Журфак что сдавать: Минимальные баллы

Содержание

экзамены, проходные баллы, советы — Веб-журналист. Факультет журналистики БГУ

Какие экзамены сдавать, какой проходной балл, какую специальность выбрать, как собрать портфолио и подготовиться к поступлению — отвечаем на эти вопросы в материале ниже.

Как выбрать специальность?

На факультете журналистики две специальности: информация и коммуникация (инфоком!) и журналистика (по направлениям). Всего направлений 4: веб-журналистика, печатные СМИ, международная журналистика и аудиовизуальная журналистика. Чтобы поступить на инфоком, необходимы сертификаты по трем ЦТ: обществоведение, язык русский или белорусский и история Беларуси. В журналистике интереснее: сертификаты ЦТ по тем же языкам и истории, плюс творческие испытания. Об этом позже. Сначала определимся со специальностью. В 2016 году Инга Дмитриевна Воюш попыталась ответить на этот вопрос. Сильно рекомендуем читать её пост, но с оглядкой: на специальности «менеджмент СМИ» и «Литературная работа» набора больше нет. Краткий алгоритм выбора:

1. Сформулируйте, что вы больше всего любите делать.
2. Подумайте, каковы особенности конкретно вашего характера.
3. Попробуйте сказать самому себе, зачем вам журфак (чего вы хотите в будущем?)

4. Посмотрите, чему учат и что делают на разных специальностях. Подберите то, что ближе.

Как опубликовать свою работу?

У нас все гораздо проще, чем в любой редакции. Каждый новый пользователь автоматически становится автором. Это значит, что он сам может добавлять публикации на сайт. Websmi работает на WordPress (распространенная система управления содержимым сайта). У авторов есть доступ к внутреннему устройству сайта (консоль), где через меню «Записи» можно добавить свой материал. Редактор записи схож с текстовым редактором Word. Если пользователь раньше использовал компьютер, проблем возникнуть не должно.

ВАЖНО! Нельзя добавить все, что угодно. Пожалуйста, внимательно прочитайте правила сайта!

Как собрать портфолио?

Портфолио (итал. portfolio портфель, папка для документов с английского) собрание образцов работ, фотографий, дающих представление о предлагаемых услугах организацири или специалиста.

Что нужно для портфолио по пунктам:

  • Наличие публикаций. Много публикаций? Хорошо! Мало публикаций? Не проблема, если они качественные. 
  • Размещайте публикации в начале вашего портфолио. Сразу же после титульного листа.
  • Титульный лист. Нет четких рекомендаций о том, как он должен выглядеть. Важно: укажите университет, факультет, Ф.И.О., количество публикаций, текущий год.
  • Все это помещать в папку! Вид и формат папки не имеют значения — как больше нравится.
  • Можно засунуть в папку грамоты, благодарности и т.п. Это никак не влияет на оценку — журналистский опыт важнее.
  • Публикации необходимо распечатать (если они в электронном виде) и заверить в редакции. Если это наша редакция, ждите подобный постик в группе. Материал размещен в газете — тогда даже заверять не нужно. Вкладывайте газету в портфолио, выделите вашу публикацию маркером.
  • По всем вопросам пишите в группу
    абитуриентов
    , факультета или в нашу группу. Либо вам ответят там же, либо дадут полезный контакт.

Как сдавать вступительные экзамены?

Здесь нет однозначного ответа, но можно рассказать, к чему готовиться. Творческий экзамен состоит из двух этапов: творческое сочинение и собеседование. С сочинением все ясно: будет три темы на выбор, нужно написать интересно, понятно и с фактами. В собеседовании тяжелее. Здесь оценка состоит из трех частей: анализ творческих публикаций (портфолио), устный ответ на предложенную тему и редактирование текста. С текстом тоже понятно: необходимо исправить ошибки. Устный ответ — рассказать по теме всю известную информацию. Хотя бы попробовать.

Подробно об экзаменах можно прочитать здесь. Там же примерный список вопросов. Как все происходит в реальной жизни, прошлым летом мы писали в нашем паблике. Ищите по тегу #ИсторииСтудентов.


Делитесь информацией с друзьями и знакомыми, которые собираются поступать на факультет журналистики БГУ!

Наш ВК: https://vk.com/web_smi_by

Инстаграм: https://www.instagram.com/websmi.by/

 

Что нужно знать про ДВИ по журналистике в 2022 году

1. Определись с направлением и вузом Безусловно, подавать документы нужно в несколько вузов, но важно сосредоточиться на подготовке к конкретному ДВИ. Вступительные экзамены в разные вузы отличаются друг от друга. Например, при поступлении на журфак ВШЭ требуется знание актуальной повестки дня и базовой теории журналистики, а в МГУ — знание истории и культуры. Твоя подготовка будет намного эффективнее, если ты будешь знать конкретное тематическое направление ДВИ вуза: это позволит прорабатывать темы, которые вероятнее всего попадутся на экзамене. То же касается и формата ДВИ. Понимание структуры эссе, требований к его оформлению и критериев проверки — 40% успеха на вступительном экзамене.
С поступлением на филфак все немного проще, так как сдавать ДВИ на это направление требуется крайне редко и тематика экзамена касается истории и литературы. Но при этом все равно нужно иметь в виду формат экзамена!

2. Пойми, насколько хорошо ты разбираешься в той сфере, куда хочешь пойти учиться

Кругозор — лучший друг абитуриента: общие знания о выбранном направлении помогут не только подготовиться к экзамену, но и сформировать своё мнение о профессии. Если ты поступаешь на журфак, подпишись на блоги журналистов, которые тебе интересны, читай различные СМИ и следи за новостной повесткой. Если ты выбрал филологию, то старайся углублять свои знания в области литературы.

3. Выбери способ подготовки

— С репетитором или в онлайн-школе. При выборе репетитора или курсов важно обратить внимание на следующее :
— результаты учеников прошлых лет
— баланс между теорией и практикой
— включены ли в обучение пробники, которые были бы проверены по актуальным для вуза критериям
— знает ли педагог актуальные для вуза критерии проверки работ. При этом нужно понимать, что качественно подготовить к ДВИ может как профессиональный педагог, так и студент вуза, в который ты подаёшь документы.

Где найти хорошего репетитора?
— на сервисе profi.ru
— сарафанное радио (очень часто студенты вуза делятся контактами репетиторов, которые готовили их к ДВИ)
— на курсах при вузе. Тут все просто: нужно посмотреть, существуют ли курсы по подготовке к выбранному направлению при вузе, в который вы собираетесь поступать. Если ты собираешься готовиться таким способом, обязательно нужно читать отзывы: очень часто качество подготовки зависит от конкретного преподавателя.
— самостоятельно. Подготовиться к ДВИ самому более чем реально!

Чтобы подготовка была эффективной, нужно:
— понять направление и структуру экзамена. Для этого можно посмотреть экзаменационные работы и темы ДВИ прошлых лет на сайте вуза.
— составить список материалов для подготовки: научная литература, каналы на ютубе или в телеграме, разные интернет-источники — это зависит от специфики экзамена. Так, для подготовки к ДВИ на филфак МГУ существует кодификатор произведений, на основе которых будут составлены вопросы. Очень помогут Шурики (Русская литература XIX — XX веков Бугров, Голубкова) — учебное пособие МГУ для поступающих на филологию.
— составить четкий график занятий и придерживаться его
— заниматься как теорией, так и практикой
— писать пробники на время. Будет прекрасно, если ты найдёшь человека, который смог бы проверить пробник. Но если ты готовишься полностью самостоятельно, можно работать над пробниками так: проверять его не сразу, а спустя несколько часов после окончания работы. Так ты сможешь посмотреть на написанное свежим взглядом и выявить больше недочетов. При этом очень важно опираться на критерии оценивания ДВИ конкретного вуза.

Как подготовиться к поступлению на журфак? | Мел

Подготовка выпускника, поступающего на факультет журналистики, не ограничивается прорешиванием заданий ЕГЭ. Помимо основных экзаменов, абитуриент-журналист сдает в конце года ДВИ — дополнительное вступительное испытание. К нему не готовят в школе, более того, придется погружаться в профессию еще до поступления в вуз — ведь на творческом испытании нужно показать портфолио с публикациями. Поэтому, начинать подготовку лучше заранее. Рассказываю о том, как делать это максимально эффективно. Все это помогло мне при поступлении в том году.

1. Ответьте на вопрос: «Почему журфак?». Ответы «люблю писать», «хочу брать интервью у звезд», «мечтаю много путешествовать» не подходят. Конечно, умение писать, желание общаться с людьми и не сидеть на месте, важны для журналиста, но только ради этого идти в профессию не стоит. Тем более, на вступительных испытаниях ваш романтичный ответ на вопрос, почему вы решили стать журналистом, точно не оценят. Но если вы знаете, что «хотите говорить о проблемах в своем регионе», «мечтаете рассказывать истории о малоизвестных, но важных для общества людях», «горите желанием помогать людям разбираться в сложных процессах» — то вам в журналистику.

2. Изучите программу вступительных испытаний в вузе. Во всех университетах она отличается, поэтому нужно заранее понимать, к чему готовиться. Программы с описанием примерных заданий, тем и требований можно найти на сайте университета/института. Советую вам распечатать ее и повесить над рабочим столом или положить в папку. Открывайте ее как можно чаще, отмечайте то, что уже изучили. Очень важно ознакомиться не только с самими вопросами и заданиями, но и с тем, что ждет приемная комиссия от вас. Обычно хотят увидеть образованного, начитанного, разбирающегося в современном рынке СМИ абитуриента.

3. Заведите привычку каждый день читать и смотреть СМИ. Только так вы поймете, как работают журналисты, на какие темы пишут. Не обязательно читать всё. Найдите издания, которые нравятся вам. Но не забывайте почитывать крупные СМИ по типу «Коммерсанта», «Ведомостей», «Медузы». Хотя бы узнайте, о чем в них пишут. Это могут спросить на экзамене.

4. Найдите любимого журналиста и следите за его деятельностью. Многому научитесь и легко расскажете о нем на вступительном экзамене. Мой совет — называйте журналистов, которые сейчас на слуху. И не говорите, что он вам нравится, потому что хорошо пишет. Расскажите о его деятельности, заслугах. Приведите примеры, когда его материалы влияли на общество, помогали решать проблемы людей. Проанализируйте его стиль подачи материала, характерные приемы. И еще совет — не называйте Познера.

5. Будьте в теме. Следите за тем, что происходит в профессиональном сообществе. Какие есть тренды, новые требования к журналистам. Изучайте, о чем сейчас говорят работники сферы, какие есть проблемы. В этом вам поможет журнал «Журналист», телеграм каналы о медиа («Мы и Жо», «MediaMedia»). Там вы узнаете все о журналистской профессии, в том числе о ее подводных камнях и трудностях.

6. Развивайтесь. Смотрите сложные фильмы, читайте хорошие книги, интересуйтесь искусством. Будьте многосторонним человеком, с которым можно вести интересный диалог. Приемная комиссия тоже будет от вас без ума. И в профессии пригодится — начитанному и образованному журналисту легче живется.

7. Участвуйте в профессиональных конкурсах и олимпиадах. Прокачаете навыки, а может, поступите на журфак без творческого конкурса, как это случилось у меня. Призерство и победа во всероссийских и перечневых олимпиадах позволяет поступить в вуз по профилю олимпиады без вступительных испытаний или получить 100 баллов за один из экзаменов. Обязательно участвуйте в олимпиадах школьников от вузов, мониторьте все конкурсы, которые относятся к вашей профессии или к литературе.

8. Практикуйтесь. Идите в школьную редакцию, пишите для молодежных интернет-изданий, вступайте в клубы по журналистике в вашем городе. Не забывайте заверять публикации у редактора, чтобы потом вложить в портфолио. В некоторых вузах за это дают баллы, где-то это может пригодится при равных условиях с другими абитуриентами.

9. Не забывайте про теорию. Знание жанров, форматов, методов сбора информации поможет на практике, при участии в олимпиадах, на ДВИ. Эту информацию можно найти в книгах и учебниках. Советую: М. Н. Ким, «Основы теории журналистики», Е. П. Прохоров «Введение в теорию журналистики».

10. Трудитесь, но без фанатизма. Выпускной класс в школе — это сложно. Репетиторы, курсы, куча учебников, а потом еще и экзамены с выпускным. Но если у вас есть цель — поступить в вуз, то нужно преодолевать себя и не сдаваться, чтобы добиться результата. Но переутомление, недосып и нервные срывы точно не помогут вам хорошо сдать экзамены. Поэтому, не запрещайте себе отдыхать, хорошо спите, гуляйте с друзьями.

Какие предметы ЕГЭ нужно сдавать на журфак?

Чтобы учиться на журфаке в ВУЗе, после 9 класса надо продолжать обучение в школе, а после 11 класса — сдавать ЕГЭ. Точный список предметов зависит от ВУЗа и специальности.

