет хоть малейшее отклонение от нормального состояния здоровья, раз в полгода. Казалось бы, здоровые люди должны жить, но они сейчас умирают, по нашему мнению, именно из-за нагрузок.

— А есть какие-нибудь статистические данные по безопасности полетов?

— Начнем с того, что авиация остается самым безопасным видом транспорта. В результате авиапроисшествий в мире ежегодно погибают 400–500 человек. По сравнению с теми же ДТП это капля в море. Более того, многие страны уже вышли на абсолютный уровень безопасности. К сожалению, о России этого сказать пока нельзя. Ежегодно у нас погибают от 60 до 120 пассажиров.

К примеру, в 2011 году во всем мире в результате авиакатастроф погибли 506 человек. Из этого числа погибших на Россию пришлось 123 человека. При том что мы перевозим всего 2,8 процента от мирового количества пассажиров.

фото: Александр Корнющенко

— На кого имеет смысл равняться?

— Это такие страны, как США, Канада, Австралия, Новая Зеландия. Они несколько лет назад вообще вышли на абсолютный уровень безопасности. Несмотря на то что они перевозят 40 процентов пассажиров, они удерживают планку лидера по безопасности, то есть за последние 5 лет у них не погибло ни одного пассажира на регулярных авиалиниях. По их примеру международная организация гражданской авиации настаивает на внедрении методов по безопасности полетов и в России. Но основные положения у нас пока так и не внедрены.

— Расскажите, пожалуйста, что это за методы?

— К примеру, у стран — лидеров по безопасности полетов существует система добровольных сообщений. То есть любой сотрудник авиакомпании — от пилота до авиадиспетчера и техника — может обратиться к руководству авиакомпании с заявлением, что в работе присутствует какой-то фактор, который может отразиться на безопасности полетов. Так вот там все эти факторы своевременно ликвидируют и добиваются тем самым тотальной безопасности. Они понимают, что летный состав обладает информацией в 10 раз больше, чем самописцы на воздушных судах, которые фиксируют все параметры в полете.

У нас же меры по предотвращению каких-либо происшествий принимаются, как правило, по факту авиапроисшествий. В каждой авиакатастрофе всегда есть 8–10 причин, на которые годами закрывали глаза. Сами по себе, в единичном случае, они не сильно влияют на безопасность. Но в какой-то момент они все накладываются, и происходит непоправимое.

— Кстати, недавно Минтранс заявил, что разработал систему контроля знаний, навыков и опыта для руководящего состава авиакомпаний... Эта затея принесет свои плоды, как вы думаете?

— Да, такая система будет вводиться. И я считаю, что это правильно. Потому что сегодня на руководящие должности приходит очень много людей, которые откровенно признаются, что ничего в безопасности полетов не смыслят, зато знают, как заработать деньги. Они, к сожалению, не понимают, что в авиации нельзя зарабатывать в отрыве от безопасности.

Реальный пример из жизни, не буду называть ни имен, ни фамилий. На собрании коллектива в одной из авиакомпаний возмущаются пилоты, мол, у нас простаивает самолет, потому что на нем не работает турбохолодильник. К слову, холодильник на самолете — это не холодильник, который охлаждает овощи. Это система кондиционирования для поддержания давления в воздухе. Если в полете два турбохолодильника откажут, то это приведет к разгерметизации самолета... Знаете, что отвечает гендиректор? «Подумаешь, у них турбохолодильник не работает! У меня тоже дома простой холодильник стоит, а не турбо...» Без комментариев.

— Но это же нонсенс...

— А как было в Казани, где на взлете рухнул самолет? Началось все с абсурда. В авиации есть такие понятия, как pilot flying и pilot not flying. Термином pilot flying обозначают пилота, который во время полета управляет самолетом или автопилотом, то есть «летит». Pilot not flying — пилот, который в это время ведет радиосвязь, настраивает навигацию и т.д., то есть «не летит». Потом они меняются. Самое интересное, что по объему обязанностей их больше у pilot not flying. Но эффективному менеджеру это объяснить не удалось. Он никак не мог понять, зачем платить деньги «пилоту, который не летит», и срезал зарплату. После чего пилоты разбежались по другим компаниям, и летать стало некому. В итоге поставили двух пилотов с опытом работы в два-три года, чего категорически делать нельзя, — это понимают все, кто занимается организацией летной работы. Но опять же гендиректор с образованием мелиоратора посчитал, что раз в самолете все электронное, то он сам летит и опытные пилоты ни к чему.

— Так в итоге удалось растолковать, что pilot not flying не сидит сложа руки во время полета?

— Убедить смогли только через два месяца. После того как pilot not flying заменили на pilot monitoring...

