Журфак кфу: профили, проходные баллы, бюджетные места

Содержание

Журфак КФУ: переезд обернулся скандалом

С открытым письмом к ректору Казанского федерального университета обратились преподаватели факультета журналистики и социологии вуза. Возмущает их начавшийся в понедельник переезд в помещение на улице Товарищеской. Новый адрес восторгов не вызывает: от университетского городка далеко, а ездить туда придется, хотя бы в библиотеку. Но еще больше возмущает сотрудников то, как этот переезд организован: освободить здание в университетском городке факультет попросили за пять дней, причем заранее никто никого не уведомил…

 

На страничке преподавателя кафедры социологии, доктора наук Искэндэра Ясавеева в социальной сети «Вконтакте» размещен текст открытого письма к ректору КФУ Ильшату Гафурову. Под ним 119 сердечек, и их число постоянно увеличивается — таким образом за письмо «голосуют» студенты. Собирать подписи студентов преподаватели сочли неэтичным, но ребята просили добавить свои имена и фамилии в общий список, в котором фамилии профессоров, кандидатов, сотрудников без званий и степеней. А вот подписи декана — профессора Васила Гарифуллина нет. Искэндэр Ясавеев рассказывает, что декан оказался между двух огней, и подчиненные беспокоятся за его дальнейшую судьбу. «А за свою карьеру не беспокоитесь?» — интересуюсь я у него. «Промолчать — значит, потерять уважение к себе», — объясняет Ясавеев.

 

Здание в университетском городке, из которого факультет выселяют, представляет собой недавно отреставрированный западный полуциркуль комплекса университета, известный как конюшня — до революции там и правда держали лошадей. Сюда из главного здания переедут административные службы КФУ, которых, в свою очередь, вытеснит расширяющийся юрфак. Здание на Товарищеской, в которое переселяют журфак, раньше принадлежало социально-экономическому факультету ТГГПУ. Оно, признает Ясавеев, неплохое, довольно просторное, хоть и требует ремонта.

 

Но основная претензия к ректору заключается не в выборе нового местоположения журфака, а в  непрозрачном и жестком стиле руководства, противоречащем уставу университета. По нему сотрудники имеют право участвовать в принятии решений, на деле же их просто ставят перед фактом.

 

«На наш взгляд, такого рода предписания — без предварительного обсуждения, ознакомления с новым зданием, заблаговременного планирования переезда и подготовки к нему — свидетельствуют о том, что в нашем университете складывается или уже сложилась определенная организационная культура, которой свойственны авторитарность, отсутствие обратных связей, непрозрачность принятия решений и невозможность влияния на них со стороны сотрудников университета. Это противоречит традициям Казанского университета — открытости, демократичности, уважения к мнению любого члена университетского сообщества», — говорится в письме.

 

— Я почитал устав университета и обнаружил там любопытные вещи. Например, цели. В их числе — воспитание сильной, достойной уважения личности. Но о какой сильной, достойной уважения личности можно говорить?,- недоумевает Ясавеев.

 

Студенты между тем устроили свою акцию: символические похороны здания журфака. Она состоялась одновременно с публикацией открытого письма. «Это была не акция протеста, а флешмоб», — уточняет третьекурсник Динар Валиев, которого я застала на крыльце здания в университетском городке. Он рассказывает, что уже побывал в новом здании, и оно показалось ему не хуже прежнего, но выселяться из университетского городка обидно: место это для студентов статусное и культовое. Другие студенты поддерживают Валиева, но называть свои имена отказываются. 

 

Узнать позицию ректората КФУ по поводу открытого письма (оно было направлено в интернет-приемную ректора вчера в 23.00) не удалось. Как сообщили корреспонденту «ВК» в пресс-службе КФУ, ректор в отъезде. Позицию руководства отчасти прояснил декан журфака Васил Гарифуллин.Он объяснил, что вопрос о переезде — технический и, стало быть, не требует обсуждения с каждым из сотрудников. «Обсуждать можно годами, потому что у всех свои предпочтения», — сказал он. А поскольку вопрос технический, в письме «акцентировать другие моменты не стоило».  