Какие предметы ЕГЭ сдавать на журфак после 11 класса?

ЕГЭ по русскому. Темы заданий

  • Фонетика
  • Лексика и фразеология
  • Морфемика и словообразование
  • Грамматика. Морфология и синтаксис
  • Орфография
  • Пунктуация
  • Речь и её выразительность
  • Языковые нормы
  • Сочинение

ЕГЭ по обществознанию. Темы заданий

  • Человек и общество
  • Экономика
  • Социальные отношения
  • Политика
  • Право
  • Эссе по высказыванию

ЕГЭ по истории. Темы заданий

  • Древность и Средневековье
  • Новое время
  • Новейшая история
  • Знание основных событий, явлений, фактов, процессов, дат, терминов, личностей
  • Анализ исторических карт и источников
  • Историческое сочинение

ЕГЭ по литературе. Темы заданий

  • Теория и история литературы
  • Древнерусская литература
  • Литература XVIII века
  • Литература XIX века
  • Литература XX — начала XXI века
  • Сочинение по литературе

ЕГЭ по английскому. Темы заданий

  • Аудирование
  • Чтение
  • Грамматика и лексика
  • Письмо
  • Устная часть

Какие предметы сдавать на журфак после 9 класса?

Если вы хотите поступать в ВУЗ, то в 9 классе для ОГЭ лучше выбирать те же предметы, которые вы будете сдавать потом в 11 классе на ЕГЭ.

Чтобы поступить в колледж, техникум или училище, достаточно предоставить аттестат об окончании 9 или 11 классов. Для получения аттестата после 9 класса нужно сдать ОГЭ по русскому, математике и двум предметам на выбор.

Отбор в ССУЗ производится по среднему баллу аттестата. Для некоторых специальностей предусмотрены дополнительные внутренние экзамены.

Информация и коммуникация — Белорусский государственный университет(дн)

Белорусский государственный университет

Адрес: г. Минск пр. Независимости, 4

Телефон: (+375-17) 209-52-03 (приемная ректора), (+375-17) 209-50-85 (приемная комиссия)

Факультет: Факультет журналистики

Специальность: Информация и коммуникация

Квалификация: Специалист по информации и коммуникации

Читать подробно о квалификации/специальности ИНФОРМАЦИЯ И КОММУНИКАЦИЯ в словаре.

Срок обучения:4 года

Форма обучения: дн

Бюджет/Платно: б, пл

Экзамены: Русский/белорусский язык, обществоведение, история Беларуси
1-е профильное испытание — Обществоведение; 2-е профильное испытание — История Беларуси

Проходные баллы 2021:

Дневное обучение проходной балл полупроходной балл
бюджет
платная основа
Заочное обучение
 
 
бюджет
платная основа    
Дистанционное обучение    
бюджет
платная основа    

Проходные баллы 2020:

Дневное обучение проходной балл полупроходной балл
бюджет
платная основа
Заочное обучение    
бюджет
платная основа  
 
Дистанционное обучение    
бюджет
платная основа    

Проходные баллы 2019:

Дневное обучение проходной балл
полупроходной балл
бюджет
платная основа
Заочное обучение    
бюджет
платная основа    
Дистанционное обучение    
бюджет
платная основа    

Проходные баллы 2018:

Дневное обучение проходной балл полупроходной балл
бюджет
платная основа
Заочное обучение    
бюджет
платная основа    
Дистанционное обучение    
бюджет
платная основа    

Проходные баллы 2017:

Дневное обучение проходной балл полупроходной балл
бюджет
платная основа
Заочное обучение    
бюджет
платная основа    
Дистанционное обучение    
бюджет
платная основа    

Проходные баллы 2016:

Дневное обучение проходной балл полупроходной балл
бюджет
платная основа
Заочное обучение    
бюджет
платная основа    
Дистанционное обучение    
бюджет
платная основа    

Проходные баллы 2015:

Дневное обучение проходной балл полупроходной балл
бюджет
платная основа
Заочное обучение    
бюджет
платная основа    
Дистанционное обучение    
бюджет
платная основа    

Проходные баллы 2014:

Дневное обучение проходной балл полупроходной балл
бюджет
платная основа
Заочное обучение    
бюджет
платная основа    
Дистанционное обучение    
бюджет
платная основа    

Проходные баллы 2013:

Дневное обучение город село полупроходной балл
бюджет 37,7 34,7
платная основа
Заочное обучение      
бюджет
платная основа      
Дистанционное обучение      
бюджет
платная основа      

Проходные баллы 2012:

Дневное обучение город село полупроходной балл
бюджет 33,9 33,9
платная основа нет конкурса
Заочное обучение      
бюджет
платная основа      
Дистанционное обучение      
бюджет
платная основа      

Проходные баллы 2011:

Дневное обучение город село полупроходной балл
бюджет 36,6
платная основа Нет конкурса Нет конкурса
Заочное обучение      
бюджет
платная основа      
Дистанционное обучение      
бюджет
платная основа      

Проходные баллы 2010:

Дневное обучение город село полупроходной балл
бюджет 35,2
платная основа Нет конкурса Нет конкурса
Заочное обучение      
бюджет
платная основа      
Дистанционное обучение      
бюджет
платная основа      

Информация об учреждении образования (УО) носит справочный характер. Обновление информации в Каталоге проводится самими учебными заведениями, однако в порядке и условиях приема могут быть изменения. Советуем уточнять информацию в приемной комиссии УО.

Особенности приема:

Вся информация, размещённая на этой странице, актуализируется учреждением образования самостоятельно через СЛУЖЕБНЫЙ ДОСТУП. С 1.12.2020г. ответственность за недостоверность данных KudaPostupat.by не несет.

Советы журналистам: как правильно объяснять

[Эта статья была первоначально опубликована в декабре 2018 года.]

Одной из постоянных мук журналиста является то, что начинающие журналисты часто пишут вам и просят совета: «Что бы вы сказали начинающему молодому журналисту? Как пробиться в журналистику?»

Я называю это агонией не потому, что это раздражает, не потому, что с этим что-то не так, не потому, что я не восхищаюсь людьми, у которых хватает смелости протянуть руку помощи — я восхищаюсь! Агония в том, что я не знаю, что им сказать.

Промышленность не в лучшем состоянии. Местная журналистика умирает. Индустрия онлайн-медиа по-прежнему управляется продажами рекламы, то есть трафиком, а это означает, что по-прежнему существует постоянное давление, чтобы прибегнуть к быстрому контенту, основанному на идентичности и возмущении. Цифровые СМИ скупаются или закрываются. Трудно найти поддержку для серьезной, глубокой журналистики и трудно зарабатывать журналистом на жизнь.

Поэтому, когда я получаю эти запросы, я перечитываю каждое из них полдюжины раз, мучаюсь над тем, что сказать, а затем в конце концов забываю о них, пока они не исчезают на второй странице моего почтового ящика.Это не идеально.

Итак, моя новая стратегия такова: я собираюсь написать этот пост. Тогда я собираюсь направить туда всех ищущих советов.

Здравствуйте, искатели советов! Добро пожаловать в мой пост с советами. У меня есть несколько общих советов, но не очень конкретных. Вот так.

Совет, который я не могу дать

Во-первых, в плане дельных советов — к кому обращаться, как собирать клипсы, как найти работу — ничего не знаю. Я как бы пробрался в журналистику. Я много лет изучал философию в аспирантуре, бросил учебу, оказался в Сиэтле и был принят на работу помощником редактора в Grist.org (некоммерческая организация, занимающаяся экологической журналистикой) в конце 2003 года. Я был более или менее предоставлен самому себе, в конце концов пробиваясь к писательству на полную ставку, чем я и занимался до 2015 года, когда Vox попросил меня присоединиться к нам.

Это несколько своеобразный путь, и я не уверен, что на нем можно многому научиться. Все, что я когда-либо делал, начиная с колледжа и до сих пор, это писал занудные объяснения и аргументы. Это все, что я умею делать. И я планирую делать это до тех пор, пока меня не вышвырнут на улицу и я не перейду на постоянное выманивание дохода моей жены.

А пока я не знаю, кто кого нанимает и как получить работу, так что я не сильно помогу.

Тем не менее, если бы мой ребенок решил не заниматься (или отказаться) от высокооплачиваемой карьеры, которая могла бы финансировать мою пенсию, а вместо этого решил заняться журналистикой, вот что я бы ему сказал.

Объяснительная журналистика, объяснение

Одним из центральных выводов, которые привели Эзру Кляйна к созданию Wonkblog в Washington Post, а затем вместе с Мэттом Иглесиасом и Мелиссой Белл к созданию Vox, является то, что журналистика в конце 20-го и начале 21-го века была ограничена со стороны предложения, и что сформировал многие из профессиональных практик и социальных норм вокруг него.(Говоря о Кляйне, вот его совет для журналистов.)

С экономической точки зрения само средство было ограничено: чтобы печатать вещи на бумаге и распространять их в газетных киосках, нужны деньги. Но подача информации также была ограничена. Если вы хотели найти факт, вам приходилось идти в библиотеку или копаться в файлах в каком-нибудь государственном учреждении. Журналистика была трудоемкой и, следовательно, дорогой. Операционные и трудовые затраты были высокими.

Довольно дорого. Шаттерсток

Интернет все изменил. Ограничений по поставкам больше нет — опубликовать что-то в сети банально дешево и легко — и практически не осталось ограничений на поставку информации. Библиотеки онлайн. Правительственные документы есть в сети. Каждое движение каждого общественного деятеля регистрируется в блогах или твитах.

Далее следуют две вещи. Во-первых, с исчезновением ограничений на поставку нет причин ограничивать веб-журналистику объемом и формальными ограничениями журналистики, разработанной для бумаги.Любой рассказ может быть настолько длинным, насколько это необходимо, будь то 200 слов или 2000. Не каждый журналист должен выбирать между взглядом из ниоткуда голоса объективного журналиста и заезженными афоризмами передовиц крупных газет. В Интернете есть место для большего разнообразия длины, формы, тона, голоса и темы.

А во-вторых, нужно больше пояснений. Из-за ограниченности предложения газеты и газетные журналисты сосредоточились на том, что было новым, на том, что только что произошло, на постепенном развитии.Но много раз у читателей не было возможности понять эти события или контекстуализировать их. Они получали листья, но никогда не получали ствол.

Особенно по мере того, как количество информации и поступательных разработок растет, общественность все больше жаждет понимания — не столько того, что произошло, сколько того, что это значит.

Великий вопрос нашего века просто: WTF? WTF не спрашивает после того, что произошло. Легко узнать, что произошло в эти дни.Скорее, указывает на то, что произошло, и спрашивает, ну… WTF?

Что с этим делать? Как это работает? Насколько это хорошо или плохо на самом деле? Как это связано с этими другими вещами? Что мы можем узнать из его истории?

Люди хотят знать, как устроен мир. Они хотят знать, почему происходит то, что происходит. Они не перестают хотеть учиться, когда заканчивают школу.

Итак, журналистика неизбежно меняется. В наши дни речь идет не столько о производстве новой информации, сколько о сборе информации, уже записанной, ее оценке, а также объяснении и контекстуализации ее для аудитории, возможно, с некоторым анализом и аргументацией для хорошей меры.

Не поймите меня неправильно: еще много информации нужно раскопать. Журналистские расследования все еще существуют, хотя они повсеместно недофинансируются. Я смотрю на это с большим восхищением и некоторым трепетом, но это не то, чем я занимаюсь. И хотя многим не хочется это признавать, в наши дни большинство американских журналистов так не делают.

В некоторых местах журналистские расследования до сих пор являются делом жизни и смерти. Агентство Франс Пресс/Getty Images

Большинство журналистов, думают они о себе так или нет, объясняют.Они заняты тем, чтобы разобраться в потоке информации, постоянно заливающем всех нас.

Это, очевидно, может включать и включает в себя огромное количество журналистов и огромное количество голосов, форматов и тем. Некоторые журналисты предпочитают «объективный», отстраненный тон, характерный для большей части журналистики конца 20 века. Некоторые предпочитают иметь отличительный голос и точку зрения. Одни предпочитают сосредотачиваться на ежедневных событиях, другие предпочитают отступать и анализировать тенденции.

И есть много промежуточных голосов, много легитимных тем, на которых нужно сосредоточиться, много действительных средств массовой информации, в которых можно работать.Как я докажу позже, ни один из этих вариантов не отличает хороших журналистов от плохих. Мой совет: найдите тему и голос, которые кажутся вам аутентичными, и не слишком беспокойтесь, вписывается ли он в устоявшуюся модель.

Интернет предлагает свободу, но помните, что свобода — это палка о двух концах. Вы можете делать что угодно, использовать любой голос, который вам нравится, исследовать все, что вы хотите, но это отсутствие ограничений — постоянное приглашение к снисходительности. Вы (и ваши редакторы) должны налагать свои собственные ограничения, поддерживать собственную дисциплину и сосредотачиваться на потребностях аудитории.