— Олег Андреевич, как считаете, в этой системе можно что-нибудь изменить, чтобы наша гражданская авиация однажды достигла абсолютного уровня безопасности?

— Мы пишем куда только можно — в Минтранс, Ространснадзор, Минтруд. В этом плане Шереметьевский профсоюз летного состава (ШПЛС) — просто молодец. По поводу нарушения норм труда и отдыха пилотов он неоднократно обращался в прокуратуру, и «Аэрофлот» получил несколько предписаний о нарушении нормы отдыха. В итоге активисты ШПЛС (Сергей Кнышов, Валерий Пимошенко, Алексей Шляпников) отсудили у авиакомпании невыплаченные пилотам деньги за ночные полеты и работу во вредных условиях. Но вспомните, чего им это стоило. Сейчас по заявлению авиакомпании «Аэрофлот» на людей, которые отстаивали интересы пилотов и боролись за безопасность полетов, заведено уголовное дело...

А вообще, нужно добиваться восстановления структуры наподобие Министерства гражданской авиации, которое было в советское время. Нужно признать, что в свое время проведенная административная реформа гражданской авиации и разделение полномочий оказались неэффективными. Сейчас, несмотря на наличие таких структур, как Минтранс, Росавиация, Ространснадзор, отвечать за безопасность полетов некому.

У авиадиспетчеров те же проблемы

Тем временем пока так и не удалось урегулировать вопрос с новым и крайне неудобным графиком работы авиадиспетчеров, на который их собираются переводить с 7 апреля. Приказ о введении нового графика (№186) был подписан директором филиала МЦ АУВД Владимиром Ужаковым 3 марта. Несколько недель назад сотрудники МЦ АУВД обратились в Росавиацию с требованием отменить новый график. Но положительного ответа авиадиспетчеры пока не получали. Об этом «МК» рассказал президент Федерального профсоюза авиационных диспетчеров России (ФПАД России) Сергей КОВАЛЕВ.

— Сергей Анатольевич, расскажите, пожалуйста, как сейчас выглядит график работы авиадиспетчеров?

— В течение 20 лет московские авиадиспетчеры работают по следующей схеме: день–утро–ночь. Они заступают на работу в 13.00 и работают до 22.00. Затем, чтобы не тратить время на поездку домой, идут в профилакторий — специальную гостиницу, которая находится в шаговой доступности от аэропорта «Внуково». После ночного отдыха утром выходят к 6.45. Теперь же хотят ввести график утро–день–ночь. То есть тем, кто проживает, к примеру, в Подмосковье, придется вставать не позже 4.00 утра, чтобы успеть добраться до «Внуково» к 6.45.

— Какие могут возникнуть проблемы в связи с введением нового графика?

— Во-первых, никто не отменял проблем с транспортом. То есть с введением нового графика 30–50% состава будет, скорее всего, опаздывать на утреннюю смену. А между прочим, утренняя, так же как и вечерняя, — самые интенсивные смены. Кроме того, обязательно произойдет ломка организма у авиадиспетчеров, которые годами работали по определенному графику. Без последствий это не обойдется.

«МК» решил обратиться за комментарием к другой стороне. Увы, ни Ространснадзор, ни Минтранс, ни Росавиация не смогли дать свой комментарий. Теперь понятно, почему там так плохо слышат действующих пилотов и авиадиспетчеров. Так что у них остался только один выход: разговаривать с этими структурами не за столом мирных переговоров, а в суде...

www.mk.ru

как отдыхает экипаж во время перелета

Не смотря на всю романтичность профессий, работа пилотов и стюардесс, осуществляющих перелеты из одной страны в другую, это не всегда красивые виды неба, но и тяжкий труд. Поэтому даже для тех, кто работает высоко над облаками, нужны комфортные условия для отдыха. TravelAskу решил рассказать вам, как проходит жизнь экипажа на борту самолета.

Самыми сложными в работе пилотов и стюардесс являются беспосадочные перелеты, а это свыше 15 000 километров расстояния и больше 18 часов в воздухе. Преодолевать такие огромные дистанции способно немного самолетов, так что на плечи Boeing 777 и Airbus A340 ложится большая часть трансокеанских направлений.

Однако такие длительные перелеты требуют солидной выносливости не только от техники, но и самого экипажа. Их работа связана с большой ответственностью и принятием важных решений, они всегда должны быть спокойны и бодры. Для пилотов предусмотрено раздельное меню, чтобы в случае пищевого отравления у одного, другой смог бы взять управление на себя. Ну и конечно основным фактором, позволяющим персоналу выдерживать нагрузки далеких перелетов, будет здоровый сон.