 

Новое здание в шесть раз больше нынешнего. Минус — удаленность от главного здания, но, по словам Гарифуллина, от близости к «чиновникам» рядовые преподаватели ничего не выигрывали. Гарифуллин также подчеркнул, что письмо, составленное Искэндэром Ясавеевым, подписали несколько сотрудников факультета, а большая их часть — (всего на журфаке работают около 80 человек) поддерживая решение о переезде.

 

Яркий, открытый протест со стороны преподавателй КФУ — первый. Этой весной на пикет против переезда из 2-го здания университета («высотки») и вливания факультетов в институт языка и искусств на базе ТГГПУ вышли студенты филфака и татфака КФУ. Единственным преподавателем, открыто поддержавшим студентов, был замдекана татфака по воспитательной работе Радик Сабиров. Его, а также декана этого факультета Искандера Гилязова вскоре освободили от занимаемых должностей. Связаны ли эти события между собой, сказать сложно, но совпадение их по времени выглядит, по меньшей мере, подозрительно.

 

Журфак пакует вещи:

 

 

 

Декан журфака Васил Гарифуллин против переезда не возражает:

 

 

 

В здание на Товарищеской студенты уже въехали:

 

 

 

 

 

Журфак КФУ: расчленение

ЖУРНАЛИСТЫ ПРОЩАЮТСЯ С СОЦИОЛОГАМИ?

Слухи о том, что Институт массовых коммуникаций и социальных наук КФУ (ИМКиСН), бывший журфак, ожидают реформы, ходили давно. Сегодня они обрели под собой реальную почву: источник газеты «БИЗНЕС Online» в КФУ сообщил, что руководство вуза приняло решение упразднить институт, во всяком случае, в его нынешнем виде. Но обо всем по порядку.

По словам одного из наших источников, в январе в вузе должен стартовать процесс реформирования существующего ныне Института массовых коммуникаций и социальных наук. К социологам и политологам, которые сейчас входят в состав ИМКиСН, присоединят немногочисленную группу философов, оставшихся в подвешенном состоянии после упразднения философского факультета.

Но главная новость заключается в том, что для студентов-журналистов места в этом объединенном институте не найдется. Согласно плану реорганизации, говорит источник, кафедра журналистики, которая готовит кадры для печатных изданий, войдет в состав Института филологии. А для тех, кто пришел в ИМКиСН изучать телевидение, уже создана кафедра телевизионного производства, и создается Высшая школа телевидения, которая, возможно, будет формироваться на площадке нынешнего амбициозного проекта КФУ – университетского телевидения «Универ-ТВ». Образованием телевизионщиков займется известный политолог, ведущий аналитической программы «Что делать?» на канале «Культура», а в прошлом главный редактор «Независимой газеты»

Виталий Третьяков. С 2008 года он является деканом Высшей школы телевидения МГУ. В КФУ, как предполагается, откроется филиал этого образовательного учреждения. По словам нашего источника, знакомого с разрабатываемыми реформами, отныне телевизионщики будут овладевать, в первую очередь, техническими навыками медиа: монтаж, навыки оператора и прочее.
А журналисты общей практики, так называемые печатники, в Институте филологии сосредоточатся в основном на стилистике и языке.

Образованием студентов-телевизионщиков займется известный политолог Виталий Третьяков

По словам нашего источника, предполагается, что все бюджетные места при реализации этой реформы отдадут высшей школе Третьякова, а на отделение журналистики в Институт филологии можно будет поступить только на коммерческой основе. По словам источника, в рядах преподавателей ходит вполне обоснованное опасение, что перевод отделения журналистики исключительно на платную основу снизит набор студентов до минимума, а это неизбежно повлечет за собой сокращение кадрового состава.

Именно такая информация сейчас муссируется на факультете, которая перемешивается с острыми мнениями о том, что теперь студентов будут учить «бездумно нажимать на кнопки», а на отделении журналистики в Институте филологии будут учить стилистически правильно формулировать предложения и конструировать текст.

А умение анализировать происходящие процессы, всю практику рефлексии, которую предоставляли социальные науки, новое поколение будущих журналистов упустит.