Хорошие и плохие новости об интернет-журналистике

В Интернете есть хорошие и плохие новости о журналистике.

Хорошая новость в том, что стать журналистом довольно легко.

Раньше я ненавидел шоу Аарона Соркина The Newsroom , сентиментальную песнь новостям сетевого телевидения, и я смеялся, когда они возвращались назад, чтобы показать кадры самого отдела новостей. Это была просто кучка людей за компьютерами и телефонами.

Угадайте, что? Вы также можете использовать Google и звонить людям.Вам не нужно идти в школу журналистики. Нет необходимого значка или аккредитации (по крайней мере, в большинстве случаев). Вы можете просто назвать себя журналистом и начать этим заниматься. Позвони кому-нибудь. Читать новый отчет. Иди посмотри что-нибудь. Выясните, что происходит с какой-то темой, объясните, что вы узнали, и опубликуйте это в Интернете. Вуаля — вы журналист.

Тайные инструменты современного журналиста. Шаттерсток

Дело не в том, что здесь нет уникальных навыков.Есть. Но опыт учит их чертовски многому быстрее и лучше, чем школа журналистики.

Ваша цель — научиться собирать факты, различать закономерности и рассказывать истории. И то, как вы преуспеваете в этом, так же, как и во всем остальном, — если вы делаете это много.

Плохая новость заключается в том, что, хотя стать журналистом легко, очень трудно зарабатывать журналистом на жизнь. С каждым разом становится все труднее накапливать две вещи, которые больше всего нужны журналисту: доверие и деньги, чтобы платить чертову арендную плату.

Количество рабочих мест в журналистике США сокращается, при этом рост цифровой журналистики не поспевает за сокращением рабочих мест в газетах.

Исследовательский центр Пью

И рабочие места, которые существуют, по-прежнему непропорционально заняты в основном белой «элитой», окончившей несколько престижных колледжей.

Интернет, вопреки своей ранней рекламе, не избавился от привратников и не создал эгалитарную меритократию.Это просто позволило новым привратникам — непостоянным миллиардерам, которые покупают и продают собственность СМИ, компаниям социальных сетей, которые держат трафик и читательскую аудиторию в своих руках, рекламным сетям, чья сила затмевает силу любого отдельного СМИ.

Может быть сложно найти оплачиваемую работу, если вы еще не в нужных кругах. (Как всегда.)

Вдобавок Америка переживает эпистемологический кризис, а вместе с ним и кризис авторитета в журналистике.Идеологические лагеря живут в разных мирах, обслуживаемых разными СМИ. Статьи прыгают по социальным сетям, одна так же правдоподобно выглядит, как и другая, непроверенные или пустые новости, смешанные с реальными вещами, и никто не знает, чему (или кому) верить.

Единственная самая важная валюта в журналистике — это доверие, которое нужно воспринимать как сигнал среди шума. А доверия в наше время не хватает.

Тем не менее, несмотря на все вышесказанное, начинающий журналист не может в одиночку контролировать отраслевые тенденции или побеждать структурные формы дискриминации.Есть множество вещей, которые они не могут контролировать. Почти единственное, что может непосредственно контролировать начинающий журналист, — это качество работы. Поэтому мой совет: старайтесь делать хорошую работу.

Как стать хорошим журналистом-объяснителем

1) Узнайте о чем-нибудь

Есть много способов заниматься журналистикой, можно использовать множество голосов и стилей, множество тем, на которых нужно сосредоточиться, или средств массовой информации, с которыми можно работать. Журналисты бывают разных вкусов.

Но самым редким существом в этом веке, как и во все века истории, является тот, кто знает, о чем, черт возьми, они говорят.

Может показаться парадоксальным, что, хотя объем доступной информации продолжает расти в геометрической прогрессии, большинство людей остаются в неведении о большинстве вещей. Но на самом деле это не так.

Люди имеют ограниченный эмоциональный и когнитивный диапазон (и нет приложения для его расширения). У них есть жизни. Они заняты. Они узнают о вещах, имеющих отношение к их семье, работе и хобби, и не более того. Даже те, кто хочет учиться, могут надеяться только на то, что смогут справиться с некоторыми предметами самостоятельно.

В этом нет ничего плохого; это верно для всех нас. Но в результате по любому заданному предмету довольно легко узнать о нем больше, чем известно большинству людей.

Я думаю о знаниях по большинству предметов как о логарифмической кривой, которая быстро растет на дальнем конце. По заданной теме 90 процентов людей практически ничего не знают. Может быть, 7 или 8 процентов людей знают прилично, 2 процента знают много и, может быть, 1 процент являются глубокими экспертами. (Я придумываю эти цифры, но вы понимаете, что я имею в виду.)

Высоконаучное представление о распределении знаний по заданной теме. Хавьер Заррачина

Конечно, есть исключения — при определенных концентрациях внимания, таких как национальная политика или «Звездные войны» фильмов, многие люди быстро узнают все, что нужно знать. Но между этими вершинами лежат огромные долины знаний, которые для подавляющего большинства людей просто теряются в тумане.

Развитие разумного опыта в чем-либо, от отношений между США и Китаем до возобновляемых источников энергии, десегрегации в школах, модных тенденций в Италии и терраформирования Марса, не требует обучения магии или секретной гильдии. Это просто требует постоянного внимания, как и все остальное — работа на несколько часов. Большинство людей этого не делают.

Если вы станете известны как человек, который много знает о чем-то и может хорошо это объяснить, вы найдете свою нишу. В наши дни существует множество отраслевых журналов и специализированных изданий, с которых вы можете начать.Но вам не нужно ждать работы. Учитесь и делитесь тем, что знаете. Станьте полезным, пусть даже только для небольшого сообщества. Полезные люди встречаются редко.

Из этой ниши можно рассредоточиться. Но самый верный способ закрепиться — это хотя бы в одном деле знать, о чем говоришь.

2) Сеть, но не «сеть»

Психологи скажут вам, что лучший способ быть счастливым — не гнаться за счастьем напрямую. Это должно быть побочным эффектом жизни, прожитой с целью.Так же и с сетью.

Вы должны быть заинтересованы в своем предмете. Если да, то вы будете искать людей, которые знают больше вас, и учиться у них. Вы поделитесь тем, что знаете, с людьми, которые хотят знать больше. Вы будете обмениваться историями с людьми, занимающимися той же темой. В качестве побочного эффекта вы будете в сети. Пусть ваше любопытство будет вашим проводником.

Люди, которые привлекали мое благосклонное внимание на протяжении многих лет, делали это потому, что задавали умные вопросы, или указывали на информацию или источники, которых я не видел, или связывали меня с другими полезными людьми.Какими бы ни были их роли или намерения, они знают предмет и заботятся о нем; они хотят учиться, и они хотят поделиться тем, что они знают.

Тот же основной принцип применим и к социальным сетям, которые, к сожалению, по-прежнему являются отличным способом заявить о себе. (Я говорю с сожалением только потому, что это также разрушает общество.)

Помните: полезные люди редки. Быть полезным в социальных сетях — стимулировать добросовестное обсуждение, предлагать актуальную информацию, предоставлять свежий анализ — еще реже.Люди, которых я замечаю и на которых подписан в Твиттере, не обязательно имеют синие галочки или большое количество подписчиков. Просто они продолжают появляться, говоря что-то актуальное и интересное — будучи полезными.

3) Будь прилежным, скромным, справедливым и старайся хорошо писать

В наши дни ведутся всевозможные споры о журналистике, о «предвзятости» и о том, должны ли журналисты иметь мнение или делиться им, и каким стандартам должны следовать настоящие журналисты. Большая часть этого BS.Я слишком долго изучал философию, чтобы когда-либо поверить в то, что любой из нас может избежать наших предположений или что можно представить факты — по крайней мере, факты, имеющие значение для человеческого общества, — без того, чтобы наши предположения формировали и обрамляли их.

Журналистская объективность, в общем. Шаттерсток

Мы видим мир определенным образом, а не иначе. Мы не можем избежать того, чтобы быть людьми. Притворство ведет только к набору неуклюжих, хрупких условностей, которые скрывают не меньше, чем раскрывают.

По моему мнению, ценности, которые имеют значение в журналистике, несколько более старомодны: трудолюбие, справедливость, скромность и мастерство. (И да, я нарушил все эти ценности на протяжении своей карьеры. Кто из нас и т. д. и т. п.)

Самая важная вещь для любого, кто пишет на любую тему — и я действительно не могу не подчеркнуть этого — это знать, о чем, черт возьми, ты говоришь.

Это требует усердия: быть тем, кто читает весь отчет, тем, кто проверяет приложение, тем, кто делает дополнительный звонок, тем, кто получает дополнительную информацию из подкастов или записанных лекций, пока мыл посуду или выгуливал собаку.

Большее знание предмета не решает всего. Многие люди узнают больше только для того, чтобы лучше служить своим прежним. Для него даже есть название: «мотивированное рассуждение». Я встречал много, много отрицателей климата, которые знают о климатологии гораздо больше, чем большинство людей. Они, как юристы, собирают информацию для дела, за которое взялись давным-давно.

Но зная больше, все остальное становится проще. Это значительно повышает вероятность того, что вы будете полезны. И нет другого способа узнать больше, кроме как быть усердным и упорным.

Еще есть справедливость, за которую, я думаю, цепляется большинство людей (добросовестных), когда они говорят о «предвзятости». Одна вещь, которую вы замечаете, когда узнаете больше о предмете, заключается в том, что он сложнее, чем вы думали, при любом значении слова «это». Всегда есть нечто большее, чем вы думали, независимо от того, сколько вы думали, прежде чем начать искать.

Хотя социальные сети могут заставить вас поверить в обратное, в любой теме и вокруг нее можно найти неясности и добросовестные аргументы.Даже в тех вопросах, где, по вашему мнению, правильный ответ очевиден, вы поймете ответ и свое собственное мышление гораздо яснее, если поймете лучший аргумент другой стороны.

Справедливость не означает воздержание от выводов. (За что вам платят, если не за то, чтобы вникать в вещи и разбираться в них?) Но это значит делать все возможное, чтобы встать на место разумного оппонента, пытаясь сформулировать наилучший аргумент против ваших выводов.

А это означает признание сомнений и неуверенности.Что приводит нас к смирению.

Смирение, пожалуй, самая трудная вещь в эпоху социальных сетей, которая бесконечно вознаграждает острый, ясный подход, который может стать вирусным.

Я сам много их написал — сотни! — и явно не вижу в этом ничего плохого. Ключ в журналистике, как и в любом поиске правды, состоит в том, чтобы изо всех сил стараться держать все свои убеждения и выводы на расстоянии вытянутой руки, по крайней мере, в некоторой степени условно. Не смешивайте свою личность со своими убеждениями, иначе вам придется защищать их, что бы ни случилось.

Даже если вы превысите 90-процентный порог знаний по предмету, вам предстоит много карабкаться, и каждый шаг становится все более крутым. Мы все в этом бизнесе танцуем на грани того, что знаем, поэтому стоит быть открытым для исправления или пересмотра своих выводов.

Это, конечно, легче сказать, чем сделать. За эти годы я изменил свое мнение о многих вещах, но не всегда с изяществом. Выслушивание и готовность пересмотреть свои убеждения редко бывают полезными в краткосрочной перспективе, особенно учитывая племенные стимулы социальных сетей.Но это того стоит в долгосрочной перспективе. Вы будете более интересны и полезны дольше, если будете цепляться за свое любопытство и смирение.

Наконец — и тут я точно начну говорить как старик — есть крафт. Прискорбным фактом современной журналистики является то, что все меньше и меньше площадок или возможностей для «медленной журналистики», т. е. тщательно собранной, отредактированной и проверенной работы. Тратить время, заниматься беготней, просматривать несколько черновиков, проверять факты — все это стоит денег, а в экономике, которая вознаграждает клики, немногие торговые точки могут себе это позволить.

Одна из странных, но очаровательных иллюстраций Outside была связана с моей статьей. Грант Корнетт

Когда несколько лет назад я писал статью для журнала Outside, мы просмотрели примерно 50 черновиков, внося все более мелкие изменения. Для ежедневной веб-журналистики это, как правило, два черновика, максимум три, а иногда и один. В наши дни это все скорость и сортировка, чтобы сделать все возможное в отведенное короткое время.

Но все же: слова имеют значение. А хорошее письмо всегда выходит из строя.

Забота о ремесле не обязательно означает писать хрипловатым голосом жителя Нью-Йорка (хотя в этом нет ничего плохого). Я всегда думаю о Линди Уэст, журналистке-феминистке, которая начала свою карьеру здесь, в местном сиэтлском альтернативном еженедельнике «Незнакомец», писавшей совершенно своеобразным голосом, в котором для акцента часто использовались ВСЕ ЗАГЛАВНЫЕ БУКВЫ. Это не было ничьим домашним стилем, даже чудаков из Stranger. Но это был хороший — веселый, наблюдательный и острый.И ее аудитория нашла ее.