В кабине самолета всегда находится один пилот, а в салоне – бортпроводница. При этом в течение всего полета и пилотам и стюардессам полагается до 5 часов отдыха. Чтобы отдых был как можно более эффективным, авиакомпании стараются создавать все необходимые условия. Хоть экипажу и не получится встать в полный рост, но зато можно вытянуться на мягкой постели и сладко поспать. В зависимости от самолета комната для отдыха находится под пассажирским салоном, над ним или же в нем самом. Не смотря на то, что основной целью всех авиакомпаний является создание наибольшего числа мест для пассажиров, ютиться в тесноте экипажу тоже не приходится.

К примеру, на борту Boeing 787 комната отдыха для стюардесс расположена над пассажирским салоном и оборудована 5 спальными местами. Называется она CRC (Crew Rest Compartments).

При создании проекта все это казалось уютнее и было более красочным.

Впрочем, подобное расположение места для отдыха радует пассажиров эффектным появлением стюардесс после отдыха.

Для пилотов здесь созданы подобные апартаменты.

А вот в Airbus A350 комнаты отдыха располагались под пассажирским салоном, но в последних моделях для увеличения пространства багажного отделения их перенесли в верхнюю часть.

Для пилотов в комнате предусмотрены не только спальные места, но и сидячие.

Огромные размеры самолета Airbus А380, рассчитанного на 853 пассажира, спальных мест требуется уже больше. Конструкторами было решено использовать высоту лайнера как можно рациональнее, поэтому они разместили 12 кроватей, по 3 одна над другой. Может это и не так комфортно, как на Boeing 787, но зато появляется возможность стоять в полный рост.

«Апартаменты» для пилотов в Airbus А380 намного удобнее – это одноместные комнаты.

Спальная зона Boeing 777-200LR предусмотрена на 8 сотрудников. Самолет летает по таким маршрутам, как Йоханнесбург-Атланта, расстояние - 13 582 километров, Дубай-Лос-Анджелес, расстояние - 13 420 километров.

Подробнее об этом авиалайнере расскажет видео.

Однако, к сожалению, не всегда комнаты для отдыха экипажа трансокеанских самолетов такие комфортные, бывают и такие:

travelask.ru

Сколько же пилотов должно быть в кабине самолета?

Европейское агентство авиационной безопасности (EASA) опубликовало рекомендации, согласно которым в кабине пилотов самолетов гражданской авиации должны присутствовать не менее двух человек, включая по меньшей мере одного квалифицированного пилота, передает Day.Az со ссылкой на РИА Новости.
 

"EASA публикует сегодня временные рекомендации для авиакомпаний, согласно которым по меньшей мере два члена экипажа, один из которых - квалифицированный пилот, должны находиться в кабине пилотов на протяжении всего времени полета", - говорится в коммюнике, размещенном на сайте агентства.
 

Также в коммюнике написано, что авиакомпании должны по-новому взглянуть на риски, связанные с теми ситуациями, когда кто-либо из членов экипажа покидает кабину пилотов из-за рабочей или физиологической потребности.
 

Airbus A320 бюджетной авиакомпании Germanwings, следовавший из Барселоны в Дюссельдорф, во вторник днем разбился в труднодоступном районе Альп на юго-востоке Франции. В катастрофе погибли 150 человек. Полученные следствием улики свидетельствуют, что второй пилот разбившегося лайнера Андреас Лубитц скрывал от авиакомпании Germanwings свои проблемы со здоровьем. Прокуратура Марселя в четверг заявила, что второй пилот подозревается в умышленном уничтожении воздушного судна.
 

По данным следователей, пилот рейса 4U9525 Патрик Зонденхаймер вышел из кабины пилотов на несколько минут в туалет. Вновь открыть дверь кабины пилотов ему не удалось, так как она оказалась заблокирована изнутри. Командир настойчиво просил своего коллегу - второго пилота Лубитца - открыть ему дверь. Пока второй пилот маневрировал самолет к земле по непонятным причинам, командир экипажа пытался взломать дверь и предотвратить авиакатастрофу, однако сделать этого не смог.

15 000-dək krediti 15 dəqiqəyə əldə et!

news.day.az

Интервью с Алексеем Кочемасовым. Часть 2.: arefiev_dm — LiveJournal

Часть 2

читайте Часть 1

Есть будущее у нашего авиастроения?

Есть, потому что есть потенциал. Но будущего не знает никто. И с одной стороны, это хорошо, потому что если б человек знал будущее, то было бы не интересно жить. А потенциал он естественно есть. Есть огромное количество молодых людей, которые хотят и могут, и учатся тому, чтобы строить, изобретать. Как пойдет дальше, трудно сказать. На сегодняшний момент, я не вижу позитивных сдвигов поднятия авиапрома.

А нужен ли авиапром России? Или нам выгоднее летать на Боингах?