Отметим, эти слухи о реорганизации ИМКиСН начали активно муссироваться спустя месяц после очередного приезда ректора Ильшата Гафурова в институт. Как известно, в сентябре ему презентовали там так называемую «дорожную карту» – план развития на ближайшие несколько лет. Как стало известно «БИЗНЕС Online», ректор назвал этот документ «неамбициозным».

Напомним также, что изначально отделение журналистики и существовало в лоне филологического факультета, выделившись в самостоятельный факультет в начале 90-х. И теперь, похоже, все возвращается на круги своя.

Наиль Мухарямов: «Официально, публичных разговоров на эту тему еще не было. Это одна из идей, ее нужно обсуждать по существу»

ЭТО ДОМЫСЛЫ ИНСТИТУТА

С вопросом – что тут правда, а что нет – газета «БИЗНЕС Online» обратилась к руководству вуза. Директор ИМКиСН Наиль Мухарямов в разговоре с корреспондентом «БИЗНЕС Online» кратко пояснил, что это «один из возможных вариантов развития событий». «Я не могу компетентно комментировать эту ситуацию, потому что я пока не принимал участие в обсуждении. Официально, публичных разговоров на эту тему еще не было. Это одна из идей, ее нужно обсуждать по существу», – заявил Мухарямов.

Проректор по образовательной деятельности КФУ

Рияз Минзарипов находится в командировке, поэтому в самом вузе прокомментировать происходящее смогла Ольга Тимофеева – начальник учебно-методического управления. Она заявила, что эта информация – плод «воспаленного ума некоторых сотрудников института».

«Этот вопрос обсуждается исключительно в Институте массовых коммуникаций, в руководстве такие темы не обсуждаются. По крайней мере, на моем уровне это еще не обсуждается. Это исключительно домыслы самого института. Это муссируется только внутри коллектива, который вместо того чтобы работать, обсуждает вот это», – объяснила Тимофеева.

Несколько разъяснил ситуацию Юрий Алаев – руководитель общественно-информационного центра КФУ.

«Начнем с того, что официальных решений по названным вопросам на сей день нет. На последнем по счету ректорате было одобрено решение о создании на базе ИМК и СО Высшей школы телевидения, ориентированной прежде всего на обучение практическим навыкам и на их развитие. При этом не факт, что в связи с таким решением из состава института будет выделена соответствующая кафедра; не исключено, что она останется в том или ином виде и будет разрабатывать вопросы теории ТV.

Точно также крайне преждевременно говорить о том, что «печатная журналистика», как вы выразились, станет отделением ИФИ. Хотя журналисты со стажем помнят, конечно, что в 70-е годы прошлого века весь журфак КГУ был отделением истфилфака, и ничего, готовил вполне себе приличных журналистов.

По поводу Института философии и социальных наук могу высказаться в частном порядке: в этом была бы определенная логика.

Вообще, если продолжать в русле личных оценок и мнений, я считаю, что в России принципиально неправильно поставлена подготовка журналистов: пять лет учить ремеслу, при этом не давая молодым людям никаких познаний в тех сферах, в которые они вынуждены будут окунуться, придя в редакции СМИ – это значит попусту тратить время.

Во многих странах Европы собственно обучение журналистике занимает год-два, к этому приходят люди, уже имеющие дипломы бакалавров или магистров по какой-то специальности в гуманитарной или естественно-научной сфере, не суть. Таким образом, экономисту или финансисту, или историку, или искусствоведу и так далее не надо в редакции вдалбливать азы, если он попадет в отдел экономики, промышленности или культуры, он готов говорить на профессиональном языке, а 1 — 2-летняя подготовка по технике СМИ снимает необходимость учить человека писать информации и репортажи.

Я не могу сказать, что доволен или недоволен нынешними выпускниками Института массовых коммуникаций, потому что я с ними не сталкивался в практической работе. Но я много сталкивался с прежними выпускниками журфаков, и по ответу на предыдущий вопрос понятно, чего мне в них не хватало. Переучивать приходилось по существу. Хотя были такие самородки, как Шамиль Идиатуллин, например, или Артем Карапетян, которые писали как дышали, и единственное, что с ними нужно было делать в редакции, – это ориентировать в пространстве, чтобы не улетали.