Со своей стороны, я всегда придерживался несколько неформального тона, уравновешивая факты и анализ шутками, полемикой и случайным изображением милого животного. Когда я пишу, мне нравится представлять, что я разговариваю с другом в баре (любопытным другом, но не другом с бесконечным терпением). Я стараюсь быть интересным, варьировать тон, тон и длину предложений, чередовать серьезные или технические пассажи с элементами легкомыслия, придумывать случайные вызывающие воспоминания фразы.Я стараюсь быть точным, да, но я также стараюсь быть интересным , потому что одно без другого оказывает медвежью услугу моему другу.

Каким бы ни был ваш тон или подход — объективный репортер, рассказчик, саркастический комментатор, занудный объяснитель, полемист, забивающий столы, — можно делать это хорошо или плохо. В наши дни в Интернете так много пишут о каше, питательной ценности от низкой до средней. Писатели (и редакторы), которые тратят немного больше времени на то, чтобы сделать свои тексты более полезными, экономичными и (черт возьми, я это скажу) красивыми, показывают, что они заботятся о времени читателя.Это замечают.

Совет во время хаоса

Итак, искатели советов, вот что у меня есть. Я не могу сказать вам, что делать в понедельник утром, кому писать по электронной почте или что предлагать, но то, что я знаю — или, по крайней мере, верю, или, по крайней мере, надеюсь, или, по крайней мере, иногда надеюсь — это то, что даже в этот сумасшедший век «фейковые новости» и информационный фаст-фуд, когда все отступили в племенные границы и никто никому не доверяет, есть спрос и аудитория на качество.

Люди искренне любопытны.Им нужна помощь в понимании окружающего их информационного массива. Успех Vox и более широкий успех объяснительной журналистики являются свидетельством этого факта. Существует бездонная общественная жажда глубокого понимания. Люди жаждут и ценят это — не все, но достаточное количество людей, чтобы поддерживать аудиторию. Vox не позволил бы мне опубликовать пояснение на 6000 слов об архитектуре энергосистемы, если бы не усваивал этот урок снова и снова.

Профессиональные журналисты-инсайдеры иногда высмеивают самонадеянность объяснителя, как будто это высокомерие или притворство, но они упускают суть.Журналисты — это те, кому общество поручило выяснить, что происходит, и объяснить это всем остальным. Это не высокомерие, чтобы взять это на себя. Вам не нужно быть умнее кого-либо или иметь какие-то особые полномочия. Вы просто должны быть готовы потратить часы. Это работа — почетная работа, святое общественное доверие, но, в конце концов, просто работа.

Есть много разных способов заниматься хорошей журналистикой, но нет способа стать хорошим журналистом, не включающего в себя обучение, попытки и практику: выполнение работы.

Узнайте много о чем-то. Практикуйтесь делиться им с людьми в увлекательной форме. Найти и занять нишу. Затем узнавайте больше, делитесь информацией, расширяйте свою нишу и продолжайте учиться. Удачи.

23 руководства для журналистов по безопасному освещению протестов

Это были неспокойные выходные в Америке, когда демонстранты по всей стране протестовали против жестокости полиции и смерти Джорджа Флойда от рук полицейских Миннеаполиса. Журналисты, освещающие протесты, были атакованы слезоточивым газом и пушечными мешками, а некоторые из них были арестованы.На других напали демонстранты.

Журналисты окажутся в опасности, продолжая документировать эту важную историю. Пойнтер подготовил для вас раздаточный материал с этими рекомендациями для сотрудников. Мы также ссылаемся на важные юридические советы для журналистов внизу этой статьи.

Ваша цель должна состоять в том, чтобы подойти достаточно близко, чтобы наблюдать за происходящим, не подвергая опасности себя или других и не мешая безопасности или спасательным операциям.

  1. Ваше отношение имеет решающее значение. Проявляйте уважение, выполняйте приказы полиции и не спорьте, пока напряженность высока.
  2. Четко назовите себя. Обеспечьте легкий доступ к учетным данным. Но хорошенько подумайте о том, будете ли вы открыто показывать удостоверения в окружении демонстрантов. Не вешайте удостоверение на шнурок на шее. Его можно использовать, чтобы задушить вас в схватке.
  3. Не привлекайте к себе внимание. Подсветка телевизора привлекает внимание. Чем меньше камера, тем больше вы сливаетесь с толпой.Однако полиция может принять вас за протестующего или демонстранта. Полиция следит за руками, поэтому не делайте резких движений, если они к вам приближаются. Держите руки видимыми и открытыми.
  4. Продолжайте в том же духе. Документируйте столько, сколько сможете, особенно когда нарастает напряженность. Держите «ненадежную» карту памяти, на которую вы не записываете, на случай, если кто-то потребует от вас передать видео или изображения.
  5. Оставайтесь на грани скопления людей. Не рискуйте в середину. Находясь в толпе, двигайтесь короткими шагами, чтобы не споткнуться.
  6. Имейте в виду постоянно обновляемый маршрут эвакуации. В тумане дыма или слезоточивого газа ищите бордюры и тротуары, которые могут увести вас с места происшествия. Когда нарастает напряженность, решите, будете ли вы физически ближе к протестующим или к властям. Он определит, о каких угрозах вам придется знать.
  7. Физическая подготовка является важным фактором при освещении ситуаций, которые могут внезапно перерасти в насилие. Журналисты, мобильность которых ограничена, должны заранее взвесить риски.
  8. Знайте историю насильственных событий в этом сообществе. Что произошло в прошлом и как оно развивалось? Что может разжечь старую напряженность?
  9. Работа в одиночку Преимущество заключается в том, что вы снижаете видимость, но при этом оставляете слепые зоны. Обратите внимание на других журналистов.
  10. Знай свое снаряжение. Достаточно ли у вас памяти на открытой карте? Насколько свежи батарейки вашего сотового передатчика? Знаете ли вы, где находятся мертвые зоны для вашего LiveU/TVU? Заряжайте аккумулятор телефона при каждом удобном случае.
  11. Практикуйте «ситуационную осведомленность». Постоянно сканируйте свое окружение по мере движения толпы. Следите за звуком, но прислушивайтесь к изменениям, которые ваш микрофон может не обнаружить. Кто-то приближается к вам сзади?
  12. Подумайте, следует ли вам нанять охрану , чтобы она была с вами, особенно во время репортажа в прямом эфире. Какие рекомендации вы дадите наемному охраннику, если ситуация станет насильственной?
  13. Возьмите с собой сумку с небольшой аптечкой, бутылкой с водой, высокобелковыми закусками, мочалкой, защитой для глаз, респираторной маской, фонариком, портативным зарядным устройством для телефона и копией вашего удостоверения личности или пресс-карты.В идеале комплект должен плотно прилегать к телу, и все должно иметь возможность расширения. Заранее потренируйтесь в использовании респираторов, защитных очков и противогазов.
  14. Получите базовые навыки оказания первой помощи. Слезоточивый газ обычно горит в течение часа, но вызывает раздражение кожи в течение нескольких часов. Лицом к ветру. Свежий воздух поможет сдуть с вас излишки порошка слезоточивого газа и предотвратит его попадание обратно в рот или глаза. Промойте глаза холодной водой. Ополосните одежду и тело холодной водой.Когда вы можете принять душ, используйте сначала холодную воду, а затем теплую.
  15. Рассмотрите возможность ношения легкого бронежилета и защитного головного убора в зависимости от уровня угрозы. Но не используйте их в качестве реквизита для преувеличения угрозы. Защитное снаряжение может придать вам чрезмерную уверенность в том, что вы рискуете, которого можно избежать.
  16. Оставайтесь на связи со своим отделом новостей. У фрилансеров должен быть кто-то, кто знает, где вы находитесь и куда направляетесь. В редакциях новостей должен быть ответственный человек, который внимательно следит за тем, где находятся журналисты.Рассмотрите возможность использования приложений определения местоположения GPS, которые отображают передвижения людей.
  17. Не прикасайтесь к слезоточивому газу, светошумовым гранатам или дымовым шашкам. Они могут быть горячими, могут взорваться или на них могут остаться вредные остатки. Если вы возьмете канистру, власти могут принять вас за демонстранта.
  18. Не сигнализируйте о планах или передвижениях полиции в эфире или онлайн таким образом, чтобы это могло поставить под угрозу их безопасность. Демонстранты иногда просматривают сообщения в социальных сетях, чтобы найти пути отступления.
  19. Будьте особенно осторожны в том, как вы сообщаете о своих переживаниях. Не повторяйте слухи. Проверяйте и приписывайте все. Если вы не можете проверить информацию, спросите, откуда источник знает то, что он/она знает. Скептически относитесь к оценкам толпы. У организаторов мероприятий и демонстрантов есть программы. Как и власти. Когда полиция применяет силу, у нее могут быть причины заявлять, что толпа велика и вышла из-под контроля.
  20. Не верьте очевидцам как «правде». Видели ли они то, что, по их мнению, видели? Они вам все рассказывают? Есть ли у свидетеля повестка дня? Было темно? Насколько они были близки к тому, что видели или слышали? Свидетели часто ошибаются.Сравните версии события, чтобы понять, почему разные люди видели его по-разному.
  21. Ограничьте субъективные прилагательные и придерживайтесь фактических описаний. Избегайте, например, таких слов, как «большой» и «огромный», и фактически описывайте размер толпы, т.е. «они занимают площадь в два квартала» или «я вижу толпу, растянувшуюся на пять кварталов». Будьте осторожны и не используйте напыщенные выражения, такие как «мирный» или «угрожающий», кроме как в кавычках или звуковых фрагментах.
  22. Будьте конкретны при описании районов. Не полагайтесь на расплывчатые описания, такие как «Ист-Сайд», и не описывайте место как «район с высоким уровнем преступности». Если вы описываете расовую или этническую идентичность, объясните, почему эти дескрипторы важны. Не приписывайте мотивы никому; вы не можете знать, что люди думают или чувствуют, вы можете знать только то, что они говорят и делают.
  23. Безопасность прежде всего, история потом. Когда вы идете на неоправданный риск, вы подвергаете опасности тех, кому, возможно, придется вас спасать. Ваши действия также отражаются на ваших коллегах-журналистах.

Юрисконсульт Национальной ассоциации фотожурналистов Микки Остеррайхер дает юридические консультации о том, что делать в случае ареста.Комитет безопасности NPPA также написал руководство по «ситуационной осведомленности».

RTDNA имеет свои собственные рекомендации по освещению гражданских беспорядков, некоторые из которых я адаптировал.

Комитет по защите журналистов подготовил подробное руководство по освещению опасных ситуаций.

Загрузите эти рекомендации и поделитесь ими с коллегами.

Эл Томпкинс — старший преподаватель в Пойнтер. С ним можно связаться по адресу [email protected] или в Твиттере, @atompkins.

Этический кодекс SPJ — Общество профессиональных журналистов

Главная > Этика > Кодекс этики SPJ

Этический кодекс SPJ

Пересмотрено 6 сентября 2014 г. в 16:49. CT на Национальном съезде SPJ в Нэшвилле, штат Теннесси,

.

Загрузить копию для печати [PDF]:
8.5×11 листовка | Плакат 11×17 | Двусторонняя закладка


Преамбула

Члены Общества профессиональных журналистов считают, что народное просвещение является предтечей справедливости и основой демократии.Этическая журналистика стремится обеспечить свободный обмен точной, честной и тщательной информацией. Этический журналист действует честно.

Общество провозглашает эти четыре принципа основой этической журналистики и поощряет их использование в своей практике всеми людьми во всех средствах массовой информации.


Ищите правду и
Сообщите об этом

Этическая журналистика должна быть точной и справедливой. Журналисты должны быть честными и смелыми в сборе, сообщении и интерпретации информации.

Журналисты должны:


Сведение к минимуму вреда

Этическая журналистика относится к источникам, субъектам, коллегам и представителям общественности как к людям, заслуживающим уважения.

Журналисты должны:


Действовать независимо

Высшая и основная обязанность этичной журналистики — служить обществу.

Журналисты должны:


Быть подотчетным и прозрачным

Этическая журналистика означает брать на себя ответственность за свою работу и объяснять свои решения общественности.

Журналисты должны:

Теперь доступно: этика СМИ: 5-е издание

Это обновленное издание, тесно связанное с Кодексом этики SPJ, использует примеры из реальной жизни, чтобы продемонстрировать, как студенты и специалисты в области журналистики и других коммуникативных дисциплин выявляют и обосновывают этические дилеммы.