В России очень большой мозговой потенциал. Не секрет, что в России строят и изобретают лучшие планеры в мире. Планеры в смысле аэродинамического качества. Но как всегда у нас водится, где то в зародыше – это давится. И мозги утекают на запад. Если будут созданы условия для того, чтобы эти люди жили достойно и могли заниматься этим делом, то можно будет поднять не только авиапром. Будет желание, будет устремленность к этому вопросу, достигнем. На сегодняшний день я не вижу ничего. Может быть, мешают конкуренты.

Вообще, что такое конкурентоспособность – это возможность выбора. Если один самолет был бы в мире – ИЛ-96, и больше бы никто самолеты не делал, то мы бы продавали его за такую цену, которую хотели бы, потому что его ни у кого нет.

Но на рынке очень много самолетов, борьба конкурентов между собой велика. Причем она всегда является не белой, это всегда грязная игра. У кого больше денег, ума, хитрости, тот больше продвигает свой товар на рынок. А самолет ИЛ-96 некому у нас продвигать на мировой рынок. Хотя самолет очень конкурентоспособен.

Вот есть фирмы производящие авиационное оборудование. Для чего любой другой фирме разрабатывать то, что сделано лучше их? Не получилось с двигателем, постройте планер. Купите этот двигатель у англичан, у которых он лучше. А если не хотите покупать, постройте свой двигатель и наглядно его продемонстрируйте. Но этого не делается, все упирается в денежные средства.

Наш парк Аэробусов и Боингов составляют поддержанные машины, и часть из них не могут эксплуатироваться на территории США. Хотелось бы понять насколько это безопасно и экономично? Вот почему американцам они не выгодны? Экономически или по нормам безопасности?

Любая механическая машина, в которой есть трущиеся, крутящиеся детали, она имеет определенный ресурс. Для самолета фактически нет понятия изношенности. Он износиться может по состоянию планера, металла и всего остального. Если мы взяли самолет с помойки, надо учитывать и то, что помойки бывают разные. США говорит: «Нам не нужен самолет, который пролетал больше 15 лет. Потому что нам становится невыгодно менять постоянно на нем запчасти. Мы лучше купим новый самолет и ничего менять не будем».
В России мы не можем себе позволить купить новые самолеты. У американцев принят закон, что самолет после 15 лет считается непригодным. Это связано, помимо частных, еще и с государственными средствами, законами и т.д.  Но это совершено не значит, что самолет, который эксплуатировался более 15 лет, является хламом. Я гарантировано могу сказать, что можно взять абсолютно новый самолет  с завода и за год его уделать так, что ни в одной компании мира на него никто смотреть не будет. И можно, наоборот, взять новый самолет и через 10 лет эксплуатации продать его как новый. Наши покупают именно старые самолеты потому, что цена намного меньше. Новый самолет стоит 100 миллионов долларов, а поддержанный 30 миллионов долларов.

Получается это вопрос только экономический?

Да, это чисто экономический вопрос. Потому что покупка самолета – это не покупка буханки хлеба в магазине. Кроме покупки самолета, еще много денег придется вложить компании на обслуживание, страховку и т.д. И это просто неподъемные деньги для многих авиакомпаний России. Новые самолеты эксплуатируют либо большие государственные компании, либо очень развитые международные компании. Когда-то китайцы брали новые самолеты, сейчас они вынуждены брать поддержанные. Но они налаживают производство, получили лицензию на выпуск самолетов. Делаем вывод, что покупать новые самолеты – это неподъемно.

Мы знаем, что самолет может быть выпущен в рейс с определенным набором неисправностей. Насколько это влияет на безопасность полета? Или же самолет может лететь с неисправной системой управления автоматической тягой двигателя, и ни на что это не влияет?

Есть книга, в которой описывается минимальное оборудование, с которым допускается вылет самолета. Там расписано все: когда можно, когда нельзя и все остальное. Естественно, если у самолета не работает двигатель, его никто никуда не выпустит. Если не работает лампочка в туалете, то, конечно, можно лететь. Те дефекты, которые влияют на безопасность полета, они недопустимы в эксплуатации. Те, которые косвенно влияют на безопасность полета, они могут быть рассмотрены с той точки зрения, что не надо возвращать самолет на базу и что вероятность отказа этой системы вряд ли произойдет. И с другой стороны, даже если произойдет отказ системы, то до базы мы доберемся в любом случае. Т.е дублирование этих систем  допускает использование самолета, все это прописано в книге.