Я не думаю, что журналисты обязаны знать «основы социологии», и я не вижу в нашем ИМК и СО людей (пусть меня извинят), которые способны были бы готовить «универсальных солдат», то есть неких мультимодальных журналистов, способных и снимать, и писать, и говорить, и монтировать, а также заниматься CEO-оптимизацией и писать коды. Дай Бог, чтобы «традиционных» журналистов готовили как следует.

Нужен как Институт (или Высшая школа) масс-медиа, оснащенный оборудованием не хуже, чем нынешний телецентр КФУ, и обеспеченный преподавателями, которые сами прошли через бучу СМИ и чего-то добились, а не только теоретиками жанра».

Протестные настроения на бывшем журфаке начались два года назад, когда журналистов попросили переехать из здания в университетском городке на улицу Товарищеская

БОЛЬНАЯ МОЗОЛЬ ДЛЯ РЕКТОРА

Стоит сказать и о том, что Институт массовых коммуникаций и социальных наук в последнее время доставлял ряд проблем руководству КФУ. Протестные настроения на бывшем журфаке начались два года назад, когда журналистов попросили переехать из здания в университетском городке на улицу Товарищеская. Тогда студенты провели массовую акцию протеста и прошли с траурными венками, символизирующими скорбь об утраченном здании, по улице Кремлевская. На эти волнения студенчества пришлось откликнуться самому ректору Гафурову, который 10 февраля 2012 года заявил на заседании ректората буквально следующее: «О закрытии факультета речи не идет и об отставке декана тоже. Мы хотим нарастить внутреннее содержание обучения на факультете.

Переезд факультета в отдельное здание, несмотря на пересуды в прессе, будет способствовать дальнейшему процветанию подразделения».

Но череда скандалов с переездом не закончилась. Спустя несколько дней после заверения, что журфак не закроют, ректор приехал в новое здание факультета, чтобы заслушать презентацию о развитии подразделения. Ее подготовил бывший декан журфака Васил Гарифуллин. Выслушав доклад, Гафуров решил поговорить с преподавательским составом без обиняков.

«К презентации, конечно, нет вопросов, но я сразу скажу о том, что мне не понравилось, – сказал Гафуров, выслушав декана. – Те критические замечания в мой адрес, которые были озвучены (

по всей видимости, речь идет о скандале с переездом журфака осенью прошлого годаавт.), приводят к тому, что мы не с лучшей стороны позиционируем университет, а нам с вами еще за абитуриентов бороться. Поэтому я бы хотел ответить на ряд наболевших вопросов. Во-первых, почему мы не обсуждали ваш переезд сюда? Многие вот меня обвиняют в том, что я не пришел, ничего не объяснил. А я и не должен был приходить – ни в одном регламенте это не прописано. Если есть проблема, ее нужно озвучить. Я каждый день с 8 утра до 10 вечера нахожусь на работе, но ни один человек не изъявил желания прийти. Зато сделали гневный посыл через СМИ. Меня потом постоянно спрашивали: как я к этому отношусь? Да нормально я к этому отношусь. Если тебе в лицо каждый день плюют, рано или поздно ты сам плюнешь. Вот не надо доводить до такой ситуации».

Бывшему декану журфака Василу Гарифуллину не простили критических замечаний

«ЖУРФАК САМЫЙ КАПРИЗНЫЙ. НО НАДО ЛЮБИТЬ ЕГО ТАКИМ»

Но громкие истории на этом не закончились. В октябре журфак захлопнул двери перед публицистом Дмитрием Быковым, который в последние годы был замечен в оппозиционном движении и должен был выступить на факультете с публичной лекцией.

На фоне переименования журфака в Институт массовых коммуникаций и социальных наук осенью прошлого года и выдвижения Гафурова на пост депутата Госсовета от Апастовского района, произошел ряд публичных выпадов в его сторону преподавателя кафедры социологии Искандера Ясавеева. Последний сразу же после открытого письма на имя прокурора России Юрия Чайки вынужден был покинуть пост заместителя декана. Разумеется, и этот конфликт нашел отклик у студентов, которые немедля опубликовали петицию с просьбой оставить их преподавателя в покое – она набрала в сети более двух сотен подписей.