Заказать сейчас:


Этический кодекс SPJ представляет собой заявление о неукоснительных принципах, подкрепленное пояснениями и документами с изложением позиции, которые касаются меняющихся журналистских практик. Это не свод правил, а скорее руководство, призывающее всех, кто занимается журналистикой, брать на себя ответственность за информацию, которую они предоставляют, независимо от носителя. Код следует читать целиком; отдельные принципы не следует вырывать из контекста. Это не является и не может быть в соответствии с Первой поправкой юридически обязательным.

Подробное объяснение можно найти по этой ссылке.


Сопроводительные документы

Нажмите или коснитесь значка со стрелкой в ​​любом месте кода, чтобы изучить дополнительные ресурсы, созданные комитетом по этике Общества для помощи людям в принятии повседневных этических решений. Ссылки откроются в отдельном окне.


Переводы


Дополнительные приложения


Публикации Комитета по этике SPJ


Дополнительные ресурсы


Присоединяйтесь


История

Этический кодекс SPJ представляет собой заявление о неукоснительных принципах, подкрепленное дополнительными пояснениями и документами с изложением позиции, касающимися меняющейся журналистской практики.Это не свод правил, а скорее руководство, призывающее всех, кто занимается журналистикой, брать на себя ответственность за информацию, которую они предоставляют, независимо от носителя. Код следует читать целиком; отдельные принципы не следует вырывать из контекста. Это не является и не может быть в соответствии с Первой поправкой юридически обязательным.

Первый Этический кодекс Sigma Delta Chi был заимствован у Американского общества редакторов газет в 1926 году. В 1973 году Sigma Delta Chi написала свой собственный кодекс, который был пересмотрен в 1984, 1987, 1996 и 2014 годах.

Введение в сборник привилегий репортера

Адвокаты RCFP написали это введение, выразив особую благодарность стажеру-юристу Бритланду Кенворти.

Последнее обновление 5 ноября 2021 г.

Сборник привилегий репортера, впервые размещенный в сети в 2002 г., представляет собой наиболее подробное из доступных исследований привилегии репортера — права не быть принужденным раскрывать источники или материалы в суде — в каждом штате и федеральном округе.Ознакомьтесь с политикой вашего штата или выполните поиск в каждом штате по одному из пунктов схемы или любому ключевому слову.

Каждая глава штата основана на одной и той же стандартной схеме, что позволяет легко сравнивать законы штатов. План начинается с основ привилегии, затем процедуры и закона для отмены повестки в суд, и заканчивается апелляциями и несколькими другими вопросами.


Начало

В июле 2001 года неопубликованный автор, работавший над книгой об убийстве в Хьюстоне, попал в тюрьму вместо того, чтобы передать собранную ею информацию и личности источников, которые ей ее предоставили.В конце концов, Ванесса Леггетт провела в тюрьме 168 дней, дольше, чем любой американский журналист когда-либо был задержан за отказ ответить на повестку в суд, и была освобождена только тогда, когда истек срок полномочий большого жюри, перед которым она должна была давать показания.

«Я просто чувствую, что делаю то, что должна делать, чтобы защитить свое право на свободу печати, закрепленное в Первой поправке к Конституции США, — сказала Леггетт репортеру Associated Press перед тем, как сдаться. — Мне кажется, что они делают то, что они делают». неправильно.» Почти шесть месяцев спустя ее приверженность не дрогнула.

Когда Леггетт приветствовала ее освобождение толпой репортеров, она сказала, что была бы более чем готова вернуться в тюрьму, если бы ее снова вызвали в суд. «Если это то, что нужно, то это то, что нужно. Это не столько обо мне. Речь идет о праве общества на свободную и независимую прессу».

Леггетт попал в тюрьму, потому что федеральный судья, наблюдающий за большим жюри, обнаружил, что в Пятом судебном округе, федеральном судебном округе, в который входит Техас, не было привилегии репортера. И У.С. Министерство юстиции, которое должно одобрять все повестки журналистов, заявило, что не вмешивается, потому что, по его определению, неопубликованный автор не является журналистом.

Заключение Ванессы Леггетт в тюрьму подчеркивает проблему, с которой журналисты сталкивались на протяжении десятилетий: выдать свой источник или отправиться в тюрьму. В большинстве штатов и федеральных округов есть своего рода репортерская привилегия — право отказаться от дачи показаний, — которая позволяет журналистам сохранять конфиденциальность своих источников. Но в каждой юрисдикции параметры этого права разные.Иногда привилегия основывается на законе, принятом законодательным органом — законе о щите. В других суды установили привилегию, основанную на конституционном праве. Некоторые привилегии распространяются на неконфиденциальную информацию, некоторые нет. Фрилансеры покрываются в одних штатах, но не в других.

Кроме того, многие репортеры не работают с юристами, знакомыми с этой темой. Даже адвокаты, которые рассматривают иски газет о клевете, могут быть незнакомы с законом штата о неприкосновенности репортеров.

Из-за этих трудностей журналисты и их адвокаты часто не имеют доступа к достоверной информации о том, как оспорить повестку в суд. Комитет репортеров за свободу прессы решил, что с этим можно что-то сделать, и таким образом родился этот проект. Это руководство, составленное юристами, которые занимались этими делами и помогали формировать законы в своих штатах и ​​федеральных округах, призвано помочь как журналистам, которые хотят больше узнать о привилегии репортера, так и юристам, которым необходимо знать все тонкости получения повестка отменена.

Журналисты должны иметь в виду, что чтение этого руководства не заменяет работу с лицензированным адвокатом в вашем штате, когда вы пытаетесь отменить повестку в суд. Вы всегда должны проконсультироваться с адвокатом, прежде чем пытаться вести переговоры со стороной, которая хочет получить ваши показания, или перед тем, как явиться в суд, чтобы добиться отмены повестки или дачи показаний. Если у вашей новостной организации нет адвоката или если вы не связаны с официальной организацией, Комитет репортеров может помочь вам найти адвоката в вашем районе.

Как и почему репортерская привилегия

При сборе новостей журналисты часто опираются на конфиденциальные источники. Многие источники считают, что они могут подвергнуться наказанию за раскрытие в прессе вопросов, имеющих общественное значение, если их личность не останется конфиденциальной.

Отношения врач-пациент, адвокат-клиент и священник-кающийся долгое время были привилегированными, что позволяло получателям скрывать конфиденциальную информацию, полученную в ходе их профессиональной деятельности.Однако привилегия репортера развита гораздо меньше, и журналистов часто просят раскрыть конфиденциальные источники и информацию, которую они получили во время сбора новостей, адвокатам, правительству и судам. Эти «запросы» обычно исходят от государственных поверенных или частных сторон в виде требований, называемых повестками в суд.

В уголовных делах прокуроры утверждают, что журналисты, как и другие граждане, обязаны представлять соответствующие доказательства совершения преступления.Обвиняемые по уголовным делам утверждают, что у журналиста есть информация, необходимая для их защиты, и что право Шестой поправки на справедливое судебное разбирательство перевешивает любое право Первой поправки, которое может иметь репортер. Стороны гражданского процесса могут не иметь конституционных интересов, но будут утверждать, что, тем не менее, они имеют право на получение всех доказательств, имеющих отношение к их делу.

Когда репортеры оспаривают вызовы в суд, они утверждают, что должны быть в состоянии обещать конфиденциальность, чтобы получить информацию по вопросам, имеющим общественное значение.Принудительное раскрытие конфиденциальных или неопубликованных источников и информации приведет к тому, что люди будут отказываться разговаривать с журналистами, что приведет к «сдерживающему эффекту» на свободный поток информации и право общественности на информацию.

Когда журналистов просят предъявить свои заметки, документы или другие неопубликованные материалы, полученные во время сбора новостей, они утверждают, что эти повестки в суд нарушают редакционный процесс и, таким образом, нарушают их право высказываться по Первой поправке, не опасаясь вмешательства государства.Некоторые участники процесса, которые запрашивают информацию у СМИ, просто ленивы. Вместо того, чтобы проводить расследование с целью найти подходящих свидетелей, эти стороны считают, что проще и дешевле заставить журналистов раскрыть свои источники или передать информацию.

Но у журналистов также есть законные причины возражать против вызовов в суд в связи с опубликованной неконфиденциальной информацией. Ответ на такие повестки требует времени и ресурсов персонала, которые следует использовать для составления отчетов и редактирования.

Если судебный обжалование повестки не будет разрешено в пользу репортера, он или она окажется между выдачей источника и риском неуважения к суду, что, скорее всего, будет включать штраф или тюремное заключение.

Большинство журналистов считают своим долгом защищать свои конфиденциальные источники, даже если им грозит тюремное заключение. Когда апелляции исчерпаны, решение о раскрытии источника является трудным вопросом журналистской этики, еще более осложненным возможностью того, что конфиденциальный источник, личность которого раскрыта, может попытаться подать в суд на репортера и его или ее новостную организацию в соответствии с теорией векселя. эстоппель, аналогичный нарушению договора. Верховный суд США постановил, что такие иски не нарушают права СМИ, закрепленные в Первой поправке. Коэн против Cowles Media Co .,501 США 663 (1991).

Источники репортерской привилегии

Первый и единственный раз, когда Верховный суд США учел конституционную привилегию журналиста, было в 1972 году в деле Branzburg v. Hayes , 408 U.S. 665 (1972). Судья Байрон Уайт, к которому присоединились еще три судьи, написали заключение для суда, постановив, что Первая поправка не защищает журналиста, который фактически стал свидетелем преступной деятельности, от раскрытия его или ее информации большому жюри.Однако совпадающее мнение судьи Льюиса Пауэлла и несовпадающее мнение судьи Поттера Стюарта признали ограниченную привилегию репортеров. Привилегия, описанная Стюартом, сопоставляет права репортеров, предусмотренные Первой поправкой, с необходимостью раскрытия информации вызывающей повестку стороной. При уравновешивании этих интересов, утверждал Стюарт, суды должны учитывать, является ли информация «явно относящейся к делу» и существенной для дела стороны, существует ли «непреодолимый и преобладающий интерес к информации» и может ли информация быть получена из любого источника. кроме СМИ.408 США на 743 (Стюарт, Дж., Несогласный).

Два других судьи присоединились к несогласию судьи Стюарт. Эти четыре судьи вместе с судьей Уильямом О. Дугласом, который также не согласился с мнением Суда и заявил, что Первая поправка предоставляет журналистам почти полный иммунитет от принуждения к даче показаний перед большим жюри, предоставили большинство по вопросу об ограниченных привилегиях. Высокий суд не пересматривал этот вопрос, а нижестоящие суды не согласились с интерпретацией Branzburg .

После того, как было принято решение по делу Бранцбург , между штатами возник национальный консенсус, устанавливающий защиту для сообщений журналистов с источниками. По состоянию на 2021 год 40 штатов и округ Колумбия приняли законы, известные как «законы о защите», которые дают журналистам определенные привилегии против принуждения к раскрытию конфиденциальной или неопубликованной информации. Десять штатов, в которых нет законов о защите, — это Гавайи, Айдахо, Айова, Массачусетс, Миссисипи, Миссури, Нью-Гэмпшир, Юта, Вирджиния и Вайоминг.Однако каждый из этих штатов, за исключением Гавайев и Вайоминга, признал ту или иную форму привилегии либо в соответствии с общим правом, установленным судьями, либо в соответствии с судебными правилами. См. , напр. , Юта Р. Эвид. 509.

Федерального закона о щите до сих пор нет. В последние годы члены Конгресса предлагали различные итерации одного из них, но ни один из них не прошел Сенат. В 2021 году сенатор Рон Уайден (D-OR) и член палаты представителей Джейми Раскин (D-MD) представили Закон о прессе, который в целом защитит журналистов от необходимости раскрывать исходную информацию или результаты работы федеральным государственным органам, за некоторыми исключениями.

Тем не менее, журналисты, которых вызывают в федеральный суд, могут по-прежнему иметь некоторые средства защиты, но это будет зависеть от юрисдикции и типа дела. Например, если основное дело связано с «различной юрисдикцией» — это означает, что оно находится в федеральном суде только потому, что стороны представляют разные штаты, а спорная сумма превышает определенную сумму, — тогда суд применит материальное право штата и примет решение. вероятно, позволит журналисту ссылаться на защиту государственного закона о щите.Но если дело касается «федеральной юрисдикции по вопросам» — то есть оно находится в федеральном суде, поскольку требует толкования федерального закона или Конституции США, — тогда суд, скорее всего, применит федеральный закон, и закон о защите штата может быть недоступен для репортера. .

Даже если закон о щите не применяется в федеральном суде, за десятилетия, прошедшие после принятия решения по делу Бранцбург , большинство федеральных апелляционных судов признали некоторую форму ограниченной привилегии для журналистских материалов.Апелляционные суды США седьмого и восьмого округов — единственные округа, которые еще не сделали этого окончательно. Но Первый, Второй, Третий, Четвертый, Пятый, Шестой, Девятый, Десятый, Одиннадцатый и Округа округа Колумбия признали привилегию, по крайней мере, в некоторых случаях, вытекающую из Первой поправки. И, по крайней мере, Третий округ также описал эту привилегию как вытекающую из федерального общего права.