Для примера, на самолете 2 двигателя и вспомогательная силовая установка. Возьмем электрическую часть, на каждой вспомогательной силовой установке есть электрический генератор. Допускается вылет самолета с неработающей вспомогательной силовой установкой. Т.е сломалась она, нет контакта, самолет можно запустить от наземного источника, от другого двигателя и т.д. Вот почему это допускается? Взлетели, у нас отказал один двигатель, тогда мы подключаемся к вспомогательной силовой установке. А тут у нас нет вспомогательной силовой установки и двигатель отказал. Смысл заключается в том, что на одном двигателе самолет может лететь.

А если даже откажет второй двигатель, то у нас есть батарея. Вывод такой, что этот дефект на безопасность полета влияет косвенно. Но с этим дефектом самолет не может постоянно летать, поэтому даются определенные сроки для починки.  А вот если что-то горит в двигателе, то это непосредственно влияет на безопасность полета. Причем не только на Boeing, Airbus, но и на ТУ-154, ИЛ-62, ИЛ-96 тоже самое. Это все всегда было, есть и будет.

Приходилось ли вам в вашей практике отказываться от вылета? Причем уже сев в самолет, подготовившись к вылету, обнаружить, что что-то не работает.

Да, и это было не раз. Я приходил на самолет, уже выруливал, и в том процессе что-то ломалось. И либо его чинили, либо на резервный самолет.

Бывали неполадки, которые случались после взлета, уже в воздухе?

Конечно, бывали.

Можете рассказать какой-нибудь случай?

На ТУ-154 произошел отказ двигателя на взлете. Ничего страшного не произошло, потому что отказ двигателя – это не аварийная ситуация.

Чувствуется в салоне отказ двигателя?

Я не знаю, я не в салоне, а кабине сидел. Но пассажиры говорили, что было слышно. Это даже не отказ, а инженер выключил двигатель, потому что потеря масла пошла. И чтобы не доводить дело до пожара, выключили двигатель. Но все-таки решили вернуться.

На Боинге ночью в облаках в плохую погоду взлетели как-то раз, и вдруг все погасло. Электричество кончилось. Опять же ничего страшного не произошло, перераспределили питание и полетели себе дальше. На истребителе тоже была ситуация. Ночью авиагоризонт пропал. Очень много страху натерпелся, был молодой.

Отказы случаются, за свою жизнь летную испытал не раз. Но ничего сверх аварийного у меня не было. Была ситуация при заходе в аэропорту Анталии, выпустил механизацию, шланг лопнул, гидросистема вытекла. Пришлось в Анталии в пятизвездочном отеле провести 5 дней, пока самолет не починили.

А шасси вышли?

Все вышло. Просто потеряли гидросистему, естественно вылетать мы оттуда не стали. Прилетели, нас расселили, самолет на прикол. Ждали когда приедут из России техники. Пока нашли причину, заказали шланг, пока поставили, проверили. А мы, как летчики, сидели в отели. Так что бывали и такие случаи. .

Действительно ли правильное мнение, что при путешествии на самолете самая опасная часть – это дорога на автомашине до аэропорта?

Скорей всего да, чем нет. Возвращаясь к интернету, там человек написал: «Вы неправильно оцениваете соотношение риска и вероятности». Машины бьются, но их и больше, чем самолетов. Но если брать в абсолютном числовом измерении, мы берем статистику на один самолет и на одну машину. И если брать в абсолютных числах, то получиться что самолет все равно безопасней. При миллионе вылетов одна катастрофа.

Катастрофа или летное происшествие?

Я затрудняюсь ответить на этот вопрос. Потому что я сам не вел эту статистику. Будем говорить о катастрофах, когда есть человеческие жертвы. Ведь понятие катастрофа и авария различаются. Катастрофа – это происшествие с техническим средством, которое привело к человеческим жертвам в течение 3 дней. Авария – это разломали машину, человеческих жертв нет.

Если взять, что машина из дому выезжает каждый день. Хотя и самолет вылетает каждый день, он не стоит на месте, потому что самолет в коммерческих целях должен летать 16-17 часов в сутки. Иначе это просто убыточное дело. Если взять миллион самолето-вылетов и миллион машино-выездов, то соотношение аварий, катастроф будет явно больше в сторону машин.

И поэтому предположить, что дорога от дома до аэропорта намного опасней, чем перелет на самолете – это абсолютно правомерно. Вероятность попасть в катастрофу в самолете приблизительно равно вероятности получить сосулькой по голове проходя по тротуару. Застрахован от этого  не может быть никто.

Современные самолеты готовы летать в любых погодных условиях? Либо существует такие погодные условия, при которых самолет лететь не может?

Самолет может летать в любых погодных условиях. С другой стороны лететь он может, но кто его пустит. Фронт из облаков можно обойти. Грозовые облака и все остальное не столько опасно, сколько опасно именно явления, которые в этих облаках присутствуют.