Противостояние Ясавеева с руководством вуза продолжилось и после того, как Институт массовых коммуникаций и социальных наук возглавил директор Мухарямов, сменив Гарифуллина, который ушел на кафедру татарской журналистики. Заместитель председателя Госсовета Татарстана и по совместительству председатель союза журналистов РТ Римма Ратникова, выступая 25 октября прошлого года на юбилее факультета, заявила ректору: «У вас много факультетов. Журфак, конечно, самый капризный. Но его нужно любить таким, какой он есть».

Газета «БИЗНЕС Online» будет следить за развитием событий и готова предоставить слово руководству вуза.

Преподаватель кафедры социологии Искандер Ясавеев вынужден был покинуть пост замдекана

СЕГОДНЯ ЖУРНАЛИСТИКА – ЭТО НЕ УМЕНИЕ ПИСАТЬ, А УМЕНИЕ ДОБЫВАТЬ ИНФОРМАЦИЮ

Эксперты, опрошенные газетой «БИЗНЕС Online», разделились во мнении относительно дальнейшей судьбы журфака.

Геннадий Наумов – главный редактор газеты «Аргументы недели. Татарстан»:

— Занимаясь всю жизнь журналистикой, я журфак не заканчивал. Аграновский и Борис Бронштейн тоже не учились на журналистов, первый – юрист, второй окончил химфак. Бронштейн всегда говорил, что состоялся как журналист лишь благодаря тому, что не учился на журфаке. Нигде не учат писать, а наш журфак был откровенно слабым в мое время, в конце 90-х. Я не могу ничего сказать о его новейшей истории – об Институте массовых коммуникаций, но у меня, например, выпускники журфака не работают.

Если расформирование приведет к тому, что студентов начнут обучать конкретной профессии, узкой специализации, то это правильное решение. Если же по-прежнему им будут читать одну лишь историю журналистики, увеличив число преподавателей, то, конечно, это все не имеет смысла. Ведь на сегодняшний день журналистика – это не умение писать, а умение добыть информацию и, так сказать, «творчески ее оплодотворить». Сегодня тренинги и семинары дают больший эффект, чем теория.

ПОТЕРЯЕМ ОГРОМНОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО НАШЕГО УНИВЕРСИТЕТА

Зульфия Султанова – главный редактор газеты «Челнинские Известия»:

— Первая реакция на информацию о расформировании: руководство КГУ таким образом решило окончательно расправиться с факультетом, который неоднократно устраивал демарши. Хотя причина, полагаю, глубже.
Увы, журналистика в России, как отрасль, в кризисе, и лучше всего этот кризис отражает прошлогодний скандал, когда на встрече со студентами и преподавателями факультета журналистики МГУ заместитель министра связи РФ Алексей Волин назвал журналистику бизнесом, не имеющим никакой миссии, и заявил, что студентов следует учить тому, что по окончании учебы они «пойдут работать на дядю, и дядя будет говорить им, что писать и как писать, а что не писать о тех или иных вещах, и дядя имеет на это право, потому что он им платит». По сути, чиновник таким образом обозначил сегодняшний госзаказ на профессию. В такой ситуации неизбежен и кризис в системе подготовки журналистов. За последние годы я, увы, не увидела ни у себя в редакции, ни в других редакциях Челнов ярких, талантливых выпускников института массовых коммуникаций, за редким исключением. Конкурс огромный, журналистов выпускают массово, а на работу брать некого.

Что касается возможного разделения института, особенно телевизионщиков и газетчиков, полагаю, это в корне неправильно. Есть профессия журналиста, это основа, и неважно, где потом выпускник работает: на телевидении, в бумажной газете, в интернете, это уже специализация. Такое разделение лишь подчеркивает, что сегодняшний госзаказ направлен на подготовку работников, которым важно знать технические тонкости и быть в тренде, а не иметь собственное мнение и уметь мыслить.