Даже в отсутствие применимого закона о защите или признанной судом привилегии журналистам иногда удается убедить суды отменить вызовы в суд на основании общеприменимых правил против неоправданно обременительных вызовов в суд.

Область привилегии репортера

Объем привилегии значительно варьируется в зависимости от того, применяется ли закон штата или федеральный закон, является ли основное дело гражданским или уголовным, а также от того, требуется ли повестка в суд для получения конфиденциальной или неконфиденциальной информации. По мнению многих судов, законы о защите обычно обеспечивают большую защиту журналистов, чем конституция штата или федеральная конституция.

Кто может использовать эту привилегию?

Законы о защите обычно имеют определенные ограничения, которые исключают некоторых журналистов или определенные материалы из освещения.Например, в некоторых законодательных актах понятие «журналист» определяется таким образом, что защищает только тех, кто работает полный рабочий день в газете или на радиостанции. Писатели-фрилансеры, авторы книг и нетрадиционные журналисты могут остаться в дураках и должны полагаться на Первую поправку для защиты. Широкие исключения для свидетельских показаний или обвиняемых в клевете также могут лишать журналистов защиты, даже несмотря на то, что эти ситуации часто демонстрируют наибольшую потребность в репортерских привилегиях.

Однако в последние годы суды проявляют все большую готовность применять привилегию к онлайн-журналистам.В 2019 году, например, Верховный суд Невады постановил, что закон о защите этого штата распространяется на онлайн-публикации, пояснив, что «блог не должен быть дисквалифицирован из закона о защите новостей… только на том основании, что блог является цифровым, а не появляется в напечатанная чернилами, физическая форма». Toll v. Wilson , 135 Nev. 430, 453 P.3d 1215 (2019).

Несколько федеральных апелляционных судов, в том числе первого, второго, третьего и девятого округов, приняли функциональное определение того, кто может ссылаться на привилегию, применяя ее к тем, кто занимается сбором и распространением информации среди общественности, у которых было это намерение от начало проекта.

Уголовные и гражданские дела

Хотя некоторые суды постановили, что не должно быть различий между гражданскими и уголовными делами, другие с большей вероятностью применяли эту привилегию в гражданских делах, когда право ответчика на справедливое судебное разбирательство согласно Шестой поправке не находится под угрозой. В гражданском контексте почти все федеральные апелляционные суды признали ту или иную форму привилегии репортера, а в уголовном контексте большинство судов также признали, хотя некоторые этого не сделали.

Конфиденциальная и неконфиденциальная информация

В той мере, в какой применяется привилегия, она будет, как минимум, распространяться на информацию, связанную с конфиденциальными источниками. Все штаты в стране признают правовую защиту конфиденциальных источников журналистов, за исключением двух — Гавайев (чей закон о защите утратил силу из-за положения об истечении срока действия) и Вайоминга (где никогда не принимался закон о защите и наблюдается мало повесток в суд).

Законы о защите некоторых штатов, например, в Калифорнии, Иллинойсе и Нью-Йорке, также защищают неконфиденциальную информацию, хотя защита иногда слабее.Например, нью-йоркский закон о защите обеспечивает абсолютную защиту конфиденциальной информации, но лишь квалифицированную защиту неконфиденциальной информации. Некоторые федеральные суды, такие как Второй округ, Третий округ и Девятый округ, также признают ограниченную привилегию в отношении неконфиденциальной информации.

Квалифицированные и абсолютные привилегии

В 16 штатах и ​​округе Колумбия привилегия конфиденциальных источников является абсолютной, то есть ее нельзя отменить, несмотря на обстоятельства.Эти штаты включают Алабаму, Аризону, Калифорнию, Кентукки, Монтану, Миннесоту, Небраску, Неваду, Нью-Джерси, Нью-Йорк, Огайо, Орегон, Пенсильванию, Вермонт, Вашингтон и Висконсин.

В остальных состояниях привилегия уточняется. Суды уравновешивают потенциальную необходимость раскрытия информации по делу с общественным интересом в сохранении конфиденциальности источников и информации. Тест часто требует, чтобы сторона, требующая раскрытия, продемонстрировала некоторые варианты следующего: что информация, полученная по повестке, имеет отношение к делу и имеет существенное значение для дела, что ее нельзя получить из альтернативных источников и что раскрытие информации отвечает общественным интересам.Стороны, вызывающие в суд, часто сталкиваются с трудностями при удовлетворении всех элементов, необходимых для раскрытия информации.

Выше закона?

Вне журналистских кругов привилегия репортера страдает от проблемы с имиджем. Критики часто смотрят на законы о защите репортеров и думают, что журналисты заявляют, что они «выше закона», нарушая общепринятый стандарт, согласно которому суд имеет право на «доказательства каждого человека», как часто говорят сами суды.

Но суды всегда признавали концепцию «привилегий», позволяющих определенным лицам отказываться от дачи показаний, признавая, что существуют общественные интересы, которые могут преобладать над требованием всех доказательств.Журналисты должны донести до судов и общественности, что они не выше закона, но вместо этого они должны иметь возможность оставаться независимыми, чтобы они могли сохранить свою традиционную роль нейтральных сторожевых псов и объективных наблюдателей. Когда репортеров вызывают в суд для дачи показаний за или против партии, их авторитет подрывается. Потенциальные источники начинают видеть в них агентов государства, или сторонников подсудимых по уголовным делам, или защитников одной или другой стороны в гражданских спорах.

Критики также утверждают, что освобождение журналистов от обязанности давать показания нанесет ущерб отправлению правосудия и приведет к освобождению преступников за отсутствием улик. Но в 48 штатах и ​​округе Колумбия действуют законы о защите или признанные судом привилегии репортеров, а Министерство юстиции также налагает ограничения (последнее обновление и усиление в 2021 году) на федеральных агентов и прокуроров, которые хотят вызывать журналистов в суд. И все же нет никаких указаний на то, что суды перестали работать или что правосудие пострадало.

Суды в Мэриленде на самом деле умудрялись действовать в соответствии с законом о защите репортеров на протяжении более века. В 1896 году Джон Т. Моррис, репортер Baltimore Sun, сообщил, что ряд выборных должностных лиц и полицейских получали заработную плату в нелегальных игорных заведениях. Большое жюри, которое только что заслушало почти идентичные показания, вызвало его для дачи показаний. Когда он отказался назвать свой источник, его посадили в тюрьму и освободили только после того, как через пять дней истек срок полномочий большого жюри.В том же году клуб журналистов из Балтимора убедил Генеральную Ассамблею принять закон, защищающий их от необходимости раскрывать в суде имена источников. В устав несколько раз вносились поправки — в основном для охвата большего количества типов информации и включения журналистов, работающих в эфире, после того, как это средство было создано. Но у государства никогда не было необходимости отменять защиту.

И эта привилегия, которая когда-то считалась исключительно американской идеей, которая не была бы принята где-либо еще, дебютировала на международной арене в декабре 2002 года, когда апелляционный суд Международного уголовного трибунала ООН постановил, что привилегия квалифицированного репортера должна применяться для защиты военных корреспондентов от принуждения к даче показаний в судебном преследовании.Попытка бывшего репортера «Вашингтон пост» отменить повестку в суд сначала была встречена скептически, даже когда британские репортеры давали показания против обвиняемых в военных преступниках, но апелляционный орган принял доводы репортера и создал репортерскую привилегию, которая, несомненно, повлияет на суды в Европе и на США в ближайшие годы.

Руководство по юридическим правам в США

Следующие советы и рекомендации предназначены для того, чтобы дать читателю общее представление о правах журналиста в случае столкновения с сотрудниками правоохранительных органов во время освещения акции протеста или другого политического события.Учитывая, что эти инциденты часто быстро обостряются и что некоторые из них — как протестующие, так и полиция — не всегда соблюдают правовые ограничения, в целом разумно выполнять команды офицера, даже если они незаконны, и защищать свою безопасность.

Краткие советы и рекомендации

  • Всегда носите с собой свои учетные данные для прессы и убедитесь, что учетные данные видны правоохранительным органам.
  • При освещении демонстраций, акций протеста, предвыборных кампаний или политических мероприятий убедитесь, что вы заранее знаете, какие ограничения действуют в отношении права общественности на доступ, а также действуют ли комендантский час или другие ограничения.
  • Не вторгайтесь в частную собственность, чтобы собирать новости; не пересекайте линию полиции на месте преступления; соблюдать ограничения по местонахождению и барьеры, при отсутствии неотложных обстоятельств.
  • Вы можете записывать видео- или аудиозаписи публичных мероприятий, в том числе действий правоохранительных органов на таких мероприятиях, если вы не мешаете правоохранительным органам и не препятствуете им.
  • Сохраняйте нейтралитет при освещении событий. Например, не присоединяйтесь к скандированию толпы и не носите одежду с лозунгами, связанными с событиями, которые вы освещаете.
  • Выполняйте приказы о разгоне или другие директивы правоохранительных органов. Если вы участвуете в столкновении с правоохранительными органами, объясните, что вы журналист, освещающий это событие, и предъявите свои удостоверения. Вы можете продолжать записывать взаимодействие с правоохранительными органами.
  • Если правоохранительные органы затребуют ваши аудио- или видеозаписи, камеру, записывающие устройства, оборудование или заметки, вы можете отказаться и потребовать, чтобы должностное лицо связалось с вашим СМИ или его юристами.
  • Во время обыска или ареста дайте понять правоохранительным органам, что любая техника, карты памяти, ноутбуки и т.п.содержать журналистские материалы или заметки.

Первая поправка к правам журналистов

Право на сбор новостей

Первая поправка защищает как свободу слова, так и свободу печати. Журналисты имеют право доступа в общественные места для сбора и распространения новостей. К общественным местам относятся тротуары и общественные парки, но не частная собственность. Кроме того, для государственной собственности, даже той, которая разрешает ограниченный доступ общественности, представителям общественности, протестующим и репортерам, может быть запрещен, если место само по себе не является общественным (например, частные зоны здания суда или тюрьмы). , а часы доступа для журналистов, как правило, ограничиваются теми, когда доступ разрешен для широкой публики.

Частная собственность, такая как конференц-центры или стадионы, может использоваться государственными организациями, а общественная собственность может использоваться для съездов частных политических партий. В любом случае журналистам может быть предоставлен доступ, как и широкой публике. Например, судья постановил, что демократическая организация штата, проводящая съезд в общественном центре города, не может проводить дискриминацию среди журналистов, допуская одних и не допуская других. Судья сказал, что частная организация, арендующая государственное учреждение, имеет те же конституционные обязательства, что и правительство (Национальная радиовещательная компания.против Ассоциации демократических председателей штатов, 14 Med. L. Rep. 1383, Северная Дакота, Огайо, 1987). Это зависит от юрисдикции. Если вы планируете освещать съезд или собрание политической партии, журналист должен попытаться получить доступ/учетные данные заранее, чтобы иметь возможность заранее разрешить любые разногласия.

Ограничения по времени, месту и способу проведения демонстраций

Правительству разрешено налагать ограничения на время, место и манеру выступления при условии соблюдения следующих требований:

  • являются нейтральными по содержанию (например,г., обоснованные без ссылки на содержание регламентированной речи),
  • узко ориентированы на обслуживание важных государственных интересов, а
  • оставляют открытыми широкие альтернативные каналы для передачи информации.

Эти ограничения могут включать в себя постановления об ограничении шума, а также систему зон в ожидании демонстрации, например, демонстрационные зоны, зоны без демонстраций, зоны только для журналистов и зоны для пешеходного движения. Кроме того, ограничения могут запрещать протестующим приносить материалы для кемпинга или оставаться на ночь в общественных местах.В населенных пунктах обычно действуют правила, требующие от протестующих получать разрешение на акцию протеста или на определенные виды протеста (например, марш на улице или использование громкоговорителя). Пока стандарты выдачи разрешения и объем разрешения удовлетворяют ограничениям по времени, месту и способу, такие процессы разрешены Конституцией. Если эти ограничения, связанные с разрешениями, не соблюдаются представителем общественности или журналистом, государственные должностные лица могут на законных основаниях отказать в доступе.

Приказы о разгоне и комендантский час

Даже если у протестующих есть действующее разрешение или если разрешение не требуется в соответствии с местными правилами, полиция может приказать протестующим и репортерам разойтись с территории, если соблюдается тест на ограничение времени, места и способа. Это может произойти, когда протестующие находятся на тротуаре, блокируя доступ к зданию, или на улице, блокируя движение транспорта. Точно так же, если репортер находится в небезопасном районе, например, остановился на шоссе, чтобы записать аварию, или стоит на телефонной будке, чтобы записать протест, полиция может приказать протестующему покинуть шоссе или выйти из телефонной будки. .Полиция, как правило, обязана выносить предупреждения, приказывающие протестующим и репортерам разойтись, прежде чем производить аресты, и суды могут учитывать, действительно ли протестующие и репортеры могли слышать предупреждения, при определении того, были ли аресты надлежащими.