Град – это твердая, замерзшая вода, она имеет вес, самолет имеет скорость. Попадания куска льда весом 50 грамм в самолет на скорости 900 км в час – это явная дырка навылет. Помимо того, атмосферные условия в самом грозовом облаке таковы, что самолет моментально начинает леденеть. Потому что влажность огромная, температура низкая, скорость нарастания льда просто молниеносная. Самолет очень быстро теряет аэродинамические свойства, т.е он был самолетом, а через 10 секунд он превратился в кирпич. И это приведет к неминуемой гибели самолета.

Также существуют нисходящие и восходящие потоки, которые могут выбросить самолет за критические углы. Вот это все метеорологические условия. Но на сегодняшний день все это предсказуемо. Летать можно в любых погодных условиях, современные самолеты могут совершать посадку в автоматическом режиме. Полный туман, видимость ноль, ничего не слышно, но самолет может выполнить автоматическую посадку.

В настоящее время кто сажает самолеты: пилоты или компьютер?

В принципе, кому как хочется. Я сажаю сам. Есть условия, при которых запрещено совершать посадку на руках. Т.е при погоде 3 категории – это посадка в автомате. Это все не регламентировано, что обязательно надо на руках, либо в автомате. Это все на усмотрение.

Сколько раз за день летает пилот?

Есть трудовой кодекс, который регламентирует продолжительность рабочего дня. Рабочий день не может превышать определенных величин. У нас есть документы, которые регламентируют общее положение и есть документы компании. В день мы не можем работать более 12 часов, но при этом мы должны иметь перерыв на обед и все остальное. Если мы заранее знаем, что у нас рейс будет превышать время рабочего дня, значит, нужен усиленный экипаж.  Рабочее время считается не с того, как ты взлетел, а с того момента, как ты пришел на работу.

К примеру, выполняем рейс Москва - Лос-Анджелес. Понятно, что самолет будет лететь больше 12 часов. Поэтому мы полетим не вдвоем, а вчетвером. Один экипаж будет сидеть в салоне, другой будет рулить самолетом. Для экипажа существуют места отдыха.

Если рейсы короткие, то 2 рейса в день. Если бывают задержки, то командиру самолета дано право продлевать рабочее время на 1,5-2 часа, но с согласия всех членов экипажа. Если кто-то отказывается, то мы остаемся. Если я явно знаю, что еще больше задержка, т.е больше 14 часов, то я никуда не полечу.

Правда ли, что если летчик летит в салоне как пассажир, то он всегда спит?

Про себя могу сказать - сплю. Причем, в любое время. Меня самолет укачивает, но не в плане того, что тошнит, а в плане того, что хорошо засыпаю, как в гамаке.

Можете примерно рассказать, что происходит в кабине в момент взлета?

Да ничего особого. Стоим перед полосой, подождали, на полосу разрешили выруливать, выруливаем, выполняем перед взлетом лист контрольных проверок, получаем разрешение на взлет, поехали и взлетаем.

Взлетаете вручную?

Да. Самое что смешное, самолеты умеют в автомате садиться, а взлетать нет. Не потому, что технически сложно, а потому, что просто напросто не нужно.

Приседать самолет начинает в тот момент, когда включают автопилот?

Нет, это момент когда самолет взлетел и разогнался до определенной необходимой скорости. Самолет начинает приседать, потому что убирается механизация крыла, закрылки убираются. За счет механизация крыла убирается сопротивление, и скорость начинает расти. Закрылки убираются чуть медленнее, чем начинает расти скорость, и немного получается просадка.

С чем связано то, что сейчас летом во многих авиакомпаниях идут задержки рейсов на значительное время, иногда даже и на сутки?

Это связано с авиакомпанией. Некоторые компании в погоне за деньгами переоценили свои силы. Набирают некоторое количество рейсов, не обеспечивая определенное резервирование. Она создают свой бизнес-план на лето с 30% отказов авиатехники. А практически получается, что у них происходят часто отказы авиатехники, и их план начинает сбиваться. Потому, что нельзя на один самолет загрузить 10 рейсов в сутки.

Если мы эксплуатируем один самолет с частотой 16 часов в сутки, то у нас должно остаться 8 часов на его обслуживание, заправку и все остальное. А некоторые компании пытаются 22 часа эксплуатировать и 2 часа на обслугу. И это говорит о том, что если график сбился всего лишь на полчаса, то эта задержка начинает копиться.

Здесь полчаса, там двадцать, там еще десять минут. Потом самолет поломался, а резервного нет, и получается «снежный ком». Переоценка сил и возможностей в погоне за деньгами приводит, как правило, к задержкам рейсов. Если у нас было 2 самолета, абсолютно исправных, и мы бы выполняли один рейс в сутки, то практически с вероятностью 100%  этот рейс бы выполнялся без всяких задержек. Если же мы на один самолет загрузим 5 рейсов в день, а резервного не будет, то вероятность, что мы где то не успеем, велика.