Разделение на телевизионную и печатную журналистику лишь усугубит проблему мотивации абитуриентов, особенно тех, кто выбирает телевидение. Уже сегодня большинство идет в профессию, чтобы «быть в телевизоре». Впрочем, это обусловлено опять же госзаказом. Когда вы смотрите телевидение в любой другой европейской стране, там нет такой жуткой дискриминации по возрасту, там «в телевизоре» люди разных возрастов и внешних данных. У нас же сплошь молодые и красивые. При таком разделении в очередь на телевизионную журналистику выстроятся в ряд сплошь модели. Впрочем, может, тогда в печатной журналистике дела пойдут чуть лучше?

Искандер Ясавеев – преподаватель Института массовых коммуникаций и социологии КФУ:

— Безусловно, это первые предпосылки к тому, что институт прекращает свое существование. Более того, если кафедру журналистики включат в институт филологии, сам журфак прекратит свое существование. Таким образом, вся история факультета журналистики, как отдельного образования, канет в лету.

Социологи никогда не образовывали отдельный институт, они всегда были в составе других факультетов: сперва исторический факультет, затем факультет журналистики, социологии и психологии, потом факультет журналистики и социологии. Поэтому для них такое решение не будет серьезной потерей, а вот для журналистов станет настоящей катастрофой.

Совершенно очевиден факт, что интеграция журналистики и социологии в рамках одного института очень взаимовыгодное сотрудничество. Это уникальное сочетание, которого в России, насколько я знаю, не было, огромное преимущество нашего университета. Будет очень жаль, если данное расформирование все же произойдет.

Мне же интересно, смогут ли сотрудники университета как-то повлиять на это решение, будет ли учитываться их мнение? Или это станет очередным решением, навязанным сверху, которому мы вынуждены будем подчиняться, как было в случае с переездом.

Считаю, что ректору нужно решать этот вопрос непосредственно с трудовым коллективом, с объяснением всей логики решения о реорганизации, объяснением того, какую проблему руководство призвано разрешить, принимая такие положения.

Владимир Сыченков приглашенный тренер национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (Москва), экс-руководитель специализации «Кибержурналистика» Казанского федерального университета:

— В таком разделении просматривается определенная логика: печатники углубленно изучают литературный язык, телевизионщики ориентируются на качественную московскую журналистику, социологи делают выводы и философски относятся к жизни.

Насколько я недоволен выпускниками? Ими недовольны работодатели, это важнее частного недовольства. Летом в качестве шутки я предлагал обучить «российской вузовской журналистике» за один тренинг, вместо пяти лет теории пять практических часов. Понимаете, обидно, что мир перешел на мультимедийность, на интеграцию различных коммуникационных сфер, и лидирует в этой сфере в России сегодня не журфак МГУ, а факультет медиакоммуникации Высшей школы экономики. Поэтому считаю, что и выпускники печатной журналистики и Высшей школы телевидения КФУ изначально проектируются на проигрыш в конкуренции на рынке труда.

Чтобы корректно выстроить медиаобразование, не надо выдумывать велосипед. Возьмите за основу результат, например, подход к работе «БИЗНЕС Online». Это хороший пример в стране по сочетанию текста и видео. Посмотрите, как работают в «Татар-информ» выходцы с телевизионного сегмента республики. К чему стремится с круглосуточным вещанием в интернет ТРК «Эфир»? Вот для кого нужно выпускать кадры. И это, заметьте, минимальный уровень требований к современным специалистам с точки зрения мировой практики.

Нужен ли институт массовых коммуникаций и социальных наук как отдельная единица? Рынку не нужен. Рынку не нужна печатная журналистика. Рынку не нужны узкие телевизионщики. Рынок требует мультимедийных профессионалов и медиапроектных менеджеров. И я рад, что, когда на журфаке КГУ мы первыми в России выпустили кибержурналистов, они оказались востребованы и работают по специальности в ведущих компаниях в Москве и за рубежом.

Ильшат Аминов генеральный директор телерадиокомпании «Новый Век» (ТНВ):

— Глубоко сожалею, если факультет действительно будет расформирован. Я сам окончил этот факультет, для меня эта новость как гром среди ясного неба.