Во время недавних общенациональных протестов в связи со смертью Джорджа Флойда ряд муниципалитетов ввели комендантский час. Во многих из этих приказов о комендантском часе предусмотрены исключения для журналистов, либо явно, либо путем разрешения основных работников.Журналисты должны получить как можно больше информации о любом применимом приказе о комендантском часе, прежде чем делать репортажи в каком-либо районе, и должны носить большие, заметные удостоверения личности СМИ, чтобы их можно было четко идентифицировать как представителей прессы.

Право на запись

Большинство судов определили, что Первая поправка защищает право делать видеозаписи полицейских, когда они находятся в общественных местах, хотя это право может подлежать ограничениям по времени, месту и способу, описанным выше, и записи или освещению демонстраций или правоохранительных органов. деятельность должна осуществляться таким образом, чтобы не препятствовать безопасности других и не угрожать ей, а также физически не мешать правоохранительным органам.Во многих штатах действуют законы о подслушивании или прослушивании телефонных разговоров, которые запрещают запись частных разговоров без согласия одной или обеих сторон разговора, а в некоторых штатах действуют законы, которые также применяются к публичным разговорам. При определенных обстоятельствах суды постановили, что применение этих законов нарушает права регистратора, закрепленные в Первой поправке. Тем не менее, журналисты должны ознакомиться с действующим законодательством и инструкциями в штатах, в которых они работают.

Возмездие

Правительственные чиновники не могут принимать ответные меры против журналистов за их репортажи или выборочно предоставлять доступ, например, отказывая в аккредитации прессы.Репортеры, которым несправедливо отказали в аккредитации, должны ознакомиться с применимым законодательством в юрисдикции, чтобы узнать, как оспорить или обжаловать решение.

Привилегия журналиста

Большинство судов признали, что журналисты имеют ограниченную привилегию в соответствии с Первой поправкой к Конституции против принуждения к раскрытию материалов, собранных в ходе их работы. Журналистов могут обязать передать свои рабочие материалы, но только в ограниченных случаях, например, если правительство продемонстрирует острую необходимость и покажет, что информацию нельзя получить из другого источника.Во многих штатах также действуют так называемые «защитные законы», которые, как правило, обеспечивают журналистам защиту от разглашения их материалов. Эти средства защиты не являются абсолютными: например, в одном совсем недавнем деле суд удовлетворил повестку в суд, требующую от ряда новостных организаций предоставить неопубликованные фотографии и видеозаписи протеста, поскольку «эти фотографии и видео имели решающее значение для расследования предполагаемого поджог [полицейских] машин и кража полицейского оружия». Если аудио- или видеозаписи или записи журналиста запрашиваются или принуждаются государственным должностным лицом, в том числе сотрудником полиции, журналист может отказаться.

Четвертая поправка к защите журналистов

Поиск

Четвертая поправка защищает журналистов от необоснованных обысков и конфискаций. Как правило, это означает, что полиция не может обыскивать тело или вещи без ордера. Но есть и исключения, в том числе для предотвращения или избежания серьезных травм, для предотвращения неминуемого уничтожения улик, а также с согласия лица, подлежащего обыску.

Кроме того, полиция может ненадолго задержать и обыскать человека – «остановить и обыскать» – в следственных целях на основании обоснованного подозрения в том, что лицо вооружено или собирается совершить преступление.Должно быть хоть какое-то объективное оправдание для задержания и обыска, но полицейский даже не должен верить в то, что преступление, скорее всего, совершается или вот-вот будет совершено. Таким образом, этот тип остановки обычно ограничивается обыском, досмотром сумки или досмотром автомобиля для поиска оружия. Сотрудникам правоохранительных органов, как правило, не разрешается искать цифровое содержимое мобильного телефона или камеры журналиста только на основании обоснованных подозрений.

Конфискация

Помимо защиты от необоснованного обыска, Четвертая поправка также защищает от необоснованного ареста.Конфискация имущества происходит, когда имеет место какое-либо значимое вмешательство в владение физическим лицом этим имуществом. Приступ также может быть у человека, например, когда человека останавливают, а затем обыскивают (как обсуждалось выше).

Перед арестом, а также во время временного задержания лица (т. е. во время остановки и обыска) полиция также может временно изъять имущество, например, журналистское оборудование. Поэтому для журналиста особенно важно иметь на видном месте удостоверение журналиста и идентифицировать себя как представителя прессы при столкновении с полицией, чтобы, как мы надеемся, развеять любые опасения, которые полиция может иметь в отношении предполагаемой преступной деятельности, и дать толчок анализу обоснованных подозрений требуется для безосновательного обыска/выемки в пользу журналиста.

Для сохранения дополнительной защиты, которую этот закон предоставляет таким журналистским материалам, журналист, помимо демонстрации своего удостоверения журналиста на видном месте, должен как можно скорее уведомить сотрудников полиции о том, что определенные материалы, которые находятся или могут быть обысканы (будь то заметки, карты памяти и т.п.) – это пресс-материалы, относящиеся к средствам массовой информации, предназначенные для распространения среди населения. Закон о защите частной жизни 1980 года (ЗЗП) предусматривает повышенные стандарты для защиты от необоснованных обысков и конфискации определенных материалов, которые обоснованно считаются связанными со средствами массовой информации, предназначенными для распространения среди общественности, включая «материалы результатов работы» (например,(например, заметки или голосовые заметки, содержащие мысленные впечатления, выводы, мнения и т. д. лица, подготовившего такие материалы), а также «документальные материалы» (например, видеозаписи, аудиозаписи, фотографии и любые другие материалы, физически документирующие событие).

Эти материалы, как правило, не подлежат обыску или изъятию, за исключением случаев, когда имеются достаточные основания полагать, что они связаны с преступлением, совершенным лицом, владеющим этими материалами. Однако они могут быть помещены под стражу в связи с арестом журналиста, владеющего материалами, при условии, что материалы не будут обысканы и возвращены задержанному в целости и сохранности.

Арест

Арест, по сути, представляет собой конфискацию лица и, таким образом, также затрагивает Четвертую поправку. Офицер должен иметь вероятную причину для ареста. Вероятная причина требует больше, чем простое подозрение, но меньше, чем абсолютная уверенность в том, что преступление было совершено или совершается. Стандарт задуман как практичный и нетехнический, и в результате он представляет собой «подвижную концепцию, включающую оценку вероятностей в конкретных фактических контекстах, которую нелегко или даже с пользой свести к четкому набору юридических правил.«Хорошо известно, что простая близость к преступной деятельности не является вероятным основанием для ареста, поэтому законопослушный журналист не должен быть арестован за освещение акции протеста или демонстрации, даже если эта демонстрация станет неуправляемой или насильственной.

Когда офицер производит законный арест, арест влияет на то, что квалифицируется как разумный обыск и выемка в соответствии с Четвертой поправкой. Со стороны офицера считается разумным обыскать человека на предмет оружия и улик при аресте, даже если у офицера нет реальной объективной заботы о безопасности или сохранении улик.Это означает, что офицер, имеющий веские основания для ареста журналиста (например, за неподчинение законному распоряжению о разгоне, нарушение комендантского часа, незаконное проникновение или участие в других незаконных действиях), может иметь законное основание для обыска вещей журналиста. Однако обыск или выемка с целью ареста ограничиваются территорией, находящейся в непосредственном контроле или непосредственной близости от задержанного, т. е. всем, что может быть легко доступно в качестве потенциального оружия (например, большая часть фотооборудования) или легко уничтожаемые улики (например, фотопленка или карты памяти).

Часто во время протестов офицеры вместо арестов выносят приговоры. Закон не урегулирован в отношении того, могут ли офицеры проводить обыски, связанные с выдачей этих предписаний. Некоторые суды, в том числе федеральные суды в Нью-Йорке, постановили, что сотруднику правоохранительных органов не обязательно иметь намерение произвести арест, чтобы провести обыск с целью ареста, если у сотрудника есть вероятная причина произвести арест и проводит поиск до цитирования.Федеральные суды в западных штатах, включая Калифорнию, Орегон и Вашингтон, избрали другой подход. Там обыск с целью ареста допустим только тогда, когда арест действительно произведен. Таким образом, если офицер хочет провести обыск журналиста, журналист может захотеть спросить, арестовывают ли его, так как это может повлиять на то, какие права есть у журналиста, чтобы отказаться от обыска. С другой стороны, это может привести к эскалации столкновения и заставить офицера арестовать журналиста, хотя, возможно, это не входило в его намерения.

Важно отметить, что обыск с целью ареста, скорее всего, не распространяется на обыск содержимого мобильных телефонов или фотоаппаратов. Верховный суд постановил, что поиск цифровых данных на мобильном телефоне не влечет за собой риска причинения вреда офицеру или сохранения доказательств и, следовательно, выходит за рамки законного обыска с целью ареста. Этот холдинг, вероятно, будет применяться и к цифровым камерам, поскольку камеры содержат данные, аналогичные тем, которые хранятся в мобильных телефонах. Однако изъятие этих предметов, вероятно, допустимо.

Это руководство было подготовлено для Комитета по защите журналистов TrustLaw, глобальной юридической программой фонда Thomson Reuters Foundation.

Фонд Thomson Reuters является корпоративным фондом Thomson Reuters, компании, предоставляющей глобальные новости и информационные услуги. Мы работаем над продвижением свободы СМИ, повышением осведомленности о проблемах прав человека и содействием развитию более инклюзивной экономики. Через новости, развитие СМИ, бесплатную юридическую помощь и организационные инициативы Фонд объединяет свои уникальные услуги для системных изменений.TrustLaw — это глобальная юридическая программа фонда Thomson Reuters Foundation, объединяющая лучшие юридические фирмы и корпоративные юридические группы по всему миру с высокоэффективными неправительственными организациями и социальными предприятиями, работающими над социальными и экологическими изменениями. Мы проводим новаторские юридические исследования и предлагаем инновационные учебные курсы по всему миру.

Как журналистика и медиа-исследования идут рука об руку?

Когда-то работа в журналистике была прерогативой печатных СМИ, телевидения и радио.Времена меняются, и эти изменения означают, что журналистика теперь существует исключительно в сфере медиа-исследований. Оба стали взаимозаменяемыми.

Журналистика

Вначале журналистика ограничивалась письменным словом. Газеты были на повестке дня, и люди были в курсе текущих событий исключительно благодаря этим письменным словам. Сами журналисты были положительно восприняты населением в целом. Однако сегодня журналисты отнесены к той же категории «наименее уважаемых профессий», что и рекламщики, согласно статье The Guardian , в которой сообщается об опросе, проведенном BBC.Используя исследования СМИ для выявления и изменения общественного восприятия журналистов, можно поднять журналистов на более высокий уровень уважения, которым они когда-то пользовались.

Эволюция

Вчерашние студенты-журналисты сосредоточили свое внимание на том, чтобы просто получить историю. Сегодняшние студенты-журналисты оказываются вовлеченными в мир медиа-исследований. Это влечет за собой изучение новых технологий, чтобы найти наилучший способ донести историю до публики. По мере того, как технологии развивались, чтобы найти новые методы донесения информации до общественности, студенты, изучающие журналистику и СМИ, изменили свой подход к сбору и распространению новостей.

Помолвка

Одним из важных способов, благодаря которому студенты, изучающие журналистику и СМИ, имеют одинаковую родословную, является взаимодействие со своей аудиторией. Одно время журналисты держались на расстоянии от своих читателей. Из-за экономических факторов, таких как реклама, журналисты теперь взаимодействуют со своими читателями через различные платформы социальных сетей. Это взаимодействие усиливается за счет прохождения курсов по изучению средств массовой информации, чтобы узнать, как именно поддерживать контакт с читательской аудиторией, не выходя при этом за какие-либо профессиональные границы.

Закон о балансировке

Натянутый канат, по которому сейчас ходят журналисты, можно увидеть в таких местах, как The New York Times , которые должны распространять Руководство по социальным сетям для отдела новостей, подчеркивая, что журналисты должны воздерживаться от высказывания пристрастных точек зрения. Если читатели считают, что у журналистов есть повестка дня, они могут быть склонны не доверять происходящему репортажу. Это заставляет журналистов и студентов, изучающих СМИ, балансировать между объективностью в своих репортажах и поддерживать связь со своими читателями на личном уровне.

Технология

Можно не сомневаться в том, что технологии значительно изменили способ, которым журналисты и студенты, изучающие средства массовой информации, доносят свои сообщения до общественности. Одно время журналисты были вооружены только своими блокнотами и случайным фотографом, который их сопровождал. Сегодня у журналистов есть смартфоны, которые могут выступать в роли портативных редакций прямо в кармане. Быть в курсе современных технологий очень важно для современного журналиста. Все чаще и чаще журналисты сами публикуют материалы.Это связано с желанием общественности «быть в курсе». Журналисты старой школы должны были пройти через своих редакторов и издателей, прежде чем что-то опубликовать. Сегодня они просто используют свои технологии, чтобы рассказать историю раньше любого из своих конкурентов.

За последние годы профессия журналиста претерпела множество изменений и продолжает меняться. Сосредоточив внимание на сочетании правильного мышления с правильными технологическими инструментами, журналисты могут доносить до публики истории инновационным и интересным способом, сохраняя при этом самые высокие этические стандарты репортажа.

Есть ли у журналистики будущее?

Цифры скрывают более неприятную историю. За последние полвека и особенно за последние два десятилетия сама журналистика — то, как новости освещаются, сообщаются, пишутся и редактируются, — изменилась, в том числе таким образом, что сделало возможным появление фейковых новостей, и не только потому, что о слияниях и поглощениях, корпоративной собственности, потере рабочих мест, Google Search, Facebook и BuzzFeed. В работе нет недостатка в замечательных журналистах, прозорливых и смелых, с широким кругозором и гениальных, и нет конца увлекательным новшествам в вопросах формы, особенно в визуальном повествовании.Тем не менее, журналистика, как сфера деятельности, такая же запутанная, как наркоман, изможденная, опустошенная и нервная, ее карманы пусты, а ночи бессонны. Это быстрее, чем раньше, так быстро. Это также острее, требовательнее и злее. Хочет, хочет и хочет. Но что для этого нужно?

Ежедневная газета является краеугольным камнем современной журналистики. Ежедневные газеты в основном датируются 1830-ми годами, десятилетием, когда было придумано слово «журналистика», означающее ежедневные репортажи, дня в журналистике.Ранние ежедневные газеты зависели от подписчиков в плане оплаты счетов. Пресса была пристрастной, читатели были избирателями, а новости должны были убедить (и явка избирателей была высокой). Но к 1900 году реклама приносила более двух третей доходов в большинстве восемнадцати тысяч газет страны, а читатели были потребителями (и явка избирателей начала свое долгое падение). «Газета — это не миссионерская или благотворительная организация, а бизнес, который собирает и публикует новости, которые люди хотят и готовы покупать», — сказал один редактор из Миссури в 1892 году.Газеты перестали так сильно будоражить чернь, потому что предприятиям нужны были читатели, независимо от их политики. «Усиливается мнение о том, что общественность хочет, чтобы ее политика была «прямой», — написал журналист в следующем году. Репортеры пообещали себе «факты, факты и еще раз факты», и по мере того, как пресса становилась все менее пристрастной и все более ориентированной на рекламу, газеты стали ориентироваться не на политические пристрастия своих читателей, а на их доходы. Если у вас было много денег, чтобы их потратить, вы читали книгу Св.Пол Пионер Пресс; если у вас было не очень, вы читали Сент-Пол Отправка .

Неудивительно, что вскоре критики начали писать большие книги, обычно обвинительные, об отношениях между бизнесом и журналистикой. «Когда вы читаете свою ежедневную газету, вы читаете факты или пропаганду?» — спросил Аптон Синклер на обложке «The Brass Check» в 1919 году. В «The Disappearing Daily» в 1944 году Освальд Гаррисон Виллард оплакивал «то, что когда-то было профессией, а теперь стало бизнесом.Большой книгой, которая вдохновила Джилл Абрамсон стать журналистом, была книга Дэвида Халберстама «Власть предержащие» 1979 года, история подъема современных корпоративных СМИ в середине двадцатого века. Хальберстам, получивший Пулитцеровскую премию в 1964 году за репортаж из Вьетнама для New York Times , продолжил свой рассказ примерно с того места, на котором остановился Виллар. Он начал с Ф.Д.Р. и радио CBS; добавлены Los Angeles Times , Time Inc. и телевидение CBS; и достиг кульминации своей истории с Washington Post и New York Times и публикацией Pentagon Papers в 1971 году.

Хальберштам утверждал, что между 1930-ми и 1970-ми радио и телевидение привнесли новую непосредственность в репортажи, в то время как ресурсы, предоставленные владельцами корпораций, и требования, предъявляемые все более искушенной национальной аудиторией, привели к более жестким, расследовательским, враждебные репортажи, такие, которые могут положить конец войне и свергнуть президента. Ричард Ровер резюмировал это лучше всего: «Что общего у Los Angeles Times, The Washington Post, Time и CBS, так это то, что под давлением, вызванным внутренними и внешними факторами, они перешли от продажности, ограниченности, посредственности или всех трех к чему-то, приближающемуся к журналистскому совершенству. и ответственность.«Этот шаг имел свою цену. «Уотергейт, как и Вьетнам, затмил один из центральных новых фактов о роли журналистики в Америке», — писал Хальберстам. «Только очень богатые, очень влиятельные корпоративные институты, подобные этим, имели влияние, охват и, прежде всего, ресурсы, чтобы бросить вызов президенту Соединенных Штатов».

Есть досягаемость, а есть досягаемость. Когда я рос, в 1970-х, никто из моих знакомых не читал New York Times , Washington Post или Wall Street Journal .Никто из тех, кого я знал, даже не читал Boston Globe , газету, в которой раньше существовало правило, согласно которому ни одна статья не должна быть настолько критической по отношению к кому-либо, что ее «автор не мог пожать руку на следующий день человеку, о котором он написал». После того, как журналистика выставила своих герцогов, мой отец называл Globe «этой коммунистической газетой» не в последнюю очередь потому, что в 1967 году она стала первой крупной газетой в Соединенных Штатах, выступившей против войны во Вьетнаме.

Взгляд на новую журналистику, которого придерживаются такие люди, как мой отец, ускользнул от внимания Хальберштама.В 1969 году вице-президент Никсона Спиро Агнью произнес речь, подготовленную помощником Никсона Пэтом Бьюкененом, обвинив прессу в либеральной предвзятости. Говорят, что Никсон сказал своим сотрудникам, что «это хорошая политика для нас — пинать прессу». Пресса, по словам Агнью, представляет собой «концентрацию власти над американским общественным мнением, неизвестную в истории», состоящую из людей, которые «читают одни и те же газеты» и «постоянно разговаривают друг с другом». Как они смеют. Хальберстам отмахнулся от этого, сославшись на пиар-хуйню, но, как потом стало ясно, Агнью нашел готовую аудиторию, особенно в таких домах, как мой.

Спиро кто? «Пресса относилась к Агнью с неконтролируемым весельем», — заметил Артур Шлезингер-младший в 1970 году, но «никто не может ставить под сомнение ни силу личности Спиро Т. Агнью, ни влияние его речей». Ни один ученый-журналист больше не может позволить себе игнорировать Агнью. В книге «О прессе: либеральные ценности, которые сформировали новости» историк Мэтью Прессман утверждает, что любое понимание кризиса журналистики в двадцать первом веке должно начинаться с победы над призраком Спиро Т.Агнью.

Для Прессмана поворотным периодом для современного отдела новостей является то, что Абрамсон называет «золотым веком Хальберштама», между 1960 и 1980 годами, и его характерной чертой было принятие не либеральных предубеждений, а либеральных ценностей: «Интерпретация заменила передачу, и враждебность заменила почтение». В 1960 году девять из каждых десяти статей в Times о президентских выборах были описательными; к 1976 г. более половины из них были интерпретативными. Этот поворот был отчасти следствием телевидения — люди, которые просто хотели узнать, что произошло, могли смотреть телевизор, поэтому газеты должны были предложить что-то другое — и отчасти следствием маккартизма.«Возвышение Маккарти вынудило честные газеты разработать форму репортажей, которая помещает в контекст то, что говорят такие люди, как Маккарти», — сказал радиокомментатор Элмер Дэвис в 1953 году. Пять лет спустя Times добавили «Анализ новостей». » в качестве категории рассказа. «Когда-то новости были похожи на магнитофоны, — отмечалось в Бюллетене Американского общества газетных редакторов в 1963 году. — Больше нет. Целое поколение событий научило нас лучшему — Гитлер и Геббельс, Сталин и Маккарти, автоматика, аналоговые компьютеры и ракеты.

Эти изменения не были обусловлены идеологией, настаивает Прессман, но они имели идеологические последствия. Вначале ведущие консерваторы одобрили. «Не допускать репортерских предубеждений в материал — похвально, — писал Ирвинг Кристол в 1967 году. — Не допускать его суждений в материал — значит гарантировать, что правда будет выхолощена». После того, как Times и Post опубликовали документы Пентагона, Кристол изменил свое мнение. Журналисты, жаловался он в 1972 году, теперь «вовлечены в постоянную конфронтацию с социальным и политическим строем («истеблишментом», как они говорят).К 1975 году, после Уотергейта, Кристол настаивал на том, что «большинство современных журналистов. . . являются «либералами». При этом консервативная атака на прессу началась и продолжилась, вплоть до трампизма — «провалившаяся New York Times», «CNN — фальшивые новости», пресса — «истинный враг людей» — и, в духе «революции, пожирающей своих старейшин», закрытие в декабре еженедельника Уильяма Кристола « Weekly Standard ». «Жалкий и нечестный Weekly Standard. . . разорился и вышел из бизнеса», — написал Трамп в Twitter.«Да покоится с миром!»

То, чем Маккарти и телевидение были для журналистики в 1950-х, Трамп и социальные сети будут в 20-х: лицензия на изменение правил. Золотой век Халберштама, или то, что он назвал «высшей точкой журналистики», закончился примерно в 1980 году. Анализ Абрамсона в «Торговцах правдой» начинается с нижней точки журналистики в 2007 году, через год после того, как Facebook запустил свою ленту новостей, « год все начало разваливаться».

«Торговцы правдой» вдохновлены не только «Сильные мира сего»; это смоделировано на нем.Книга Абрамсон следует структуре Хальберштама и подражает ее стилю, описывая историю нескольких общенациональных известных медиа-организаций — в ее случае BuzzFeed, Vice, Times и Washington Post — в чередующихся главах, которые движимы персонажами. зарисовки и репортажные сцены. Книга пропитана множеством сплетен и блеска, в том числе подробностями о ресторанах, завсегдатаях власти, и о том, что они носят («Сульцбергер» — издатель « Times » — «одет в костюмы от Bloomingdale’s, стильный, но не показной). делали на заказ и носили подтяжки до того, как они вышли из моды»), а также важные идеи о структурных преобразованиях, например, о том, как веб-публикации и публикации в социальных сетях «разделили» газету, чтобы читатели, которые раньше находили толстую газету на своем крыльце, могли , на своих телефонах смотрите вместо этого только одну историю.«Каждая отдельная статья теперь жила на отдельной странице, где у нее был уникальный URL-адрес, и ею можно было делиться и распространять вирусы», — отмечает Абрамсон. «Это поставило истории, а не статьи, в конкуренцию друг с другом».

Эта история — хроника упущенных возможностей, ошибок и уроков, полученных на горьком опыте. Еще в 1992 году внутренний отчет Washington Post призывал к установке «электронного продукта»: « Post должен быть в авангарде этого.Сначала Guardian открыла лабораторию новых медиа, которая многим показалась легкомысленной, пишет Расбриджер, потому что в то время «лишь 3 процента домохозяйств владели ПК и модемом», что не в отличие от того, что было в собственном офисе Guardian , где «ходили слухи, что внизу у парня по имени Пол из ИТ был Mac, подключенный к Интернету». В бизнес-плане Guardian от 1996 года сделан вывод о том, что приоритетом является печать, а редактор лондонской Times Саймон Дженкинс предсказал: «Интернет будет расхаживать по сцене час, а затем займет свое место в рядах меньших средств массовой информации. .«В 2005 году Post потеряла шанс на десятипроцентную инвестицию в Facebook, доходы от которой, как отмечает Абрамсон, позволили бы газете плавать в течение десятилетий. Генеральный директор из Washington Post Company, Дон Грэм и Марк Цукерберг обменялись рукопожатием по поводу сделки, заключив устный договор, но, когда Цукерберг улизнул, чтобы принять более выгодное предложение, Грэм из доброты к молодому парню, который только начинал, просто позвольте ему уйти. В следующем году Post проигнорировала предложение двух своих звездных политических репортеров создать дополнительный веб-сайт; они основали Politico.The Times , пишет Абрамсон, отказался от ранней возможности инвестировать в Google, и ему пришлось бросить кухонную раковину из-за своей несостоятельной бизнес-модели, включая добавление раздела «Стиль четверга», чтобы привлечь больше доходов от рекламы высокого класса. Билл Келлер, в то время редактор газеты, сказал: «Если багдадское бюро спасает роскошное порно, пусть будет так».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.