Бывает ли такая ситуация, что при таких условиях компания давит на пилота и директор говорит: «Лети, люди ждут»?

Слухи ходят, но лично этого не испытывал. Здесь, наверное, речь не о летном директоре, а о коммерческом директоре компании. От летных директоров я ни разу такого не слышал, потому что он сам летчик. Директор коммерческий может такое говорить, и он не то, что давит, он просит. Т.е давить бесполезно. Разговоры такие есть. Причем надавить не получится на самом деле, а стимулировать можно. Как и в любой области, есть люди, которые принципиально к этому вопросу подходят, а некоторые нет. За всех трудно говорить.

На взлете двигатели работают во взлетном режиме. А при посадке мы слышим усиление шума, тоже включается взлетный режим, или это какое-то другое явление?

Когда самолет начинает снижаться, двигатель начинает работать на повышенных режимах. Смысл в том, что выпускается механизация крыла, закрылки, шасси, и они увеличивают сопротивление.

На какой скорости самолет взлетает и садится?

Взлетная скорость приблизительно 230-250 км/час. Посадочная скорость приблизительно равна взлетной, даже чуть-чуть поменьше. Потому что топливо выработалось, самолет легче. В общем, посадочная скорость 200-250 км/час. Все зависит от веса, состояния полосы, давления и т.д.

Могли бы Вы рассказать, как вам в голову пришла идея завести свой "живой журнал"?

К этой идее пришел не я.

Когда я познакомился близко с компьютером, я стал ковыряться в интернете. Начал лазить где можно и нельзя. В основном меня интересовала авиация, писал в поисковике и лазил по форумам, сайтам и т.д. Через чат в интернете познакомился с ребятами более продвинутыми. И они мне посоветовали в живой журнал LiveJournal публиковать свои фотографии. И это оказался хороший вариант, потому что там можно было публиковать и что-то написать. Вот так я в принципе и стал писателем и фотографом. И в этом журнале я раз написал, два, и все стали писать: расскажи, покажи. Вот так все пошло и поехало.

Причем я до последнего времени и не знал, что существуют какие-то рейтинги, хотя они меня сильно не интересуют. Потому что я пишу для своих читателей. По сути я веду дневник, я открываю 2005 год, вспоминаю куда летал, где был. Я его больше веду для себя, своих друзей, детей, знакомых. У меня никогда нет материала скандального характера, потому что я не вижу смысла выносить ссор из избы. Я никогда в своем дневники не обсуждаю выводы межгосударственного авиационного комитета по той или иной катастрофе, я не обсуждаю то, что выносится в газетах. И не потому, что я не имею своего мнения, а потому, что мое мнение может часто не совпадать с остальными.

Последнее время я общаюсь с прессой и убеждаюсь, что в большинстве случаев те или иные разговоры, которые мы вели, будут опубликованы в издании в искаженном виде. Причем искажаются так ловко и здорово, что вроде бы ты говорил об одном, а получается, что о другом рассказал. Хотя я понимаю, что человек, который брал интервью, у него есть несколько заданий. Либо отобразить в нужном направление данного издания, либо сформировать общественную точку зрения, либо просто взять интервью с интересным человеком. Поэтому естественно, обладая искусством пера, можно сделать все что угодно. Он мне присылает, почитайте, вот так мы опубликуем, и так будет написано. Я соглашаюсь, мне нравится. Текст публикуют, а там все наоборот. Честное слово, больше «Комсомольской правде» я ничего не буду говорить. Потому что мы обсуждали безопасность полетов, а в газете крупным планом голая девушка и описан скандал. Конечно, я понимаю, что это для привлечения внимания. Просто неприятно, когда беседуешь с человеком все хорошо, а потом все наоборот.

Что-то поменялось в жизни из-за популярности Вашего живого журнала?

Да. Во-первых, журнал отнимает много времени. Во-вторых, появилось много интересных людей, я много узнаю. У меня всегда была мечта покататься на воздушном шаре. И благодаря живому журналу меня пригласили, покатали. В принципе, чего я ожидал, то и получил. И полезные знакомства тоже не последнее дело. Честно скажу, вот захотелось мне съездить в отпуск. Я дал объявление: «кто может помочь с отпуском?»,- откликнулось очень много людей. С кем-то по телефону созвонился, с кем-то по ICQ пообщался. И выбрал что хотел, и поехал отдыхать.

Некоторое время назад Вы написали рассказ про врача из какой-то деревеньки, который спасает самолет. Как появилась идея написать этот рассказ?