Антон Райхштат заместитель директора музея-заповедника «Казанский Кремль» по развитию выставочной деятельности:

— У меня возникает вопрос: зачем это? Если есть какие-то обоснования, если люди, которые задумали это, смогут объяснить, для чего это делается, мне бы хотелось услышать эти объяснения. Чтобы просто разделить сформировавшийся коллектив – это одно, для того, чтобы оптимизировать, отправить по направлениям, – другое. Мне, как сотруднику института массовых коммуникаций, кажется странным, что этот институт просуществовал всего год. Движение есть, эффективности нет. После того как образовали этот институт массовых коммуникаций, я никаких изменений не почувствовал, по крайней мере, в положительную сторону.

В принципе, идея Института массовых коммуникаций и социальных наук правильная, но пока этот институт в этом виде не показал ничего.

В современном мире масс-медиа напрямую связана с социологией. Социология масс-медиа и практика масс-медиа достаточно близки. Лично мне социологическое образование в журналистской работе помогало. Поэтому, вполне возможно, что эти две близкие по духу дисциплины могли бы быть еще теснее. Думаю, было бы лучше, если бы социологи учились вместе с журналистами.

Честно скажу, то, как готовили журналистов на журфаке, вызывает очень большие вопросы. Особенно вопросы возникали, когда журналисты пытались применять свои знания на практике на телевидении. Если журналистов для печатных СМИ готовили более-менее, то стойкая неприязнь журфака к телевидению была видна. Недавно мне один из выпускников передал: ему на первом курсе сказали, что на телевидение идут работать одни дураки. Очень часто выпускников, которые приходили на телевидение с других факультетов, было проще научить азам телевидения, чем изгнать из голов выпускников журфака застывшие со времен братьев Люмьер стереотипы.

Не могу сказать, что на практике телевизионщики довольны качеством подготовки журналистов в сфере телевидения. Думаю, что такая же история в интернет-изданиях.

Школа журналистики и массовых коммуникаций Уильяма Аллена Уайта

Превращение сегодняшних студентов в завтрашних лидеров, творцов, мыслителей и проводников перемен

Благодаря экспериментальному обучению наши выпускники образованы, этичны
и просвещенные коммуникаторы, формирующие будущее медиаиндустрии

Изучите нашу учебную программу

Варианты вашей степени

Мы предлагаем полный спектр степеней, от бакалавриата до магистра и доктора наук, с сертификатами, несовершеннолетними, онлайн и программами для работающих специалистов.

Бакалавриат

Выберите направление в мультимедийной журналистике, цифровых маркетинговых коммуникациях, медиаискусстве и производстве или специализируйтесь на спортивных СМИ

Подать заявку в J-School сейчас

Узнать больше

магистра

Варианты для выпускников включают MSJ, онлайн-стратегию цифрового контента или интегрированные маркетинговые коммуникации для работающих специалистов

Ознакомьтесь с нашими вариантами получения степени магистра

Узнать больше

Докторантура

Наши выпускники проводят важные исследования, которые исследуют и объясняют проблемы медиаиндустрии по всему миру

Начните свой путь к докторской степени.

Узнать больше

Пролистните, чтобы увидеть больше

Если вы не можете лично посетить Stauffer-Flint Hall, позвольте нам показать вам его виртуально! Присоединяйтесь к нам в этом видеотуре, созданном нашими учениками J-School.

Выберите свою степень бакалавра

Приспособьте свою степень к одной или нескольким областям «концентрации», чтобы специализироваться. И узнайте больше о нашей опции Media Arts & Production, начиная с осени 2022 года!

Концентрация мультимедийной журналистики Концентрация мультимедийной журналистики

Концентрация цифровых маркетинговых коммуникаций Концентрация цифровых маркетинговых коммуникаций

Концентрация медиаискусства и производства Концентрация медиаискусства и производства

Запланируйте посещение, чтобы ознакомиться с недавней реконструкцией нашего исторического здания на бульваре Джейхок стоимостью 5 миллионов долларов и познакомиться с нашими замечательными преподавателями, сотрудниками и студентами. Вы также можете назначить личную встречу или встречу в Zoom с одним из наших рекрутеров. Пишите по адресу jmcrecruitment@ku.edu или звоните по телефону 785-864-7620.

ЗАПИСАТЬСЯ НА ПОСЕЩЕНИЕ