Вообще эта идея возникла на фоне грандиозного моего возмущения и выхода из себя. Хотя я человек очень спокойный. Завязался спор на форуме Avia.ru, посадит ли симмер самолет. Симмер – это те, кто мучают компьютер в надежде овладеть таинством пилотирования сверхзвуковых и пассажирских самолетов, и в определенный момент теряющих представление о связи реальности и виртуальности. Причем меня удивило то, что люди, которым уже за 30, верят в то, что он сможет легко перейти в реальный мир и сможет легко управлять самолетом. Это перепалка длилась несколько дней, я понял, что не нахожусь в душевном равновесии. Потом как-то вспомнил фильм, когда все летчики отравились. И я решил взять оттуда сюжет и симмера туда решил добавить. Но только современного, смешного. И начал писать этот рассказ в онлайне, и в течение 3 дней строк 10 напишу. Так вот и написал.

Так может симмер посадить самолет?

Нет, конечно. Это из области фантастики.

Даже несмотря на всю автоматизацию посадки, несмотря на то, что есть компьютер?

Компьютер может посадить, симмер не может. Все упирается в то, что человек, оказавшись в реальной жизни в реальной кабине при всех своих компьютерных навыках, он просто не сможет выполнить тот алгоритм действий, который ему будет передаваться. Есть симмеры, которые в реальности летают. Они увлекались симуляторами, пошли в летное училище, они в реальности полетали.

Симмеры много знают. Но надо уметь использовать полученные знания, где применить. Т.е нужно знать, где получить нужную информацию в нужное время. Проще выучить определенные главные направления и в нужный момент найти правильный путь, чтобы решить ситуацию, а не запоминать все. И поэтому огромный объем информации фактически мешает симмерам делать то, что выполняет обычный статистический пилот.

В училище не учат тебя наизусть полностью изучать «руководство полетной эксплуатации», ты должен его прочитать и иметь представление. Основной упор идет на понимания процесса работы в кабине, процессов полета, и что делать, если вдруг что-то произошло. Простое бездумное тыканье кнопок ни к чему хорошему не приводит. И начитавшись книжек, смоделировав ситуацию в виртуальном мире, он считает, что тоже самое произойдет у него в кабине. Нет, отвлекающих факторов влияющих на психику и слух. Например, тебе надо приступить к снижению, ты сосредотачиваешь свое внимание на том, что будешь делать в данный момент. В это время у тебя идет связь, ты обходишь грозы и т.д. Без подготовки – это невозможно.

Технику можно знать теоретически, но пока практически не попробуешь, ничего не получится. У меня был пример: на тренажере 2 симмера сидят, я им говорю: «Давайте поставим курс», он вместо курса ставит скорость. Дальше говорю: «Для захода подключаем второй автопилот». Но кнопка реализована таким образом, что нажав один раз ты ее включил, нажав второй – отключил. Вместо включения двух автопилотов, симмер выключил первый автопилот.  Тот, который сидел слева, он на это не обратил внимания, и я естественно промолчал. Самолет был сбалансирован, потому что в автопилоте шел какое-то время. Второй раз, когда они отключили автопилот, самолет плавно начал уходить с этого курса. А они думают, что он уходит, потому что его ведут два автопилота, значит так и надо. В результате они на полосу не попали.

Есть реальная возможно полетать с летчиком Лехой?

Выходите на сайт авиакомпании «Атлант-Союз», находите телефон. Звоните и говорите: «Мы купили билеты на такой-то рейс и хотим, чтобы у нас командиром был Алексей Кочемасов.

А если серьезно, если мы купим билет в «Атлант - Союзе», есть шанс, что мы полетим с вами?

Конечно.

Пока еще есть возможность с вами полетать и на тренажере Boeing TFT на Кутузовском?

Да. Для этого стоит позвонить по телефону указанному на сайте тренажера и узнать, когда я буду работать.

У Вас в ближайшее время будет выставка Ваших фотографий?

Да, с 4 по 12 сентября на Кутузовском 12. Приходите, там будет более ста фотографий, большая часть которых сделана из кабины самолета.

Что бы Вы хотели пожелать нашим читателям, которые готовятся лететь куда-либо?

Не бойтесь, летайте. Выгодно, надежно и интересно.

Спасибо большое.

 

Если у вас есть свой вопрос, который вы хотели бы задать настоящему пилоту, то вы можете сделать это в обсуждении данной темы. Мы соберем все ваши вопросы и передадим Алексею. Ответы на них будут опубликованы. Также в ближайшее время выйдет материал, посвященный тренажеру Boeing 737NG, о котором говорилось в данной статье.

 

Сергей Алешкин ([email protected])

arefiev-dm.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *